narcorik.ru



САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 6. ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Статья 114


ГЛАВА 6. ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Статья 114

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 6. Правительство Российской Федерации
Статья 114

1. Правительство Российской Федерации:
а) разрабатывает и представляет Государственной Думе федеральный бюджет и обеспечивает его исполнение; представляет Государственной Думе отчет об исполнении федерального бюджета; представляет Государственной Думе ежегодные отчеты о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой <24>;
б) обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики;
в) обеспечивает проведение в Российской Федерации единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии;
г) осуществляет управление федеральной собственностью;
д) осуществляет меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики Российской Федерации;
е) осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью;
ж) осуществляет иные полномочия, возложенные на него Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации.
2. Порядок деятельности Правительства Российской Федерации определяется федеральным конституционным законом.
--------------------------------
<24> Редакция пункта "а" части 1 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ "О контрольных полномочиях Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 31 декабря 2008 г. (Российская газета, 2008, 31 декабря).

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

2

Статья 114

1. Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. 7-ФКЗ "О контрольных полномочиях Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации" обязал Правительство Российской Федерации предоставлять Государственной Думе ежегодные отчеты о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой (см. комментарий к п. "в" части 1 статьи 103 Конституции). На реализацию этой новой нормы Конституции Российской Федерации направлен Законопроект "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации". В соответствии с ним указанные отчеты предварительно рассматриваются на заседании Правительства РФ, а их подготовка осуществляется в порядке, предусмотренном Регламентом Правительства. Отчеты подлежат обязательному официальному опубликованию в "Российской газете" и "Парламентской газете".

2. Правительство РФ в пределах своих полномочий: организует реализацию внутренней и внешней политики РФ; осуществляет регулирование в социально-экономической сфере; обеспечивает единство системы исполнительной власти в РФ; направляет и контролирует деятельность ее органов; формирует федеральные целевые программы и обеспечивает их реализацию; реализует право законодательной инициативы.

3. Правительство по соглашению с органами исполнительной власти субъектов РФ может передавать им осуществление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции РФ и федеральным законам.

4. Правительство осуществляет регулирование экономических процессов, обеспечивает единство экономического пространства и свободу экономической деятельности, свободное перемещение товаров, услуги финансовых средств, разрабатывает и осуществляет программы развития приоритетных отраслей экономики. Кроме того, осуществляет управление федеральной собственностью, разрабатывает и реализует государственную политику в сфере международного экономического, финансового, инвестиционного сотрудничества.

5. В пункте "а" статьи 114 Конституции РФ определена роль Правительства в организации бюджетного процесса, т.е. в регламентированной законом деятельности органов государственной власти по составлению, рассмотрению, утверждению и исполнению федерального бюджета. В обязанности Правительства входят разработка и представление Государственной Думе федерального бюджета, обеспечение его исполнения; Правительство представляет в Думу отчет об исполнении федерального бюджета. Без заключения Правительства не могут быть внесены в Государственную Думу законопроекты о введении или отмене налогов, об освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета. В области государственных финансов к важнейшим проблемам, решаемым Правительством, относятся сокращение дефицита федерального бюджета, предотвращение неконтролируемого роста расходов бюджета.

6. В соответствии с Конституцией РФ Правительство РФ обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики (пункт "б" статьи 114). Правительство создает условия для свободного предпринимательства на основе рационального сочетания всех форм собственности, реализации правового механизма рыночной экономики. Оно разрабатывает и осуществляет меры по проведению единой политики цен. В условиях рыночной экономики Правительство, естественно, прямо не управляет предприятиями свободно-предпринимательского сектора, но осуществляет широкие меры по финансовой стабилизации страны, государственным ценным бумагам, валютным отношениям, таможенному делу, инвестированию. В то же время в сфере полномочий Правительства остаются государственные предприятия, государственный заказ и др.

7. Кроме указанных областей Правительство РФ обеспечивает проведение в Российской Федерации единой государственной политики в социальных областях, таких как культура, наука, образование, здравоохранение, социальное обеспечение, экология (пункт "в" статьи 114). Правительством осуществляются контроль за реализацией государственных программ поддержки культуры, науки и образования и меры по социальной защищенности граждан, охране окружающей среды, по ликвидации последствий крупных аварий и катастроф, стихийных бедствий. Важная обязанность Правительства состоит в обеспечении гарантий законодательно установленных размеров оплаты труда и уровня социального обеспечения. Оно обеспечивает поддержку наименее социально защищенных групп населения, разрабатывает направления государственной социальной политики и принимает меры по обеспечению социальной и правовой защищенности граждан, их права на труд.

8. В целях совершенствования управления государственным сектором экономики и в соответствии с пунктом "г" статьи 114 Конституции РФ Правительством принято постановление от 3 декабря 2004 г. 739 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия". Этот документ устанавливает, что решение о создании, реорганизации в форме разделения, выделения федеральных государственных унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, и преобразования их в федеральные государственные учреждения, а также об изменении вида указанных предприятий на федеральные казенные предприятия принимается Правительством Российской Федерации. Проект решения Правительства Российской Федерации о создании или реорганизации предприятия должен предусматривать цели, предмет и виды его деятельности.

9. Другими не менее важными направлениями деятельности Правительства являются оборона, безопасность и внешняя политика (пункт "д" статьи 114). Правительство РФ осуществляет меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики РФ. Руководители министерств и ведомств, осуществляющих управление в этих областях, подчиняются Президенту РФ, но вместе с тем значительные полномочия и ответственность возложены на Правительство РФ. Так, Правительство РФ занимается вопросами оснащения вооружением и военной техникой, обеспечения материальными средствами Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований, принимает меры по охране Государственной границы РФ; руководит гражданской обороной. ФЗ от 31 мая 1996 г. 61-ФЗ "Об обороне" закрепляет полномочия Правительства в области обороны.

10. Значительны также полномочия Правительства РФ в области безопасности. Они определены в Законе РФ от 5 марта 1992 г. 2446-1 "О безопасности". Правительство обеспечивает руководство органами обеспечения безопасности, организует и контролирует разработку и реализацию мероприятий по обеспечению безопасности органами исполнительной власти. Так, оно координирует деятельность ФСБ с органами исполнительной власти.

11. При решении внешнеполитических задач Правительство проводит переговоры и заключает международные договоры по вопросам, относящимся к его компетенции, принимает меры к выполнению международных договоров Российской Федерации.

12. Согласно пункту "е" статьи 114 Конституции РФ в сферу полномочий Правительства РФ входит осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охраны собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью. Правительство решает вопросы, связанные с финансированием правоохранительных органов, обеспечением деятельности органов судебной власти, проводит анализ состояния законности в стране и эффективности борьбы с преступностью. Соблюдение основных прав и свобод граждан находится под контролем исполнительной власти.

13. Перечень полномочий Правительства, предусмотренный статьей 114 Конституции РФ, не является исчерпывающим, как уже было сказано выше. Конституцией, федеральным законом, указами Президента Правительство наделено и другими полномочиями, например правом законодательной инициативы, полномочиями, определенными Таможенным кодексом РФ, и др.

0

3

Статья 114

1. а) Правительство РФ играет ключевую роль в бюджетном процессе. Конституция наделяет Правительство полномочием по разработке федерального бюджета, которое конкретизировано в специальном федеральном законе - БК РФ. Как уже отмечалось в комментарии к ст. 75 Конституции, с 1 января 2008 г. вступает в силу новая редакция БК РФ - от 26 апреля 2007 г., в котором в нормы о бюджетном процессе внесены коррективы с учетом появления регулирования о так называемом трехлетнем бюджете. В действительности БК РФ в ред. от 26 апреля 2007 г. предусматривает не трехлетний бюджет, а ежегодное принятие Государственной Думой федерального закона на очередной финансовый год и плановый период (два финансовых года, следующих за очередным финансовым годом).

Как действующая, так и измененная редакции БК РФ предусматривают, что составление проектов бюджетов - исключительная прерогатива Правительства (п. 1 ст. 171). БК РФ в ред. от 26 апреля 2007 г. сокращает основания для составления бюджета, называя в качестве таковых Бюджетное послание Президента, прогноз социально-экономического развития соответствующей территории, основные направлениях бюджетной и налоговой политики (п. 2 ст. 172). Каждое из перечисленных оснований, из которых исходит Правительство при составлении бюджета, раскрывается в конкретных статьях БК РФ в ред. от 26 апреля 2007 г. (ст. 170, 173).

Статья 184 БК РФ в ред. от 30 декабря 2006 г. предусматривает, что составление проекта федерального бюджета начинается не позднее чем за 10 месяцев до начала очередного финансового года, оно осуществляется в соответствии с бюджетной политикой РФ, определенной в Бюджетном послании Президента. В редакции БК РФ, созданной ФЗ от 30 декабря 2006 г., названная статья не устанавливает точного срока, предусматривая, что порядок и сроки составления проекта федерального бюджета и проектов бюджетов государственных внебюджетных фондов РФ устанавливаются Правительством с соблюдением требований, установленных данным Кодексом.

БК РФ как в ред. от 30 декабря 2006 г., так и в ред. от 26 марта 2007 г. предусматривает, что непосредственное составление проекта федерального бюджета осуществляется Министерством финансов РФ (п. 2 ст. 171).

Под представлением федерального бюджета необходимо понимать внесение Правительством в Государственную Думу проекта федерального закона о федеральном бюджете. В соответствии с БК РФ в ред. от 26 апреля 2007 г. Правительство вносит на рассмотрение и утверждение в Государственную Думу проект федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период не позднее 26 августа текущего года. В части срока внесения законопроекта редакция БК РФ не претерпела изменений. Одновременно с законопроектом Правительство представляет в Государственную Думу ряд документов и материалов прогностического и аналитического характера.

Исполнение федерального бюджета обеспечивается Правительством: процесс исполнения организует Федеральное казначейство, которое находится в ведении Министерства финансов.

Комментируемая статья предусматривает конституционную обязанность Правительства представлять Государственной Думе отчет об исполнении федерального бюджета. В п. 2 ст. 264.7 БК РФ в ред. от 26 апреля 2007 г. определено, что отчет об исполнении федерального бюджета за первый квартал, полугодие и девять месяцев текущего финансового года утверждается Правительством и направляется в Государственную Думу, Совет Федерации и Счетную палату РФ. Годовой отчет об исполнении федерального бюджета подлежит рассмотрению Государственной Думой и утверждению федеральным законом (во многом совпадающие правила отчетности Правительства содержатся в редакции БК РФ от 30 декабря 2006 г.).

В целях существенного расширения контрольных функций парламента в отношении исполнительной власти Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. предложил установить конституционную норму, обязывающую Правительство ежегодно отчитываться в Государственной Думе по итогам деятельности и по вопросам, поставленным непосредственно парламентом. Внесенный им затем в Государственную Думу проект закона о поправке к Конституции РФ "О контрольных полномочиях Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации" был в ноябре-декабре 2008 г. одобрен Государственной Думой, Советом Федерации и законодательными органами субъектов РФ. Новой нормой о представлении Государственной Думе ежегодных отчетов Правительства о результатах своей деятельности был дополнен п. "а" ч. 1 ст. 114 Конституции. Аналогичная норма об отнесении к ведению Государственной Думы заслушивания таких отчетов была включена в новый пункт ч. 1 ст. 103 Конституции (п. "в").

Для реализации данной конституционной поправки потребовалось внести изменения в ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", который в декабре 2008 г. был дополнен рядом новых положений (в ст. 13, 28, 40.1). Установлено, в частности, что подготовка ежегодных отчетов о результатах деятельности Правительства, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой, осуществляется в порядке, предусмотренном Регламентом Правительства РФ. Указанные отчеты подлежат обязательному официальному опубликованию в "Российской газете" и "Парламентской газете" (ст. 40.1).

б) Правительство обеспечивает в РФ проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики. Примечательно, что понятие "финансовая политика" отделено от понятий "кредитная политика" и "денежная политика", хотя кредиты и деньги относятся к финансам. Это дает возможность рассматривать финансовую политику как включающую в себя налоговую политику, а также политику в области бухгалтерского учета и аудита. Из такого же понимания исходит и Конституционный Суд, который в своих решениях неоднократно обращался к анализу понятия "единая финансовая политика".

Например, в Постановлении от 21 марта 1997 г. N 5-О указано, что принцип единой финансовой политики, включая налоговую, и единство налоговой системы закреплены в ряде статей Конституции РФ, прежде всего в ее ст. 114 (п. "б" ч. 1), согласно которой Правительство РФ обеспечивает проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики. Эти положения развивают одну из основ конституционного строя РФ - принцип единства экономического пространства (ст. 8, ч. 1), означающий в том числе, что на территории РФ не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств (ч. 1 ст. 74), а ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (ч. 2 ст. 74).

В Постановлении от 1 апреля 2003 года N 4-П отмечается, что из ст. 71 (п. "ж", "р") Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. 8 (ч. 1), 29 (ч. 4), 34 и 114 (п. "б" ч. 1) следует, что в РФ официальный бухгалтерский учет служит инструментом финансового регулирования и проведения единой финансовой (в том числе налоговой) политики; обеспечивая реализацию конституционного права на информацию в сфере предпринимательской деятельности и экономики, основанной на принципах юридического равенства сторон и договорных отношениях, конкуренции и риске, бухгалтерский учет является одной из конституционных гарантий единого рынка, единства экономического пространства как одной из основ конституционного строя РФ.

В Определении от 25 декабря 2003 г. N 455-О указано, что единство экономического пространства как одна из основ конституционного строя РФ (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ) гарантируется, в частности, осуществлением находящейся в ведении РФ (п. "а", "е", "ж", "о" ст. 71; ч. 3 ст. 75 Конституции РФ) единой финансовой политики, включающей и единую налоговую политику; установлением правовых основ единого рынка; федеральным финансовым, в том числе бюджетным, регулированием; принятием гражданского, гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства; формированием федеральных экономических служб, к которым относятся и налоговые органы.

Данные правовые позиции показывают, что единая финансовая (в том числе налоговая) политика направлена на поддержание такой важнейшей основы конституционного строя РФ, как единство экономического пространства, а также на обеспечение принципа единства налоговой системы. Ее осуществление реализуется Правительством через систему находящихся в ее ведении федеральных экономических служб (Федеральную налоговую службу, Федеральное казначейство и т.д.), а также посредством таких инструментов, как бухгалтерский учет и аудит.

Единая кредитная и денежная политика осуществляется Правительством путем осуществления следующих мер: регулирование рынка ценных бумаг, управление государственным внутренним и внешним долгом РФ, валютное регулирование и валютный контроль, руководство валютно-финансовой деятельностью в отношениях РФ с иностранными государствами, разработка и осуществление мер по проведению единой политики цен (ст. 15 ФКЗ от 17 декабря 1997 г. о Правительстве РФ, в ред. от 30 января 2007 г.). Некоторые из названных мер осуществляются Правительством во взаимодействии с Банком России (п. 1 ст. 4 ФЗ о ЦБ РФ).

в) Полномочия Правительства по обеспечению единой политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии вытекают из требований ст. 72 Конституции РФ о взаимодействии РФ и ее субъектов по вопросам природопользования, охраны окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, особо охраняемых природных территорий; охраны памятников истории и культуры (п. "д"), по общим вопросам воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта (п. "е"), при координации вопросов здравоохранения, а также по вопросам защиты семьи, материнства, отцовства и детства, социальной защиты, включая социальное обеспечение (п. "ж").

В целях реализации данного конституционного положения ФКЗ о Правительстве РФ относит к полномочиям Правительства осуществление мер по реализации трудовых прав граждан, разрабатывает программы сокращения и ликвидации безработицы и обеспечивает реализацию этих программ; обеспечивает проведение единой государственной миграционной политики, принимает меры по реализации прав граждан на охрану здоровья, по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия, содействует решению проблем семьи, материнства, отцовства и детства, принимает меры по реализации молодежной политики, взаимодействует с общественными объединениями и религиозными организациями, разрабатывает и осуществляет меры по развитию физической культуры, спорта и туризма, а также санаторно-курортной сферы (ст. 16).

Кроме того, Правительство разрабатывает и осуществляет меры государственной поддержки развития науки, обеспечивает государственную поддержку фундаментальной науки, а также приоритетных направлений прикладной науки, имеющих общегосударственное значение, обеспечивает проведение единой государственной политики в области образования, определяет основные направления развития и совершенствования общего и профессионального образования, развивает систему бесплатного образования, обеспечивает государственную поддержку культуры и сохранение как культурного наследия общегосударственного значения, так и культурного наследия народов РФ (ст. 17).

Перечисленные полномочия Правительства РФ конкретизируются в законодательных актах, в частности в федеральных законах от 25 июня 2002 г. "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ", от 29 апреля 1999 г. "О физической культуре и спорте в РФ", от 15 марта 1998 г. "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате второй мировой войны и находящихся на территории РФ", от 17 июля 1999 г. "О государственной социальной помощи", от 22 августа 1996 г. "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" и др.

г) Правительство осуществляет управление федеральной собственностью. В соответствии с ГК РФ государственной собственностью в РФ является имущество, принадлежащее на праве собственности РФ (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам РФ: республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта РФ). Земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью. Имущество, находящееся в государственной собственности, закрепляется за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии со ст. 294 и 296 ГК. Средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляют государственную казну РФ, казну республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа (ст. 214).

Отнесение государственного имущества к федеральной собственности осуществляется в настоящее время в порядке, установленном ФЗ от 22 августа 2004 г. "О внесении изменений в законодательные акты РФ и признании утратившими силу некоторых законодательных актов РФ в связи принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

В соответствии с п. 11 ст. 154 названного ФЗ в федеральной собственности может находиться:

- имущество, необходимое для обеспечения осуществления федеральными органами государственной власти полномочий в рамках их компетенции, установленной Конституцией РФ, а также нормативными правовыми актами РФ, определяющими статус этих органов, в том числе имущество федеральных государственных унитарных предприятий и федеральных государственных учреждений, отнесенных решениями Правительства РФ к предприятиям и учреждениям, подведомственным федеральным органам исполнительной власти;

- имущество, необходимое для обеспечения стратегических интересов РФ в области обороны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан РФ, в соответствии с перечнем, утверждаемым Президентом РФ по представлению Правительства РФ;

- имущество, необходимое для обеспечения деятельности федеральных органов государственной власти, государственных служащих РФ, работников федеральных государственных унитарных предприятий и федеральных государственных учреждений, включая нежилые помещения для размещения указанных органов, предприятий и учреждений.

Правительство вправе своим решением учредить федеральное государственное предприятие или федеральное казенное предприятие (унитарные предприятия), правовое положение которых, права и обязанности собственников их имущества, а также порядок создания, реорганизации и ликвидации определяется ГК РФ и ФЗ от 14 ноября 2002 г. "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".

Вопросы приватизации государственного и муниципального имущества регулирует статья 217 ГК РФ, в соответствии с которой имущество, находящееся в государственной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества; при приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные ГК положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное.

д) Правительство осуществляет меры по обеспечению обороны страны и государственной безопасности РФ. В соответствии с ФКЗ о Правительстве оно организует оснащение вооружением и военной техникой, обеспечение материальными средствами, ресурсами и услугами Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, обеспечивает выполнение государственных целевых программ и планов развития вооружения, а также программ подготовки граждан по военно-учетным специальностям, обеспечивает социальные гарантии для военнослужащих и иных лиц, привлекаемых в соответствии с федеральными законами к обороне или обеспечению государственной безопасности РФ, принимает меры по охране Государственной границы РФ, руководит гражданской обороной (ст. 20).

Названные полномочия Правительства РФ конкретизируются в федеральном законодательстве, в частности в Законе РФ от 1 апреля 1993 г. "О Государственной границе Российской Федерации", федеральных законах от 31 мая 1996 г. "Об обороне", от 27 декабря 1995 г. "О государственном оборонном заказе", от 12 февраля 1998 г. "О гражданской обороне". Ряд полномочий Правительства в сфере безопасности предусмотрен в ФЗ от 3 апреля 1995 г. "О Федеральной службе безопасности".

Меры по реализации Правительством внешней политики состоят в обеспечении представительства РФ в иностранных государствах и международных организациях, заключении, в пределах предоставленных полномочий, международных договоров РФ, обеспечении выполнения обязательств РФ по международным договорам, а также наблюдении за выполнением другими участниками указанных договоров их обязательств, отстаивании геополитических интересов РФ, защите граждан РФ за пределами ее территории, осуществлении регулирования и государственного контроля в сфере внешнеэкономической деятельности, в сфере международного научно-технического и культурного сотрудничества (ст. 21 ФКЗ о Правительстве).

Пункт 2 ст. 3 ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" определяет виды международных договоров РФ: межгосударственные, межправительственные, договоры межведомственного характера. В подпунктах "а" и "б" п. 1 ст. 11 данного ФЗ установлено, что Правительством принимаются решения о проведении переговоров и о подписании международных договоров РФ по вопросам, относящимся к ведению Правительства, и международных договоров, заключаемых от имени Правительства. Важно отметить, что Правительство наделено полномочием реализовывать внешнюю политику. Определяет же основные направления внешней политики государства Президент (ч. 3 ст. 80 Конституции). В этой связи усмотрение Правительство при заключении международных договоров является ограниченным и не подлежит расширению.

К реализации Правительством внешней политики отчасти можно отнести и меры, осуществляемые им в области экспортного контроля и таможенных отношений (в том числе при установлении размеров таможенных тарифов). Так, Правительство, согласно ч. 2 ст. 8 ФЗ от 18 июля 1999 г. "Об экспортном контроле", организует реализацию государственной политики в области экспортного контроля, в том числе в отношении международных режимов экспортного контроля. Конституционный Суд в своих постановлениях неоднократно указывал, что таможенное регулирование направлено на защиту конституционных ценностей, таких, как суверенитет и экономическая безопасность РФ (например, Постановление от 14 мая 1999 г. N 8-П). Названные меры можно также отнести к полномочию Правительства по осуществлению единой финансовой политики.

е) Правительство РФ осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью. В теории права законность рассматривается как многоаспектное понятие. Несмотря на сложность его определения, ученые-правоведы верно указывают, что законность всегда включает в себя две стороны: наличие качественных, полноценных законов и их реальное претворение в жизнь. По поводу первой из указанных сторон можно было бы добавить, что для поддержания законности требуется также наличие качественных подзаконных актов.

Участие Правительства в законотворческом процессе определяется рядом конституционных положений. Так, в соответствии с ч. 1 и 3 ст. 104 Конституции РФ Правительству принадлежит право законодательной инициативы, при этом законопроекты о введении или отмене налогов, об освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены только при наличии заключения Правительства. Таким образом, одной из мер по обеспечению Правительством законности следует рассматривать осуществляемую им на основании Конституции законопроектную, а также экспертную деятельность.

В соответствии со ст. 115 Конституции на основании и во исполнение Конституции, федеральных законов, нормативных указов Президента Правительство издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение; постановления и распоряжения Правительства обязательны к исполнению в РФ (ч. 1 и 2). Значение актов Правительства по обеспечению законности подчеркивается Конституционным Судом. В частности, из его Постановления от 27 января 2004 г. N 1-П вытекает весьма ценный вывод с точки зрения анализа комментируемой статьи: нормативные правовые акты Правительства РФ, принимаемые в порядке реализации делегированных федеральными законами полномочий, фактически являются их продолжением, образуя с федеральными законами нормативное единство. Таким образом, работа Правительства по принятию таких нормативных актов представляется важнейшей мерой по обеспечению законности.

Полномочие Правительства по осуществлению мер по обеспечению прав и свобод граждан, конечно же, следует рассматривает как наиболее приоритетное по сравнению с иными его полномочиями. В соответствии Конституцией человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст. 2); права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими; они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18).

Можно с уверенностью сказать, что все перечисленные в Конституции полномочия Правительства: участие в бюджетном процессе, проведение в РФ единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии, обеспечение законности и правопорядка и т.д. - так или иначе направлены на обеспечение прав и свобод граждан. При этом в силу названных конституционных положений под "гражданами" следует, разумеется, понимать не только граждан РФ, но и любых лиц, находящихся на территории РФ.

Осуществление Правительством мер по обеспечению охраны собственности и общественного порядка, по борьбе с преступностью и другими общественно опасными явлениями заключается, в частности, в разработке и реализации государственной политики в области обеспечения безопасности личности, общества и государства, разработке и реализации мер по укреплению кадров, развитию и укреплению материально-технической базы правоохранительных органов, а также по обеспечению деятельности органов судебной власти. Федеральные министры входят в состав Правительства, в том числе министры, подчиненные Президенту. К ним относится и министр внутренних дел, который осуществляет руководство всей милицией в РФ. В соответствии с Законом РФ от 18 апреля 1991 г. "О милиции" милиция в РФ подразделяется на криминальную милицию и милицию общественной безопасности.

Основными задачами криминальной милиции являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия обязательно, организация и осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, без вести пропавших и иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством РФ. Криминальная милиция оказывает содействие милиции общественной безопасности в исполнении возложенных на нее обязанностей.

Основными задачами милиции общественной безопасности являются обеспечение безопасности личности, общественной безопасности, охрана собственности, общественного порядка, выявление, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия не обязательно, розыск отдельных категорий лиц, установление места нахождения которых отнесено к компетенции милиции общественной безопасности. Милиция общественной безопасности оказывает содействие криминальной милиции в исполнении возложенных на нее обязанностей.

ж) Правительство осуществляет иные полномочия, возложенные на него Конституцией, федеральными законами, указами Президента. Таким образом, комментируемая статья не предусматривает исчерпывающего перечня полномочий Правительства.

2. Порядок деятельности Правительства определяется ФКЗ о нем. Правительство является коллегиальным органом, состоящим из Председателя Правительства, его первых заместителей и заместителей и федеральных министров. Председатель Правительства определяет в соответствии с Конституцией, федеральными конституционными законами, федеральными законами и указами Президента основные направления деятельности Правительства и организует его работу (ст. 24).

Заместители Председателя Правительства участвуют с правом решающего голоса в заседаниях Правительства, в выработке и реализации политики Правительства, участвуют в подготовке постановлений и распоряжений Правительства, обеспечивают их исполнение, координируют в соответствии с распределением обязанностей работу федеральных органов исполнительной власти, дают им поручения, предварительно рассматривают предложения, проекты постановлений и распоряжений, внесенные в Правительство, осуществляют иные полномочия, предусмотренные федеральными конституционными законами, федеральными законами, указами Президента и постановлениями Правительства (ст. 25).

Федеральные министры участвуют с правом решающего голоса в заседаниях Правительства, принимают участие в подготовке постановлений и распоряжений Правительства, обеспечивают их исполнение, принимают участие в выработке и реализации политики Правительства, обладают установленными законодательством полномочиями руководителей соответствующих федеральных органов исполнительной власти, координируют и контролируют деятельность федеральных органов исполнительной власти, находящихся в ведении федеральных министерств, назначают на должность и освобождают от должности заместителей руководителей федеральных органов исполнительной власти, находящихся в ведении федеральных министерств, по представлению руководителей этих органов (ст. 26).

Заседания Правительства проводятся не реже одного раза в месяц. Правительство может рассматривать отдельные вопросы на своих закрытых заседаниях. Подготовка и проведение заседаний Правительства осуществляются в соответствии с Регламентом Правительства (ст. 27).

Для решения оперативных вопросов Правительство по предложению Председателя Правительства может образовать Президиум Правительства. Заседания Президиума проводятся по мере необходимости. Решения Президиума принимаются большинством голосов общего числа членов Президиума Правительства и не должны противоречить актам, принятым на заседаниях Правительства. Правительство вправе отменить любое решение Президиума (ст. 29).

0

4

Статья 114

Законом РФ о поправке к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ пункт "а" части 1 статьи 114 Конституции изложен в новой редакции, вступающей в силу со дня официального опубликования названного Закона.

Часть 1 ст. 114 определяет основные направления деятельности Правительства.

Конституцией к числу основных функций Правительства отнесены следующие:

- разработка и представление Государственной Думе федерального бюджета и обеспечение его исполнения;

- представление Государственной Думе отчета об исполнении федерального бюджета;

- представление Государственной Думе ежегодных отчетов о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой;

- обеспечение проведения в Российской Федерации единой финансовой, кредитной и денежной политики;

- обеспечение проведения в Российской Федерации единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии;

- управление федеральной собственностью;

- осуществление мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики Российской Федерации;

- осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью.

Исходя из указанного перечня и полномочий Правительства по формированию федеральных органов исполнительной власти, а также текущему руководству их деятельностью, все сомнения относительно того, что Правительство является высшим звеном и соответствующим органом исполнительной власти, отпадают. Непонятно только, почему это не было заявлено в начале гл. 6 Конституции Российской Федерации, хотя потребность в этом с точки зрения изложения логики нормативного материала представляется несомненной?

При этом, правда уже в структуре федеральных органов исполнительной власти, сразу же обозначается проблема руководства теми федеральными органами, которые прямо подчинены Президенту. Именно они реализуют меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики Российской Федерации. В действительности, ответственность за это возложена на Правительство, сами же органы, тем не менее, непосредственно подчиняются Президенту России. С позиций государственного управления такое положение дел является немыслимым, тем более, что со стороны Президента речь идет не о политическом руководстве, а о прямом управлении этими органами. Эти вопросы в некотором смысле поясняются Федеральным конституционным законом "О Правительстве Российской Федерации", принятие которого предусмотрено ч. 2 ст. 114 Конституции

Норма ч. 2 комментируемой статьи определяет, что порядок деятельности Правительства Российской Федерации установлен федеральным конституционным законом. В качестве такового принят Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации"*(622).

Если строго следовать ч. 2 ст. 114 Конституции, то предметом регулирования Федерального конституционного закона должен быть именно порядок деятельности Правительства, и не более того. Тем не менее законодатель своей волей расширил этот предмет и вместо федерального конституционного закона о порядке деятельности Правительства, как это сформулировано в самой Конституции, принял Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации"*(623). Очевидно, расширять предмет регулирования федерального конституционного закона законодатель права не имел, поскольку любой федеральный конституционный закон ограничен теми рамками, в которых он упоминается в тексте самой Конституции, и может лишь конкретизировать ее нормы, но ни в коем случае не дополнять или изменять их. К сожалению, именно это и наблюдается при анализе действующего Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации". В первую очередь это касается гл. 1 и 2 данного Закона.

В главе 1 сделана попытка уточнить, ни много ни мало, конституционный статус Правительства, что является исключительной прерогативой самой Конституции. Так, ст. 1 содержит сразу четыре положения, которые, либо взятые в отдельности, либо рассмотренные в совокупности с другими, весьма противоречивы. Назовем их в порядке, установленном самим Федеральным конституционным законом. Итак:

"1. Правительство Российской Федерации - высший исполнительный орган государственной власти Российской Федерации.

2. Правительство Российской Федерации является органом государственной власти Российской Федерации.

3. Правительство Российской Федерации осуществляет исполнительную власть Российской Федерации.

4. Правительство Российской Федерации является коллегиальным органом, возглавляющим единую систему исполнительной власти в Российской Федерации".

Что касается первого положения, то в гл. 6 Конституции такой характеристики Правительства вообще нет, и ее юридический смысл поэтому неясен. Тем более, что он противоречит конституционному принципу разделения властей, где исполнительная власть рассматривается наряду с другими ветвями государственной власти. Второе положение констатирует очевидное, однако отнюдь его не конкретизирует в плане того, чтобы определить Правительство в качестве федерального органа исполнительной власти, что не вполне точно сформулировано в Конституции и что и следовало бы уточнить в Федеральном конституционном законе, ведь это логично вписывается в то, что подразумевается под порядком деятельности Правительства.

Третье положение особенно примечательно. Внешне оно представляет собой перередактированную путем перестановки слов ч. 1 ст. 110 Конституции Российской Федерации. Редакция эта, однако, имеет вполне определенный смысл и, не побоимся этих слов, несколько подправляет Конституцию.

Согласно ее тексту, Правительство - это единственный полноправный субъект исполнительной власти Российской Федерации. В редакции же Федерального конституционного закона Правительство лишь осуществляет исполнительную власть. При этом неясность формулировки вполне позволяет предположить, что здесь Правительство является одним из многих субъектов, эту власть осуществляющих.

Поэтому если в редакции ч. 2 ст. 110 Конституции прямое руководство Президентом органами исполнительной власти выглядит, надо сказать, неконституционно и противоречиво, то в трактовке Федерального конституционного закона это противоречие исключено неясностью и расплывчастостью введенной в Закон формулировки. Скажем больше: здесь исполнительную власть Российской Федерации наряду с Правительством и Президентом в принципе могут осуществлять и другие субъекты, которые в тексте Закона не обозначены. Однако это отнюдь не означает, что они могут появиться. Таким образом, хотя бы в угоду Президенту главное достигнуто: перечень субъектов исполнительной власти Российской Федерации в Федеральном конституционном законе стал открытым, что противоречит ч. 1 ст. 110 Конституции.

Весьма примечателен последний тезис о Правительстве как коллегиальном органе. Причем одновременно с этим, вроде бы основополагающим положением в Закон включены особые нормы о статусе Председателя Правительства, которые резко контрастируют с тем, что принято называть коллегиальностью*(624) Здесь и широкие руководящие полномочия Председателя в отношении членов Правительства, и возможность каждого члена Правительства осуществлять широчайшее самостоятельное усмотрения в закрепленной за ним сфере деятельности, и др.

При этом, исходя из текста самой Конституции, о коллегиальной природе Правительства можно судить лишь из того, что конституционные нормы в большинстве своем говорят о Правительстве в целом. Но ведь это естественно, поскольку Конституцией предусмотрено принятие федерального конституционного закона, который должен урегулировать порядок деятельности Правительства. Следовательно, введение отсылочной нормы в текст Конституции дает возможность оперировать в ней понятием Правительства, не раскрывая порядок его деятельности. Коллегиальность же Правительства в связи с этим в Конституции не обозначена. То, что это сделано в Федеральном конституционном законе о Правительстве, правомерным признать нельзя, поскольку здесь законодатель в очередной раз расширительно уточнил текст Конституции, что он делать не вправе, принимая предусмотренный самой Конституцией федеральный конституционный закон.

Если же судить об этой ситуации в целом, то для успешного и сбалансированного функционирования любых органов, осуществляющих государственное управление, в них обычно образуются коллегии, принимающие соответствующие коллегиальные решения, имеющие свой особый статус. Однако это не дает оснований считать сами органы коллегиальными, хотя в положениях о них принято очерчивать цели, задачи и функции органов в целом, как это сделано в отношении Правительства*(625).

Да и вообще, при узаконенном широком усмотрения членов Правительства и наличии в его составе федеральных министров, в прямом подчинении которых находятся многоярусные пирамидальные структуры современных министерств с их службами, агентствами и территориальными представительствами, определение природы Правительства через понятие коллегиальность выглядит довольно странно. Ведь если следовать такому определению непосредственно, то каждое действие членов Правительства, в том числе министров в сфере руководства их министерствами, должно предварительно определяться решением коллегиального Правительства, что в принципе невозможно в системе государственного управления, которое и реализует исполнительную власть.

Характерно, что подобные ситуации не предусмотрены и в Положениях об отдельных министерствах. Но в таком случае есть смысл говорить о наличии особой коллегии в составе федеральных органов исполнительной власти, в том числе в Правительстве, а не декларировать его противоречащий природе государственного управления коллегиальный статус. О единстве Правительства с позиций Конституции можно говорить лишь при сложении полномочий или в момент отставки всего его состава. Однако называть это коллегиальностью вряд ли следует.

Общеизвестно и буквально аксиоматично, что в отношениях исполнительной власти доминирует управленческая вертикаль. Здесь, естественно, могут быть горизонтальные связи, но они никогда не носят приоритетного характера. Обратное противоречит объективной природе самого управления, которое, как известно, еще со времен Н. Винера едино в своих общих закономерностях для любых систем, независимо от их природы и сложности.

Следовательно, так называемое коллегиальное Правительство не может существовать вне этих закономерностей, а значит, оно невозможно в действительности. Если же спуститься с уровня этих теоретических политизированных абстракций, которые претендуют ныне на статус норм конституционного права, в область реального функционирования Правительства, то оно предстает в виде единоначального органа, имеющего в составе коллегию, состоящую из лиц, называемых членами Правительства. То, что состав такой коллегии и самого Правительства совпадают, в масштабе всей структуры федеральных органов исполнительной власти не представляется чем-либо особенным. В данном случае руководители ее ведущих звеньев входят в состав особой фактически существующей коллегии, каковой, действительно, является Правительство в отношении исполнительной власти в Российской Федерации.

Кстати, четвертое положение из числа анализируемых также грешит неточностью, поскольку Правительство возглавляет единую систему исполнительной власти в Российской Федерации лишь в пределах ее исключительного ведения и совместного ведения с субъектами Федерации. То, что касается ст. 73 Конституции, сюда не входит. В данной сфере исполнительную власть в Российской Федерации осуществляют сами ее субъекты.

Специально применительно к Федеральному конституционному закону "О Правительстве Российской Федерации", в котором опять же повторены нормы об отставке, сложении полномочий и назначении Правительства и его членов, есть смысл рассмотреть несколько принципиальных вопросов. Имеется в виду то, что Конституция и Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации" используют соответствующие понятия без должного юридического раскрытия.

Прежде всего о Правительстве в целом. Здесь наиболее принципиальным представляется вопрос о том, означает ли отставка или сложение полномочий исчезновение самого органа государственной власти - Правительства, или речь идет о постоянном органе с переменным составом. Надо сказать, что в различных статьях Конституции этот вопрос звучит по-разному. Проще говоря, существует ли Правительство, если оно не сформировано, или нет. Однозначного ответа нет, поскольку при отсутствии членов Правительства не исчезают его полномочия и другие нормативные установления, связанные с функциями федерального Правительства.

Особенно примечательны конституционные положения и их конкретизация в Федеральном конституционном законе о Правительстве, касающиеся сложения полномочий Правительством Российской Федерации, а также отставок Правительства, его Председателя и других членов. Дело в том, что содержание этих важнейших конституционных понятий и соответствующих действий ни в Конституции, ни в конкретизирующем его применительно к Правительству Федеральном конституционном законе не определено. Судить о них в формально-юридическом плане невозможно. Все, что связано с реальным осуществлением таких действий, происходит либо на основе усмотрения, либо доктринального толкования, либо по аналогии с подобными процедурами, применяемыми в других странах. И если до сих пор особых трудностей в связи с такой неопределенностью не возникало, то только в силу авторитета президентской власти и привычки высших должностных лиц к неукоснительному исполнению приказов вышестоящих начальников. Однако подобные формы обеспечения порядка в высших органах государственной власти в современном правовом государстве вряд ли оправданны. Все эти вопросы должны быть тщательно пронормированы в рамках конституционного права и не должны содержать никаких двусмысленностей, чреватых серьезнейшими политическими потрясениями. Вспомним, например, как в недавнем прошлом на Украине дважды отправленный в отставку Президентом Генеральный прокурор был всякий раз восстановлен в должности решением суда из-за законодательных пробелов в решении вопроса об отставке.

Теперь о членах Правительства, к которым также довольно часто применяется процедура отставки. Члены Правительства занимают так называемые государственные должности Российской Федерации и связаны с государством особыми публично-правовыми отношениями. Однако к числу государственных служащих они не отнесены, особого положения о службе на государственных должностях Российской Федерации, в частности в Правительстве, также не существует. Поэтому понятийный инструментарий государственной службы и здесь неприменим.

Вообще говоря, отставка - это термин и понятие, характеризующие специальные процедуры увольнения от должности в государственно-служебных или иных особых отношениях. Однако государственно-служебные отношения в Правительстве законодательно не урегулированы и существуют лишь в качестве делового обычая, но не как обязательное к исполнению юридическое решение. Поэтому отставка в конституционно-правовом смысле до сих пор имеет лишь политическое содержание, но не представляет собой соответствующим образом урегулированную юридическую процедуру. Причем если отставка отдельных членов Правительства хоть как-то ассоциируется с государственной службой, то отставка Правительства как коллегиального органа лишена каких-либо прецедентов и аналогий. Подобно этому, ничего определенного нельзя сказать и о сложении Правительством полномочий. Толкования здесь могут быть самые разные. Однако допустим ли такой разнобой в столь серьезных вопросах, как формирование и полномочия главного субъекта исполнительной власти в стране? Наверняка нет. И вряд ли кто-либо будет с этим спорить.

Возьмем для примера наиболее интуитивно понятную отставку членов Правительства. В средствах массовой информации, в выступлениях их самих, в полемических заметках политиков и аналитиков членов Правительства чаще всего именуют чиновниками, т.е. лицами, находящимися в государственно-служебных отношениях с государством. Так ли это в действительности?

Увы, нет. Указом Президента члены Правительства отнесены к лицам, занимающим государственные должности Российской Федерации*(626). Последние же, согласно Федеральному закону "О системе государственной службы Российской Федерации*(627), к числу должностей государственной службы не отнесены. Следовательно, государственно-служебные отношения между членами Правительства и государством могут иметь место лишь там, где это специально урегулировано федеральным законодательством, например, так, как это сделано в отношении судей*(628), депутатов Государственной Думы или членов Совета Федерации Федерального Собрания*(629), Генерального прокурора Российской Федерации*(630) и большинства других лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации*(631). Что касается членов Правительства, то, видимо, при принятии федеральной Конституции предполагалось, что это должно быть сделано в Федеральном конституционном законе "О Правительстве Российской Федерации". Однако этого не произошло.

Правительство предстает в данном Законе коллегиальным органом, а особенности пребывания на должностях членов Правительства обозначены лишь в ст. 10 и 11. Как уже отмечалось, первая обязывает членов Правительства ежегодно подавать сведения о доходах и имуществе, вторая содержит ряд ограничений, связанных с пребыванием в Правительстве. Помимо этого, ст. 24 указывает на то, что дисциплинарные взыскания на членов Правительства накладывает Президент по представлению Председателя Правительства.

Естественно, эти нормы полноценного государственно-служебного статуса членов Правительства не образуют и не регулируют. Но в таком случае не остается ничего другого, как признать, что их деятельность есть обычный труд, регулируемый по общим правилам Трудовым кодексом Российской Федерации и вообще трудовым законодательством.

Сами же члены Правительства, как это следует из Кодекса, обязательно находятся в трудовых отношениях со своим работодателем. Кто же он? Из Трудового кодекса (ст. 275) однозначно следует, что работодателем является лицо, с которым заключен трудовой договор. И если на первый взгляд может показаться, что это государство в лице его специальных представителей, откуда в общем-то и могли бы возникнуть государственно-служебные отношения членов Правительства с государством, то на деле это не так. Трудовой договор в данном случае заключается с тем, кто производит назначение на должность члена Правительства, а это - Президент Российской Федерации. Следовательно, как бы мы ни хотели обратного, суть отношений членов Правительства с федеральным Президентом предстает хотя и парадоксально, но юридически однозначно: Президент здесь суть работодатель, а члены Правительства - работники. И отношения между ними отнюдь не государственно-служебные, а просто-напросто трудовые, несмотря на высоту положения, которое занимают эти лица в государственной иерархии.

В таком случае вполне ясной предстает и многолетняя дискуссия о близости Президента к исполнительной власти и подчиненности последней самому Президенту. Как же иначе могут строиться отношения работодателя и работника? Правда, в отношении отставок Правительства и его членов возникает ряд весьма важных и болезненных для системы власти вопросов. Остановимся лишь на некоторых.

Трудовой кодекс не знает понятия отставки, это термин из области административного и конституционного права, где оно, увы, также не раскрыто и относится к государственно-служебным отношениям, которые Правительства и его членов не касаются. Исключение может быть сделано только для членов Правительства - обладателей воинских или специальных званий, или классных чинов, или дипломатических рангов. Но это отнюдь не общее правило и, в общем-то, к вопросу о регулировании статуса члена Правительства имеет лишь факультативное отношение, не говоря уже о том, что современная служба в МВД или других федеральных органах исполнительный власти, где действует все то же Положение о службе в органах внутренних дел, все еще государственной не является, поскольку не принят федеральный закон о правоохранительной службе.

Но если в трудовых отношениях места отставке нет, то действие федерального Президента, отправляющего Правительство или его членов в отставку, сугубо юридически можно расценивать лишь в понятийном поле трудового права, т.е. как расторжение трудового контракта по инициативе работодателя. Однако здесь следует череда других вопросов.

Наиболее интересным представляется вопрос о правомерности и основаниях той же отставки. Ведь до сих пор наши Президенты - работодатели Правительства, зачастую даже не вдавались в объяснение причин и мотивов ранее происходивших отставок. Между тем Трудовой кодекс устанавливает вполне конкретные основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя. Этому посвящена ст. 13 Трудового кодекса. Нарушение же прописанных в ней оснований расторжения трудового договора есть одновременно и нарушение трудовых прав работника, которые входят в число охраняемых Конституцией Российской Федерации основных прав и свобод. Они же, как известно, составляют смысл и содержание деятельности всей публичной власти в России, а потому занимают более высокий конституционный ранг, чем устройство самой власти и регулирующие его положения Конституции.

Что же в таком случае остается констатировать относительно многих бывших отставок Правительства и его членов, происходивших без оснований, регламентированных трудовым правом? Вопрос представляется очевидным. Работники - члены Правительства, неправовым путем принуждались к увольнению с занимаемых должностей. И если быть последовательным в этом вопросе, то надо сказать, что соответствующие действия российских Президентов по отставкам Правительства и его членов неправомерны, поскольку осуществлялись в нарушение трудовых прав отставников (уволенных членов Правительства).

Сегодня отставка может рассматриваться лишь как акт политического недоверия, однако правовые последствия этого акта могут состояться лишь в двух случаях. Первый - когда работодатель-Президент совместит отставку с расторжением трудового договора по основаниям, предусмотренным трудовым законодательством. Второй - когда вслед за актом политического недоверия со стороны Президента все Правительство или его члены сами выступят инициаторами расторжения трудовых договоров с Президентом.

То же относится и к сложению полномочий Правительством перед вновь избранным Президентом. Полномочия-то, конечно, могут быть сложены (неясно, правда, что это означает), однако без собственного усмотрения членов Правительства расторгнуть с ними трудовой договор можно будет в дальнейшем только по основаниям, предусмотренным трудовым законодательством либо в порядке сокращения штатов после издания Указа федерального Президента о новой структуре федеральных органов исполнительной власти. И, конечно, отставка Председателя Правительства в соответствии со сказанным отнюдь не влечет за собой расторжения трудового договора с его членами.

Конечно, кое-что из сказанного, особенно последнее, может быть учтено в содержании трудовых договоров с членами Правительства после их назначения на должность. Однако будут ли такие договоры легитимными и не нарушат ли они трудовые права работников - членов Правительства? Ведь до тех пор, пока трудовые отношения не будут законодательно трансформированы в государственно-служебные, приоритет трудовых прав перед вопросами организации властных институтов страны сохранится. Такова конструкция современной Конституции, изменить которую можно, лишь приняв новую.

Следующее, на чем хотелось бы заострить внимание, - это проблема ответственности членов федерального Правительства, которая в последнее время активно обсуждается в средствах массовой информации и политическими лидерами. Существуют и проекты федеральных законов об усилении этой ответственности. При этом бытует миф о фактической безответственности нашего Правительства. Если же учесть вышесказанное, то все эти предложения лишены оснований.

Во-первых, меры дисциплинарной и материальной ответственности, предусмотренные Трудовым кодексом для руководителей организаций, настолько весомы, что вполне могут остановить любого не в меру ретивого администратора, если, конечно, он вполне осознает, что они к нему применимы. А, во-вторых, члены Правительства не обладают иммунитетом в отношении юридической ответственности, предусмотренной другими федеральными законами, в том числе уголовной и административной, которые также могут применяться к ним в полном объеме. Работодатель Правительства - федеральный Президент, помешать этому юридически не вправе.

Наконец, хотелось бы сказать, что и система защиты трудовых прав работников, существующая сегодня в России, полностью распространяется на членов Правительства. Поэтому в действительности, используя свои трудовые права, они в значительной мере оказываются защищены от действий самого Президента России. В этом плане при юридически грамотных, осознанных действиях система исполнительной власти России может обладать не меньшей независимостью от него и самостоятельностью, чем другие ветви власти, где существуют урегулированные федеральным законодательством государственно-служебные отношения.

Тем не менее вряд ли следует думать, что современная ситуация несет в себе позитивный потенциал. Представим себе только, что отставленные ранее члены Правительства вдруг потребуют восстановления в должности, что суд в большинстве случаев вынужден будет сделать на основе норм трудового права. Можно представить, какая дезорганизация постигнет тогда исполнительную власть, да и всю систему власти в стране. Социальные же и экономические издержки подобных шагов измерению просто не поддаются. Поэтому то, что мы имеем сегодня, должно быть признано ошибочным и в скорейшем времени исправлено. При этом реальный трудовой статус членов Правительства должен быть законодательно замещен конституционно- и административно-правовым государственно-служебным статусом. Отсюда - очевидная пробельность как в самой Конституции, так и в конкретизирующем ее Федеральном конституционном законе о Правительстве в части четкого определения понятийного инструментария, связанного с формированием Правительства, назначением его членов, сложением полномочий и роспуском (отставкой), а также в урегулировании государственно-служебного статуса Председателя и других членов Правительства. К сожалению, Федеральный конституционный закон о Правительстве, который должен был конкретизировать конституционные положения о порядке его деятельности, поставленных перед ним задач не решил и породил немало трудноразрешимых и неконституционных ситуаций в деятельности и федеральной исполнительной власти, и исполнительной власти в Российской Федерации в целом.

Деятельность Правительства в качестве особого рода коллегии федеральных органов исполнительной власти уточнена в ряде статей Федерального конституционного закона о Правительстве.

Так, в сфере экономики Правительство:

- осуществляет регулирование экономических процессов в пределах, установленных Конституцией и федеральным законодательством;

- обеспечивает единство экономического пространства и свободу экономической деятельности, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств;

- прогнозирует социально-экономическое развитие Российской Федерации, разрабатывает и осуществляет программы развития приоритетных отраслей экономики;

- вырабатывает государственную структурную и инвестиционную политику и принимает меры по ее реализации;

- осуществляет управление федеральной собственностью;

- разрабатывает и реализует государственную политику в сфере международного экономического, финансового, инвестиционного сотрудничества;

- осуществляет общее руководство таможенным делом;

- принимает меры к защите интересов отечественных производителей товаров, исполнителей работ и услуг;

- формирует мобилизационный план экономики Российской Федерации, обеспечивает функционирование оборонного производства Российской Федерации.

В сфере бюджетной, финансовой, кредитной и денежной политики Правительство:

- обеспечивает проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики;

- разрабатывает и представляет Государственной Думе федеральный бюджет и обеспечивает его исполнение;

- представляет Государственной Думе отчет об исполнении федерального бюджета;

- разрабатывает и реализует налоговую политику;

- обеспечивает совершенствование бюджетной системы;

- принимает меры по регулированию рынка ценных бумаг;

- осуществляет управление государственным внутренним и внешним долгом Российской Федерации;

- осуществляет в соответствии валютное регулирование и валютный контроль, руководит валютно-финансовой деятельностью в отношениях Российской Федерации с иностранными государствами;

- разрабатывает и осуществляет меры по проведению единой политики цен.

В социальной сфере Правительство Российской Федерации:

- обеспечивает проведение единой государственной социальной политики, реализацию конституционных прав граждан в области социального обеспечения, способствует развитию социального обеспечения и благотворительности;

- принимает меры к реализации трудовых прав граждан;

- разрабатывает программы сокращения и ликвидации безработицы и обеспечивает реализацию этих программ;

- обеспечивает проведение единой государственной миграционной политики;

- принимает меры по реализации прав граждан на охрану здоровья, по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия;

- содействует решению проблем семьи, материнства, отцовства и детства, принимает меры по реализации молодежной политики;

- взаимодействует с общественными объединениями и религиозными организациями;

- разрабатывает и осуществляет меры к развитию физической культуры, спорта и туризма, а также санаторно-курортной сферы.

В сфере науки, культуры, образования Правительство Российской Федерации:

- разрабатывает и осуществляет меры государственной поддержки развития науки;

- обеспечивает государственную поддержку фундаментальной науки, имеющих общегосударственное значение приоритетных направлений прикладной науки;

- обеспечивает проведение единой государственной политики в области образования, определяет основные направления развития и совершенствования общего и профессионального образования, развивает систему бесплатного образования;

- обеспечивает государственную поддержку культуры и сохранение культурного наследия как общегосударственного значения, так и народов Российской Федерации.

В сфере природопользования и охраны окружающей среды Правительство Российской Федерации:

- обеспечивает проведение единой государственной политики в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности;

принимает меры по реализации прав граждан на благоприятную окружающую среду, по обеспечению экологического благополучия;

- организует деятельность к охране и рациональному использованию природных ресурсов, регулированию природопользования и развитию минерально-сырьевой базы Российской Федерации;

- координирует деятельность по предотвращению стихийных бедствий, аварий и катастроф, уменьшению их опасности и ликвидации их последствий.

В сфере обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью Правительство Российской Федерации:

- участвует в разработке и реализации государственной политики в области обеспечения безопасности личности, общества и государства;

- осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, по охране собственности и общественного порядка, по борьбе с преступностью и другими общественно опасными явлениями;

- разрабатывает и реализует меры по укреплению кадров, развитию и укреплению материально-технической базы правоохранительных органов;

- осуществляет меры по обеспечению деятельности органов судебной власти.

В сфере обеспечению обороны и государственной безопасности Российской Федерации Правительство Российской Федерации:

- осуществляет необходимые меры по обеспечению обороны и государственной безопасности Российской Федерации;

- организует оснащение вооружением и военной техникой, обеспечение материальными средствами, ресурсами и услугами Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации;

- обеспечивает выполнение государственных целевых программ и планов развития вооружения, а также программ подготовки граждан по военно-учетным специальностям;

- обеспечивает социальные гарантии для военнослужащих и иных лиц, привлекаемых в соответствии с федеральными законами к обороне или обеспечению государственной безопасности Российской Федерации;

- принимает меры по охране Государственной границы Российской Федерации;

- руководит гражданской обороной.

В сфере внешней политики и международных отношений Правительство Российской Федерации:

- осуществляет меры по обеспечению реализации внешней политики Российской Федерации;

- обеспечивает представительство Российской Федерации в иностранных государствах и международных организациях;

- в пределах своих полномочий заключает международные договоры Российской Федерации, обеспечивает выполнение обязательств Российской Федерации по международным договорам, а также наблюдает за выполнением другими участниками указанных договоров их обязательств;

- отстаивает геополитические интересы Российской Федерации, защищает граждан Российской Федерации за пределами ее территории;

- осуществляет регулирование и государственный контроль в сфере внешнеэкономической деятельности, в сфере международного научно-технического и культурного сотрудничества.

Заметим, что в последних трех сферах (обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью; обеспечению обороны и государственной безопасности; внешней политики и международных отношений) соответствующие федеральные органы исполнительной власти напрямую подчинены Президенту Российской Федерации, поэтому непосредственно связывать их функционирование с ответственностью федерального Правительства было бы неправильно.

При введении режима военного или чрезвычайного положения особенности деятельности Правительства Российской Федерации определяются федеральными конституционными законами*(632).

Правительство Российской Федерации решает вопросы с обязательным участием федеральных министров или представителей федеральных министерств, к ведению которых отнесены эти вопросы. При осуществлении своих полномочий федеральные министры подотчетны Правительству Российской Федерации, а по вопросам, отнесенным Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами к полномочиям Президента Российской Федерации, и Президенту Российской Федерации.

Заседания Правительства Российской Федерации проводятся не реже одного раза в месяц. Заместители Председателя Правительства и федеральные министры участвуют в заседаниях лично. В случае невозможности участия в заседании заместители Председателя Правительства и федеральные министры информируют об этом Председателя.

Представители палат Федерального Собрания, Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Счетной палаты Российской Федерации, Центрального банка Российской Федерации, иные лица вправе участвовать в заседаниях Правительства Российской Федерации в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами либо в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Руководители органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, избранные руководителями межрегиональных ассоциаций, участвуют в заседаниях Правительства Российской Федерации на постоянной основе*(633).

Правительство Российской Федерации может рассматривать отдельные вопросы на своих закрытых заседаниях.

Подготовка и проведение заседаний Правительства Российской Федерации осуществляются в соответствии с Регламентом Правительства Российской Федерации.

Материалы заседаний Правительства Российской Федерации и принятые по этим материалам решения относятся к служебной информации, порядок распространения которой устанавливается Регламентом Правительства Российской Федерации, если иное не определено федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Правительство Российской Федерации информирует граждан через средства массовой информации о вопросах, рассмотренных на своих заседаниях, и о принятых по этим вопросам решениях*(634).

Правительство Российской Федерации представляет Государственной Думе федеральный бюджет и отчет о его исполнении. Отчет об исполнении федерального бюджета за прошедший финансовый год представляется Государственной Думе Правительством Российской Федерации одновременно с проектом федерального бюджета на следующий финансовый год.

Члены Правительства Российской Федерации обязаны по приглашению палат Федерального Собрания присутствовать на их заседаниях и отвечать на вопросы членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы в порядке, определенном регламентами палат. В случае невозможности присутствия на заседании палаты Федерального Собрания приглашенный член Правительства заблаговременно уведомляет об этом палату с указанием причины и должностного лица, которое может, по его мнению, прибыть на заседание и ответить на поставленные вопросы.

Член Совета Федерации, депутат Государственной Думы вправе направить запрос Председателю Правительства или его членам. Запрос члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы направляется ими самостоятельно и не требует оглашения на заседании соответствующей палаты Федерального Собрания Российской Федерации. Должностное лицо, которому направлен запрос, должно дать ответ на него в письменной форме не позднее чем через 30 дней со дня его получения или в иной, согласованный с инициатором запроса срок.

Инициатор запроса имеет право принимать непосредственное участие в рассмотрении поставленных им в запросе вопросов, в том числе, на закрытых заседаниях Правительства. Ответ на запрос должен быть подписан тем должностным лицом, которому направлен запрос, либо лицом, временно исполняющим его обязанности.

Комитеты и комиссии палат Федерального Собрания вправе направлять письменные обращения по вопросам своего ведения членам Правительства Российской Федерации и руководителям федеральных органов исполнительной власти. О результатах рассмотрения письменных обращений комитетов и комиссий палат Федерального Собрания и о принятых мерах члены Правительства Российской Федерации и руководители федеральных органов исполнительной власти сообщают соответствующим комитетам и комиссиям в согласованные с ними сроки.

Аппарат Правительства возглавляет его Руководитель, являющийся по должности Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации или федеральным министром. Положение об Аппарате Правительства Российской Федерации утверждается Правительством Российской Федерации*(635). При этом, в отличие от отдельных подразделений Администрации Президента, ни сам Аппарат Правительства, ни его подразделения статусом федеральных органов исполнительной власти не обладают.

0

5

Статья 114

     1. Правительство Российской Федерации:
     а) разрабатывает и представляет Государственной Думе федеральный бюджет
и обеспечивает его исполнение; представляет Государственной Думе отчет об
исполнении федерального бюджета;
     б) обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой,
кредитной и денежной политики;
     в) обеспечивает проведение в Российской Федерации единой государственной
политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального
обеспечения, экологии;
     г) осуществляет управление федеральной собственностью;
     д) осуществляет меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности,
реализации внешней политики Российской Федерации;
     е) осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан,
охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью;
     ж) осуществляет иные полномочия, возложенные на него Конституцией Российской
Федерации, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации.
     2. Порядок деятельности Правительства Российской Федерации определяется
федеральным конституционным законом.

     Комментарий к статье 114

     а) Бюджетные права Российской Федерации основываются на конституционных
нормах, провозглашающих суверенитет Российской Федерации на всей ее территории
и предусматривающих, что в ведении Российской Федерации находится установление
основ федеральной политики, федеральные программы развития всех сфер общественной
жизни, финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование (ч. 1 ст.
4, пп. "е", "ж" ст. 71 Конституции).
     Субъекты Федерации участвуют в осуществлении федеральных полномочий в
пределах и формах, установленных настоящей Конституцией и федеральными законами.
Их участие в осуществлении бюджетных прав, принадлежащих непосредственно Российской
Федерации, обеспечивается представительством в федеральных органах законодательной
власти (ч. 2 ст. 95 Конституции).
     Закрепленный Конституцией правовой статус субъектов федерации (ст. 5,
72-73) и органов местного самоуправления (ст. 12 гл. 8) предопределяет их
бюджетную самостоятельность. Они имеют свой бюджет, самостоятельно устанавливают
свою бюджетную систему, принимают свои нормативные акты о порядке формирования
и исполнения своих бюджетов (ст. 2 Закона Российской Федерации "Об основах
бюджетных прав и прав по формированию и использованию внебюджетных фондов
представительных и исполнительных органов государственной власти республик
в составе Российской Федерации, автономной области, автономных округов, краев,
областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления"
- ВВС РФ, 1993, N 18, ст. 635).
     Закон Российской Федерации "Об основах бюджетного устройства и бюджетного
процесса", далее, - Закон об основах бюджетного устройства (ВВС РФ, 1991,
N 46, ст. 1543), подразделяет бюджеты по уровням их формирования на федеральный
бюджет, бюджеты субъектов федерации и местные бюджеты и определяет бюджетную
систему как основанную на экономических отношениях и установленных юридических
нормах совокупность указанных бюджетов. Взаимная связь бюджетов различных
уровней обеспечивается через использование регулирующих доходных источников,
создание целевых и региональных фондов и возможность их частичного перераспределения.
     Регламентируемая законом деятельность органов законодательной и исполнительной
властей по разработке, рассмотрению, утверждению и исполнению бюджета представляет
собой бюджетный процесс (ст. 4 Закона об основах бюджетного устройства).
     Распределение полномочий в сфере бюджетного процесса осуществляется на
основании конституционного принципа разделения властей и разграничения их
компетенции. Рассмотрение, утверждение и контроль за исполнением федерального
бюджета Конституцией относится к компетенции Государственной Думы. На Правительство
возлагается обязанность разработать и представить Государственной Думе федеральный
бюджет и обеспечить его исполнение. Представить Государственной Думе отчет
об исполнении федерального бюджета (ст. 10, ч. 1, ст. 105, п. "а", ч. 1, ст.
114 Конституции).
     Порядок разработки, рассмотрения и утверждения федерального бюджета подробно
регламентирован Законом об основах бюджетного устройства (ст. 20-24). Согласно
этому порядку за 18 месяцев до начала соответствующего финансового г. Президент
Российской Федерации принимает решение о начале работы над проектом федерального
бюджета. Правительство своим постановлением определяет порядок и сроки разработки
бюджетной системы Российской Федерации в целом на соответствующий финансовый
год, определяет механизм согласования представленных расчетов и заявок.
     Разработка федерального бюджета начинается с прогнозирования социально-экономического
развития страны, составления сводного баланса финансовых ресурсов, определения
основных направлений бюджетной политики, расчета контрольных цифр проекта
бюджета. Прогнозы общеэкономических показателей доводятся до сведения министерств
и ведомств Российской Федерации, государственных организаций, субъектов федерации.
В установленные сроки министерства и ведомства представляют свои расчеты и
обоснования планируемых на соответствующий период расходов на содержание учреждений
и организаций, финансируемых из федерального бюджета, а субъекты федерации
представляют свои запросы и обоснования размеров нормативов отчислений от
регулирующих доходов, размеров субвенций и дотаций, выделяемых из федерального
бюджета. Министерство финансов анализирует представленные показатели и на
их основе разрабатывает контрольные цифры федерального бюджета, которые передаются
субъектам федерации для их проработки и согласования. Исходя из интересов
развития своих территорий, субъекты федерации могут вносить предложения по
корректировке показателей проекта бюджета.
     Полнота и реальность федерального бюджета достигаются путем включения
в него всех видов источников бюджетных доходов и всех направлений расходов,
связанных с финансированием из федерального бюджета.
     Принятый федеральный бюджет оформляется законом и становится обязательным
для исполнения на всей территории России (ч. 1 ст. 76 Конституции).
     В исполнении федерального бюджета в той или иной мере принимают участие
все органы представительной и исполнительной властей, министерства, ведомства,
предприятия, учреждения и иные организации, но практическую работу по исполнению
федерального бюджета осуществляет Министерство финансов Российской Федерации.
В соответствии с законодательством Российской Федерации оно проводит корректировку
бюджетных показателей, контролирует исполнение федерального бюджета и целевое
использование средств федерального бюджета, выделяемых предприятиям и организациям,
составляет отчет об исполнении бюджета и представляет его Правительству (см.
Положение о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденное постановлением
Правительства Российской Федерации от 19 сентября 1994 г. - СЗ РФ, 1994, N
19, ст. 2211).
     Значительная роль в исполнении федерального бюджета принадлежит Главному
управлению федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации,
которое организует бюджетное и финансовое исполнение федерального бюджета,
ведет сводный реестр распорядителей средств федерального бюджета, организует
распределение в установленных размерах доходов между федеральным бюджетом
и бюджетами субъектов Федерации и выполняет иные функции, связанные с исполнением
федерального бюджета (см. Положение о федеральном казначействе Российской
Федерации, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации
от 27 августа 1993 г. - САПП РФ, 1993, N 35, ст. 3320).
     Исполнение федерального бюджета осуществляется и налоговой службой, которая
следит за полнотой и своевременностью перечисления налогов и сборов в федеральный
бюджет (см. Законы Российской Федерации "О Государственной налоговой службе
Российской Федерации" от 21 марта 1991 г. - ВВС РСФСР, 1991, N 15, ст. 492;
"Об основах налоговой системы в Российской Федерации" от 27 декабря 1991 г.
- ВВС РФ, 1992, N 34, ст. 1972).
     В ходе исполнения федерального бюджета Правительство может вносить изменения
по доходам и расходам бюджета в пределах утвержденных ассигнований по статьям
функциональной бюджетной классификации. Принимает меры к сокращению дефицита
федерального бюджета, к укреплению его доходной части, предотвращению неконтролируемых
расходов бюджета.
     Составление отчета об исполнении федерального бюджета начинается с принятия
Правительством постановления, которым все органы и организации, связанные
с исполнением федерального бюджета, обязываются представить в Министерство
финансов сведения по исполнению бюджета. Министерство финансов составляет
проект отчета по всем основным показателям доходов и расходов и направляет
его Правительству. В Государственную Думу отчет об исполнении федерального
бюджета Правительство представляет в мае г., следующего за отчетным.
     б) Финансовое, валютное, кредитное регулирование и денежная эмиссия находятся
в исключительном ведении Российской Федерации (п. "ж" ст. 71 Конституции).
     Необходимость проведения в этой сфере деятельности единой политики обусловливается
конституционными нормами, закрепляющими федеративное устройство Российской
Федерации, основанное на ее государственной целостности, и конституционным
статусом денежной системы России (ст. 5, 75 Конституции).
     Единая финансовая, кредитная и денежная политика является мощным регулятором
экономики страны и рыночных отношений и необходимым условием обеспечения гарантированного
Конституцией (ст. 8) единства экономического пространства свободного перемещения
товаров, услуг и финансовых средств, поддержки конкуренции, свободы экономической
деятельности.
     Проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики Правительство
осуществляет через специально созданные для управления финансами органы. В
числе этих органов ведущее место занимает Министерство финансов Российской
Федерации, на которое возложено общее руководство организацией финансов в
стране, обеспечение единых принципов финансирования производственной и социальной
сфер, создание финансовой базы для комплексного развития территорий (см. Положение
о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденное постановлением
Правительства Российской Федерации от 19 сентября 1994 г. - СЗ РФ, 1994, N
19, ст. 2211).
     Главное управление федерального казначейства Министерства финансов Российской
Федерации и подчиненные ему территориальные органы федерального казначейства
осуществляют управление доходами и расходами в процессе исполнения федерального
бюджета и контроль за поступлением, целевым и экономным использованием государственных
средств (см. Указ Президента Российской Федерации "О федеральном казначействе".
- ВВС РФ, 1992, N 650, ст. 2978; Положение о федеральном казначействе Российской
Федерации, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации
от 27 августа 1993 г. - САПП РФ, 1993, N 35, ст. 3320).
     Властными полномочиями в области организации денежно-кредитного обращения
наделен Центральный банк Российской Федерации. На него возложено осуществление
денежной эмиссии и защиты, обеспечения устойчивости и повышения покупательной
способности рубля, а также обеспечение эффективного и бесперебойного функционирования
системы расчетов (см. ст. 75 Конституции; Закон "О Центральном банке Российской
Федерации (Банке России)" в редакции Закона от 25 апреля 1995 г. - СЗ РФ,
1995, N 18, ст. 1593).
     Российская финансовая корпорация осуществляет от имени Правительства
Российской Федерации финансирование инвестиционных проектов на возвратной
и платной основе за счет централизованных финансовых и кредитных ресурсов
(см. Указ Президента Российской Федерации от 15 марта 1993 г. - САПП РФ, 1993,
N 12, ст. 991; Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации
от 17 апреля 1993 г. "О Российской финансовой корпорации". - САПП РФ, 1993,
N 17, ст. 1548).
     Правительство, направляя деятельность министерств, государственных комитетов
и других подведомственных ему органов в области финансов, принимает меры к
тому, чтобы эти органы в полном объеме использовали предоставленные им полномочия
для выполнения возложенных на них задач и осуществления ими своих функций.
Принимает правовые акты, регулирующие порядок их деятельности, к числу которых
относятся утверждаемые им положения об этих органах. Правительство имеет право
отменять акты подведомственных ему органов (ст. 23 Закона Российской Федерации
от 22 декабря 1992 г. "О Совете Министров - Правительстве Российской Федерации".
- (ВВС РФ, N 1, ст. 14).
     Основные направления деятельности в сфере финансовой, кредитной и денежной
политики определены в принятой Правительством программе "Реформы и развитие
российской экономики в 1995-1997 годах" (СЗ РФ, 1995, N 28, ст. 2675), действие
которой рассчитано на длительный срок. На базе этой программы разрабатываются
и принимаются реальные меры по финансовой стабилизации, включая нормализацию
денежного обращения, урегулирование взаимных расчетов предприятий и организаций,
улучшение работы банков, а также по борьбе с долларизацией экономики и укреплению
российского рубля, усилению контроля за эффективностью осуществляемых государственных
расходов, обеспечению целевого направления средств на реализацию федеральных
программ.
     в) Потребность в единой государственной политике в области культуры,
науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии вытекает
из единства закрепленных Конституцией прав и свобод для всех граждан Российской
Федерации, независимо от того, на территории какого субъекта Федерации человек
проживает.
     Этим же обусловливается и нахождение вопросов по указанным сферам деятельности
в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (пп. "д", "е", "ж"
ст. 72 Конституции).
     Обеспечение проведения единой государственной политики в области культуры,
образования, здравоохранения, социального обеспечения и экологии возлагается
на Правительство Российской Федерации, социальная направленность деятельности
которого определяется Конституцией, провозгласившей Российскую Федерацию социальным
государством (ч. 1 ст. 7). Правительство призвано реализовать требования Конституции
о создании условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
Полномочия Правительства по конкретным направлениям деятельности в социально-культурной
сфере устанавливаются отдельными законодательными актами, в числе которых
Основы законодательства Российской Федерации о культуре (ВВС РФ, 1992, N 46,
ст. 2615), Закон Российской Федерации "Об образовании" в редакции Закона от
13 января 1996 г. (СЗ РФ, 1996, N 3, ст. 150), Основы законодательства Российской
Федерации об охране здоровья граждан (ВВС РФ, 1993, N 33, ст. 1318), Закон
Российской Федерации "Об охране окружающей природной среды" (ВВС РФ, 1992,
N 10, ст. 457), Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в РСФСР"
(ВВС РФ, 1990, N 27, ст. 351) и другие.
     В соответствии с указанными актами Правительство разрабатывает и организует
реализацию государственных программ развития культуры, науки, образования,
здравоохранения, социального обеспечения, охраны окружающей среды. Посредством
налоговых льгот и кредитов стимулируется развитие государственных научных
центров, специальных образовательных учреждений, школ, студий, укрепление
материально-технической базы научных учреждений и объектов, образовательных
учреждений и учреждений культуры.
     В целях охраны здоровья граждан Правительством принимаются меры по созданию
благоприятных условий труда и отдыха, развитию государственной системы здравоохранения
и предоставлению населению доступной медико-социальной помощи, экологическому
и санитарно-эпидемиологическому благополучию, осуществляется контроль за производством
и реализацией доброкачественных продуктов питания. Им устанавливается порядок
разработки и утверждения экологических нормативов выбросов и сбросов загрязняющих
веществ в окружающую природную среду, лимитов использования природных ресурсов,
размещения отходов, принимаются решения об организации особо охраняемых природных
территорий и объектов и включения их в природно-заповедный фонд России, осуществляется
координация работы исполнительных органов всех уровней при реализации экологических
программ федерального и международного значения, ликвидации последствий стихийных
бедствий, крупных аварий и катастроф.
     Правительство определяет порядок реализации прав граждан на пенсионное
обеспечение, а также условия пенсионного обеспечения отдельных категорий граждан,
разрабатывает и реализует программы социальной защиты пенсионеров и инвалидов,
государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, а также
других групп населения, нуждающихся в государственной поддержке, и выполняет
другие полномочия, связанные с реализацией требований ст. 7 Конституции по
обеспечению социальных прав граждан.
     г) Федеральная государственная собственность является одним из основных
источников обеспечения функционирования государства и развития сфер экономики
страны и находится в управлении и ведении Российской Федерации (п. "д" ст.
71 Конституции).
     Исключительно к федеральной собственности относятся:
     объекты, составляющие основу национального богатства страны, в число
которых входят ресурсы континентального шельфа, территориальных вод и морской
экономической зоны, охраняемые или особым образом используемые природные объекты,
историко-культурные и художественные ценности;
     объекты, необходимые для обеспечения функционирования федеральных органов
власти и управления и решения общероссийских задач, - государственная казна,
имущество вооруженных сил и других войск, выполняющих задачи в области обороны,
высшие учебные заведения, научно-исследовательские учреждения и предприятия
геологической, картографо-геодезической, гидрометеорологической службы, контроля
за состоянием и охраны окружающей среды и природных ресурсов, стандартизации
и метрологии, санитарно-эпидемиологической и ветеринарной службы и другие;
     предприятия добывающей промышленности, топливно-энергетического комплекса,
отраслей железнодорожного, воздушного и трубопроводного транспорта, речного
и морского флота и другие объекты отраслей, обеспечивающих жизнедеятельность
народного хозяйства России в целом и развитие других отраслей народного хозяйства.
     В составе федеральной собственности находятся и такие объекты, которые
могут быть переданы в государственную собственность субъектов федерации (ВВС
РФ, 1992, N 3, ст. 89).
     Имущество, находящееся в государственной собственности, закрепляется
за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование
и распоряжение (ст. 214, 294, 296 ГК).
     Управление федеральной собственностью возложено на Правительство Российской
Федерации, которое принимает меры по рациональному использованию объектов
федеральной собственности, рассматривает проекты программ о приватизации федеральной
собственности и рассматривает предложения об основных направлениях использования
средств, полученных от приватизации.
     Общее управление объектами федеральной собственности на территории России
и за рубежом, а также проведение политики приватизации государственных предприятий
и объектов недвижимости Правительство осуществляет через Государственный комитет
Российской Федерации по управлению государственным имуществом (см. Положение
об указанном Комитете, утвержденное постановлением Правительства Российской
Федерации от 4 декабря 1995 г. N 1190. - СЗ РФ, 1995, N 50, ст. 4930), а оперативное
решение вопросов управления государственными предприятиями и организациями
- через отраслевые министерства и ведомства, которые во всех вопросах своей
деятельности подведомственны и подконтрольны ему.
     д) Деятельность Правительства в области обороны страны, государственной
безопасности и реализации внешней политики основывается на конституционных
положениях об обязанности Российской Федерации обеспечивать целостность и
неприкосновенность своей территории (ч. 3 ст. 4 Конституции).
     Система официально принятых в государстве взглядов на военное строительство,
подготовку страны к обороне и использование Вооруженных Сил и других войск
для защиты жизненно важных интересов России определена "Основными направлениями
военной доктрины Российской Федерации", утвержденными Указом Президента Российской
Федерации от 2 ноября 1993 г. (САПП РФ, 1993, N 45, ст. 4329).
     Конкретные полномочия Правительства в области обороны и безопасности
страны определены Законами Российской Федерации "Об обороне", "О безопасности",
"О Государственной границе", "О воинской обязанности и военной службе", "О
пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних
дел, и их семей" и др. (ВВС РФ, 1992, N 42, ст. 2331; ВВС РФ, 1992, N 15,
ст. 769; ВВС РФ, 1993, N 17, ст. 594; ВВС РФ, 1993, N 9, ст. 325; ВВС РФ,
1993, N 9, ст. 328).
     В соответствии с этими законами Правительство организует оснащение Вооруженных
Сил, пограничных и других войск вооружением и военной техникой и обеспечение
их материальными средствами и энергетическими ресурсами, определяет порядок
предоставления Вооруженным Силам земель, лесов, вод и других природных ресурсов.
     С привлечением Министерства обороны, Федеральной пограничной службы,
Службы внешней разведки, Федеральной службы контрразведки Правительство разрабатывает
и реализует программы вооружения и развития оборонного промышленного комплекса,
оперативного оборудования территорий России в целях обороны, по социальному
обеспечению военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, а также членов
их семей.
     Правительством решаются вопросы о создании и ликвидации военных образовательных
учреждений профессионального образования, факультетов военного обучения и
военных кафедр при образовательных учреждениях высшего профессионального образования,
утверждаются положения о воинском учете, призыве на военную службу, проведении
военных сборов, военно-врачебной экспертизы.
     В пределах своей компетенции Правительство ведет международные переговоры
и заключает межправительственные соглашения по вопросам военного сотрудничества,
хозяйственной деятельности, а также по вопросам социально-культурной сферы
и принимает меры к исполнению международных договоров Российской Федерации,
обеспечивает представительство Российской Федерации в иностранных государствах
и в международных организациях, осуществляет руководство в области внешней
торговли и других видов внешнеэкономической деятельности (ст. 20 Закона Российской
Федерации "О Совете Министров - Правительстве Российской Федерации" (ВВС РФ,
1993, N 1, ст. 14).
     е) Конституция возлагает на Правительство Российской Федерации осуществление
мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности
и общественного порядка, борьбе с преступностью.
     В этих целях на основании предложений Министерства внутренних дел, Министерства
юстиции, Департамента налоговой полиции, Прокуратуры Российской Федерации
Правительство разрабатывает программы по усилению борьбы с преступностью,
укреплению в стране законности и правопорядка, координирует усилия правоохранительных
органов по реализации указанных программ.
     На Министерство внутренних дел возлагается обеспечение личной безопасности
граждан, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений,
раскрытие преступлений, охрана общественного порядка и обеспечение общественной
безопасности (ст. 2 Закона Российской Федерации "О милиции" от 18 апреля 1991
г. - ВВС РФ, 1991, N 16, ст. 503).
     Налоговая полиция выявляет, предупреждает и пресекает налоговые преступления
и правонарушения, осуществляет сбор и анализ информации об исполнении налогового
законодательства, прогнозирование тенденций развития негативных процессов,
связанных с налогообложением (ст. 2 Закона Российской Федерации от 20 мая
1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции". - ВВС РФ, 1993, N 29, ст.
114).
     Правительство определяет порядок и нормы материально-технического обеспечения
деятельности судов, прокуратуры, органов внутренних дел, налоговой полиции,
решает вопросы о их своевременном финансировании, а также социальном обеспечении
их сотрудников. Им устанавливается полный перечень специальных средств, состоящих
на вооружении милиции и налоговой полиции, и правила их применения, утверждаются
образцы единой форменной одежды сотрудников милиции, налоговой полиции, прокуратуры
(ст. 14, 15, 17 Закона Российской Федерации "О федеральных органах налоговой
полиции", ст. 44 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
- ВВС РФ, 1991, N 16, ст. 503; ВВС РФ, 1993, N 29, ст. 114; СЗ РФ, 1995, N
47, ст. 4472).
     ж) Содержащийся в ст. 114 Конституции перечень полномочий Правительства
не является исчерпывающим. Конституция (п. "ж" ст. 114) обязывает Правительство
осуществлять и иные полномочия, возложенные на него Конституцией Российской
Федерации, федеральными законами и указами Президента Российской Федерации.
     В частности, Конституция обязывает Правительство обеспечивать в соответствии
с Конституцией осуществление полномочий федеральной государственной власти
на всей территории Российской Федерации (ч. 4 ст. 78), давать заключения по
всем законопроектам о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты,
о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства
и по другим законопроектам, предусматривающим расходы, покрываемые за счет
федерального бюджета (ч. 3 ст. 104).
     Указом Президента Российской Федерации от 4 февраля 1993 г. "Вопросы
Совета Министров - Правительства" (САПП РФ, 1993, N 6, ст. 480) Правительству
поручено утвердить положения о министерствах, государственных комитетах и
других подведомственных ему органах государственного управления, за исключением
тех, для которых установлен иной порядок утверждения.
     Федеральным законом "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста
и инвалидов" от 2 августа 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 32, ст. 3198) на Правительство
возложено определение федерального перечня гарантированных государством для
указанной категории граждан социальных услуг, а также порядок участия граждан
пожилого возраста и инвалидов, проживающих в стационарных учреждениях социального
обслуживания, в лечебно-трудовой деятельности в соответствии с медицинскими
рекомендациями (ст. 13).
     В обязанность Правительства входит установление перечня товаров (работ)
длительного пользования, которые по истечении определенного периода могут
представлять опасность для жизни, здоровья потребителя, причинять вред его
имуществу или окружающей среде, а также перечень товаров, не подлежащих обмену
(ч. 2, 4 ст. 5, ч. 1 ст. 25 Федерального закона "О защите прав потребителей"
в редакции Закона от 9 января 1996 г. (СЗ РФ, 1996, N 3, ст. 140).
     Дать исчерпывающий перечень полномочий Правительства в данном случае
невозможно, поскольку оно осуществляет руководство практически всеми отраслями
в области экономики, социально-культурной и административно-политической сфер,
находящимися в ведении Российской Федерации и в совместном ведении Федерации
и ее субъектов.

     2. Порядок деятельности Правительства определен Законом Российской Федерации
"О Совете Министров - Правительстве Российской Федерации" от 22 декабря 1992
г. (ВВС РФ, 1993, N 1, ст. 14).
     С принятием Конституции Российской Федерации 1993 г., установившей принцип
разделения властей, правовой статус Правительства значительно повысился и
возросла его роль в обеспечении проведения государством внутренней и внешней
политики, обеспечении и защиты гарантированных Конституцией прав и свобод
граждан. В силу этого Конституция (ч. 2 ст. 114) устанавливает, что порядок
деятельности Правительства должен определяться федеральным конституционным
законом.
     Однако согласно Заключительному и переходному положению Конституции (ст.
2) Закон Российской Федерации "О Совете Министров - Правительстве Российской
Федерации" до принятия указанного федерального конституционного закона подлежит
применению в части, не противоречащей Конституции. В соответствии с установленным
Законом о Правительстве порядком на заседаниях Правительства решаются наиболее
важные вопросы государственного управления, экономического и социально-культурного
развития Российской Федерации и ее территорий. Заседания проводятся не реже
одного раза в квартал и считаются правомочными, если на них присутствуют не
менее двух третей членов Правительства. Проходят заседания под руководством
Председателя Правительства, а в его отсутствие - первого заместителя Председателя.
Президент Российской Федерации вправе председательствовать на заседаниях Правительства.
     В качестве постоянного органа действует Президиум Правительства в составе
Председателя Правительства и его заместителей, министра финансов, министра
экономики, министра иностранных дел, министра обороны, министра внутренних
дел, председателя Государственного комитета по управлению государственным
имуществом и руководителя аппарата Правительства. По представлению Председателя
Правительства Президент может включить в состав Президиума других членов Правительства.
     Порядок внесения в Правительство на рассмотрение, согласование или заключение
проектов решений Правительства и иных актов, подготовки и проведения заседаний
Правительства и его Президиума, оформления принятых на заседаниях решений
определяется Временным регламентом Правительства Российской Федерации, утвержденным
постановлением Правительства Российской Федерации от 2 августа 1995 г. N 778.

0

6

Статья 114

     1. Правительство Российской Федерации:
     а) разрабатывает и представляет Государственной Думе федеральный бюджет
и обеспечивает его исполнение; представляет Государственной Думе отчет об
исполнении федерального бюджета;
     б) обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой,
кредитной и денежной политики;
     в) обеспечивает проведение в Российской Федерации единой государственной
политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального
обеспечения, экологии;
     г) осуществляет управление федеральной собственностью;
     д) осуществляет меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности,
реализации внешней политики Российской Федерации;
     е) осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан,
охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью;
     ж) осуществляет иные полномочия, возложенные на него Конституцией Российской
Федерации, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации.
     2. Порядок деятельности Правительства Российской Федерации определяется
федеральным конституционным законом.

     Комментарий к статье 114

     Конституция определяет роль Правительства в организации бюджетного процесса,
т. е. в регламентированной законом деятельности органов государственной власти
по составлению, рассмотрению, утверждению и исполнению федерального бюджета.
В обязанности Правительства входят разработка и представление Государственной
Думе федерального бюджета<110>, обеспечение его исполнения; Правительство
представляет Думе и отчет об исполнении федерального бюджета.
     Без заключения Правительства не могут быть внесены в Государственную
Думу законопроекты о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты,
о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства,
другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального
бюджета (п. 3 ст. 104 Конституции).
     Организуя разработку федерального бюджета, Правительство устанавливает
порядок осуществления методического руководства и координации участия в этой
работе центральных органов федеральной исполнительной власти и органов исполнительной
власти субъектов Федерации, определяет порядок и сроки представления центральными
органами федеральной исполнительной власти заявок на ассигнования из федерального
бюджета, а органами исполнительной власти субъектов Федерации - предложений
о размерах субвенций и дотаций из республиканского бюджета, определяет механизм
согласования представленных расчетов и заявок, а также решает другие вопросы,
связанные с составлением федерального бюджета, исходя из основных направлений
своей деятельности, принятых программ и приоритетов развития отраслей народного
хозяйства и отдельных регионов <111>.
     В области государственных финансов к важнейшим проблемам, решаемым Правительством,
относятся сокращение дефицита федерального бюджета, предотвращение неконтролируемого
роста расходов бюджета, укрепление его доходной части и усиление социальной
направленности расходов. Правительство признало необходимость проведения реформы
бюджета и бюджетного процесса, построения всех его элементов на принципе рационализации
государственных расходов, усиления контроля за распределением и эффективным
использованием бюджетных ассигнований и других государственных ресурсов, скорейшего
введения в хозяйственную практику эффективных процедур организации расчетов
и кредитования <112>.
     Обеспечивая разработку и исполнение бюджета, Правительство взаимодействует
с Центральным банком России и опирается на Министерство финансов, Министерство
экономики и иные федеральные государственные органы.
     В соответствии с Указом Президента о Федеральном казначействе от 8 декабря
1992 г. N 1556<113> действует федеральное казначейство Российской Федерации.
Его главными задачами являются, в частности, организация, осуществление и
контроль за исполнением республиканского бюджета Российской Федерации, управление
доходами и расходами этого бюджета на счетах казначейства в банках исходя
из принципа единства кассы. Деятельность казначейства регулируется Положением,
утверждаемым Правительством.
     Единая финансовая, кредитная и денежная политика - один из главных рычагов
укрепления единого экономического пространства, обеспечения свободного перемещения
товаров, услуг, финансовых средств, поддержки конкуренции, свободы экономической
деятельности.
     В программе Правительства "Развитие реформ и стабилизация российской
экономики" определены основные ориентиры единой финансовой, кредитной и денежной
политики, намечен комплекс мероприятий по всем ее главным направлениям с учетом
федеративного устройства Российского государства. Достижение программных целей
в этой области, рассчитанных как на ближайшую, так и на более отдаленную перспективу,
требует скоординированных действий всех федеральных и региональных органов
исполнительной власти.
     Сегодня настоятельно необходима совместная конструктивная работа Федерального
Собрания и Правительства по проведению последовательной инфляционной политики,
использованию различных антиинфляционных рычагов. Многое зависит также от
согласованных действий Минфина и Центрального банка России в области кредитной
политики, отказа от расточительных субсидий и поддержки бесперспективных производств,
сокращения бюджетного дефицита, принятия других мер, направленных на торможение
роста цен и сдерживание инфляции.
     Предстоит найти и задействовать механизмы, позволяющие преодолеть кризис
неплатежей, прекратить остановку жизнеспособных предприятий, приступить к
реорганизации и оздоровлению экономически несостоятельных предприятий (а при
необходимости применять процедуру банкротства), установить единый порядок
предоставления государственной поддержки товаропроизводителям и строгий контроль
над тем, как она используется.
     В рамках сотрудничества Российской Федерации с другими государствами
- участниками СНГ все более актуальным становиться совершенствование механизма
платежно-расчетных и кредитных отношений.
     Договор о создании Экономического союза, подписанный в Москве 24 сентября
1993 г. <114>, предусматривает согласование денежно-кредитной, бюджетной,
налоговой, ценовой, валютной политики, координацию действий стран СНГ в осуществлении
экономических реформ через межгосударственные институты, включающие валютный
(денежный) союз, последовательную гармонизацию налоговых систем. Правительство
Российской Федерации сотрудничает в этом направлении как на двусторонней,
так и на многосторонней основе, и прежде всего в рамках Совета глав правительств,
который координирует сотрудничество органов исполнительной власти стран СНГ
в экономической, социальной и иных сферах общих интересов.
     Начала единой государственной политики в области культуры, науки, образования,
здравоохранения, социального обеспечения, экологии (п. "в" ч. 1 ст. 114) исходят
из соответствующих требований Конституции (ст. 72) о взаимодействии государственных
органов Федерации и субъектов Федерации, координации деятельности подведомственных
Правительству министерств и ведомств. Проведение такой политики носит как
бы сквозной характер, находя отражение в различных сторонах деятельности Правительства
и принимаемых им решениях.
     Отдельные законодательные акты уточняют, конкретизируют задачи и полномочия
Правительства в реализации единой социальной политики (Основы законодательства
о культуре, об охране здоровья граждан, Законы о вывозе и ввозе культурных
ценностей, об образовании, о государственных пенсиях, КЗоТ и др.).
     Сферы приложения усилий Правительства здесь весьма широки, они включают
прежде всего:
     - в области культуры - охрану культурного наследия народов России, разработку
и осуществление федеральных программ сохранения и развития общенациональной
культуры, стимулирования ее многообразия, формирование комплексной системы
поддержки культуры, ее творцов, их профессиональных объединений;
     - в области здравоохранения - как минимум недопущение снижения объема
медицинской и лекарственной помощи населению, объединение и концентрацию различных
источников финансирования на наиболее важных направлениях здравоохранения,
реформирование системы медицинской помощи, в том числе переход к обязательному
медицинскому страхованию российских граждан, принятие мер по развитию современной
производственной базы для изготовления высококачественных медикаментов и медицинской
техники;
     - в области образования - реализацию федеральной программы развития образования,
совершенствование управления системой образования, более эффективное использование
как образовательного, так и научного потенциала высшей школы, укрепление ее
материальной базы, усиление социальной защиты студентов и работников высшей
школы.
     Указом Президента Российской Федерации о государственных научных центрах
Российской Федерации от 22 июня 1993 г. N 939 <115> на Правительство возложены
обязанности по формированию таких центров в целях создания благоприятных условий
для сохранения в России ведущих научных школ мирового уровня, развития научного
потенциала страны в области фундаментальных и прикладных исследований и подготовки
высококвалифицированных научных кадров. Принципиальное значение для решения
этих задач будет иметь принятие закона о науке и научно-технической политике.
     Подробную регламентацию полномочий Правительства по реализации государственной
экологической политики содержит Закон РСФСР об охране окружающей природной
среды от 19 декабря 1991 г. <116> В соответствии с Указом Президента Российской
Федерации о государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей
среды и обеспечению устойчивого развития от 4 февраля 1994 г. N 236 Правительству
предложено утвердить план действий по охране окружающей среды на 1994 - 1995
гг. <117>.
     Соблюдение основных социальных прав человека должно находиться под контролем
исполнительной власти, как и других ветвей власти Российской Федерации. Требования,
предъявляемые к деятельности Правительства, направляемых им структур, увязываются
сегодня самым непосредственным образом с изменениями в качестве жизни населения,
с обеспечением прав граждан. Объединяя и координируя работу подведомственных
министерств и ведомств, Правительство определяет степень их ответственности
за проведение в жизнь социальной политики, необходимые для этого функции и
полномочия. Так, согласно Положению о Министерстве социальной защиты населения,
утвержденному Постановлением Правительства от 1 марта 1993 г. N 167 <118>,
на Министерство возложено осуществление руководства по обеспечению единой
государственной политики в области социальной защиты пенсионеров, инвалидов,
семей с несовершеннолетними детьми, женщин и детей, а также других групп населения,
нуждающихся в государственной поддержке.
     Управление федеральной собственностью - одно из основных полномочий Правительства
Российской Федерации. Законодательными актами определены объекты, относящиеся
исключительно к федеральной собственности, и объекты, которые являются федеральной
собственностью, но могут быть переданы в государственную собственность субъектов
Федерации. Исключительно к федеральной собственности отнесены прежде всего:
1) объекты, составляющие основу национального богатства страны; 2) объекты,
необходимые для обеспечения функционирования федеральных органов власти и
управления и решения общероссийских задач; 3) объекты оборонного производства;
4) объекты отраслей, обеспечивающих жизнедеятельность народного хозяйства
России в целом и развитие других отраслей народного хозяйства.
     Государство как собственник может закрепить принадлежащее ему имущество
за предприятиями и учреждениями на праве полного хозяйственного ведения, оперативного
управления или ином вещном праве. В отношении такого имущества государство,
а также орган, уполномоченный управлять его имуществом, осуществляют правомочия,
предусмотренные п. 2 ст. 5 Закона РСФСР о собственности в РСФСР (1990 г.)
<119>.
     В целях совершенствования управления государственным сектором экономики
и в соответствии со ст. 114 Конституции Правительство приняло Постановление
о делегировании полномочий Правительства Российской Федерации по управлению
и распоряжению объектами федеральной собственности от 10 февраля 1994 г. N
96 <120>. Постановлением установлено, что решения о создании и ликвидации
относящихся к федеральной собственности государственных предприятий (федеральных
предприятий) принимаются Правительством, и определен порядок принятия таких
решений.
     Правительство назначает представителей государства в предприятиях, создаваемых
с участием государства и иных лиц (учредителями от имени государства в таких
предприятиях выступают Госкомимущество России и Российский фонд федерального
имущества по решению Правительства).
     К компетенции Госкомимущества России Правительством отнесены (наряду
с иными полномочиями, предоставленными этому Комитету законодательством):
     - осуществление юридических действий, связанных с созданием, реорганизацией
и ликвидацией федеральных предприятий, кроме тех, право осуществления которых
делегировано Правительством, иным федеральным органом исполнительной власти;
     - передача в установленном порядке государственного имущества, относящегося
к федеральной собственности, в полное хозяйственное ведение, оперативное управление,
а также в аренду, пользование юридическим лицам на основе заключаемых с ними
договоров;
     - контроль за использованием по назначению и сохранностью федерального
государственного имущества, закрепленного за федеральными предприятиями на
праве полного хозяйственного ведения, за федеральными государственными учреждениями
на праве оперативного управления, а также переданного в установленном порядке
иным лицам.
     Правительство предоставило федеральным органам управления, на которые
возложены координация и регулирование деятельности в отраслях (сферах управления),
право:
     - утверждать уставы федеральных предприятий в соответствии с типовым
уставом, утверждаемым Госкомимуществом России;
     - назначать на должность и освобождать от должности руководителей федеральных
предприятий, заключать, изменять и расторгать контракты с этими руководителями
в порядке, установленном законодательством.
     Правительством определяется порядок использования находящихся в федеральной
собственности административных зданий и служебных помещений, предназначенных
для размещения федеральных органов исполнительной власти и государственных
учреждений.
     Специальный порядок управления установлен в отношении федеральной собственности,
находящейся за рубежом.
     Средства федерального бюджета и иное федеральное имущество, не закрепленное
за предприятиями и учреждениями, составляет государственную казну Российской
Федерации. Организация и ведение операций по учету государственной казны Российской
Федерации возложены на Главное управление федерального казначейства Минфина
России, действующее в соответствии с Положением о федеральном казначействе
Российской Федерации, утвержденным Постановлением Совета Министров - Правительства
Российской Федерации от 27 августа 1993 г. N 864 <121>.
     Полномочия Правительства в области обороны предусмотрены Законом РФ об
обороне от 24 сентября 1992 г. (ст. 6)<122>. Под обороной в Законе понимается
система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных
мер по обеспечению готовности государства к защите от вооруженного нападения,
а также собственно защиты населения, территории и суверенитета Российской
Федерации.
     В соответствии с Законом об обороне на Правительство возложены, в частности,
организация оснащения Вооруженных Сил Российской Федерации оружием и военной
техникой, их обеспечение материальными средствами, ресурсами и услугами, определение
порядка воинского учета, организация работы подведомственных органов по социальному
обеспечению военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, а также членов
их семей, организация контроля за экспортом оружия и военной техники.
     Предмет заботы Правительства - выполнение Государственной программы обеспечения
жильем военнослужащих и членов их семей.
     Принимая меры к обеспечению государственной безопасности, Правительство
руководствуется также Законами РФ о безопасности от 5 марта 1992 г., о государственной
границе Российской Федерации от 1 апреля 1993 г.<123> и иными законодательными
актами.
     При решении внешнеполитических задач Правительство проводит переговоры
и заключает международные договоры по вопросам, относящимся к его компетенции,
принимает меры к исполнению международных договоров Российской Федерации.
     Укрепление законности и правопорядка - задача, решение которой требует
объединения усилий всех органов федеральной государственной власти. Подготовлена
Федеральная программа по усилению борьбы с преступностью на 1994 - 1995 гг.
Цель Программы - создание дополнительных гарантий защиты жизни, здоровья,
имущественных и иных прав граждан, общественной безопасности и правопорядка.
Особое значение в настоящее время приобрела борьба с организованной преступностью
и коррупцией. На рассмотрение в Федеральном Собрании находятся проекты законов
о борьбе с организованной преступностью, о профилактике правонарушений и участии
населения в охране общественного порядка.
     Правительством принимаются меры по обеспечению органов охраны правопорядка
необходимыми техническими средствами, финансовыми и иными ресурсами, по усилению
социальной защиты сотрудников этих органов. Нуждаются в совершенствовании
валютный контроль, контроль за соблюдением правил в области налоговой и лицензионной
деятельности.
     Правительство обладает правом законодательной инициативы и активно участвует
в разработке законопроектов, образующих правовую основу для развития рыночных
отношений, решения острых экономических и социальных проблем. К числу важнейших
законов, проекты которых рассматривались в Правительстве, относится Гражданский
кодекс. С принятием первой части Кодекса будет сделан серьезный шаг в обновлении
российского гражданского законодательства, приближении его к потребностям
рыночной экономики.
     Перечень полномочий Правительства, предусмотренный ст. 114 Конституции,
не является исчерпывающим. Конституцией, федеральными законами, указами Президента
Правительство наделено и другими полномочиями. В качестве примера могут быть
названы право законодательной инициативы (ст. 104 Конституции), полномочия
по предоставлению тарифных льгот (ст. 34 Закона о таможенном тарифе). В целом
полномочия Правительства раскрывают значение исполнительной власти в осуществлении
функций Российского государства, в укреплении демократии, защите конституционных
ценностей.

0

7

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 марта 1997 г. No. 5-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ
АБЗАЦА ВТОРОГО ПУНКТА 2 СТАТЬИ 18 И СТАТЬИ 20 ЗАКОНА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 27 ДЕКАБРЯ 1991 ГОДА "ОБ
ОСНОВАХ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Б.С. Эбзеева, судей М.В. Баглая, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, В.Г. Ярославцева,
с участием представителей сторон, обратившихся с запросами в Конституционный Суд Российской Федерации: от Алтайского краевого Законодательного Собрания - доктора юридических наук В.В. Невинского, от администрации Иркутской области - кандидата юридических наук С.В. Никитина; а также представителей Федерального Собрания Российской Федерации - доктора юридических наук В.Б. Исакова, доктора юридических наук С.В. Запольского, кандидата юридических наук И.Н. Шумского, кандидата юридических наук Н.А. Ленковой,
руководствуясь статьей 125 (пункт "а" части 2 и часть 4) Конституции Российской Федерации, подпунктом "а" пункта 1 и пунктом 3 части первой статьи 3, подпунктом "а" пункта 1 и пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 84, 85, 86, 101 и 102 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности абзаца второго пункта 2 статьи 18 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", согласно которому органы государственной власти всех уровней не вправе вводить дополнительные налоги и обязательные отчисления, не предусмотренные законодательством Российской Федерации, равно как и повышать ставки установленных налогов и налоговых платежей, и положений статьи 20 того же Закона в части, касающейся перечня налогов и сборов республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области и автономных округов и их установления законодательными актами Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явились запросы Конституционного Суда Республики Коми (в связи с рассмотрением дела о конституционности Закона Республики Коми "О налоге на реализацию спиртоводочной продукции"), администрации Иркутской области, Алтайского краевого Законодательного Собрания, Законодательного Собрания Владимирской области и Волгоградской областной Думы.
Поскольку все запросы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" соединил дела по этим запросам в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи - докладчика Г.А. Гаджиева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание: губернатора Алтайского края А.А. Сурикова, заместителя Министра финансов Российской Федерации С.Д. Шаталова, адвоката А.В. Клигмана, председателя Уставной палаты Иркутской области Д.Л. Суркова; исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Обратившиеся в Конституционный Суд Российской Федерации органы государственной власти субъектов Российской Федерации считают, что положения статей 18 и 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", как не предусматривающие полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации по установлению налогов и сборов, противоречат статье 72 (пункт "и" части 1) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. В подтверждение своей позиции заявители ссылаются на ряд конституционных положений, закрепляющих статус субъектов Российской Федерации, а также на статью 5 Протокола к Федеративному договору (Договору о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт - Петербурга Российской Федерации), которая предоставляет субъектам Российской Федерации право до принятия соответствующих федеральных законов осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения.
По мнению Волгоградской областной Думы, оспариваемые нормы Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" не относятся ни к сфере ведения Российской Федерации, ни к сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов и в силу этого противоречат статье 76 (часть 4) Конституции Российской Федерации, согласно которой вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование.
Конституционный Суд Республики Коми просит проверить конституционность Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" в целом. Однако из запроса следует, что в рассматриваемом Конституционным Судом Республики Коми конкретном деле были применены лишь некоторые положения статьи 20 Закона. Именно в этой части, по смыслу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", запрос может быть признан допустимым.
Таким образом, предметом рассмотрения по настоящему делу являются взаимосвязанные нормативные положения абзаца второго пункта 2 статьи 18, пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".
2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт "и" части 1); система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом (статья 75, часть 3).
Таким законом в настоящее время является Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" с изменениями и дополнениями, внесенными в него в том числе и после вступления в силу действующей Конституции Российской Федерации. Именно он определяет юридическое содержание конституционного института общих принципов налогообложения и сборов. В силу статьи 76 (часть 2) Конституции Российской Федерации законы субъектов Российской Федерации по этому предмету совместного ведения должны приниматься в соответствии с данным Законом.
Однако и при отсутствии федерального закона об общих принципах налогообложения и сборов признание за субъектами Российской Федерации права осуществлять опережающее правовое регулирование по предметам совместного ведения не давало бы им автоматически полномочий по решению в полном объеме вопросов, которые касаются данных принципов в части, имеющей универсальное значение как для законодателя в субъектах Российской Федерации, так и для федерального законодателя и в силу этого подлежащей регулированию федеральным законом. Такой вывод следует из статьи 76 (часть 5) Конституции Российской Федерации, согласно которой в случае противоречия между федеральным законом и законом субъекта Российской Федерации, принятыми по предмету совместного ведения, действует федеральный закон.
3. Принципы налогообложения и сборов в части, непосредственно предопределяемой положениями Конституции Российской Федерации, в соответствии с ее статьей 71 (пункт "а") находятся в ведении Российской Федерации. К ним относятся обеспечение единой финансовой политики, включающей в себя и единую налоговую политику, единство налоговой системы, равное налоговое бремя и установление налоговых изъятий только на основании закона.
Принцип единой финансовой политики, включая налоговую, и единство налоговой системы закреплены в ряде статей Конституции Российской Федерации, прежде всего в ее статье 114 (пункт "б" части 1), согласно которой Правительство Российской Федерации обеспечивает проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики.
Эти положения развивают одну из основ конституционного строя Российской Федерации - принцип единства экономического пространства (статья 8, часть 1), означающий в том числе, что на территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств (статья 74, часть 1), а ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (статья 74, часть 2).
Из приведенных конституционных норм следует, в частности, что не допускается установление налогов, нарушающее единство экономического пространства Российской Федерации. С этой точки зрения недопустимо как введение региональных налогов, которое может прямо или косвенно ограничивать свободное перемещение товаров, услуг, финансовых средств в пределах единого экономического пространства, так и введение региональных налогов, которое позволяет формировать бюджеты одних территорий за счет налоговых доходов других территорий либо переносить уплату налогов на налогоплательщиков других регионов.
Единство экономического пространства и, следовательно, единство налоговой системы обеспечиваются единой системой федеральных налоговых органов. Налоговые органы, как относящиеся к федеральным экономическим службам, в соответствии с Конституцией Российской Федерации находятся в ведении Российской Федерации (статья 71, пункт "ж"); налоговые органы в субъектах Российской Федерации являются территориальными органами федеральных органов исполнительной власти (статья 78, часть 1), а не органами субъектов Российской Федерации.
Принцип равного налогового бремени вытекает из статей 8 (часть 2), 19 и 57 Конституции Российской Федерации. В сфере налоговых отношений он означает, что не допускается установление дополнительных, а также повышенных по ставкам налогов в зависимости от формы собственности, организационно - правовой формы предпринимательской деятельности, местонахождения налогоплательщика и иных носящих дискриминационный характер оснований.
Принцип установления налогов законами закреплен в статье 57 Конституции Российской Федерации. Применительно к налогам субъектов Российской Федерации с учетом изложенных конституционных положений "законно установленными" могут считаться только такие налоги, которые вводятся законодательными органами субъектов Российской Федерации в соответствии с общими принципами налогообложения и сборов, определенными федеральным законом.
Таким образом, из Конституции Российской Федерации, а именно из закрепленных в ней равенства прав и свобод человека и гражданина, запрета на их ограничение иначе, как федеральным законом, единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, признания и защиты государством всех форм собственности, свободы экономической деятельности, обусловливающих соответственно принципы единой финансовой, в том числе налоговой, политики и единства налоговой системы, установления налогов только законом, равного налогового бремени, вытекает, что общие принципы налогообложения и сборов относятся к основным гарантиям, установление которых федеральным законом обеспечивает реализацию и соблюдение основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, принципов федерализма в Российской Федерации.
Конституционные принципы составляют основу разграничения полномочий в налоговой сфере, которое, следовательно, в этой части является предметом федерального ведения.
4. Установление налогов и сборов осуществляется федеральными органами власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, что следует из статей 71 (пункт "з"), 73 и 132 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
Федеральный законодатель устанавливает федеральные налоги и сборы в соответствии с Конституцией Российской Федерации, самостоятельно определяя не только их перечень, но и все элементы налоговых обязательств.
Применительно к субъектам Российской Федерации и органам местного самоуправления понятие "установление налогов и сборов" имеет иной юридический смысл. Вопрос об установлении местных налогов выходит за рамки предмета рассмотрения по данному делу. Что касается установления налогов и сборов органами государственной власти субъектов Российской Федерации, то оно должно осуществляться в соответствии с имеющей прямое действие Конституцией Российской Федерации и с общими принципами налогообложения и сборов, содержащимися в федеральном законе. При этом право субъектов Российской Федерации на установление налогов всегда носит производный характер, поскольку субъекты Российской Федерации связаны этими общими принципами.
Выявление конституционного смысла гарантированного Конституцией Российской Федерации органам государственной власти субъектов Российской Федерации права устанавливать налоги возможно только с учетом основных прав человека и гражданина, закрепленных в статьях 34 и 35 Конституции Российской Федерации, а также конституционного принципа единства экономического пространства. Исходя из необходимости достижения равновесия между указанными конституционными ценностями, налоговая политика стремится к унификации налоговых изъятий. Этой цели служит и такой общий принцип налогообложения и сборов, как исчерпывающий по своему характеру перечень региональных налогов, которые могут устанавливаться органами государственной власти субъектов Российской Федерации, и вытекающие из него ограничения по введению дополнительных налогов и обязательных отчислений, а также по повышению ставок налогов и налоговых платежей. В действующем законодательстве данный принцип закреплен в рассматриваемых во взаимосвязи нормах абзаца второго пункта 2 статьи 18, пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".
5. Из статей 5 (части 2 и 3), 72 (пункт "и" части 1) и 76 (часть 2) Конституции Российской Федерации вытекает, что регулирование федеральными законами региональных налогов носит рамочный характер и предполагает, что наполнение соответствующих правовых институтов конкретным юридическим содержанием осуществляется законодателем субъекта Российской Федерации.
Установление налога субъектом Российской Федерации означает его право самостоятельно решать, вводить или не вводить на своей территории соответствующий налог, поскольку исчерпывающий перечень региональных налогов порождает только право, но не обязанность установить налог. Установление регионального налога означает также конкретизацию общих правовых положений, в том числе детальное определение субъектов и объектов налогообложения, порядка и сроков уплаты налогов, правил предоставления льгот, способы исчисления конкретных ставок (дифференцированные, прогрессивные или регрессивные) и т.д.
Оспариваемые положения абзаца второго пункта 2 статьи 18, пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", будучи истолкованы конституционным образом как не препятствующие субъектам Российской Федерации осуществлять такое регулирование с соблюдением общих принципов налогообложения и сборов, соответствуют Конституции Российской Федерации.
Конституционное истолкование оспариваемых норм основано на учете их логико - правовых связей с другими положениями Закона. Согласно части первой его статьи 1 установление и отмена налогов, сборов, пошлин и других платежей, а также льгот их плательщикам "осуществляются Верховным Советом Российской Федерации и другими органами государственной власти". Поскольку в соответствии со статьей 11 (часть 2) Конституции Российской Федерации государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти, под понятием "другие органы государственной власти" в части первой статьи 1 Закона следует понимать не только федеральные органы государственной власти, но и органы государственной власти субъектов Российской Федерации. С учетом вытекающего из этой нормы права органов государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливать и отменять налоги, сборы, а также льготы налогоплательщикам в соответствии с общими принципами налогообложения и сборов положение абзаца первого пункта 2 статьи 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", согласно которому налоги, указанные в подпунктах "а", "б" и "в" пункта 1 данной статьи, устанавливаются законодательными актами Российской Федерации (рамочное регулирование), соответствует Конституции Российской Федерации с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами.
Из статьи 68 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" следует, что Конституционный Суд Российской Федерации вправе проверить конституционность пункта 1 статьи 20 Закона только применительно к вопросу о том, может ли перечень налогов республик, краев, областей, автономной области, автономных округов носить исчерпывающий характер. Определение же конкретного состава входящих в него налогов не относится к числу конституционных вопросов, и, следовательно, производство по делу в части проверки конституционности видов налогов, перечисленных в пункте 1 статьи 20 Закона, подлежит прекращению.
На основании изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 87 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать положение абзаца второго пункта 2 статьи 18 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" соответствующим Конституции Российской Федерации.
2. Признать положение абзаца первого пункта 2 статьи 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" с учетом вытекающего из части первой статьи 1 данного Закона права органов государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливать и отменять налоги и сборы, а также льготы налогоплательщикам в соответствии с общими принципами налогообложения и сборов соответствующим Конституции Российской Федерации.
3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете", официальных изданиях органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Постановление должно быть также опубликовано в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

8

Постановление Конституционного Суда РФ от 01.04.2003 N 4-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" в связи с жалобой гражданки И.В. Выставкиной"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 1 апреля 2003 г. N 4-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЯ ПУНКТА 2 СТАТЬИ 7 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ АУДИТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ" В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ
ГРАЖДАНКИ И.В. ВЫСТАВКИНОЙ

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Л.М. Жарковой, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,

с участием гражданки И.В. Выставкиной и ее представителя - адвоката В.В. Лебедева, а также постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева, представителя Совета Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации - члена Совета Федерации Ю.А. Шарандина, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности".

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки И.В. Выставкиной на нарушение ее конституционных прав указанным положением, согласно которому обязательный аудит проводится аудиторскими организациями. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли данное законоположение Конституции Российской Федерации.

Заслушав сообщение судьи-докладчика В.Д. Зорькина, объяснения представителей сторон, выступление полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации - судьи Верховного Суда Российской Федерации В.П. Кнышева, от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - А.А. Маковской, от Министерства финансов Российской Федерации - О.В. Курилина, от Генерального прокурора Российской Федерации - Т.А. Рыжковой, от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - Т.С. Федотова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Гражданка И.В. Выставкина - индивидуальный аудитор, имеющая лицензию на проведение общего аудита, в течение ряда лет осуществляла ежегодные обязательные аудиторские проверки ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности закрытого акционерного общества "Инженерный Центр". Однако после того как инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 1 по Центральному административному округу города Москвы уведомила ЗАО "Инженерный Центр" о том, что входящее в состав его бухгалтерской отчетности за 2001 год аудиторское заключение не может быть принято в силу пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 7 августа 2001 года "Об аудиторской деятельности", И.В. Выставкиной было отказано в заключении договора на проведение очередного обязательного аудита.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка И.В. Выставкина утверждает, что пункт 2 статьи 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности", не допуская проведение обязательного аудита индивидуальными аудиторами, необоснованно ограничивает свободу предпринимательской деятельности, осуществляемую на основе равенства всех перед законом и судом, и тем самым нарушает статьи 2, 19, 34 и 55 Конституции Российской Федерации.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности (статья 8, часть 1); каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1), а также вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, часть 2). Из статей 17 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации следует, что эти права гарантируются в Российской Федерации в качестве основных и неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина и реализуются на основе общеправовых принципов юридического равенства, неприкосновенности собственности и свободы договора, предполагающих равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность участников гражданско-правовых отношений, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Указанные принципы провозглашаются в Гражданском кодексе Российской Федерации в числе основных начал гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1).

Право владения, пользования и распоряжения имуществом, а также свобода предпринимательской деятельности и свобода договоров участников гражданского оборота, включая определение оснований и порядка их возникновения, изменения и прекращения, права и обязанности участников гражданско-правовых отношений - физических и юридических лиц, в том числе коммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность, в соответствии со статьями 71 (пункты "в" и "о") и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации регулируются законом.

Не являясь абсолютными, эти права могут быть ограничены, однако как сама возможность ограничений, так и их характер должны определяться на основе Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3).

Данное положение корреспондирует Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в силу которой право каждого физического и юридического лица на уважение принадлежащей ему собственности и ее защиту (и вытекающая из этого свобода пользования имуществом, в том числе в целях осуществления предпринимательской деятельности) не ущемляет право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами (статья 1 Протокола N 1 в редакции Протокола N 11).

По смыслу статьи 55 (часть 3) во взаимосвязи со статьями 8, 17, 34 и 35 Конституции Российской Федерации, возможные ограничения федеральным законом права владения, пользования и распоряжения имуществом, а также свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров, исходя из общих принципов права, должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе частных и публичных прав и законных интересов других лиц, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать само существо конституционного права, т.е. не ограничивать пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм.

3. Конституционно-правовой смысл оспариваемого положения пункта 2 статьи 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности", согласно которому обязательный аудит проводится аудиторскими организациями, не может быть выявлен без учета его системной связи с другими положениями названного Федерального закона.

Федеральный закон "Об аудиторской деятельности" устанавливает, что аудиторская деятельность, аудит - предпринимательская деятельность, осуществляемая аудиторскими коммерческими организациями на правах юридического лица в любой организационно-правовой форме, за исключением открытого акционерного общества, и предпринимателями без образования юридического лица (индивидуальные аудиторы) по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей (пункты 1 и 5 статьи 1; пункты 1 и 3 статьи 4); целью аудита является выражение мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц и соответствии порядка ведения бухгалтерского учета законодательству Российской Федерации, т.е. о степени точности данных финансовой (бухгалтерской) отчетности, которая позволяет пользователю этой отчетности на основании ее данных делать правильные выводы о результатах хозяйственной деятельности, финансовом и имущественном положении аудируемых лиц и принимать базирующиеся на этих выводах обоснованные решения (пункт 3 статьи 1); аудиторская проверка осуществляется на основании договора об оказании аудиторских услуг, который заключается или по инициативе самого проверяемого лица или в обязательном порядке - в сроки, установленные законодательством Российской Федерации (пункт 2 статьи 6).

Обязательный аудит, как указано в пункте 1 статьи 7 данного Федерального закона, - ежегодная обязательная аудиторская проверка ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организации или индивидуального предпринимателя. По смыслу содержащихся в данном пункте положений (подпункты 1 - 4), необходимость обязательного аудита обусловлена спецификой организационно-правовой формы проверяемых лиц (открытое акционерное общество), характером их функций (кредитные и страховые организации, биржи, инвестиционные фонды) либо большим объемом выручки от реализации продукции или значительной суммой активов баланса на конец отчетного года, т.е. такими обстоятельствами, которые - в целях защиты прав и законных интересов других лиц и обеспечения экономической безопасности Российской Федерации - требуют установления повышенных гарантий достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности проверяемых лиц.

4. Из статьи 71 (пункты "ж", "р") Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 8 (часть 1), 29 (часть 4), 34 и 114 (пункт "б" части 1) следует, что в Российской Федерации официальный бухгалтерский учет служит инструментом финансового регулирования и проведения единой финансовой (в том числе налоговой) политики; обеспечивая реализацию конституционного права на информацию в сфере предпринимательской деятельности и экономики, основанной на принципах юридического равенства сторон и договорных отношениях, конкуренции и риске, бухгалтерский учет является одной из конституционных гарантий единого рынка, единства экономического пространства как одной из основ конституционного строя Российской Федерации.

Исходя из этого федеральный законодатель вправе возложить на участников предпринимательской и иной экономической деятельности обязанность по ведению официального бухгалтерского учета, а определенным участникам рынка и лицам, действующим в официальном качестве (в том числе налоговым органам), - предоставить право доступа к информации по бухгалтерскому учету и проверки его достоверности.

Указание Конституции Российской Федерации на официальный характер бухгалтерского учета предполагает его публичность, а значит, необходимость наличия таких гарантий, которые позволяли бы в публичных целях обеспечить достоверность бухгалтерско-учетной информации, что невозможно без составления и предоставления бухгалтерской отчетности, а также без соответствующего контроля и проверки ее ведения. Одной из таких гарантий обеспечения достоверности официального бухгалтерского учета в сфере экономической, в том числе предпринимательской, деятельности является предусмотренный статьей 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" обязательный аудит, который проводится независимыми аудиторскими организациями, уполномоченными на то в силу закона и не имеющими права заниматься иной деятельностью, помимо аудита и сопутствующих ему услуг.

По смыслу положений статьи 7 во взаимосвязи со статьей 4 и подпунктом 1 пункта 2 статьи 6 Федерального закона "Об аудиторской деятельности", обязательный аудит как завершающая стадия в системе официального бухгалтерского учета представляет собой независимый официальный контроль (надзор) за достоверностью финансовой (бухгалтерской) отчетности. Хотя выбор аудиторской организации и оплата оказываемых ею услуг осуществляются на коммерческой основе в рамках гражданско-правового договора, т.е. опосредуются частно-правовой формой, по своим целям, предназначению и функциям обязательный аудит проводится в интересах неопределенного круга лиц и государства, т.е. в общественном интересе.

Отношения, возникающие в ходе обязательной аудиторской проверки, в значительной мере имеют публично-правовой характер. Осуществляющая ее аудиторская организация действует официально в качестве независимой контрольно-ревизионной (надзорной) инстанции в силу закона по уполномочию государства; проведение обязательного аудита не подразумевает инициативу аудируемого лица, а является его обязанностью, обременением публично-правового характера. Аудиторское заключение, составленное по результатам проверки, входит в официальную бухгалтерскую отчетность за год в качестве обязательного элемента; без него отчетность не может быть принята, а пользователи финансовой (бухгалтерской) отчетности, в том числе государственные налоговые органы, не вправе считать ее достоверной.

Проводящее обязательный аудит юридическое лицо заключает договор об оказании аудиторских услуг в качестве корпорации частного права, т.е. в рамках предпринимательской деятельности; вместе с тем такое юридическое лицо имеет особый статус: оно создается специально и исключительно для осуществления аудиторской деятельности, не может заниматься никакой иной предпринимательской деятельностью и, осуществляя обязательный аудит, по сути, выполняет публичную функцию, поскольку уже не частный, а публичный интерес лежит в основе этого процесса.

5. Исходя из того, что проведение обязательного аудита направлено на защиту публичных интересов и на обеспечение достоверности официального бухгалтерского учета, т.е. относится к финансовому регулированию и имеет публично-правовой характер, федеральный законодатель определяет и организационно-правовую форму деятельности независимых аудиторов, осуществляющих обязательную аудиторскую проверку ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организации или индивидуального предпринимателя.

По смыслу статей 1, 3, 4 и 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности", обязательный аудит от имени аудиторской организации, имеющей соответствующую лицензию, проводят аудиторы - физические лица, которые отвечают квалификационным требованиям, установленным уполномоченным федеральным органом, имеют квалификационный аттестат аудитора и осуществляют аудиторскую деятельность в качестве работников аудиторской организации или в качестве лиц, привлекаемых ею к работе на основании гражданско-правового договора, причем аудитор может быть учредителем или соучредителем аудиторской организации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" аудиторская организация может быть создана в любой организационно-правовой форме (за исключением открытого акционерного общества), в том числе, как это вытекает из Гражданского кодекса Российской Федерации, в форме общества, учрежденного одним или несколькими лицами. Вместе с тем согласно переходному положению, закрепленному в пункте 1 статьи 22 названного Федерального закона, предписание пункта 5 его статьи 4 о том, что в штате аудиторской организации должно состоять не менее пяти аудиторов, вступает в силу по истечении двух лет со дня вступления в силу данного Федерального закона (т.е. 9 сентября 2003 года). Следовательно, индивидуальный аудитор, осуществляющий аудиторскую деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, учредив такое общество самостоятельно, становится единственным его участником и в настоящее время может проводить обязательный аудит на равных основаниях с другими аудиторскими организациями.

Требование о проведении обязательного аудита аудиторской организацией, имеющей в штате не менее пяти аудиторов, по смыслу пункта 2 статьи 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" во взаимосвязи с его статьями 7, 9, 13 - 21, обусловлено необходимостью обеспечить обязательную аудиторскую проверку надлежащего объема и качества, должно гарантироваться соответствующими федеральными стандартами аудиторской деятельности, обязанностью аудиторской организации страховать риск ответственности за нарушение договора, а также осуществлением возложенной на Правительство Российской Федерации и определяемый им уполномоченный орган исполнительной власти функции государственного регулирования аудиторской деятельности, в том числе посредством контроля (система проверки качества работы аудиторских организаций внешними проверяющими, лицензирование аудиторских организаций, аттестация на право осуществления аудиторской деятельности, аккредитация профессиональных аудиторских объединений и т.п.).

Гарантией независимости и качества обязательного аудита служит также проведение открытых конкурсов на заключение договоров оказания аудиторских услуг. Согласно статье 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" организации, в уставных (складочных) капиталах которых доля государственной собственности или собственности субъекта Российской Федерации составляет не менее 25 процентов, должны заключать соответствующие договоры с аудиторскими организациями по итогам проведения открытого конкурса (пункт 2). По смыслу данного положения во взаимосвязи со статьей 12 названного Федерального закона, обязанности проводить такие конкурсы, если это специально не оговорено законом, не существует, однако аудируемое лицо в любом случае не может быть лишено права на заключение договора оказания аудиторских услуг по итогам проведения открытого конкурса, что отвечает публичному предназначению обязательного аудита и необходимости гарантировать его независимость и качество.

6. Таким образом, положение пункта 2 статьи 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности", согласно которому обязательный аудит проводится аудиторскими организациями, по его смыслу в системе норм данного Федерального закона, не препятствует аудитору - физическому лицу осуществлять обязательный аудит в качестве работника аудиторской организации либо быть ее учредителем или соучредителем. Данное положение, как направленное на защиту конституционно значимых ценностей и достижение баланса частных и публичных интересов, не затрагивает самое существо конституционных гарантий защиты собственности и имущества, свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и свободы договоров участников гражданского оборота (статьи 8, 34 и 35 во взаимосвязи со статьями 17, 19 и 55 Конституции Российской Федерации) и применительно к специфике обязательного аудита не может рассматриваться как чрезмерное ограничение названных конституционных прав и свобод, а потому не противоречит Конституции Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать положение пункта 2 статьи 7 Федерального закона "Об аудиторской деятельности", согласно которому обязательный аудит проводится аудиторскими организациями, не противоречащим Конституции Российской Федерации.

2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете" и "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

9

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 декабря 2003 г. N 455-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЗАПРОСА ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ АБЗАЦА ДЕВЯТОГО СТАТЬИ 2
И ПУНКТА 3 СТАТЬИ 29 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.С. Бондаря, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Правительства Москвы,

установил:

1. В запросе Правительства Москвы в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривается конституционность положения абзаца девятого статьи 2 Федерального закона от 26 октября 2002 года "О несостоятельности (банкротстве)", в соответствии с которым органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления уполномочены представлять в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования по денежным обязательствам соответственно субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, и пункта 3 статьи 29 того же Федерального закона, устанавливающего, что федеральные органы исполнительной власти, отнесенные в соответствии со статьей 2 данного Федерального закона к уполномоченным органам, в пределах своей компетенции представляют в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования Российской Федерации по денежным обязательствам.
По мнению заявителя, из названных взаимосвязанных положений вытекает, что органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации не предоставлено право самостоятельно и непосредственно представлять в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требования по обязательным платежам в бюджет соответствующего субъекта Российской Федерации; тем самым нарушается право субъектов Российской Федерации на получение части своей собственности, ограничивается их компетенция в области бюджетного и налогового регулирования, а также нарушается их право на судебную защиту своей собственности, что противоречит статьям 8 (часть 2), 46, 73 и 76 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации.
2. Под обязательными платежами согласно абзацу пятому статьи 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" понимаются налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и государственные внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством Российской Федерации.
Закрепленная в статье 57 Конституции Российской Федерации обязанность платить налоги распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства, необходимого условия его существования. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной им в Постановлении от 17 декабря 1996 года по делу о проверке конституционности положений статьи 11 Закона Российской Федерации "О федеральных органах налоговой полиции", взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества, - оно представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности (пункт 3 мотивировочной части). Обязательность и принудительность изъятия налога, в том числе в рамках решений арбитражных судов, касающихся уплаты обязательных платежей по делам о банкротстве и в процедурах банкротства, вытекают из публично-правовой природы налога, вследствие чего и споры по требованиям обязательных платежей находятся в рамках публичного права.
Особенностями публично-правовой природы отношений, связанных с требованиями уплаты обязательных платежей в делах о банкротстве и в процедурах банкротства, предопределяются характер правового регулирования, основания разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в этой сфере общественных отношений.
3. Единство экономического пространства как одна из основ конституционного строя Конституции Российской Федерации (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) гарантируется, в частности, осуществлением находящейся в ведении Российской Федерации (статья 71, пункты "а", "е", "ж", "о"; статья 75, часть 3, Конституции Российской Федерации) единой финансовой политики, включающей и единую налоговую политику, установлением правовых основ единого рынка, федеральным финансовым, в том числе бюджетным, регулированием, принятием гражданского, гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства, формированием федеральных экономических служб, к которым относятся и налоговые органы, органы федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству.
Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов последние обладают всей полнотой государственной власти (статья 73 Конституции Российской Федерации), включая право управлять своей собственностью, иметь собственный бюджет и самостоятельно осуществлять бюджетный процесс (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2001 года N 228-О по запросу Народного Хурала Республики Бурятия). Бюджет субъекта Российской Федерации образуется за счет налоговых и неналоговых доходов, которые в свою очередь подразделяются на собственные и регулирующие. Распоряжение собственными доходами относится к бюджетной компетенции субъектов Российской Федерации (статья 73 Конституции Российской Федерации; статьи 56, 57 Бюджетного кодекса Российской Федерации).
Бюджетный кодекс Российской Федерации устанавливает, что доходы бюджетов, включая бюджеты субъектов Российской Федерации, формируются в соответствии с бюджетным и налоговым законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 39). Налоговые доходы считаются уплаченными доходами соответствующего бюджета с момента, определяемого налоговым законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 40 Бюджетного кодекса Российской Федерации). В силу статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации право распоряжаться причитающимися денежными средствами, поступившими в том числе за счет налоговых платежей, возникает у субъекта Российской Федерации с момента поступления налоговых платежей на счет соответствующего органа казначейства. Соответственно, взыскание обязательных платежей - как вопрос, относящийся к сфере налоговых правоотношений, - является предметом ведения Российской Федерации (статья 71, пункты "ж", "з"; статья 78, часть 1, Конституции Российской Федерации; статьи 31 и 32 Налогового кодекса Российской Федерации).
4. Согласно Конституции Российской Федерации (статья 114, пункты "б" и "ж"; статья 115, часть 1) и в соответствии с Федеральным конституционным законом "О Правительстве Российской Федерации" Правительство Российской Федерации обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой и денежной политики, руководит работой федеральных органов исполнительной власти, на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.
4.1. По смыслу статей 10 и 114 Конституции Российской Федерации, полномочия предъявлять от имени государства в деле о банкротстве и в процедуре банкротства требования об уплате обязательных платежей и по денежным обязательствам по своей природе относятся к полномочиям исполнительной власти. Устанавливая в соответствии со статьями 71 (пункты "г", "о"), 76 (часть 1) и 114 (пункты "е", "ж" части 1) Конституции Российской Федерации порядок организации и деятельности федеральных органов исполнительной власти, законодатель вправе возложить полномочие по предъявлению требования об уплате обязательных платежей на какой-либо из федеральных органов исполнительной власти, по своему функциональному предназначению наиболее приспособленный к его осуществлению.
На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации и Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" Правительство Российской Федерации осуществляет соответствующие полномочия в целях проведения государственной политики в сфере финансового оздоровления и банкротства, в том числе определяет порядок объединения и представления требований об уплате обязательных платежей по делам о банкротстве и в процедуре банкротства, осуществляет координацию деятельности представителей федеральных органов исполнительной власти как кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам (пункт 1 статьи 29 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").
В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2003 года N 100 "Об уполномоченном органе в делах о банкротстве и в процедурах банкротства и регулирующем органе, осуществляющем контроль за саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих" уполномоченным органом, представляющим в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования Российской Федерации по денежным обязательствам, является Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству; регулирующим органом, осуществляющим контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, с 3 марта 2003 года является Министерство юстиции Российской Федерации (пункт 1).
Дела о банкротстве, связанные с рассмотрением требований об уплате обязательных платежей и по денежным обязательствам, разрешаются арбитражными судами в соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" и на основе находящегося в ведении Российской Федерации (пункт "о" статьи 71 Конституции Российской Федерации) арбитражно-процессуального законодательства.
Таким образом, установление процедуры разрешения дел о банкротстве, в том числе определение состава лиц, участвующих в таких делах, является прерогативой федерального законодателя.
4.2. Абзац девятый статьи 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в системной связи с пунктом 5 его статьи 29 устанавливает, что Правительство Российской Федерации определяет порядок учета мнений органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления при определении позиции федеральных органов исполнительной власти как кредиторов по обязательным платежам в ходе процедур банкротства.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2003 года N 688 утверждено Положение о Межведомственной комиссии по определению целесообразности подачи заявлений о признании должников банкротами. В соответствии с его пунктами 1, 3, 4 и 5 названная комиссия заслушивает мнение органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации о целесообразности подачи заявления о признании должников категорий А и Б банкротами, рассматривает поступившие от них документы, а также в установленном порядке запрашивает и заслушивает мнение органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации по вопросу о целесообразности возбуждения дела о банкротстве. Положением о предъявлении требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2003 года N 218) устанавливается порядок объединения и представления требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам в делах о банкротстве и в процедурах банкротства.
Кроме того, в соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 12 ноября 2003 года по делу о проверке конституционности ряда положений статьи 19 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", участие субъектов Российской Федерации в процессе принятия решений на федеральном уровне - с тем чтобы более полно обеспечивался учет их потребностей и законных интересов (в социально-экономическом развитии, в области общественной безопасности, традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей и т.д.) - при условии, что такое участие носит субсидиарный характер, может осуществляться в форме предварительного согласования, не предопределяющего окончательное решение вопроса.
При таких обстоятельствах наделение федеральных органов исполнительной власти правом предъявлять в делах о банкротстве и процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей с учетом мнения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления как кредиторов по обязательным платежам в ходе процедур банкротства само по себе не нарушает права субъектов Российской Федерации.
4.3. В соответствии с пунктом 17 Положения о предъявлении требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, участвуя в судебной защите прав субъекта Российской Федерации, принимает во внимание мнение соответствующего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в отношении применения процедур банкротства и хода процедуры банкротства, а также учитывает предоставленные гарантии, налоговые кредиты, отсрочки и рассрочки по уплате налогов и иных обязательных платежей в бюджет субъекта Российской Федерации.
Установление Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" и принятыми в соответствии с ним постановлениями Правительства Российской Федерации особого режима предъявления требований по обязательным платежам к должнику, не предполагающего самостоятельное предъявление этих требований органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в делах о банкротстве и в процедурах банкротства, по существу, основано на обеспечении взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в том числе при решении в установленных законодательством Российской Федерации случаях вопроса о целесообразности подачи заявлений о признании должников банкротами.
В случае же сохранения разногласий между Межведомственной комиссией по определению целесообразности подачи заявлений о признании должников банкротами и органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации по решению о целесообразности возбуждения дела о банкротстве за органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации сохраняется право обжалования указанного решения в суд.
Следовательно, положения, содержащиеся в абзаце девятом статьи 2 и пункте 3 статьи 29 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", не могут рассматриваться как ограничивающие субъекты Российской Федерации в праве на судебную защиту права собственности, а лишь устанавливают особый процедурно-правовой режим предъявления требований по обязательным платежам к должнику, который вводится при рассмотрении арбитражным судом дела о банкротстве.
5. Согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основанием к рассмотрению дела Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.
Поскольку неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации положений абзаца девятого статьи 2 и пункта 3 статьи 29 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" отсутствует, запрос Правительства Москвы не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Правительства Москвы, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми запрос может быть признан допустимым.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

0

10

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 14 мая 1999 г. No. 8-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 131 И ЧАСТИ ПЕРВОЙ
СТАТЬИ 380 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ЗАКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА
"СИБИРСКОЕ АГЕНТСТВО "ЭКСПРЕСС" И ГРАЖДАНИНА
С.И. ТЕНЕНЕВА, А ТАКЖЕ ЖАЛОБОЙ ФИРМЫ
"Y. & G. RELIABLE SERVICES, INC."

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Л.М. Жарковой, судей Н.Т. Ведерникова, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,
с участием адвоката А.Я. Клейменова - представителя фирмы "Y. & G. Reliable Services, Inc." (США, Нью - Йорк), обратившейся с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева и представителя Совета Федерации Ю.А. Воробьева,
руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 96, 97, 99 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явились жалоба закрытого акционерного общества "Сибирское агентство "Экспресс" и гражданина С.И. Тененева, а также жалобы фирмы "Y. & G. Reliable Services, Inc." на нарушение конституционных прав и свобод положениями, содержащимися в части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации, которые были применены в конкретных делах заявителей. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации указанные нормативные положения.
Поскольку обе жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи - докладчика В.Д. Зорькина, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание: от Верховного Суда Российской Федерации - В.П. Василевскую, от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - О.В. Бойкова, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - А.А. Белкина, от Государственного таможенного комитета Российской Федерации - Г.В. Баландину, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Новосибирской таможней было вынесено постановление о наложении на фирму "ССТ" административного взыскания в виде конфискации автомобилей иностранного производства за нарушение таможенных правил, предусмотренных частью первой статьи 279 Таможенного кодекса Российской Федерации (недекларирование или недостоверное декларирование товаров и транспортных средств, перемещаемых через таможенную границу). Однако к моменту вынесения постановления фирма "ССТ", не проведя таможенного оформления и не уплатив необходимые таможенные платежи, по подложным документам зарегистрировала в органах ГАИ и продала автомобили, явившиеся непосредственными объектами нарушения таможенных правил. Два из них были куплены, а затем перепроданы, один - гражданину С.И. Тененеву, другой - ЗАО "Сибирское агентство "Экспресс". В связи с этим Новосибирская таможня на основании статьи 367 Таможенного кодекса Российской Федерации обратилась в суд общей юрисдикции с иском к фирме "ССТ", ряду граждан, в том числе С.И. Тененеву, и ЗАО "Сибирское агентство "Экспресс" о применении последствий недействительности ничтожных сделок к договорам купли - продажи автомобилей в виде возврата каждой из сторон другой стороне всего полученного по ничтожным сделкам. В свою очередь гражданин С.И. Тененев и ЗАО "Сибирское агентство "Экспресс" предъявили иск к фирме "ССТ", Новосибирской таможне и УГАИ УВД Новосибирской области о признании за ними права собственности на приобретенные автомобили и об отмене постановления Новосибирской таможни в части, касающейся конфискации.
Железнодорожный районный суд города Новосибирска, придя к выводу о том, что часть первая статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации, запрещающая пользоваться и распоряжаться транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено, противоречит Конституции Российской Федерации и потому не подлежит применению, удовлетворил исковые требования гражданина С.И. Тененева и ЗАО "Сибирское агентство "Экспресс". Однако судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда, рассматривавшая дело в кассационном порядке, отменила решение суда первой инстанции как незаконное и необоснованное и направила дело на новое рассмотрение, указав при этом, что постановление Новосибирской таможни по делу о нарушении таможенных правил фирмой "ССТ", как не отмененное арбитражным судом, вступило в законную силу и обращено к исполнению; что согласно части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации никто не вправе пользоваться и распоряжаться транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено, и что, как следует из статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделки, по которым произведена передача другим лицам таких транспортных средств, являются ничтожными.
Фирма "Y. & G. Reliable Services, Inc." заключила контракт о поставке в Российскую Федерацию товаров, в том числе автомобильных запчастей. Осуществлявшая их перевозку через таможенную границу фирма "Экскорт" (город Санкт - Петербург) постановлением Выборгской таможни была признана виновной в нарушении таможенных правил, предусмотренных статьей 278 Таможенного кодекса Российской Федерации (перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации с обманным использованием документов или средств идентификации); недекларированные автомобильные запчасти были конфискованы как непосредственные объекты правонарушения.
Законность постановления Выборгской таможни со ссылкой на часть первую статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации была подтверждена Арбитражным судом города Санкт - Петербурга и Ленинградской области, куда фирма "Y. & G. Reliable Services, Inc." обратилась с иском. Решение арбитражного суда обжаловано не было и вступило в законную силу.
В своих обращениях в Конституционный Суд Российской Федерации ЗАО "Сибирское агентство "Экспресс" и гражданин С.И. Тененев, а также фирма "Y. & G. Reliable Services, Inc." просят проверить конституционность положения части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которому конфискация товаров, транспортных средств и иных предметов, в отношении которых вынесено постановление о конфискации, производится независимо от того, являются ли они собственностью лица, совершившего нарушение таможенных правил, а также независимо от того, установлено это лицо или нет. По мнению заявителей, названное положение нарушает конституционное право частной собственности и потому противоречит статьям 15, 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Кроме того, ЗАО "Сибирское агентство "Экспресс" и гражданин С.И. Тененев оспаривают конституционность положения части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которому никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено, за исключением случаев, оговоренных в данной статье. Заявители считают, что эта норма нарушает право частной собственности, право на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также гарантии свободного перемещения товаров и свободы экономической деятельности и, следовательно, противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 8, 34, 35 и 55 (часть 3).
2. Согласно статье 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом (часть 1); каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (часть 2); никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (часть 3).
По смыслу данной статьи во взаимосвязи со статьями 8, 17 (часть 3), 34, 55 (часть 3), 56 (часть 3), 57 и 71 (пункт "в") Конституции Российской Федерации, право частной собственности в своем конкретном содержании, включая определение оснований и порядка его возникновения, а также объем его охраны, регулируется законом и может быть им ограничено. При этом как сама возможность ограничений, так и их характер должны определяться законодателем не произвольно, а в соответствии с Конституцией Российской Федерации, в том числе с ее статьей 55 (часть 3), устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Указанным конституционным положениям корреспондируют правовые нормы, закрепленные в Конвенции о защите прав человека и основных свобод: каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом; никто не может быть лишен своего имущества кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права; предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами и для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов (статья 1 Протокола No. 1 от 20 марта 1952 года).
Исходя из этого, в целях защиты суверенитета и экономической безопасности Российского государства, прав и законных интересов граждан, обеспечения единого экономического пространства законодатель, устанавливая таможенную территорию Российской Федерации, таможенную границу и соответствующий порядок перемещения, контроля и оформления товаров и транспортных средств, а также обложения таможенными платежами и их уплаты и т.п., может предусматривать административные меры принудительного характера, а также конкретные составы правонарушений и соответствующие санкции. Однако все такого рода меры, как связанные с ограничением права собственности, должны отвечать требованиям справедливости, быть соразмерны конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния. Такие меры допустимы, если они основываются на законе, служат общественным интересам и не являются чрезмерными.
3. Из статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 23, 25, 26, 28 и 31 вытекает, что все товары и транспортные средства, перемещаемые через таможенную границу Российской Федерации, подлежат таможенному контролю и таможенному оформлению. Пользование и распоряжение товарами и транспортными средствами, перемещаемыми через таможенную границу Российской Федерации, осуществляются перемещающим их лицом в соответствии с тем или иным таможенным режимом, который оно вправе в любое время выбрать или изменить на другой. Свободный оборот товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации, возможен только после завершения таможенного оформления в режиме выпуска для свободного обращения, который предусматривает уплату таможенных пошлин и налогов, соблюдение мер экономической политики и других ограничений нетарифного характера (лицензирование, квотирование, сертификация и т.д.).
Осуществление прав пользования и распоряжения перемещаемым имуществом (в частности, заключение договора купли - продажи) вопреки требованиям части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации, т.е. без выполнения всех необходимых обязанностей, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу и выбором таможенного режима, фактически означало бы их выпуск в свободное обращение без таможенного оформления и контроля, что в конечном счете разрушило бы таможенный режим, сделало бы невозможным само таможенное регулирование и достижение тех конституционно защищаемых ценностей и целей, для которых оно предназначено, со всеми вытекающими последствиями, в том числе криминогенного характера.
Проверка выполнения требований таможенного законодательства в отношении товаров и транспортных средств, перемещаемых через таможенную границу, до передачи их в пользование и распоряжение заинтересованным лицам является общепринятой в международной практике, что нашло свое закрепление в Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур 1973 года, а также в Таможенном кодексе Европейского Сообщества 1992 года. В соответствии с принятыми в 1995 году Основами таможенных законодательств государств - участников Содружества Независимых Государств никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено, за исключением случаев, предусмотренных данными Основами и национальным законодательством (статья 135).
Таким образом, федеральным законом могут устанавливаться ограничения на пользование и распоряжение товарами и транспортными средствами, которые ввезены на таможенную территорию Российской Федерации, находятся под таможенным контролем и в отношении которых еще не осуществлено таможенное оформление. При этом речь идет не о лишении лица перемещаемого имущества, а о соблюдении специального, разрешительного порядка перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу. Эта административная мера принудительного характера направлена на защиту конституционных ценностей, таких как суверенитет и экономическая безопасность Российской Федерации, права и законные интересы граждан, законные интересы отечественных производителей и потребителей, жизнь и здоровье человека, окружающая природная среда и др., что само по себе не может рассматриваться как недопустимое ограничение конституционных прав и свобод и не нарушает требований Конституции Российской Федерации.
4. По смыслу статей 17 (части 1 и 3), 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, исходя из общих принципов права, конституционные гарантии права собственности (в том числе права владения, пользования и распоряжения имуществом) предоставляются лишь в отношении того имущества, которое принадлежит субъектам права собственности - и, следовательно, приобретено ими - на законных основаниях.
Из части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 30 и 31 следует, что товары и транспортные средства, в отношении которых не завершено таможенное оформление, не могут быть выпущены для свободного обращения, ими никто (ни собственник, ни любое иное лицо, перемещающее товары и транспортные средства через таможенную границу) не может пользоваться и распоряжаться (за исключением случаев, оговоренных в данной статье) и, следовательно, в отношении них не могут совершаться сделки, в том числе договор купли - продажи. Поэтому сделки, которые заключены вопреки предписанию части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации, не соответствуют требованиям закона. Однако регулирование вопроса о юридических последствиях таких сделок лежит за пределами данной статьи и осуществляется на основе иных законоположений, в том числе предусмотренных нормами Гражданского кодекса Российской Федерации. Применение этих норм в конкретных делах, равно как и проверка законности и обоснованности соответствующих правоприменительных решений относится к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов.
5. Из части первой статьи 380, пунктов 4 и 6 статьи 242, статьи 397 Таможенного кодекса Российской Федерации, статьи 29, пункта 5 части первой статьи 24 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, а также пункта 2 статьи 235 и статьи 243 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что конфискация как мера административного взыскания в данном случае состоит в принудительном безвозмездном обращении в собственность государства имущества (товаров и транспортных средств), явившегося непосредственным объектом нарушения таможенных правил, а также орудием или средством совершения данного правонарушения (товары и транспортные средства со специально изготовленными тайниками, использованными для перемещения через таможенную границу Российской Федерации с сокрытием предметов, являющихся непосредственными объектами нарушения таможенных правил; транспортные средства, на которых перевозились товары, являющиеся непосредственными объектами нарушения таможенных правил).
По смыслу статьи 380 во взаимосвязи с другими статьями Таможенного кодекса Российской Федерации, определяющими конкретные составы правонарушений, за которые может быть назначена конфискация, в частности перемещение через таможенную границу товаров и транспортных средств с обманным использованием документов или помимо таможенного контроля, недекларирование, сокрытие от таможенного контроля (статьи 276 - 280 и др.), эта санкция обусловлена противоправным способом использования указанного имущества. Незаконное перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу может повлечь причинение невосполнимого ущерба гражданам, обществу, государству и несовместимо с конституционно защищаемыми ценностями (см. пункт 3). Перемещение товаров и транспортных средств незаконным образом означает прежде всего уклонение от таможенных платежей, что создает угрозу экономической и финансовой системе Российской Федерации независимо от того, кому принадлежат эти товары - перемещающему их лицу или другим лицам. Конфискация товаров и транспортных средств, которые не могут быть выпущены в свободный оборот вследствие нарушения установленного законом порядка и условий их перемещения через таможенную границу, как способ защиты публичных интересов выступает в качестве санкции за противоправное деяние, субъектами которого согласно статье 380 Таможенного кодекса Российской Федерации являются как собственники имущества, так и иные лица.
Из оспариваемого положения части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации, по его буквальному смыслу и по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, а также в системной связи с частью первой статьи 29 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, пунктом 2 статьи 235 и статьей 243 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует, что товары, транспортные средства и иные предметы могут быть конфискованы независимо от того, принадлежат ли они нарушителю на праве собственности или переданы ему в управление или пользование.
Сам собственник далеко не всегда является непосредственным участником таможенных правоотношений, - его участие может быть опосредовано действиями других субъектов, которым он вверяет свое имущество, перемещаемое через таможенную границу, в управление, владение или пользование (в том числе на основе договора транспортной экспедиции) и которые от своего имени совершают в отношении него соответствующие действия. В таких случаях при совершении таможенного правонарушения имущество становится непосредственным объектом нарушения таможенных правил со стороны лица, которому оно вверено собственником.
Таким образом, субъектом нарушения таможенных правил и, следовательно, субъектом административной публично - правовой ответственности за неправомерные деяния в отношении перемещаемого имущества является, как правило, не собственник, а лицо, которому такое имущество вверено, прежде всего декларант, т.е. лицо, перемещающее товары, и таможенный посредник (брокер), декларирующие, представляющие и предъявляющие товары и транспортные средства от собственного имени. Нередко установить лицо, совершившее таможенное правонарушение, невозможно, при том что сам факт правонарушения установлен.
Данный порядок юридической ответственности, по которому допускается конфискация товаров и транспортных средств, принадлежащих другим лицам, является общепринятым в мировой практике, в том числе в странах СНГ, а также в государствах, подписавших Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Согласно статье 75 Таможенного кодекса Европейского Сообщества 1992 года все необходимые меры, включая конфискацию и продажу, предпринимаются в отношении товаров, которые не могут быть выданы, поскольку по основаниям, вменяемым декларанту, отсутствовала возможность начать или продолжить досмотр грузов в срок, отведенный для этого таможенными органами; поскольку документы, подлежащие представлению до того, как товары могут быть предъявлены для необходимой таможенной процедуры, не были представлены; поскольку в установленный срок не были сделаны платежи либо не представлены гарантии в обеспечение импортных или экспортных пошлин; поскольку на них распространяются запреты или ограничения; а также в отношении товаров, которые не были вывезены в разумный срок после завершения таможенного оформления.
Аналогичным образом данный вопрос решен Международной конвенцией об упрощении и гармонизации таможенных процедур 1973 года. Предусматривая возможность конфискации товаров, если при их перемещении через таможенную границу нарушены таможенные правила, данный акт отсылает к соответствующему законодательству государств - участников, которые сами определяют необходимость введения данной санкции в связи с конкретными составами таможенных правонарушений. Статьей 23 Приложения Н.2, касающегося таможенных правонарушений и их административного урегулирования, в качестве стандарта предусмотрено, что национальное законодательство устанавливает наказания, применимые для каждой категории таможенных правонарушений, которые могут быть урегулированы в административном порядке, и назначает таможенные власти, компетентные применять их; обычно применимыми санкциями являются штрафы, конфискация груза и, при необходимости, конфискация транспортного средства.
Следует учесть, что в современных условиях в таможенном законодательстве различных стран сложился и является общепринятым принцип единства и взаимности, отражающий их стремление не ставить себя в невыгодные правовые условия с точки зрения защиты таможенного режима.
Таким образом, федеральный законодатель вправе допустить конфискацию имущества, явившегося орудием или средством совершения либо непосредственным объектом таможенного правонарушения, независимо от того, находятся ли соответствующие товары и транспортные средства в собственности совершившего его лица, а также независимо от того, установлено это лицо или нет. В противном случае организаторы незаконного перемещения товаров получили бы возможность переложить всю ответственность на неплатежеспособных лиц или лиц, проживающих за границей, что подрывало бы правопорядок в сфере таможенного регулирования и несовместимо с его целями и задачами.
6. Общие критерии допустимости конфискации в таможенном законодательстве (см. пункты 2 и 5) должны быть соблюдены и при установлении конкретных составов правонарушений, за совершение которых данная мера взыскания может быть применена. Во всяком случае, предусматривая возможность конфискации за то или иное правонарушение в сфере таможенного регулирования (сокрытие товаров от таможенного контроля, недекларирование, перемещение и транспортировка с обманным использованием документов и т.п.), законодатель, исходя из того, что данная мера административного взыскания связана с ограничением права собственности, обязан соблюдать общепризнанный принцип права, согласно которому наказание должно быть соразмерно правонарушению. Равным образом суды, другие органы и должностные лица, применяя эти нормы в конкретном деле, обязаны учитывать, что избранная ими санкция должна быть адекватна тяжести совершенного деяния, имея в виду, что конфискация как наиболее суровая мера административного взыскания устанавливается за те таможенные правонарушения, которые законодатель рассматривает как наиболее вредные.
Поскольку заявителями не оспаривается конституционность примененных в их конкретных делах статей 278 и 279 Таможенного кодекса Российской Федерации, эти статьи, равно как и другие, предусматривающие соответствующие составы правонарушений и возможность назначения конфискации в качестве меры административной ответственности за их совершение, не являются предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации в производстве по настоящему делу, так же как и вопрос о соотношении устанавливаемых ими составов правонарушений и последствий их совершения (конфискация как мера административного воздействия).
Конституционный Суд Российской Федерации не проверяет также законность и обоснованность состоявшихся по делам заявителей правоприменительных решений, в том числе с точки зрения соразмерности назначенной меры взыскания (санкции) совершенному деянию, поскольку это относится к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов.
7. Оспариваемое положение статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации не может рассматриваться как препятствие для судебной защиты прав и законных интересов собственника конфискуемого имущества, не являющегося нарушителем таможенных правил.
Законодательством Российской Федерации предусмотрены юридические механизмы защиты прав собственника в случаях, если с принадлежащим ему на праве собственности имуществом совершаются действия от имени других лиц при выполнении ими таможенных или иных формальностей. В частности, из статей 15, 393 - 406, 801 - 806 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что экспедитор (а также перевозчик, если он в соответствии с договором выполняет обязанности экспедитора) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции, в том числе связанных с выполнением таможенных и иных формальностей, несет ответственность как за свои действия, так и за действия других лиц, которых он привлекает к исполнению своих обязанностей; при утрате груза он должен полностью возместить причиненные убытки (реальный ущерб и упущенную выгоду).
Аналогичные положения, направленные на защиту прав собственника, предусмотрены законодательством других стран, а также актами международно - правового характера, в частности статьями 3, 11, 12, 17, 18 и 23 Конвенции о договоре международной перевозки грузов 1956 года (с изменениями и дополнениями от 5 июля 1978 года).
8. Процессуальный порядок назначения и исполнения конфискации, установленный частью первой статьи 380 и иными статьями Таможенного кодекса Российской Федерации (право таможенного органа выносить постановление о конфискации, право обжалования, гарантии последующего судебного контроля), заявителями, как следует из материалов дела, по существу, не оспаривается. Они получили доступ к правосудию, дела по их жалобам были рассмотрены соответственно судом общей юрисдикции и арбитражным судом.
Вместе с тем следует учесть, что по вопросам, касающимся механизма судебного контроля при применении конфискации в качестве санкции за совершение таможенных правонарушений административного характера, Конституционным Судом Российской Федерации были приняты два Постановления - от 20 мая 1997 года по делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации и от 11 марта 1998 года по делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. Оба Постановления сохраняют свою силу и, следовательно, сохраняют свое значение изложенные в них правовые позиции о надлежащей процедуре применения конфискации как меры административного характера. Указанные Постановления обязательны для судов, других органов и должностных лиц при применении ими соответствующих статей Таможенного кодекса Российской Федерации, в которых предусмотрена возможность конфискации товаров, транспортных средств и иных предметов за нарушение содержащихся в этих статьях таможенных правил.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать содержащееся в части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации положение, запрещающее пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, в отношении которых таможенное оформление не завершено, соответствующим Конституции Российской Федерации.
2. Признать содержащееся в части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации положение, согласно которому конфискация товаров, транспортных средств и иных предметов производится независимо от того, являются ли они собственностью лица, совершившего нарушение таможенных правил, а также независимо от того, установлено это лицо или нет, соответствующим Конституции Российской Федерации.
3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

11

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 27 января 2004 г. N 1-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ
ПУНКТА 2 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 27, ЧАСТЕЙ ПЕРВОЙ,
ВТОРОЙ И ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 251, ЧАСТЕЙ ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ
СТАТЬИ 253 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ
ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
с участием полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, полномочного представителя Совета Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации Ю.А. Шарандина, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,
руководствуясь статьей 125 (пункт "а" части 2) Конституции Российской Федерации, подпунктом "а" пункта 1 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 84, 85 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явился запрос Правительства Российской Федерации, в котором оспаривается конституционность указанных положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в части, закрепляющей полномочия Верховного Суда Российской Федерации рассматривать и разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.
Заслушав сообщение судьи-докладчика В.Г. Стрекозова, объяснения представителей сторон, выступления приглашенного в заседание представителя от Генерального прокурора Российской Федерации - С.Г. Кехлерова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций (пункт 2 части первой статьи 27);
гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части (часть первая статьи 251);
с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части в суд вправе обратиться Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, законодательный (представительный) орган субъекта Российской Федерации, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, глава муниципального образования, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция (часть вторая статьи 251);
заявления об оспаривании нормативных правовых актов подаются по подсудности, установленной статьями 24, 26 и 27 данного Кодекса (часть четвертая статьи 251);
установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени (часть вторая статьи 253);
решение суда о признании нормативного правового акта или его части недействующими вступает в законную силу по правилам, предусмотренным статьей 209 данного Кодекса, и влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим нормативном правовом акте или воспроизводящих его содержание (часть третья статьи 253).
По мнению Правительства Российской Федерации, названные положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в той части, в какой они наделяют Верховный Суд Российской Федерации полномочием рассматривать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и выносить решения о признании таких актов противоречащими федеральному закону и утрачивающими юридическую силу со дня их принятия, противоречат статьям 10, 15, 76, 118, 120, 125 и 126 Конституции Российской Федерации.
Не отрицая саму возможность проверки нормативных актов Правительства Российской Федерации судом общей юрисдикции на основании статьи 120 Конституции Российской Федерации, заявитель, однако, считает, что проверка таких актов на предмет их соответствия федеральному закону в случаях, когда Правительство Российской Федерации обязано осуществить соответствующее правовое регулирование в силу прямого предписания закона, по существу, означает их оценку с точки зрения установленных Конституцией Российской Федерации разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти, которая может быть осуществлена только Конституционным Судом Российской Федерации; такого рода акты могут утратить силу по судебному решению лишь в результате признания их неконституционными в процедуре конституционного судопроизводства.
Кроме того, по мнению заявителя, полномочия судов общей юрисдикции, в том числе по рассмотрению дел о проверке нормативных правовых актов, должны - в силу статьи 128 и раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации - регулироваться федеральным конституционным законом; оспариваемые же положения содержатся в федеральном законе, каковым является Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, а следовательно, не соответствуют Конституции Российской Федерации по форме нормативного акта.
Таким образом, в настоящем деле Конституционный Суд Российской Федерации в силу требований части третьей статьи 74 и статьи 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" проверяет, соответствуют ли Конституции Российской Федерации взаимосвязанные положения пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации - в той части, в какой они наделяют Верховный Суд Российской Федерации полномочиями рассматривать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и признавать такие акты противоречащими федеральному закону и недействующими со дня принятия или иного указанного судом времени, что влечет утрату ими силы, - с точки зрения установленных Конституцией Российской Федерации разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, а также по форме нормативного акта.
2. Конституционно-правовой смысл оспариваемых положений выявляется с учетом их взаимосвязи с другими предписаниями Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также иных законодательных актов, которые устанавливают полномочия судов различной юрисдикции по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации.
Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации", закрепляя в статье 23, что акты Правительства Российской Федерации (в том числе, следовательно, нормативные акты) могут быть обжалованы в суд, не определяет ни подведомственность таких дел судам той или иной юрисдикции, ни предметную и инстанционную подсудность, - соответствующее регулирование осуществляется законодательством о судах и судопроизводстве.
Согласно Федеральному конституционному закону "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (подпункт 1 пункта 1 статьи 10) и Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (часть 2 статьи 34) Высший Арбитражный Суд Российской Федерации рассматривает в качестве суда первой инстанции дела об оспаривании как ненормативных, так и нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Федеральным конституционным законом "О военных судах Российской Федерации" установлено полномочие Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации рассматривать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы (пункт 1 части 3 статьи 9).
В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела об оспаривании ненормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, а также его нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций (пункты 1 и 2 статьи 27); при этом не подлежат рассмотрению в суде в порядке, предусмотренном главой 24 данного Кодекса, регламентирующей производство по делам о признании недействующими нормативных правовых актов, заявления об оспаривании нормативных правовых актов, проверка конституционности которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (часть третья статьи 251).
Как следует из статьи 125 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 118, 120, 126 и 128 и из конкретизирующих их подпункта "а" пункта 1 части первой статьи 3, статьи 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", статей 18, 19 и 23 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, нормативных актов Правительства Российской Федерации, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, принадлежит только Конституционному Суду Российской Федерации, который как федеральный судебный орган конституционного контроля осуществляет судебную власть посредством конституционного судопроизводства; суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому утрачивающими юридическую силу; рассмотрение судом общей юрисдикции или арбитражным судом дел о проверке указанных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2 и часть 4) нормативных актов уровня ниже федерального закона (в том числе, следовательно, постановлений Правительства Российской Федерации), в результате которого такой нормативный акт может быть признан противоречащим федеральному закону, не исключает последующей их проверки в порядке конституционного судопроизводства.
Приведенные правовые позиции выражены Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющих свою силу Постановлениях от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, от 11 апреля 2000 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", от 18 июля 2003 года по делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
Таким образом, взаимосвязанные положения статей 27, 251 и 253 ГПК Российской Федерации в системе действующего правового регулирования - в его конституционно-правовом истолковании - означают, что Верховный Суд Российской Федерации рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, лишь если при этом не затрагивается вопрос об их конституционности или о конституционности федерального закона, на котором они основаны, и, кроме того, если соответствующие дела неподведомственны арбитражным судам.
3. Конституция Российской Федерации закрепляет в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации осуществление государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а также самостоятельность органов государственной власти (статья 10) и предусматривает, что исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации (статья 110, часть 1). В этом качестве Правительство Российской Федерации непосредственно Конституцией Российской Федерации наделено рядом полномочий: оно обеспечивает проведение в Российской Федерации единой внутренней политики по различным направлениям, осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью, а также по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики Российской Федерации (статья 114, пункты "а" - "е" части 1). Кроме того, в соответствии со статьей 114 (пункт "ж" части 1) Конституции Российской Федерации Правительство Российской Федерации осуществляет иные полномочия, возложенные на него Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации. На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обязательные к исполнению в Российской Федерации, и обеспечивает их исполнение (статья 115, часть 1).
Поскольку в силу статьи 125 (пункт "а" части 2) Конституции Российской Федерации проверка конституционности нормативных актов Правительства Российской Федерации возложена на Конституционный Суд Российской Федерации, он правомочен проверять такие акты и на предмет их соответствия положениям статей 15 (часть 1), 114 и 115 Конституции Российской Федерации, в том числе требованию о том, что нормативные акты Правительства Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации. Из указанных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 118, 126, 127 и 128 вытекает, что в случаях, когда проверка соответствия нормативного акта Правительства Российской Федерации федеральному закону невозможна без установления соответствия этих актов Конституции Российской Федерации, в частности с точки зрения закрепленных ею разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти, Верховный Суд Российской Федерации не вправе разрешить дело об оспаривании нормативного акта Правительства Российской Федерации в порядке статьи 27 ГПК Российской Федерации. Иное фактически означало бы оценку нормативного акта судом общей юрисдикции и на предмет его соответствия Конституции Российской Федерации, а не только федеральному закону, что недопустимо.
Если нормативный акт Правительства Российской Федерации принят во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществляет правовое регулирование соответствующих общественных отношений (так называемое делегированное регулирование), судебная проверка нормативного акта Правительства Российской Федерации невозможна без установления соответствия такого акта и (или) самого федерального закона Конституции Российской Федерации с точки зрения установленных ею разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти. Поскольку в данном случае возникает вопрос не просто о законности нормативного акта Правительства Российской Федерации, а именно о его конституционности, судебная проверка данного акта может быть осуществлена только в порядке конституционного судопроизводства, а потому производство по делу в Верховном Суде Российской Федерации подлежит прекращению.
Это не означает, что тем самым ограничивается гарантированное каждому право на судебную защиту (статья 46 Конституции Российской Федерации): прежде всего, существует возможность обжаловать в суде решения и действия (бездействие), основанные на нормативном акте Правительства Российской Федерации, нарушающем права и свободы заявителя и не соответствующем федеральному закону; кроме того, суд, принимая решение в соответствии с законом, как того требует статья 120 Конституции Российской Федерации, вправе признавать решения и действия (бездействие) органов публичной власти и должностных лиц незаконными (статья 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", глава 25 ГПК Российской Федерации, Закон Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан").
Прекращение в указанных случаях производства по делу об оспаривании нормативного правового акта Правительства Российской Федерации не является препятствием для использования Верховным Судом Российской Федерации правомочия обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности как самого акта Правительства Российской Федерации, так и соответствующего федерального закона в порядке статьи 125 (часть 2) Конституции Российской Федерации и статьи 84 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Если же при рассмотрении заявления об оспаривании нормативного акта Правительства Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации придет к выводу о неконституционности федерального закона, на соответствие которому проверяется акт Правительства Российской Федерации, он приостанавливает производство по делу и обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного федерального закона в порядке статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьи 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Как следует из статей 118, 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, производство в Верховном Суде Российской Федерации по заявлению об оспаривании нормативного акта Правительства Российской Федерации должно быть приостановлено также в случаях, когда управомоченные субъекты обращаются в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке нормативного акта Правительства Российской Федерации или федерального закона, на котором он основан, в порядке конституционного судопроизводства.
В случае если правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина осуществляется не непосредственно федеральным законом, а постановлением Правительства Российской Федерации, причем именно в силу прямого предписания данного закона, на основании и во исполнение которого оно издано и который оно конкретизирует, тем самым предопределяя практику его исполнения, проверка конституционности такого закона, выявление его конституционно-правового смысла не могут быть осуществлены без учета смысла, приданного ему актом Правительства Российской Федерации. При этом Конституционным Судом Российской Федерации разрешается вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации как самого закона, так и постановления Правительства Российской Федерации, без применения которого невозможно и применение закона. Следовательно, если имеет место прямая нормативная связь постановления Правительства Российской Федерации с федеральным законом и если эти акты применены или подлежат применению в конкретном деле в неразрывном единстве, Конституционный Суд Российской Федерации в силу статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, статей 96, 97, 101 и 103 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" может признать допустимыми запрос суда в связи с рассматриваемым им конкретным делом и жалобу гражданина на нарушение конституционных прав и свобод, в которых оспаривается конституционность как федерального закона, так и нормативного акта Правительства Российской Федерации.
Таким образом, взаимосвязанные положения пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации в части, наделяющей Верховный Суд Российской Федерации полномочием рассматривать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, не предполагают разрешение судом общей юрисдикции таких дел в случаях, когда нормативный правовой акт Правительства Российской Федерации принят при осуществлении полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом по вопросам, не получившим содержательной регламентации в данном законе, и именно на основании этого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществляет правовое регулирование соответствующих общественных отношений, а также когда управомоченные субъекты обращаются в Конституционный Суд Российской Федерации с требованием о проверке конституционности того же нормативного акта Правительства Российской Федерации и (или) федерального закона, на котором он основан.
В указанных случаях судебная проверка нормативного акта Правительства Российской Федерации - поскольку она фактически невозможна без установления его соответствия Конституции Российской Федерации как по содержанию норм, так и с точки зрения разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти, - может иметь место только в порядке конституционного судопроизводства.
Такое истолкование соответствует конституционно-правовому смыслу оспариваемых норм в системе действующего правового регулирования.
4. В иных случаях, т.е. когда вопрос о конституционности оспариваемых нормативных актов Правительства Российской Федерации не возникает, их проверка может быть осуществлена Верховым Судом Российской Федерации в порядке производства по делам о признании таких актов противоречащими федеральному закону.
Решение суда общей юрисдикции о том, что нормативный акт Правительства Российской Федерации противоречит федеральному закону и является недействующим, не только не препятствует соответствующим органам государственной власти в порядке статьи 125 (часть 2) Конституции Российской Федерации и статей 84 и 85 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности как федерального закона, так и нормативного акта Правительства Российской Федерации, но и, напротив, обосновывает допустимость обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, если заявитель вопреки указанному решению считает нормативный акт Правительства Российской Федерации подлежащим действию. При этом Конституционный Суд Российской Федерации выступает в качестве судебной инстанции, окончательно разрешающей такие публично-правовые споры.
Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации (Постановления от 16 июня 1998 года, от 11 апреля 2000 года, от 18 июля 2003 года, определения от 5 ноября 1998 года, от 8 февраля 2001 года, от 19 апреля 2001 года), а также исходя из предписаний частей второй, четвертой и пятой статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Верховный Суд Российской Федерации вправе по инициативе уполномоченных государственных органов подтверждать недействительность, т.е. утрату юридической силы, положений нормативных актов Правительства Российской Федерации, если они аналогичны по содержанию нормам других актов, ранее признанных Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому недействительными, а также если они основаны на ранее признанных Конституционным Судом Российской Федерации неконституционными положениях федерального закона либо воспроизводят их. Данное правомочие Верховного Суда Российской Федерации служит обеспечению исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку признанные противоречащими Конституции Российской Федерации в порядке конституционного судопроизводства положения не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами, а аналогичные им предписания должны быть лишены юридической силы в установленном законом порядке.
Правом подтверждать аналогичность положений нормативных актов Правительства Российской Федерации нормам, ранее признанным противоречащими Конституции Российской Федерации и федеральным законам, обладает, однако, не только Верховный Суд Российской Федерации, но и сам Конституционный Суд Российской Федерации. Правительство Российской Федерации, не согласное с решением Верховного Суда Российской Федерации, может поставить перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о том, является ли соответствующая норма его постановления аналогичной по содержанию той норме, которая была признана Конституционным Судом Российской Федерации противоречащей Конституции Российской Федерации. Если же Правительство Российской Федерации не обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с такого рода заявлением, оно обязано устранить из своих нормативных актов положения, признанные судом общей юрисдикции аналогичными по своему содержанию положениям, лишенным юридической силы на основании решения Конституционного Суда Российской Федерации.
5. Дела, возникающие из публичных правоотношений, в том числе о проверке законности нормативных правовых актов - вне связи с рассмотрением дел об оспаривании вынесенных на основе таких актов правоприменительных решений органов публичной власти и должностных лиц, - как следует из статей 71 (пункт "о"), 72 (пункт "к" части 1), 118 (часть 2), 120, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, являются по своей природе не гражданско-правовыми, а административными делами и должны рассматриваться в порядке и по правилам административного судопроизводства.
Поэтому в ходе осуществления судебной реформы Федеральному Собранию надлежит привести правовое регулирование, обеспечивающее судебную проверку нормативных правовых актов, в соответствие с требованиями Конституции Российской Федерации о рассмотрении административных дел в порядке административного судопроизводства и с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, выраженными в том числе в настоящем Постановлении.
6. По смыслу статьи 125 Конституции Российской Федерации и правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 16 июня 1998 года, от 11 апреля 2000 года и от 18 июля 2003 года, а также в настоящем Постановлении, решение Верховного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт Правительства Российской Федерации (если его проверка судом общей юрисдикции допустима) признан противоречащим федеральному закону, не является подтверждением недействительности нормативного акта Правительства Российской Федерации, его отмены самим судом, тем более лишения его юридической силы с момента издания, а означает лишь признание его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению. Иное не согласуется с конституционным полномочием перечисленных в статье 125 (часть 2) Конституции Российской Федерации органов и лиц обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации с требованием о подтверждении конституционности нормативных актов уровня ниже федерального закона как принятых в соответствии с установленным Конституцией Российской Федерации разграничением компетенции между федеральными органами государственной власти.
Содержащееся в частях второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации регулирование, согласно которому признание нормативного правового акта противоречащим федеральному закону влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, притом со дня его принятия, в части, касающейся нормативных правовых актов (в том числе нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации), проверка конституционности которых статьей 125 Конституции Российской Федерации отнесена к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, несовместимо с официальным толкованием статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, данным Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16 июня 1998 года, и является таким же, как ранее признанное им в Постановлении от 11 апреля 2000 года не соответствующим Конституции Российской Федерации.
Между тем согласно основанному на статье 125 (часть 5) Конституции Российской Федерации предписанию статьи 106 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" толкование Конституции Российской Федерации, данное Конституционным Судом Российской Федерации, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти; по смыслу статьи 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации и частей второй и третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", юридическая сила Постановлений Конституционного Суда Российской Федерации не может быть преодолена повторным принятием норм, которые были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, неконституционность этих норм не требует подтверждения, они не имеют юридической силы с момента принятия и не подлежат применению.
Таким образом, части вторая и третья статьи 253 ГПК Российской Федерации в части, регулирующей последствия признания недействующими нормативных актов (в том числе нормативных актов Правительства Российской Федерации), которые согласно статье 125 Конституции Российской Федерации могут быть проверены в процедуре конституционного судопроизводства, не имеют юридической силы с момента принятия и не подлежат применению.
7. Правительство Российской Федерации оспаривает конституционность положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации на том основании, что соответствующие полномочия судов общей юрисдикции, в том числе Верховного Суда Российской Федерации, вопреки требованиям статьи 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации определены не федеральным конституционным законом, а федеральным законом.
Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращался к вопросу об установлении полномочий судов. В ряде Постановлений, в том числе от 16 июня 1998 года и от 11 апреля 2000 года, им выражена следующая правовая позиция.
Конституция Российской Федерации не исключает право законодателя специально предусмотреть осуществление судами общей юрисдикции и арбитражными судами в порядке административного судопроизводства - вне связи с рассмотрением другого конкретного дела - полномочий по проверке соответствия перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) нормативных актов уровня ниже федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу, акту, кроме Конституции Российской Федерации, однако признание их недействующими невозможно вне четкой регламентации принятия таких решений. При этом соответствующие полномочия должны закрепляться в федеральном конституционном законе, которым определялись бы виды нормативных актов, подлежащих проверке судами, предметная, территориальная и инстанционная подсудность дел, субъекты, управомоченные обращаться в суд с ходатайством о проверке законности актов, правила, обеспечивающие юридическую силу судебных решений как обязательных для правоприменителей по всем другим делам; если же полномочие суда основано на законе, принятом до вступления в силу Конституции Российской Федерации, оно не может быть аннулировано лишь по той причине, что отсутствует (не принят) соответствующий федеральный конституционный закон.
Принятый в 2002 году Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации является федеральным законом. Следовательно, закрепив полномочия Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации в федеральном законе (лишь соответствующее полномочие Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации предусмотрено Федеральным конституционным законом "О военных судах Российской Федерации"), законодатель не выполнил требование статьи 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также вступил в противоречие с постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющими свою силу.
Вместе с тем необходимо учесть, что признание пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации - в части, определяющей полномочия Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, - не соответствующими Конституции Российской Федерации по форме акта, в котором установлены эти полномочия, предопределило бы и признание неконституционности по тому же основанию указанных положений, закрепляющих в целом полномочия судов общей юрисдикции разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов, а также других положений данного Кодекса, касающихся полномочий судов общей юрисдикции, что привело бы к существенному ограничению деятельности судов по осуществлению правосудия и дало бы возможность поставить под сомнение конституционность других принятых после вступления в силу Конституции Российской Федерации федеральных законов, устанавливающих полномочия судов. Такой результат противоречил бы целям конституционного судопроизводства.
Поэтому Конституционный Суд Российской Федерации в настоящем деле воздерживается от признания положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации по форме правового акта, однако обращает внимание Федерального Собрания на то, что принятие федерального конституционного закона о полномочиях судов общей юрисдикции неоправданно затянулось.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79 и 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать взаимосвязанные положения пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации - в части, наделяющей Верховный Суд Российской Федерации полномочием рассматривать и разрешать дела о признании недействующими нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку эти положения - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего нормативного регулирования - не предполагают разрешение Верховным Судом Российской Федерации дел об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, принятых во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом.
Конституционно-правовой смысл положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает в правоприменительной практике любое иное истолкование как этих положений, так и аналогичных им положений о судебной проверке нормативных актов Правительства Российской Федерации, содержащихся в других нормативных правовых актах.
2. Нормативное положение, содержащееся в частях второй и третьей статьи 253 во взаимосвязи с пунктом 2 части первой статьи 27, частями первой, второй и четвертой статьи 251 ГПК Российской Федерации, согласно которому признание нормативного правового акта противоречащим федеральному закону со дня принятия или иного указанного судом времени влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, - в части, относящейся к проверке нормативных правовых актов, которые в соответствии со статьей 125 Конституции Российской Федерации могут быть проверены в процедуре конституционного судопроизводства, - не имеет юридической силы с момента принятия и не подлежит применению.
3. В настоящем деле Конституционный Суд Российской Федерации воздерживается от признания положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации по форме нормативного акта.
Федеральному Собранию надлежит принять федеральный конституционный закон, в котором закреплялись бы полномочия Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел об оспаривании таких нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, проверка которых не относится к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, а также привести правовое регулирование, обеспечивающее проверку законности нормативных правовых актов судами общей юрисдикции, в соответствие с требованиями Конституции Российской Федерации и правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, выраженными в том числе в настоящем Постановлении.
4. Из настоящего Постановления не следует обязательность пересмотра вынесенных ранее Верховным Судом Российской Федерации решений по делам об оспаривании положений нормативных актов Правительства Российской Федерации, что не исключает для управомоченных субъектов возможности обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с соответствующими запросами о проверке и подтверждении их конституционности.
5. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете" и "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации



ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
А.Л. КОНОНОВА

1. Оспариваемые в данном деле положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предоставляют гражданам и организациям право обжаловать в Верховном Суде Российской Федерации нормативные акты Правительства Российской Федерации, затрагивающие их права, свободы и законные интересы. Ограничительно истолковав эти положения, Конституционный Суд Российской Федерации не только изъял из компетенции Верховного Суда Российской Федерации весьма обширную, судя по сложившейся практике, категорию дел, но существенным образом ограничил конституционное право каждого на судебную защиту от неправовых актов исполнительной власти.
Хотя в Постановлении и содержится иное утверждение - о том, что перенесение проверки такого рода актов в сферу конституционного судопроизводства не означает якобы ограничение права на судебную защиту, это, очевидно, не так. Отсылка к возможности обжаловать в суде решения и действия, основанные на нормативном акте Правительства Российской Федерации, или к правомочию Верховного Суда Российской Федерации обращаться с запросом о проверке конституционности указанного акта и даже намек на возможность обжалования в Конституционном Суде Российской Федерации федерального закона в случаях его прямой нормативной связи с постановлением Правительства Российской Федерации - все приведенные аргументы не доказывают обратного, поскольку перечисленные правовые возможности существовали и ранее, но они не замещают и не восполняют утраченных прав.
При этом как бы забывается, что гражданин или организация в соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" вообще не являются надлежащими заявителями при оспаривании конституционности подзаконных актов, включая постановления Правительства Российской Федерации, и именно поэтому в целях устранения имеющегося пробела законодатель и предоставил соответствующие полномочия по нормоконтролю Верховному Суду Российской Федерации и другим судам общей юрисдикции. Кроме того, из взаимосвязи норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, вытекает, что проверка судом правомерности нормативного акта Правительства Российской Федерации представляет собой отдельное, самостоятельное полномочие, отличное от рассмотрения жалобы на действия и решения органов государственной власти и должностных лиц, то есть происходит в процедуре так называемого абстрактного нормоконтроля и не связана с разрешением конкретного дела заявителя, в то время как наличие такого дела является непременным условием допустимости жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации. Следует учитывать также и естественные пределы возможностей самого Конституционного Суда Российской Федерации, узурпация дополнительной компетенции которым в этой сфере вряд ли будет способствовать эффективности защиты прав и свобод.
Представляется, что ограничения возможности судебного обжалования нормативных постановлений Правительства Российской Федерации предприняты в сугубо ведомственных интересах охранения собственного авторитета и стабильности, что явно вытекает из целей заявителя, обозначенных в запросе, и для "защиты от чересчур юридически подкованных граждан", как заявил представитель Правительства Российской Федерации в заседании Конституционного Суда Российской Федерации. Однако законодательство и без того предусматривает достаточные гарантии защиты Правительством Российской Федерации правомерности своих постановлений, включая рассмотрение спора в Верховном Суде Российской Федерации, участие в судебном процессе в качестве стороны и возможность, в отличие от граждан и организаций, непосредственного обращения в Конституционный Суд Российской Федерации за подтверждением конституционности своих актов. Таким образом, указанное ограничительное толкование прав граждан на судебную защиту в данном деле не находит никаких оснований в положениях статей 46 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, прямо противоречит высшей конституционной ценности (статья 2), роли и предназначению Конституционного Суда Российской Федерации защищать, а не ограничивать права и свободы.
2. Изменяя, по сути, компетенцию Верховного Суда Российской Федерации в части нормативного контроля за правомерностью постановлений Правительства Российской Федерации и фактически изымая из нее в свою пользу ряд случаев, когда такая проверка возможна только в порядке конституционного судопроизводства, Конституционный Суд Российской Федерации, однако, не дает ясного и однозначного разрешения этой компетенции. В разных местах мотивировочной части Постановления она представлена в описательно-оценочных категориях и не совпадающих по объему и содержанию формулировках.
Так, Конституционный Суд Российской Федерации относит к своей компетенции случаи, когда Правительство Российской Федерации обязано было осуществить собственное правовое регулирование в силу прямого предписания закона. В другом месте речь идет о регулировании, не получившем конкретного содержания в данном законе. Верховный Суд Российской Федерации вправе рассматривать такие акты, если при этом не затрагивается вопрос об их конституционности или о конституционности федерального закона, и не вправе, когда проверка невозможна без установления их соответствия Конституции Российской Федерации с точки зрения принципа разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти. В другом случае к этому добавляется и соответствие содержания акта Конституции Российской Федерации. Наконец, в резолютивной части речь идет об актах, принятых во исполнение полномочия, возложенного на Правительство Российской Федерации непосредственно федеральным законом. Не вполне понятно, исключает ли данный вывод предыдущие требования, но и здесь очевидно возникновение вопросов, каким законом и какое полномочие было возложено на Правительство Российской Федерации, было ли оно возложено вообще, в какой степени оно связано с последующим регулированием и т.д. Далеко не всегда такая связь с очевидностью вытекает из простого сопоставления текстов. Кто и как будет решать эти вопросы, предопределяя конституционные полномочия заявителя лишь для каждого конкретного случая?
При всем разнообразии приведенных формулировок они не складываются в единое непротиворечивое и ясное установление подведомственности нормативного контроля этих актов, представляются явно непригодными для этого и в силу своей критической неопределенности могут привести к произвольному их применению на практике.
3. Конституционное право каждого на судебную защиту своих прав и свобод предполагает и судебную защиту от любых неправовых актов государственных органов, кем бы они ни были изданы. Названное право не допускает ограничений и пробелов в судебной компетенции, так как иное означало бы отказ в правосудии. Общий критерий, по которому строится разделение компетенции в сфере нормоконтроля между Конституционным Судом Российской Федерации и иными судами и который вытекает из Конституции Российской Федерации (глава 7) и закреплен в федеральном законодательстве, включая оспариваемые нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, - это прежде всего характер предмета проверки, определяемый по юридической силе акта, связанной с его видом (закон или подзаконный нормативный акт) и соответственно с субъектом правотворчества. Таким образом, вполне целесообразно, что в целях защиты прав и свобод к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации отнесена проверка законов, а подзаконные акты, включая постановления Правительства Российской Федерации, проверяются иными судами.
Все эти рассуждения достаточно очевидны и приведены нами лишь для того, чтобы показать, что аргументация Конституционного Суда Российской Федерации в настоящем деле строится на иных основаниях, которые, по нашему мнению, утратили свою убедительность в свете современного правопонимания.
Позиция Конституционного Суда Российской Федерации основана на различении понятий "законность" и "конституционность". При этом неоднократно подчеркивается недопустимость вторжения судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля в оценку конституционности нормативных актов, невозможность самостоятельного применения ими конституционных норм и принципов, особенно принципа разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти, что считается прерогативой конституционного судопроизводства. Так, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, если соответствующее регулирование делегировано Правительству Российской Федерации федеральным законом, то проверка законности такого акта невозможна, так как он автоматически выводится на конституционный уровень как спор о компетенции. Доказательства данного вывода, однако, не приводятся. Кроме того, такой вывод предоставляет Правительству Российской Федерации возможность увести любое постановление из-под контроля Верховного Суда Российской Федерации по формальным основаниям, придав ему внешний вид делегированного правотворчества.
Ни действующее законодательство, ни Постановление Конституционного Суда Российской Федерации не дают определения сути того, что понимается под установлением законности или конституционности нормативного акта, однако из приведенных рассуждений вытекает понимание этого процесса как формально-логического сопоставления текстов актов различных уровней и разрешение их возможной коллизии в пользу акта большей юридической силы. Исходя из этого, под законностью понимается установление соответствия подзаконного нормативного акта закону, а под конституционностью соответствие рассматриваемого акта тексту Конституции Российской Федерации. Поскольку в настоящем деле разделение компетенции между судами построено на правомочии давать оценку нормативного акта как законного или как конституционного, Конституционный Суд Российской Федерации, очевидно, полагает, что последнее правомочие принадлежит исключительно ему. Таким образом, оценка значительного числа нормативных актов, не отнесенных к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, с точки зрения их соответствия конституционным принципам (или, что то же самое, с точки зрения конституционности) в судебном порядке практически исключена.
Однако современная правовая теория и судебная практика многих зарубежных стран позволяют преодолеть подобные формальные терминологические затруднения. С этой точки зрения судебный нормоконтроль представляет собой оценку правомерности оспариваемых норм, их соответствия общим основам и принципам права. Природа судебного нормоконтроля как в конституционном, так и в административном судопроизводстве одинакова, так как общим критерием позитивных норм здесь должны выступать основные метафизические начала индивидуальной свободы, справедливости, формального равенства, составляющие суть идеи права. Более конкретно эти идеи выражены в Конституции Российской Федерации. Основные права и свободы человека и гражданина сформулированы здесь именно как надпозитивные правовые ценности, определяющие смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. Конституция Российской Федерации прямо отсылает также к международным стандартам прав человека. Общепризнанные принципы и нормы международного права признаются составной частью правовой системы Российской Федерации.
Общие принципы права, в том числе воплощенные в Конституции Российской Федерации, обладают высшим авторитетом и являются критерием и мерой оценки правомерности всех нормативных актов. Эти принципы обеспечиваются правосудием (статья 18 Конституции Российской Федерации) и не могут быть монополией только конституционного судопроизводства. Конституционный Суд Российской Федерации не может отрицать возможность прямого применения иными судами Конституции Российской Федерации и общих принципов права не только при разрешении коллизии норм или восполнении пробелов в правовом регулировании, но при выборе норм, подлежащих применению в конкретном деле на основании оценки их правомерности. Тем более нет оснований исключать такую возможность, когда нормативный акт является самостоятельным предметом нормоконтроля и прямо отнесен к компетенции данного суда. Иное означало бы произвольное ограничение судебной юрисдикции и пределов судейского усмотрения в выборе критериев правовой оценки оспариваемого акта.
Как показывает зарубежная судебная практика развитых стран, применение общих принципов права особенно актуально именно в сфере административного судопроизводства и нормоконтроля, так как здесь затруднительно нормативное регулирование в силу особого разнообразия правовых ситуаций и неоднозначности функций администрации. Причем именно оценка компетенции исполнительного органа приобретает решающее значение. В отсутствие названного полномочия нормоконтроль теряет всякий смысл. Представляется необоснованным поэтому лишение судов общей юрисдикции в процедуре нормоконтроля возможности оценки компетенции органа, издавшего оспариваемый акт, в том числе Правительства Российской Федерации. Это особенно очевидно в случаях, когда Конституция Российской Федерации прямо и ясно указывает на форму правового акта и компетенцию законодателя: правила официального опубликования акта (статья 15, часть 3), законное установление налогов и сборов (статья 57), возможность ограничения прав и свобод только федеральным законом (статья 55, часть 3) и т.д. Кроме того, компетенция устанавливается законами, в том числе Федеральным конституционным законом "О Правительстве Российской Федерации", применение которых судами бесспорно даже в терминологии проверки законности правовых актов.
Не представляется убедительным и даже понятным и различение признания неправомерности нормативных актов по последствиям на недействующие (т.е., очевидно, не оказывающие реального действия) и недействительные (т.е. несуществующие). Очевидно, что признание вступившим в законную силу решением суда нормативного акта неправовым само по себе достаточно для признания его не подлежащим дальнейшему применению. Следовательно, такой акт не может считаться действующим, влекущим юридические последствия независимо от того, будет ли он формально отменен издавшим его органом, что подтверждается обязательностью опубликования соответствующего решения суда, адекватной обязательности опубликования самого акта как непременного условия его действия. Данный акт не может, таким образом, сохранять свою юридическую силу (иначе непонятно, в чем она заключается) и в этом смысле ничтожен, недействителен, то есть не существует более как правовая реальность.
Таким образом, обоснование ограничения установленной законом компетенции судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля путем различения понятий законности и конституционности акта, по нашему мнению, не является убедительным и противоречит правовой природе нормоконтроля.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 6. ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Статья 114