САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ФКУ СИЗО №4 п.Винзили (СИЗО-4 Винзили)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

СИЗО-4 Винзили
Федеральное казённое учреждение «Следственный изолятор №4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний»
   
Руководитель: начальник СИЗО-4 Винзили – подполковник внутренней службы  Иван Викторович Зарубин
 
Место нахождения СИЗО-4 Винзили — ул. Вокзальная, 3, п.Винзили, Тюменский район, Тюменская область, РФ, 625530

В Полиции, КАЗ, ИВС, СИЗО, ИК, КП, УИИ Тюменская область. Бесплатная консультация юриста, адвоката по уголовному делу, аресту, мере пресечения, обжалованию приговора, УДО.


Контактные телефоны СИЗО-4 Винзили: 8-(3452)-58-29-38 - дежурная часть

Подпись автора

Все о ФСИН России: ИВС, СИЗО, ШИЗО, карцер, СУС, СУОН, ПКТ, ЕПКТ, ИК, ОИК, ФКУ, ЛИУ, КП, тюрьмы, колонии, поселки, воспитательные колонии, тюремные больницы, надзирающие прокуратуры, УФСИН, ГУФСИН, УДО, режим содержания

0

2

Историческая справка  СИЗО-4 Винзили

Федеральное бюджетное учреждение ИЗ-72/4 УФСИН России по Тюменской области учреждено Приказом №71 Министерства юстиции Российской Федерации от 01 июня 2004 года.

Следственный изолятор №4 находится на режимной территории Тюменской воспитательной колонии. 

ФБУ ИЗ-72/4 построено на базе помещений реорганизованной медицинско-санитарной части лечебно-трудового профилактория 3 СИД и СР УВД Тюменской области МВД СССР для содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и следственно-арестованных.   

Современность 

Федеральное казённое учреждение «Следственный изолятор №4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Тюменской области» является учреждением уголовно-исполнительной системы, предназначенным для содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также для выполнения функций исправительных учреждений в отношении осуждённых в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по Тюменской области расположено в п.Винзили Тюменской области.

В ФКУ СИЗО-4 есть молельный уголок РПЦ. В учреждении функционирует внутреннее кабельное телевидение, работает библиотека.
Лимит наполнения – 258 человека.

Подпись автора

Все о ФСИН России: ИВС, СИЗО, ШИЗО, карцер, СУС, СУОН, ПКТ, ЕПКТ, ИК, ОИК, ФКУ, ЛИУ, КП, тюрьмы, колонии, поселки, воспитательные колонии, тюремные больницы, надзирающие прокуратуры, УФСИН, ГУФСИН, УДО, режим содержания

0

3

СИЗО-4 Винзили
В тюменский изолятор приехал стоматолог после прокурорской проверки
22 февраля 2018
Прокуратура Тюменской области

Более 20 заключенных женского следственного изолятора обратились с жалобами к заместителю прокурора Тюменской области Александру Шорину во время проверки учреждения.

Как сообщает пресс-служба прокуратуры Тюменской области, вопросы касались медико-санитарного обеспечения, порядка обжалования судебных актов, передачи юридической литературы, возможности объявления амнистии. На все вопросы были даны подробные разъяснения.

По жалобам на несвоевременное оказание стоматологической помощи в женском следственном изоляторе прокуратура организовала проверку с привлечением МСЧ-72 ФСИН России. В следственный изолятор прибыл стоматолог, который оказывает необходимую помощь.

Также в проверке приняли участие представители общественной наблюдательной комиссии Елена Морозова и Игорь Овчинников. Они проверили условия содержания лиц, содержащихся под стражей в женском следственном изоляторе № 4, и несовершеннолетних осужденных, отбывающих наказание в Тюменской воспитательной колонии. Особое внимание было уделено материально-бытовому и медико-санитарному обеспечению подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

В следственном изоляторе находится более 100 женщин, из которых около 70% обвиняются в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, 20% - в преступлениях против собственности, около 10% - в криминальных деяниях против жизни и здоровья личности.

В воспитательной колонии содержится 83 несовершеннолетних, из них 80 - за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, три лица, ранее неоднократно судимых к наказаниям, не связанным с лишением свободы, и вновь преступившим закон.

изолятор , проверка , прокуратура

0

4

СИЗО-4 Винизили Тюменская область Тюменский район
В колониях Тюменской области продолжается празднование Пасхальной недели

В ИК прошли праздничные концерты, творческие конкурсы, в гости к осужденным приезжали представители РПЦ Новости Тюмени и Тюменской области – 15.04.2018 В исправительных учреждениях Тюменской области состоялись мероприятия в рамках Пасхальной недели. Об этом  сообщили в пресс-службе областного Управления ФСИН.

«Женский следственный изолятор №4 (п. Винзили Тюменский район) посетили настоятель Свято-Ильинского храма (с. Богандинское) иерей Олег и семинаристы Тобольской духовной семинарии. Под пасхальные песнопения семинаристы обошли все камеры СИЗО-4 и поздравили с праздником подозреваемых, обвиняемых и осужденных», — говорится в официальном сообщении ведомства.

Кроме этого, Иерей Олег, окормляющий следственный изолятор, рассказал женщинам, отбывающим наказание в учреждении о значении и смысле Светлого праздника Пасхи.

Добавим, что кроме праздничных концертов и посещения исправительных учреждений представителями Русской Православной Церкви, организованы творческие конкурсы «Пасхальные традиции».

0

5

Уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области Андрей Степанов посетил осужденную с ребенком в СИЗО-4
28 ноября 2018

Уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области посетил осужденную и ее ребенка в СИЗО-4 УФСИН России по Тюменской области (п.Винзили).

В сопровождении начальника учреждения Евгенией Постниковой и начальника ФКУЗ МСЧ-72 ФСИН России Лидией Давыдовой, детский омбудсмен посетил камеру и ознакомился с материально-бытовым обеспечением осужденной и ее четырехмесячной дочери.

Осужденная находится в камере для содержания женщин с грудными детьми, которая оборудована всем необходимым для ухода за ребенком. В отличие от обычных камер здесь имеется детская кроватка, душевая кабина, детская ванна, холодильник, зона для приготовления детского питания. Есть и коляска для прогулок на свежем воздухе.

Осужденная в полной мере обеспечена гигиеническими средствами для ухода за ребенком: пеленками, подгузниками, средствами для купания. Ребенок состоит на учете городской поликлиники №19, проведены все необходимые анализы и прививки, проведены осмотры узких специалистов. Также регулярно проводятся осмотры врачом педиатром филиала медицинской части МСЧ-72 ФСИН России.

Мать после рождения ребенка была приговорена к наказанию, связанному с лишением свободы. В ближайшее время ее вместе с ребенком этапируют в исправительное учреждение. Документы для ребенка и матери подготовлены сотрудниками учреждения в полной мере: медицинский полис, свидетельство о рождении и т.д.

Андрей Степанов побеседовал с осужденной, разъяснил ее права, ответил на интересующие вопросы.

0

6

Тюменская активистка рассказала о пяти месяцах жизни под домашним арестом
12 декабря 2018
"Наш город"

Татьяна Николаевна, мама арестованной гражданской активистки Юлии Баталовой за применение насилия в отношении двоих полицейских начальников отдела полиции №5, рассказала «Нашему городу», как живётся ее дочери под домашним арестом.

Летом этого года Юля ровно месяц провела в СИЗО. Потом ее перевели под домашний арест. В совокупности, она уже пять месяцев находится под арестом. До 14 февраля 2019 года Юля продолжит сидеть дома с браслетом на ноге.

Когда Юля вышла из СИЗО, рассказывала, что люди сидят там под следствием по полгода и более, и время пролетает очень быстро, хотя и монотонно.

СИЗО – это то, место, где думаешь о том, что у тебя отняли всю твою жизнь, все твои планы на будущее, все незавершённые дела – всё идёт прахом, ты находишься в полной изоляции и даже не знаешь, что происходит с твоими близкими.

В СИЗО Юлю поместили по устным показаниям потерпевшего начальника ОП№5 Симонова. Основания для помещения в СИЗО – «отсутствие социальных связей» у Юли, так и записано в решении суда.

Я пожилой человек, ветеран труда, свою жизнь я посвятила воспитанию детей в детском саду, муж тоже ветеран труда, на тяжёлом производстве, всю жизнь мы честно работали и платили налоги, и получается, что для государства нас, как людей, просто не существует, в приговоре суда «Именем Российской Федерации» так и записано.

В ФКУ СИЗО-4 содержится порядка ста женщин по самым тяжким преступлениям со всей Тюменской области, включая ХМАО и ЯНАО. По статьям за убийство, сбыт наркотиков в крупных и особо крупных размерах. И тут моя дочь, которая один раз не явилась по повестке следователя, потому что была записана на этот день и время на приём у заместителя председателя СК России Лазутова И.В. и даже в розыске оперативном не числилась.

Уже дома Юля рассказывала, что в СИЗО над ней смеялись сокамерницы. Они спрашивали, есть ли телесные повреждения у пострадавших полицейских начальников. Юля отвечала, что есть. Замирала. И говорила – царапина у одного, а ведь мог бы быть синяк!

Под домашний арест Юлю перевели 23 августа 2018 года. Это гораздо более мягкая мера процессуального принуждения, но ощущения всё те же, что жизнь проходит мимо, от вывозки на суд и обратно.

Сотрудники ФСИН, призванные контролировать Юлю, привезли домой государственный телефон для связи и настроили его на контуры квартиры, а на ногу надели электронный браслет.

Юля попросила меня скачать и привезти ей фильм «Тайная жизнь домашних животных». Первые три месяца ей было запрещено покидать квартиру, запрещено пользоваться интернетом и мобильной связью, запрещена переписка, запрещено общение со свидетелями, то есть условия полной изоляции от общества. Разрешено общение с близкими людьми.

Одно нарушение – и человеку изменяют меру пресечения на самую строгую, то есть обратно в камеру. После СИЗО люди боятся даже намочить электронный браслет и доходит до того, что принимают душ и ванную, обмотав браслет полиэтиленовым пакетом.

Нам объяснили, что ограничений для гигиенических процедур вовсе нет. Также за порчу государственного имущества взыскиваются немалые деньги – если человек будет разрезать браслет в попытках освободиться от оков, ломать телефон и прочее.

Наверное, первое, что делают многие люди, освободившиеся из СИЗО – отмываются от тюрьмы. На Юлю надели браслет, она пошла в душ, и на всю квартиру запищал телефонный аппарат, она в панике выбежала и нажала на нём кнопку «SOS» на всякий случай, будучи в шампуне, мыле и пене одновременно.

Юля рассказывала, что в СИЗО была женщина, которую перевели под домашний арест, она жила в своём доме в Тюменской области, но то ли телефон не был настроен, то ли она сама нарушила, она прошла в дальний угол, эта штука запищала, её перевели обратно в СИЗО.

Очень быстро прибыл инспектор к нам, они как-то видят, что пределы квартиры арестант не покидал, перенастроил телефон и больше таких внештатных ситуаций не возникало.

На домашнем аресте возникают ситуации, которые не представляют сложности в обычной жизни. Например, ты не можешь выбросить мусор, только другие домочадцы. Однажды Юля осталась дома одна, сработали предохранители в щитке и выключился весь свет, решить эту проблему просто поднятием выключателей вверх. А она не может выйти за порог.

Юля до сих пор говорит, что выбросить мусор и дойти до баков – уже удовольствие и свобода.

Три первых месяца Юле было запрещено вообще выходить из дома, кроме поездок в суд, которые осуществляет ФСИН. Исключение - госпитализация в больницу. Один раз она вышла из дома, чтобы вырвать зуб, предварительно спросив об этом разрешения у инспектора, через 3 часа мы предоставили в инспекцию все справки, включая рентген.

Дочь рассказала, что напугала стоматологов-хирургов рассказом о том, что в СИЗО вообще рвут зубы без рентгена, за неимением данного аппарата (сейчас уже закуплен и установлен).

Гипотетически, государство не ограничивает человека в праве обращения за помощью, на практике же каждый приём у врача, каждый анализ нужно заверять у главного врача, затем обращаться в Инспекцию, затем сотрудники ФСИН обращаются за разрешением суда, затем только человек идёт в больницу. И так каждый раз. А я пожилой человек, мне физически просто тяжело полдня так проводить, собирая разрешения. Сейчас уже Юля вправе обращаться за мед. помощью в любое время без разрешения суда, но каждый раз документально отчитывается об этом перед надзором.

Также теперь ей разрешены прогулки по часу в день утром и вечером в пределах района проживания. Нельзя выйти раньше установленного судом времени, нельзя зайти и минутой позже.

Человека на домашнем аресте легко определить по тому, как судорожно он влетает в магазин и вылетает из него обратно, потому как пока до него дойдёшь, пока обратно, время уже заканчивается.

Как правило, назначают по 2 часа времени совокупно, так больше возможностей успеть что-то сделать, например, уже получится зайти в парикмахерскую. За час Юля не может этого сделать. Сидя в СИЗО на голодовке, она составляла список продуктов, которые хочет купить или приготовить. Когда разрешили часовые прогулки, она умудрилась собрать с консультантом набор суши, оплатить его наличными без сдачи ровно за 4 минуты!

Как правило, подсудимым на изменении меры пресечения суд разрешает прогулки, подследственным их нужно ещё добиться, поскольку следователь против, и всё, например, с сахарным диабетом человек может просидеть полгода на домашнем аресте, вообще никуда не выходя.

Государство, вот так упаковывая людей, совершенно не учитывает социальные и экономические последствия изоляции человека от общества. Это всегда потеря работы. Всегда экономическая зависимость от членов семьи.

Сейчас у моей дочери просто-напросто нет возможности работать, и мы живём на небольшую пенсию, практически на всем экономя. Изоляция в тюрьму – экстремальная ситуация для всех членов семьи, абсолютно никто не заморачивается над тем, а перенесёт ли пожилой человек такое известие, впрочем, по данной статье несколько лет назад судили 70-летнего дедушку за царапину полицейскому, которого не пускали в СК подать заявление. У дедушки в итоге случился инсульт. Суд первой инстанции оправдал пожилого тюменца.

В расследовании уголовного дела Юли уже поучаствовало большое количество надзирающих прокуроров, сотрудников полиции, Следственный Комитет, несколько судей, несколько адвокатов, разные подразделения МВД – конвой МВД, ИВС, разные подразделения ФСИН, разные судьи. Исписано большое количество бумаги. На вывозку, транспорт, доставку из СИЗО-4 п. Винзили, содержание там, доставку на суд здесь уже ушло большое количество бюджетных денег. И все ради расследования уголовного дела Юли!

На очной ставке следователь и потерпевшие полицейские начальники смеялись над тем, сколько уже нам пришлось потратить денег на адвокатов, Юля даже написала заявление в Тюменскую областную прокуратуру, которое ушло руководителю следователя Синицина. Надеемся на возбуждение уголовного дела и принятием Сулеймановым Д.Д. законного решения.

ОБНОВЛЕНИЕ: 14 декабря в 9:00 состоится очередное слушание по делу Юли Баталовой, там будут давать показания свидетели обвинения - полицейские 5 отдела. Вход на слушание свободный для всех желающих.

0

7

Топорное дело. В Тюмени 74-летняя пенсионерка два месяца находится в СИЗО по делу об угрозах следователю
29 октября 2018
Максим Литаврин
Следователь Сергей Колесников
72.ru

Жалобы в администрацию, обыски, уголовное дело об угрозах зарубить сотрудника СК топором и следователь, который, возможно, советует не ходить в суд, чтобы дело закрылось само собой — Максим Литаврин рассказывает, почему пожилая активистка из Тюмени уже больше двух месяцев находится в СИЗО, где жалуется на серьезные проблемы со здоровьем.

Уголовное дело, из-за которого пенсионерка Нина Трапш оказалсь в СИЗО, связано с обыском, который проходил у нее дома утром 4 июля 2017 года, рассказывает ее сын Владимир Трапш. Тогда Следственный комитет расследовал другое уголовное дело об угрозе применения насилия к представителю власти (часть 1 статьи 318 УК), потерпевшим по которому был замглавы администрации Тюмени Максим Афанасьев.

«Афанасьеву померещилось, что ему кто-то угрожал. Якобы ему приходили какие-то письма, на всех конвертах обратный адрес несуществующий, и на одном — наш адрес. К нам пришли с обыском, унесли МФУ (многофункциональное устройство, включающее в себя принтер — МЗ), в котором не было картриджей. Экспертиза пришла к выводу, что листы с угрозами печатались не на нем, и дело закрыли в связи с невозможностью установить подозреваемого», — вспоминает Трапш. Он называет это дело сфабрикованным и предполагает, что чиновник мог написать эти письма сам, а к его матери силовики могли прийти из-за ее многочисленных жалоб и обращений в администрацию.

Тюменский председатель местного отделения Российской коммунистической рабочей партии Александр Черепанов, который создал петицию в поддержку Нины Трапш, рассказал «Медиазоне», что знает ее как активную пенсионерку, участницу митингов и кампаний против сборов на капремонт и против повышения тарифов ЖКХ. По его словам, Трапш — заслуженный ветеран труда и почетный нефтяник. Ее активность, рассуждает коммунист, не нравилась чиновникам, и от нее «решили избавиться».

Именно во время обыска по делу об угрозах чиновнику пенсионерка Нина Трапш угрожала сотруднику СК Сергею Колесникову, считает следствие. По версии обвинения, фабулу которой можно найти в судебном решении о передаче дела по подсудности, во время обыска у себя дома пенсионерка, «осознавая, что перед ней находится старший следователь отдела СК по Центральному району», высказала ему угрозы убийством и причинением вреда здоровью (часть 2 статьи 296 УК). Владимир Трапш уточняет, что потерпевшего зовут Сергей Колесников, и речь в обвинении идет об угрозе зарубить его топором.

«Мне вообще похер че ты думаешь», — гласил статус «ВКонтакте» потерпевшего следователя Сергея Колесникова. После публикации текста он удалил его и изменил адрес страницы. Ему 27 лет; судя по фотографиям, он высокого роста. Колесников не ответил на сообщение корреспондента «Медиазоны» и сделал свою страничку доступной только для друзей. На должность старшего следователя СК по Центральному району Тюмени он был назначен 1 января 2015 года. Из публикации в издании «Тюмень онлайн» следует, что в СК работает также его старший 38-летний брат.

«Мать моя — бабушка, божий одуванчик. Она этого Колесникова старше на полвека. А сам он — двухметровый верзила, сапог у него 45-го размера. Какие здесь могут быть угрозы убийством!» — возмущается Трапш. Присутствоваший во время обыска в квартире Трапш подчеркивает: его мать не говорила ничего подобного, топора у них дома нет, и во время обыска он обнаружен тоже не был.

Владимир Трапш рассказывает, что после того, как силовики покинули их квартиру в тот июльский день, о случившемся они вскоре забыли — их никто не беспокоил, и пенсионерка поверила, что все может разрешиться благополучно, так как не считала себя виновной.

12 декабря силовики явились снова, вспоминает Трапш, чтобы «вышибать кувалдой дверь» в поисках топора. После обыска Нину Трапш доставили в Следственный комитет на допрос, где предоставили государственного адвоката. Пенсионерка отказалась признать вину; содержание ее показаний сын пересказать не может, так как не присутствовал на допросе. «Адвокат после допроса обещала, что дело закроют, так как мама слишком старая», — говорит Трапш.

28 декабря дело Нины Трапш направили в Центральный районный суд Тюмени, который через месяц передал его по подсудности в Калининский район. Рассматривать дело пенсионерки по существу начали в марте 2018-го.

«На первое заседание мама не смогла попасть — была очень плохая погода, она поскользнулась и подвернула ногу. А потом следователь Рафик Аглиуллин, который вел это дело, посоветовал ей не ходить на суд и вообще куда-нибудь скрыться — мол, так дело закроется само и всем будет лучше. Она поверила. Ну а судья потом вынесла заочное решение об аресте сразу на шесть месяцев из-за ее неявок на заседание», — говорит сын подсудимой.

Предъявленная Нине Трапш статья относится к категории небольшой тяжести — максимальное наказание по ней составляет два года лишения свободы. Согласно УПК, в СИЗО могут быть заключены обвиняемые по статьям, начиная со средней тяжести (от трех лет лишения свободы).

Из карточки дела на сайте Клининского районного суда следует, что производство по нему было приостановлено 26 июля — из-за того, что «подсудимый скрылся». Владимр Трапш рассказывает, что полицейские задержали его мать 28 августа, когда она вышла в парк покормить бездомных собак: «Отвезли в отдел полиции №7, там сказали — мы ее сами в СИЗО не повезем, мы боимся, что машину обстреляют. Вызвали конвой».

«Маму отвезли в СИЗО №4 в поселке Винзили — все потому, что у нас в Тюмени нет женского изолятора. Свидания нам так и не дали, ссылаясь на какие-то правила, все, что можно — передачки и обычные письма. Она находится в тяжелом состоянии, ей хоть и оказывается медицинская помощь, но в СИЗО ее явно недостаточно. Кроме того, на каждый суд ее возят по 25 километров в автозаке, еще шутят — скажи спасибо, что за перевозки денег не берем, автозак бесплатный, как общественный транспорт для льготников», — говорит Трапш. Он добавляет, что минимальные плюсы в ситуации есть — сокамерницы у его матери — «хорошие, интересные люди, все по экономическим статьям сидят».

Представляющий интересы Трапш адвокат Александр Остапенко обжаловал решение об аресте, заседание должно пройти в Тюменском областном суде на этой неделе. Ее сын попал на прием к прокурору Тюменской области — тот, по его словам, выслушал его и согласился, что женщина в таком возрасте и с таким здоровьем не должна находиться в СИЗО и пообещал помочь, но пока ничего не предпринял: «Городская прокуратура и судьи уперлись рогом и не хотят отпускать маму, хотя она очень их просит, умоляет выпустить хотя бы под домашний. Преступления не расследуют, а к бедной бабушке привязались!».

Третье заседание по делу арестованной пенсионерки Нины Трапш назначено 29 октября.

Обновлено 30 октября в 00:40. Добавлена информация о том, что следователь Колесников сменил адрес страницы «ВКонтакте».

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»