narcorik.ru



САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ГЛАВА 3. ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО. Статья 74

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 3 Федеративное устройство
Статья 74

1. На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств.
2. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

2

Статья 74

1. См. комментарий к статье 8 Конституции.

Статья 8

1. Юридические гарантии обеспечения единства экономического пространства были установлены Указом Президента РФ от 12 декабря 1991 г. "О едином экономическом пространстве РСФСР", согласно которому должны признаваться недействительными акты органов власти и управления и решения должностных лиц, ограничивающие движение товаров, работ и услуг на внутреннем рынке страны. Принцип свободного передвижения товаров, услуг и финансовых средств по всей территории России закреплен в пункте 3 статьи 1 нового Гражданского кодекса, согласно которому ограничения могут вводиться только федеральным законом и только тогда, когда это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств подтверждено частью 1 статьи 74 и означает, что их движение не должно наталкиваться на таможенные барьеры, ограничиваться введением каких-либо пропусков или разрешений на ввоз и вывоз, других препятствий. Речь идет о свободной торговле и банковской деятельности, без чего немыслима экономическая интеграция. Развивает эти положения ФЗ от 17 декабря 1999 г. "Об общих принципах организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации". В соответствии с ним один из основных принципов экономического взаимодействия субъектов РФ - содействие формированию и функционированию единого экономического и правового пространства страны.

2. Лучшим способом содействия рыночной экономике является поддержка государством конкуренции. Конкуренция - самый надежный механизм координации индивидуальных действий без принуждения и вмешательства со стороны властей, она тем эффективнее, чем меньше этого вмешательства и разного рода монополизма, особенно государственного.

3. Конституция РФ значительно усиливает правовой статус частной собственности, излагая ее признание и защиту в главе об основах конституционного строя. При этом речь не идет об ее исключительности или привилегированности, а только о равном положении частной и других форм собственности.

4. Упомянутые в части 2 статьи 8 "иные формы собственности" включают собственность различных общественных объединений - профсоюзов, политических партий, различных общественных организаций.

5. В положении о формах собственности наиболее примечательным является принцип их равной защиты. Правовое государство отвергает любые привилегии или ограничения для какой-либо одной формы собственности. Гражданский кодекс РФ установил единые принципы защиты права собственности независимо от ее формы.

0

3

Статья 74

1. Часть 1 комментируемой статьи гарантирует экономическое единство территории Российской Федерации, которое является элементом федеративного устройства России, дополняющим единство системы ее государственной власти.

Положения ч. 1 ст. 74 корреспондируют ч. 1 ст. 8 Конституции, гарантирующей в Российской Федерации единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности. Они связаны и с другими ее нормами, закрепляющими право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34); право частной собственности (ст. 35); финансовые основы (ст. 75, п. "а" и "в" ч. 1 ст. 114); запрет издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (ч. 2 ст. 55). В своей совокупности приведенные положения создают предпосылки для развития рыночной экономики, а предписания, изложенные в ч. 1 комментируемой статьи, являются одним из важнейших условий ее нормального функционирования.

Изложенные в рассматриваемой части конституционные требования воспроизводятся ГК, который провозглашает свободу перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории Российской Федерации (ч. 3 ст. 1). Они отражаются и в других правовых актах. В частности, в Законе РСФСР от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", с изм. от 2 января 2000 г. (Ведомости РСФСР. 1991. N 16. Ст. 499; СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 124), запрещающем органам государственной власти принимать акты и (или) совершать действия, ограничивающие самостоятельность хозяйствующих субъектов, и устанавливать запреты на продажу (покупку, обмен, приобретение) товаров из одного региона России в другой (ст. 7); в НК (часть первая) (СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824), согласно которому не допускается устанавливать налоги и сборы, нарушающие единое экономическое пространство и, в частности, прямо или косвенно ограничивающие свободное перемещение в пределах территории Федерации товаров (работ, услуг) или денежных средств, либо иначе ограничивать или создавать препятствия законной деятельности налогоплательщика (ч. 4 ст. 3).

Юридическое содержание требований, сформулированных в ч. 1 ст. 74, сводится к следующему.

Во-первых, они распространяются на отношения, складывающиеся в пределах территории Федерации.

Во-вторых, их адресатами являются субъекты, наделенные правом принимать нормативно-правовые решения, т.е. органы публичной власти.

В-третьих, запрещается принятие норм, предусматривающих таможенные границы внутри России. При этом имеются в виду границы, подобные таможенным, в смысле ст. 2 ТК от 28 мая 2003 г. (СЗ РФ. 2003. N 22. Ст. 2066), с особым режимом перемещения через них товаров с целью защиты экономического суверенитета и экономической безопасности Российской Федерации, упорядочения связей российской экономики с мировым хозяйством.

В-четвертых, признается недопустимым установление также каких-либо пошлин, сборов и иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, т.е. запрет на подобного рода нормотворчество носит абсолютный характер. Именно по этим обстоятельствам Конституционный Суд Постановлением от 4 апреля 1996 г. N 9-П (СЗ РФ. 1996. N 16. Ст. 1909) квалифицировал соответствующие правовые нормы, ставящие регистрацию граждан по месту пребывания и по месту жительства в зависимость от уплаты сборов, как препятствующие реализации ими основных прав и свобод, в том числе права свободно пользоваться и распоряжаться имуществом, свободно перемещать товары, услуги и финансы.

В-пятых, предполагается, что правовые акты, ограничивающие экономическую свободу путем необоснованного введения названных запретов, будут признаваться юридически недействительными, опротестовываться прокуратурой, отменяться в установленном порядке или аннулироваться судами. Так, Конституционный Суд Республики Карелии, руководствуясь положениями Конституции (ст. 74) и Конституции Республики Карелии, гарантирующей свободу экономической деятельности и предпринимательства (ч. 3 ст. 6), своим Постановлением от 19 апреля 1995 г. (ВКС РФ. 1995. N 4) признал полностью неконституционным Закон Республики Карелия "О порядке вывоза круглого леса за пределы Республики Карелия" от 26 марта 1992 г., которым вводились пошлины на вывозимый за пределы республики круглый лес в размере 400 процентов рыночных (договорных) цен, лицензирование деятельности по вывозу этого леса с территории Карелии и санкция за неисполнение Закона в размере 10-кратной рыночной цены фактически вывозимой древесины.

За установление подобных норм должностные лица могут привлекаться к ответственности: административной (ст. 14.9 КоАП), уголовной (ст. 169, 178 УК) и гражданско-правовой (ст. 1069 ГК). Причем в последнем случае ответственность по возмещению вреда, возникающего в результате издания незаконного акта, несут также соответствующие органы государственной власти и органы местного самоуправления.

2. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает исключения из общего правила, допуская в отдельных случаях возможность введения ограничений в сфере экономической деятельности. При этом, во-первых, речь идет об изменении режима, а не об абсолютном запрете деятельности экономических субъектов; во-вторых, ограничения касаются перемещения товаров и услуг, но не финансов; в-третьих, особые правила устанавливаются с учетом конкретных обстоятельств и только федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Подобные ограничения не исключаются в условиях чрезвычайного положения (ч. 1 ст. 56 Конституции). Оно может вводиться в соответствии с ФКЗ от 30 мая 2001 г. "О чрезвычайном положении" (СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2277), когда происходят стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии, крупные аварии, имеется угроза насильственного изменения конституционного строя, и сопровождаться установлением мер, предусматривающих в том числе ограничения на осуществление отдельных видов финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров, услуг и финансовых средств (п. "г" ст. 8). В ч. 3 ст. 56 Конституции записано, что не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные, в частности, частью 1 ст. 34.

Федеральные законы предусматривают различного рода ограничения по перемещению товаров и услуг также в некоторых других случаях. К ним относятся: введение военного положения (п. 1 ст. 8 ФКЗ от 30 января 2002 г. "О военном положении"//СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 375); введение на отдельных территориях карантина, других ограничений, направленных на предотвращение распространения и ликвидацию очагов заразных и массовых незаразных болезней животных (ст. 3, 9, 13, 15, 17-19 Закона РФ от 14 мая 1993 г. "О ветеринарии"//Ведомости РФ. 1993. N 24. Ст. 857); проведение комплексных мероприятий в целях предупреждения возникновения и распространения, а также ликвидации инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей (ст. 29-33 ФЗ от 30 марта 1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"//СЗ РФ. 1999. N 14. Ст. 1650); пограничный режим (ст. 16-21 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. с изм. от 24 марта 2001 г. "О Государственной границе Российской Федерации"//Ведомости РФ. 1993. N 17. Ст. 594; СЗ РФ. 2001. N 13. Ст. 1147). Специальные ограничения устанавливаются для некоторых видов имущества, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (ч. 2 ст. 129 ГК (часть первая). К ним относится, например, оружие (ст. 6, 28 ФЗ от 13 декабря 1996 г. "Об оружии"//СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681).

Названные случаи сужения свободы экономической деятельности согласуются с положениями Конституции о том, что "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства" (ч. 3 ст. 55). Они соответствуют международно-правовым стандартам (см. ст. 4, 5 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; ст. 4, 12 Международного пакта о гражданских и политических правах; ст. 15, 18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; ст. 1 Протокола N 1 к данной Конвенции).

0

4

Статья 74

1. Конституция Российской Федерации не содержит главы, посвященной экономической системе России. Отдельные нормы рассредоточены по всему тексту Конституции РФ. В частности, основы регулирования экономической системы закреплены в ст. 74 и 75.

Комментируемая статья развивает положения ст. 8 Конституции РФ и устанавливает дополнительные гарантии обеспечения единого экономического пространства на всей территории России.

Свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств - условие эффективного функционирования экономики. Специализация конкретного региона на производстве того или иного товара часто экономически необходима (например, в случаях расположения на конкретной территории месторождения полезных ископаемых или наличия в конкретном населенном пункте достаточного количества квалифицированных работников). В силу этого разделение труда - один из принципов современной рыночной экономики. Производство на территории конкретного региона всех необходимых товаров чаще всего невозможно. В процессе обмена произведенными товарами, перечисления денежных средств в оплату товаров, работ и услуг осуществляется нормальное функционирование экономического механизма и обеспечивается удовлетворение потребностей населения всех регионов. Все эти факторы и обусловливают важность принципа свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, закрепленного комментируемой статьей. Вызывает некоторое недоумение лишь отсутствие в формулировке данного принципа такого элемента, как работа. Ее результаты также перемещаются в пространстве и занимают существенное место среди механизмов удовлетворения потребностей населения.

Законодательство России понимает под товарами любое имущество, реализуемое либо предназначенное для реализации. Услугами признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности. Работа - это деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц. К финансовым средствам относятся деньги в наличной и безналичной формах и долговые ценные бумаги.

Прежде всего, отметим, что Конституция РФ говорит о свободе перемещения на территории Российской Федерации. Говоря о территории Российской Федерации, часть первая комментируемой статьи имеет в виду прежде всего территорию государства, которая составляет сушу, воды, недра и воздушное пространство в пределах Государственной границы РФ*(384). Вместе с тем в Таможенном кодексе РФ дополнительно содержится понятие таможенной территории.

Конституция РФ устанавливает открытый перечень возможных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Прямо названы только таможенная граница, пошлины и сборы.

Таможенная граница представляет собой определение пределов территории, при пересечении которых товары, работы и услуги могут облагаться пошлинами, сборами, подвергаться ветеринарному, фитосанитарному и иным видам контроля. Установление подобных границ внутри государства означает возможность запрета вывоза или ввоза через них определенных видов товаров, а также взимание таможенных пошлин и таможенных сборов.

Таможенная пошлина - обязательный взнос, взимаемый таможенными органами при ввозе товара на территорию государства или вывозе товара с этой территории и являющийся неотъемлемым условием такого ввоза или вывоза.

Таможенные сборы - платежи, уплата которых является одним из условий совершения таможенными органами действий, связанных с таможенным оформлением, хранением, сопровождением товаров. Кроме таможенных пошлин и сборов, при пересечении таможенной границы обычно взимаются некоторые налоги - налог на добавленную стоимость и акцизы.

2. Часть вторая комментируемой статьи устанавливает исключения из принципа недопустимости ограничения свободного перемещения товаров и услуг. Такие ограничения могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Следует обратить внимание на то, что ограничения могут вводиться в соответствии с федеральным законом, т.е. субъекты РФ не вправе вводить подобные ограничения в своих законах.

У исследователей вызывает обоснованные вопросы тот факт, что в части второй комментируемой статьи Конституции РФ не упоминается ограничение перемещения финансовых средств. По мнению Г.А. Гаджиева, разделяемому авторами комментария, это может быть связано с тем, что ограничение перемещения финансовых средств вообще недопустимо*(385). Действительно, ограничение перемещения финансовых средств парализует всю экономическую деятельность, поэтому такая мера может иметь место только в чрезвычайных условиях. Вместе с тем пока мнение о недопустимости ограничения перемещения финансовых средств существует только в виде научной доктрины и не отражено в каком-либо нормативно-правовом акте.

0

5

Статья 74

     1. На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных
границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения
товаров, услуг и финансовых средств.
     2. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии
с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты
жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

     Комментарий к статье 74

     1. Часть 1 комментируемой статьи гарантирует экономическое единство территории
Российской Федерации, которое является элементом федеративного устройства
России, дополняющим единство системы ее государственной власти.
     Положения ч. 1 ст. 74 корреспондируют ч. 1 ст. 8 Конституции, гарантирующей
в Российской Федерации единство экономического пространства, свободное перемещение
товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции, свободу экономической
деятельности. Они связаны и с другими ее нормами, закрепляющими право каждого
на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской
и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34); право
частной собственности (ст. 35); финансовые основы (ст. 75, п. "а", "в" ч.
1 ст. 114); запрет издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы
человека и гражданина (ч. 2 ст. 55). В своей совокупности приведенные положения
создают предпосылки для развития рыночной экономики, а предписания, изложенные
в ч. 1 комментируемой статьи, являются одним из важнейших условий ее нормального
функционирования.
     Изложенные в ней конституционные требования воспроизводятся ГК, который
провозглашает свободу перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей
территории Российской Федерации (ч. 3 ст. 1). Они отражаются в других правовых
актах. В частности, в Законе РСФСР от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении
монополистической деятельности на товарных рынках" (ВВС РСФСР, 1991, N 16,
ст. 499), запрещающем органам государственной власти принимать акты и (или)
совершать действия, ограничивающие самостоятельность хозяйствующих субъектов,
и устанавливать запреты на продажу (покупку, обмен, приобретение) товаров
из одного региона России в другой (ст. 7); в Указе Президента РСФСР от 12
декабря 1991 г. "О едином экономическом пространстве РСФСР" (ВВС РСФСР, 1991,
N 51, ст. 1830), в котором юридически обозначались компоненты рыночной экономики
и организационно-правовые средства их обеспечения; в постановлении Правительства
Российской Федерации от 27 ноября 1995 г. "О задачах федеральных органов исполнительной
власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по обеспечению
социально-экономического развития страны до конца 1995 года" (СЗ РФ, 1995,
N 49, ст. 4807), предписывающем органам исполнительной власти субъектов федерации
не допускать принятия решений, ограничивающих перемещение сельскохозяйственной
продукции и продовольствия в пределах Российской Федерации (п. 4).
     Такой подход достаточно типичен для федеративных государств. Так, в Конституции
Австрийской Республики записано, что территория федерации едина в области
валютных, хозяйственных и таможенных отношений; внутри федерации не могут
устанавливаться таможенные или иные транспортные ограничения (ст. 4). Основной
Закон ФРГ возлагает на федерацию обеспечение таможенного и торгового единства
территории, свободы товарооборота (п. 5 ст. 73). Конституция США содержит
запрет облагать налогами или пошлинами предметы, вывозимые из какого-либо
штата (раздел 9 ст. 1).
     Юридическое содержание требований, сформулированных в ч. 1 ст. 74, сводится
к следующему. Во-первых, они распространяются на отношения, складывающиеся
в пределах территории Российской Федерации.
     Во-вторых, их адресатами являются субъекты, наделенные правом принимать
нормативно-правовые решения. В качестве таковых, если исходить из ст. 71 (п.
"ж" и "з"), 72 (п. "и" ч. 1), 73 и 132 (ч. 1) Конституции, выступают федеральные
органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской
Федерации и органы местного самоуправления.
     В-третьих, запрещается принятие норм, предусматривающих таможенные границы
внутри России. При этом имеются в виду границы, подобные таможенным, в смысле
ст. 3 Таможенного кодекса Российской Федерации от 18 июня 1993 г. (ВВС РФ,
1993, N 31, ст. 1224), с особым режимом перемещения через них товаров, включая
использование таможенного тарифа (см. Закон Российской Федерации от 21 мая
1993 г. "О таможенном тарифе" ВВС РФ, N 23, ст. 821), с целью защиты экономического
суверенитета и экономической безопасности Российской Федерации, упорядочения
связей российской экономики с мировым хозяйством.
     В-четвертых, признается недопустимым установление также каких-либо пошлин,
сборов и иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых
средств, т.е. запрет на подобного рода нормотворчество носит абсолютный характер.
Именно и по этим обстоятельствам Конституционный Суд Российской Федерации
постановлением от 4 апреля 1996 г. по делу о проверке конституционности ряда
нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края,
Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации
граждан, пребывающих на постоянное жительство в названные районы (Российская
газета, 17 апреля 1996 г.), квалифицировал соответствующие правовые нормы,
ставящие регистрацию граждан по месту пребывания и по месту жительства в зависимость
от уплаты сборов, как препятствующие реализации ими основных прав и свобод,
в том числе права свободно пользоваться и распоряжаться имуществом, свободно
перемещать товары, услуги и финансы.
     В-пятых, предполагается, что правовые акты, ограничивающие экономическую
свободу путем необоснованного введения названных запретов, будут признаваться
юридически недействительными, опротестовываться прокуратурой, отменяться в
установленном порядке или аннулироваться судами. Так, Конституционный Суд
Республики Карелия, руководствуясь положениями Конституции Российской Федерации
(ст. 74) и Конституции Республики Карелия, гарантирующей свободу экономической
деятельности и предпринимательства (ч. 3 ст. 6), своим постановлением от 19
апреля 1995 г. (ВКС, 1995, N 4, с. 57) признал полностью неконституционным
Закон Республики Карелия "О порядке вывоза круглого леса за пределы Республики
Карелия" от 26 марта 1992 г., которым вводились пошлины на вывозимый за пределы
республики круглый лес в размере 400% от рыночных (договорных) цен, лицензирование
деятельности по вывозу этого леса с территории Карелии и санкция за неисполнение
Закона в размере 10-кратной рыночной цены фактически вывозимой древесины.
Еще раньше подобное определение принято Судебной коллегией по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 апреля 1992 г., которым было
отменено решение Хабаровского краевого суда и признано незаконным решение
президиума Хабаровского краевого Совета от 28 апреля 1990 г. "О запрещении
вывоза из края продовольственных товаров" в части установления ограничений
для транспортных организаций по вывозу продовольствия за пределы края, осуществлению
товарообмена вне его границ только при наличии письменного разрешения крайисполкома.
Такие предписания, как констатировала коллегия, не согласуются с правами собственника,
открытостью территориальных рынков и правомочиями областных органов власти
и органов местного самоуправления (БВС, 1992, N 7, с. 13).
     За установление подобных запретов должностные лица могут привлекаться
к ответственности: административной (ст. 166 КоАП), уголовной (ст. 170, 171,
200 УК) и гражданско-правовой (ст. 1069 ГК). Причем в последнем случае ответственность
по возмещению вреда, возникающего в результате издания незаконного акта, несут
также соответствующие органы государственной власти и органы местного самоуправления.

     2. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает исключения из общего
правила, допуская в отдельных случаях возможность введения ограничений в сфере
экономической деятельности. При этом, во-первых, речь идет об изменении режима,
а не об абсолютном запрете деятельности экономических субъектов; во-вторых,
ограничения касаются перемещения товаров и услуг, но не финансов; в-третьих,
особые правила устанавливаются с учетом конкретных обстоятельств и только
федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты
жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.
     Подобные ограничения не исключаются в условиях чрезвычайного положения
(ч. 1 ст. 56 Конституции). Оно может вводиться в соответствии с Законом РСФСР
от 17 мая 1991 г. "О чрезвычайном положении" (ВВС, 1991, N 22, ст. 773), когда
происходят стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии, крупные аварии, имеется
угроза насильственного изменения конституционного строя, и сопровождаться
установлением мер, предусматривающих особый режим въезда и выезда, ограничение
движения транспортных средств и их досмотр, ограничение или запрещение продажи
оружия, ядовитых веществ, спиртных напитков, мобилизацию транспортных средств,
переориентацию хозяйственной деятельности государственных предприятий и т.
д. В ч. 3 ст. 56 Конституции записано, что не подлежат ограничению права и
свободы, предусмотренные, в частности, ч. 1 ст. 34.
     Федеральные законы предусматривают различного рода ограничения по перемещению
товаров и услуг также в некоторых других случаях. К ним относятся: введение
военного положения (см. ст. 20-22 Закона Российской Федерации от 24 сентября
1992 г. "Об обороне" - ВВС РФ, 1992, N 42, ст. 2331); введение на отдельных
территориях карантина, других ограничений, направленных на предотвращение
распространения и ликвидацию очагов заразных и массовых незаразных болезней
животных (см. ст. 3, 9, 13, 15, 17-19 Закона Российской Федерации от 14 мая
1993 г. "О ветеринарии" - ВВС РФ, 1993, N 24, ст. 857); проведение комплексных
мероприятий в целях предупреждения возникновения и распространения, а также
ликвидации инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений
людей (см. ст. 24, 30 Закона РСФСР от 19 апреля 1991 г. "О санитарно-эпидемиологическом
благополучии населения" - ВВС РСФСР, 1991, N 20, ст. 641); пограничный режим
(см. ст. 16-21 Закона Российской Федерации от 1 апреля 1993 г. "О Государственной
границе Российской Федерации" - ВВС РФ, 1993, N 17, ст. 594). Специальные
ограничения устанавливаются на оборот служебного и гражданского оружия (см.
ст. 6, 22, 28 Закона Российской Федерации от 20 мая 1993 г. "Об оружии" -
ВВС РФ, 1993, N 24, ст. 860).
     Названные случаи сужения свободы экономической деятельности согласуются
с положениями Конституции о том, что "права и свободы человека и гражданина
могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо
в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав
и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности
государства" (ч. 3 ст. 55). Они соответствуют международно-правовым стандартам
(см. ст. 4, 5 Международного пакта об экономических, социальных и культурных
правах; ст. 4, 12 Международного пакта о гражданских и политических правах).

0

6

Статья 74

     1. На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных
границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения
товаров, услуг и финансовых средств.
     2. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии
с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты
жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

     Комментарий к статье 74

     Статья 8 гарантирует единство экономического пространства, свободное
перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции, свободу
экономической деятельности. Это неотъемлемое условие обеспечения единого рынка
в государстве конкретизировано в ст. 74 Конституции. Согласно ч. 1 этой статьи
на территории Российской Федерации не допускается установление таможенных
границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения
товаров, услуг и финансовых средств. Ограничения перемещения товаров и услуг
могут вводиться только в соответствии с федеральным законом, а также при наличии
определенных в этой же статье условий. Это означает, что ни федеральные исполнительные
органы государственной власти, ни органы государственной власти субъектов
Российской Федерации не вправе вводить такие ограничения по собственной инициативе.
     Подобные нормы содержатся и в конституциях других федеративных государств.
Так, в соответствии со ст. 4 Конституции Австрийской Республики территория
федерации едина в области валютных, хозяйственных и таможенных отношений.
Внутри федерации не могут устанавливаться таможенные или иные транспортные
ограничения. Раздел 9 ст. 1 Конституции США содержит запрет на наложение налогов
или пошлин на предметы, вывозимые из какого-либо штата. В разделе 10 ст. 1
Конституции США говорится о том, что ни один штат не может без согласия Конгресса
облагать какими-либо пошлинами или сборами на ввоз или вывоз товаров, за исключением
случаев, когда это может быть абсолютно необходимо для исполнения инспекционных
законов штата.
     Основной принцип таможенного регулирования в федеративном государстве
заключается в четком определении на федеральном уровне пределов действия в
стране таможенного режима, установлении исчерпывающего перечня таможенных
платежей, единых условий предоставления льгот в данной сфере. В Российской
Федерации эти вопросы впервые были комплексно урегулированы в Таможенном кодексе
Российской Федерации, принятом 18 июня 1993 г. В нем, в частности, определены
порядок перемещения через таможенную границу Российской Федерации товаров
и транспортных средств, исчерпывающий перечень таможенных платежей в Российской
Федерации, процедура и формы таможенного контроля, таможенные льготы.
     В ч. 2 ст. 74 Конституции специально подчеркивается, что ограничения
перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом
лишь при условии, что эти меры необходимы для обеспечения безопасности, защиты
жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Из содержания
данной статьи следует, что не исключается возможность предоставления федеральным
законом определенных полномочий по ограничению перемещения товаров и услуг
субъектам Российской Федерации, однако все это должно четко оговариваться.
О необходимости участия субъектов Российской Федерации в регулировании отношений
в данной сфере следует иметь в виду, в частности, в случае возникновения на
территории субъекта Федерации эпидемий, эпизоотий, стихийных бедствий и других
чрезвычайных ситуаций.
     Формирование единого экономического пространства в условиях свободного
рынка выходит в современный период за рамки внутригосударственной проблемы.
Так, Маастрихтские соглашения о создании к 2000 г. валютно-экономического
и военно-политического союзов европейских государств предусматривают свободное
перемещение капиталов, товаров и услуг, беспрепятственное передвижение людей
внутри союза. Начало подобной тенденции наблюдается и в рамках СНГ.
     Происходящее свидетельствует о процессах распространения на межгосударственный
уровень свободы экономической деятельности, гарантируемой ранее только в рамках
государства. Активное участие Российской Федерации в этих процессах в немалой
степени предопределится ролью не только Федерации, но и ее субъектов в обеспечении
экономических прав и свобод человека и гражданина.

0

7

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 4 апреля 1996 г. N 9-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
РЯДА НОРМАТИВНЫХ АКТОВ ГОРОДА МОСКВЫ И МОСКОВСКОЙ
ОБЛАСТИ, СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ, ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ И
ГОРОДА ВОРОНЕЖА, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИХ ПОРЯДОК РЕГИСТРАЦИИ
ГРАЖДАН, ПРИБЫВАЮЩИХ НА ПОСТОЯННОЕ ЖИТЕЛЬСТВО
В НАЗВАННЫЕ РЕГИОНЫ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего О.И. Тиунова, судей М.В. Баглая, Г.А. Гаджиева, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, с участием адвоката Е.П. Данилова - представителя главы Республики Коми, граждан В.И. Куцылло и Р.С. Клебанова, обратившихся с индивидуальными жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации; представителей сторон, издавших и подписавших оспариваемые нормативные акты: С.Е. Донцова - начальника государственно - правового управления мэрии города Москвы, кандидата юридических наук; адвоката М.Д. Смирнова, представляющего интересы администрации Московской области; В.А. Черепанова - депутата Государственной Думы Ставропольского края, кандидата юридических наук; Т.Д. Зражевской, представлявшей интересы Воронежской областной Думы, кандидата юридических наук, руководствуясь пунктом "б" части второй и частью четвертой статьи 125 Конституции Российской Федерации, подпунктом "б" пункта 1 и пунктом 3 части первой статьи 3, подпунктом "б" пункта 1 и пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 86 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности статьи 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года "О сборе на компенсацию затрат городского бюджета по развитию инфраструктуры города и обеспечению социально - бытовыми условиями граждан, прибывающих в г. Москву на жительство"; пунктов 4 и 10 Положения о едином порядке рассмотрения вопросов прописки и выписки населения в Москве и Московской области (утверждено Постановлением Правительства Москвы и Правительства Московской области от 3 мая 1995 г. N 393-14); пункта 1 Порядка рассмотрения вопросов прописки (регистрации) граждан, проживающих за пределами г. Москвы и Московской области, прибывающих на жительство в г. Москву на жилую площадь, принадлежащую им на праве собственности (утвержден Постановлением Правительства Москвы от 11 октября 1994 г. N 922); распоряжений главы администрации Московской области от 9 февраля 1993 г. N 83 "Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на приобретение лицензий на право приглашения в Московскую область иногородних специалистов" и от 6 мая 1994 г. N 439 "О стоимости лицензий"; статей 1 и 3 Закона Воронежской области от 10 марта 1995 года "Об упорядочении миграционного процесса на территории Воронежской области" и пункта 18 Временного положения о порядке регистрации граждан, прибывших для постоянного или временного жительства на территорию Воронежской области, утвержденного названным Законом; пунктов 1.1 и 1.6 Положения о долевом участии предприятий, организаций, частных фирм и физических лиц, участвующих в строительстве жилья в городе Воронеже (утверждено Постановлением главы администрации города Воронежа от 10 августа 1994 г. N 608); пунктов 3.1 и 3.2 решения коллегии при главе администрации города Воронежа от 14 июля 1994 года "О мерах по усилению контроля за миграционными процессами в г. Воронеже"; пунктов 3, 21 и 29 Временного положения о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае (утверждено Постановлением Государственной Думы Ставропольского края от 6 октября 1994 г. N 118-8).
Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явились запрос главы Республики Коми Ю.А. Спиридонова с требованием признать не соответствующими Конституции Российской Федерации перечисленные положения названных нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, а также индивидуальные жалобы граждан В.И. Куцылло и Р.С. Клебанова о проверке конституционности статьи 2 названного Закона города Москвы. По мнению заявителей, данными актами нарушаются статьи 4, 27, 35, 55, 76 Конституции Российской Федерации.
Заслушав сообщение судьи - докладчика Г.А. Гаджиева, объяснения сторон и их представителей: Е.П. Данилова, В.И. Куцылло, Р.С. Клебанова, В.А. Черепанова, С.Е. Донцова, М.Д. Смирнова, Т.Д. Зражевской; выступления приглашенных: М.А. Митюкова - полномочного представителя Президента Российской Федерации, С.А. Демиховой - исполнительного директора Ассоциации "Союз городов Заполярья и Крайнего Севера", В.К. Бобровой - руководителя аналитической группы Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации, В.Я. Кривцова - заместителя начальника паспортно - визового управления МВД Российской Федерации; заключение эксперта С.Г. Пепеляева - директора отдела налогового консультирования аудиторской фирмы "Финансовые и бухгалтерские консультанты", кандидата юридических наук; исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Постановлением Государственной Думы Ставропольского края от 6 октября 1994 г. N 118-8 утверждено Временное положение о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае, в которое в дальнейшем были внесены изменения и дополнения Постановлениями от 24 ноября 1994 года и от 29 июня 1995 года. Согласно Временному положению право граждан на выбор места жительства в Ставропольском крае реализуется только на возмездной основе (пункт 3); определение на постоянное место жительства в населенных пунктах Кавказских Минеральных Вод Ставропольского края возможно лишь при наличии специального разрешения, которое выдается в пределах ежегодных квот, равных 0,5 процента от числа жителей соответствующего населенного пункта (пункт 21). Временным положением установлено также, что все лица, прибывшие в Ставропольский край для постоянного проживания, обязаны пройти регистрацию в течение 10 дней со дня их определения по месту жительства и что до принятия соответствующего законодательства Российской Федерации под регистрацией по месту жительства подразумевается прописка граждан (пункт 29).
Распоряжениями главы администрации Московской области от 9 февраля 1993 г. N 83 и от 6 мая 1994 г. N 439 был утвержден Порядок рассмотрения заявок на приобретение лицензий на право приглашения в Московскую область иногородних специалистов и установлена их стоимость (для районов, входящих в пригородную зону Москвы, - 9 миллионов рублей за семью не более трех человек, для других районов Московской области - 6 миллионов рублей). Распоряжением главы администрации Московской области от 7 июля 1994 г. N 638 распоряжение от 9 февраля 1993 г. N 83 признано утратившим силу и утвержден новый Порядок рассмотрения заявок на приобретение лицензий на право приглашения в Московскую область иногородних специалистов и рабочих юридическими лицами и физическими лицами, выбравшими местом пребывания и жительства Московскую область. В нем воспроизводятся нормы ранее действовавшего Порядка о том, что лицензия является основанием для прописки приглашенного иногороднего специалиста вместе с членами семьи на жилую площадь, как предоставленную предприятием, так и приобретенную в собственность (пункт 7), а обязанность приобретать такую лицензию возлагается не только, как прежде, на юридические лица, но и на физических лиц (пункт 1).
Закон города Москвы от 14 сентября 1994 года "О сборе на компенсацию затрат городского бюджета по развитию инфраструктуры города и обеспечению социально - бытовыми условиями граждан, прибывающих в г. Москву на жительство" в статье 2 устанавливает, что граждане Российской Федерации, прибывающие на жительство в город Москву на жилую площадь, принадлежащую им на праве собственности, уплачивают сбор в 5000-кратном размере минимальной месячной оплаты труда. В связи с принятием этого Закона Правительство Москвы Постановлением от 11 октября 1994 г. N 922 утвердило Порядок рассмотрения вопросов прописки (регистрации) граждан, проживающих за пределами г. Москвы и Московской области, прибывающих на жительство в г. Москву на жилую площадь, принадлежащую им на праве собственности. Согласно его пункту 1 прописке (регистрации) в городе Москве подлежат только граждане, уплатившие установленный названным Законом сбор.
Постановлением Правительства Москвы и Правительства Московской области от 26 декабря 1995 г. N 1030-43 "О регистрации и снятии граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в Москве и Московской области" утверждены Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в Москве и Московской области. Примечание к подпункту "б" пункта 2 раздела III указанных Правил, воспроизводящее по существу нормы, утвержденные Постановлением Правительства Москвы от 11 октября 1994 г. N 922, устанавливает, что граждане, проживающие за пределами Москвы и Московской области, прибывающие в Москву или в Московскую область на жилую площадь, принадлежащую им на праве собственности, представляют квитанцию об уплате сбора либо в городской бюджет - в соответствии с Законом города Москвы от 14 сентября 1994 года, либо в областной, городские, районные бюджеты - в соответствии с распоряжением главы администрации Московской области от 7 июля 1994 г. N 638.
Поскольку указанные нормы совместного Постановления от 26 декабря 1995 г. N 1030-43 воспроизводят нормы оспариваемого Постановления Правительства Москвы от 11 октября 1994 г. N 922, а распоряжение главы администрации Московской области от 7 июля 1994 г. N 638 воспроизводит положения оспариваемых распоряжений от 9 февраля 1993 г. N 83 и от 6 мая 1994 г. N 439 и при этом воспроизведенными нормами затрагиваются конституционные права и свободы граждан, указанные акты в силу части второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" могут быть предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации.
2. Положение о едином порядке рассмотрения вопросов прописки и выписки населения в Москве и Московской области, утвержденное Постановлением Правительства Москвы и Правительства Московской области от 3 мая 1995 г. N 393-14, которым установлен исчерпывающий перечень подлежащих прописке в Москве и Московской области категорий граждан, Постановлением Правительства Москвы и Правительства Московской области от 26 декабря 1995 г. N 1030-43 признано утратившим силу. В связи с принятием Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713, утратил силу и пункт 29 Временного положения о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае.
Как видно из дополнительно полученных материалов, Законами Воронежской области от 9 июня 1995 года, от 18 июля 1995 года и от 8 февраля 1996 года в Закон Воронежской области от 10 марта 1995 года "Об упорядочении миграционного процесса на территории Воронежской области" внесены изменения. В результате оспариваемые нормы Закона Воронежской области от 10 марта 1995 года в последней его редакции отсутствуют, а следовательно, утратили силу, как и Временное положение о порядке регистрации граждан, прибывших для постоянного или временного жительства на территорию Воронежской области, - в связи с утверждением нового Положения.
В соответствии с частью второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" производство по делу в части проверки конституционности утративших силу названных нормативных актов подлежит прекращению.
Оспариваемые нормативные акты, принятые администрацией города Воронежа, являются актами органов местного самоуправления. Разрешение вопроса об их конституционности к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации, часть первая статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации") не относится. Поэтому производство по делу в этой части на основании статьи 68 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" также подлежит прекращению.
3. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, часть 1, Конституции Российской Федерации). Согласно статье 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Свобода передвижения и выбора места жительства предусмотрена также Международным пактом о гражданских и политических правах (статья 12), другими международными и международно - правовыми актами, в том числе Протоколом N 4 к Европейской конвенции прав человека (статья 2).
Свобода передвижения, выбора места пребывания и жительства является существенным элементом свободы личности, условием профессионального и духовного развития человека. Российская Федерация, как социальное государство, должна проводить политику, обеспечивающую такое развитие.
Нормативное содержание названного конституционного права включает: 1) свободу передвижения каждого по территории Российской Федерации; 2) свободу выбора места пребывания; 3) свободу выбора места жительства. Оспариваемые нормативные акты непосредственно затрагивают право на выбор места жительства. Это право предполагает свободу выбора гражданином жилого помещения, в котором он постоянно или преимущественно проживает либо являясь его собственником, либо по договору найма, аренды, либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Понятие места жительства раскрывается в статье 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой под местом жительства понимается место постоянного или преимущественного проживания гражданина.
Право свободного выбора места жительства принадлежит гражданину от рождения и, как и другие основные права и свободы, является неотчуждаемым (статья 17, часть 2, Конституции Российской Федерации; статья 150 Гражданского кодекса Российской Федерации). Вместе с тем это право не носит абсолютного характера и подлежит правовому регулированию с учетом того, что его осуществление может привести к нарушению прав и свобод других лиц, что недопустимо в силу статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Поэтому реализация названного права может сопровождаться введением обоснованных ограничений в соответствии с основаниями и порядком, установленными статьями 55 (часть 3) и 56 Конституции Российской Федерации. Правовой режим ограничений права на выбор места жительства может вводиться только федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации). Так же и согласно части третьей статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах право на свободное передвижение и свобода выбора места жительства не могут быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в Пакте иными правами.
Следовательно, общим требованием Конституции Российской Федерации и международно - правовых норм является положение о том, что ограничения права на свободный выбор места жительства могут быть установлены только законом.
Конституция Российской Федерации конкретизирует это требование указанием на то, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Соответственно положение части второй статьи 1 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", согласно которому такие ограничения допускаются только на основании закона, не подлежит расширительному толкованию: в данном случае понятием "закон" охватываются исключительно федеральные законы, но не законы субъектов Российской Федерации, поскольку иначе названной норме придавался бы неконституционный смысл.
Ограничения прав граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в процессе осуществления этих прав связаны с необходимостью поиска равновесия между общественными и частными интересами и зависят от ряда социально - экономических факторов.
Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 года регулирует данную сферу общественных отношений в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином Российской Федерации его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом. Закон содержит перечень оснований ограничения права граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства (статья 8) и вводит систему регистрационного учета граждан, устанавливая уведомительный порядок регистрации, при котором регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации других прав и свобод (часть вторая статьи 3).
Право на выбор места жительства составляет часть свободы самоопределения личности. Органы государственной власти уполномочены лишь на регистрацию результата акта свободного волеизъявления гражданина при выборе места жительства. Именно поэтому регистрационный учет не может носить разрешительного характера и служить основанием для ограничения права гражданина на выбор места жительства. Уведомительная регистрация гражданина Российской Федерации по месту жительства представляет собой допустимое ограничение права на выбор места жительства и в соответствии со статьей 6 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года обязывает гражданина лишь обратиться к должностному лицу, ответственному за регистрацию, не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства, предъявив при этом паспорт и документ, являющийся основанием для вселения гражданина в жилое помещение.
В соответствии с Законом Российской Федерации от 25 июня 1993 года Правительство Российской Федерации утвердило Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (Постановление от 17 июля 1995 г. N 713).
Вместе с тем обеспечение общественной, экологической безопасности, особо охраняемые природные территории, административное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 72, пункты "б", "д", "к" части 1 Конституции Российской Федерации). Поэтому наряду с Российской Федерацией органы власти субъектов Российской Федерации также вправе принимать правила регистрационного учета, не изменяя, однако, его правового режима и не допуская ограничения прав и свобод граждан.
Установленные нормативными актами Правительства Москвы, Правительства Московской области и главы администрации Московской области положения об уплате сбора и представлении квитанций о его уплате как условии для регистрации гражданина противоречат Закону Российской Федерации от 25 июня 1993 года и Правилам регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и фактически устанавливают совершенно иной - разрешительный - правовой режим регистрации граждан, который не соответствует основному праву каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно выбирать место жительства. Отказ в регистрации на основании оспариваемых актов, кроме того, носит характер санкции за неуплату установленного сбора.
Эти нормы препятствуют реализации ряда основных прав и свобод граждан, признанных и гарантированных Конституцией Российской Федерации, в частности права избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, участвовать в референдуме; права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; права свободно и в полном объеме пользоваться и распоряжаться имуществом, свободно перемещать товары, услуги и финансовые средства; права на социальное обеспечение, получение медицинской помощи, дошкольного и школьного образования.
Реализация конституционного права на выбор места жительства не может ставиться в зависимость от уплаты или неуплаты каких-либо налогов и сборов, поскольку основные права граждан Российской Федерации гарантируются Конституцией Российской Федерации без каких-либо условий фискального характера. Таким образом, отказ в регистрации в связи с невыполнением гражданином обязанностей по уплате налогов и иных сборов противоречит Конституции Российской Федерации (статья 27, часть 1).
4. По мнению главы Республики Коми, статья 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года и распоряжения главы администрации Московской области от 9 февраля 1993 г. N 83 и от 6 мая 1994 г. N 439 не соответствуют статьям 4 (часть 2)и 76 (часть 5) Конституции Российской Федерации, поскольку Законом Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" не предусмотрены сборы с граждан на развитие инфраструктуры и лицензионные сборы на приглашение иногородних специалистов.
Конституционность статьи 2 Закона города Москвы оспаривается также в жалобах граждан В.И. Куцылло и Р.С. Клебанова. По их мнению, нормы данной статьи как по буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому им названными ранее Постановлениями Правительства Москвы, предполагают, что уплата сбора выступает в качестве условия регистрации граждан по месту жительства. Установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 72, пункт "и" части 1, Конституции Российской Федерации).
Конституция Российской Федерации не препятствует субъектам Российской Федерации до издания федеральных законов осуществлять собственное правовое регулирование по предметам их совместного с Российской Федерацией ведения, включая установление общих принципов налогообложения и сборов, с тем, однако, что принятый в опережающем порядке акт субъекта Российской Федерации после издания федерального закона должен быть приведен в соответствие с ним. Следовательно, для субъектов Российской Федерации не исключается возможность устанавливать собственные налоги и сборы, но лишь в пределах, определенных Конституцией Российской Федерации, и с соблюдением основных прав и свобод граждан.
Вместе с тем установить налог или сбор можно только законом. Налоги, взимаемые не на основе закона, не могут считаться "законно установленными" (статья 57 Конституции Российской Федерации). Данное положение имеет значение как при оценке конституционности закона, в том числе закона субъекта Российской Федерации, устанавливающего конкретный налог, так и при оценке конституционности полномочия органа государственной власти на установление налога.
В соответствии с пунктом 2 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" подлежит применению в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации. Согласно его статье 2 все виды платежей (налоги, сборы, пошлины и другие платежи) взимаются только в установленном законом порядке. Между тем глава администрации Московской области вопреки этому требованию установил плату за поселение в Московской области своими распоряжениями от 9 февраля 1993г. N 83, от 6 мая 1994 г. N 439 и от 7 июля 1994 г. N 638. К тому же последнее из них, действующее, распоряжение не соответствует и статье 49 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой выдача лицензий возможна только в отношении строго определенных видов деятельности, устанавливаемых федеральным законом.
Конституция Российской Федерации исключает возможность установления налогов и сборов органами исполнительной власти. Установив лицензионный сбор за поселение в Московской области, глава администрации Московской области вышел за пределы своих полномочий и в нарушение статьи 57 Конституции Российской Федерации вмешался в сферу деятельности законодателя.
5. Регулируя налогообложение, субъекты Российской Федерации в полной мере должны руководствоваться требованиями статьи 18 Конституции Российской Федерации о том, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов. В законах субъектов Российской Федерации, устанавливающих налоги и сборы, должны учитываться такие конституционные принципы, как принцип равенства (статья 19, часть 1) и принцип соразмерного конституционно значимым целям ограничения прав и свобод (статья 55, часть 3).
В целях обеспечения регулирования налогообложения в соответствии с Конституцией Российской Федерации принцип равенства требует учета фактической способности к уплате налога исходя из правовых принципов справедливости и соразмерности. Принцип равенства в социальном государстве в отношении обязанности платить законно установленные налоги и сборы (статьи 6 (часть 2) и 57 Конституции Российской Федерации) предполагает, что равенство должно достигаться посредством справедливого перераспределения доходов и дифференциации налогов и сборов.
Между тем статья 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года не учитывает финансового потенциала различных налогоплательщиков и фактически устанавливает подушную систему налогообложения, что при чрезмерно высоком налоге означает взыскание существенно большей доли из имущества неимущих или малоимущих граждан и меньшей доли - из имущества более состоятельных граждан.
Налогообложение всегда означает определенные ограничения права собственности, закрепленного в статье 35 Конституции Российской Федерации. В связи с этим на законы субъектов Российской Федерации о налогах и сборах в полной мере распространяется положение статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом лишь в той мере, в какой это соответствует определенным конституционно значимым целям, т.е. пропорционально, соразмерно им. Налогообложение, парализующее реализацию гражданами их конституционных прав, должно быть признано несоразмерным. Поэтому при чрезмерности налогов и сборов проблема их дифференциации в связи с обеспечением принципов равенства и справедливости приобретает особое значение.
Вводя собственные налоги и сборы, субъекты Российской Федерации должны учитывать, что в соответствии со статьей 75 (часть 3) Конституции Российской Федерации система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом. Из этого положения также следует, что субъекты Российской Федерации не вправе определять налоговые изъятия произвольно, в нарушение принципов, закрепленных Конституцией Российской Федерации и федеральным законом. Установление налогов и сборов в отсутствие каких-либо ограничений противоречило бы провозглашенным в статье 7 Конституции Российской Федерации целям социального государства, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Недопустимость установления законами субъектов Российской Федерации произвольных налоговых изъятий вытекает также из принципа единой финансовой, в том числе налоговой, политики, закрепленного в статье 114 (пункт "б" части 1) Конституции Российской Федерации.
Таким образом, статья 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года соответствует Конституции Российской Федерации (статья 73) в части права субъекта Российской Федерации устанавливать собственные налоги и сборы и не соответствует Конституции Российской Федерации (статьи 7, 19 (часть 1), 55 (часть 3), 57) в той части, в какой она нарушает конституционные принципы равенства и соразмерного конституционно значимым целям ограничения основных прав и свобод человека и гражданина, а также искажает смысл общих принципов налогообложения в Российской Федерации.
6. Пункт 21 Временного положения о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае, утвержденного Постановлением Государственной Думы Ставропольского края от 6 октября 1994 года (в редакции от 24 ноября 1994 года), устанавливает, что граждане Российской Федерации имеют право на выбор места жительства во всех населенных пунктах Ставропольского края, кроме городов Кавказских Минеральных Вод и прилегающих к ним населенных пунктов, лишь при наличии специального разрешения, выдаваемого только главами администраций соответствующих районов и городов на основании рекомендаций специально создаваемых комиссий при главах администраций и в пределах ежегодных квот, равных 0,5 процента от числа жителей соответствующего населенного пункта.
Указом Президента Российской Федерации от 27 марта 1992 года "Об особо охраняемом эколого - курортном регионе Российской Федерации" району Кавказских Минеральных Вод придан статус особо охраняемого эколого - курортного региона Российской Федерации, имеющего федеральное значение. В соответствии с Федеральным законом от 23 февраля 1995 года "О природных лечебных ресурсах, лечебно - оздоровительных местностях и курортах" (статьи 1 и 3) курорты федерального значения, т.е. освоенная и используемая в лечебно - профилактических целях особо охраняемая природная территория, находятся в ведении федеральных органов государственной власти; порядок и особенности функционирования отдельного курорта определяются положением о данном курорте; в зависимости от значения курорта положение о нем утверждается Правительством Российской Федерации либо соответствующим органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации; Правительство Российской Федерации устанавливает границы и режим округов санитарной охраны курортов, имеющих федеральное значение, определяя при этом режим хозяйствования, проживания, природопользования, обеспечивающий защиту и сохранение природных лечебных ресурсов и лечебно - оздоровительной местности с прилегающими к ней участками от загрязнения и преждевременного истощения.
Правительству Российской Федерации названным Указом Президента Российской Федерации поручено принять меры по регулированию механического прироста населения в регионе Кавказских Минеральных Вод. Вместе с тем ни самим Указом, ни принятыми в соответствии с ним постановлениями Правительства Российской Федерации органы власти Ставропольского края никакими полномочиями по решению этого вопроса не наделялись.
Введя квоту на поселение в городах Кавказских Минеральных Вод, Государственная Дума Ставропольского края установила ограничения на выбор места жительства, что может быть сделано только федеральным законодателем, а также вмешалась в сферу регулирования прав и свобод человека и гражданина, относящуюся к исключительному ведению Российской Федерации (пункт "в" статьи 71 Конституции Российской Федерации). Кроме того, порядок реализации конституционного права на свободу передвижения и выбора места жительства был определен не законом, а Временным положением, утвержденным постановлением Думы. Таким образом, пункт 21 Временного положения о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае не соответствует Конституции Российской Федерации с точки зрения разграничения полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также по содержанию норм и по форме нормативного акта.
В пункте 3 Временного положения установлено, что право граждан на выбор места жительства на территории Ставропольского края реализуется только на возмездной основе - с возмещением краевому и местным бюджетам дополнительных расходов, вызванных необходимостью трудового, бытового и социально - культурного обустройства вновь прибывших на территорию края. Уплата соответствующих сумм как условие для регистрации граждан на территории края, придающее такой регистрации разрешительный характер, ограничивает в нарушение статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации основное право каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно выбирать место жительства (статья 27, часть 1, Конституции Российской Федерации).
На основании изложенного и руководствуясь статьями 72, 74, 75, 87, 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 27 (часть 1), 55 (часть 3) и 57: пункт 1 Порядка рассмотрения вопросов прописки (регистрации) граждан, проживающих за пределами г. Москвы и Московской области, прибывающих на жительство в г. Москву на жилую площадь, принадлежащую им на праве собственности, утвержденного Постановлением Правительства Москвы от 11 октября 1994 г. N 922; пункт 1 распоряжения главы администрации Московской области от 9 февраля 1993 г. N 83 "Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на приобретение лицензий на право приглашения в Московскую область иногородних специалистов"; распоряжение главы администрации Московской области от 6 мая 1994 г. N 439 "О стоимости лицензий" ; пункт 1 распоряжения главы администрации Московской области от 7 июля 1994 г. N 638 "Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на приобретение лицензий на право приглашения в Московскую область иногородних специалистов и рабочих юридическими лицами и физическими лицами, выбравшими местом пребывания и жительства Московскую область" и положения названного Порядка, как воспроизводящие положения распоряжений главы администрации Московской области от 9 февраля 1993 г. N 83 и от 6 мая 1994 г. N 439; примечание к подпункту "б" пункта 2 раздела III Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в Москве и Московской области, утвержденных Постановлением Правительства Москвы и Правительства Московской области от 26 декабря 1995 г. N 1030-43, в части, воспроизводящей по существу нормы, утвержденные Постановлением Правительства Москвы от 11 октября 1994 г. N 922.
2. Признать соответствующей Конституции Российской Федерации статью 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года "О сборе на компенсацию затрат городского бюджета по развитию инфраструктуры города и обеспечению социально - бытовыми условиями граждан, прибывающих в г. Москву на жительство" в части, предусматривающей право Московской городской Думы устанавливать налоги и сборы в пределах, определенных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.
Признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19 (часть 1), 55 (часть 3), статью 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года в той ее части, в какой она противоречит принципам равенства, соразмерности прав и свобод человека и гражданина конституционно значимым целям, а также социального государства.
3. Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 27 (часть 1), 55 (часть 3), 71 (пункт "в"), пункты 3 и 21 Временного положения о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае, утвержденного Постановлением Государственной Думы Ставропольского края от 6 октября 1994 г. N 118-8 (в редакции от 24 ноября 1994 года).
Ввиду высокой хозяйственной и рекреационной нагрузки в регионе Кавказских Минеральных Вод в соответствии с Федеральным законом от 23 февраля 1995 года "О природных лечебных ресурсах, лечебно - оздоровительных местностях и курортах" и Указом Президента Российской Федерации от 27 марта 1992 г. N 309 "Об особо охраняемом эколого - курортном регионе Российской Федерации" Правительству Российской Федерации необходимо принять меры, обеспечивающие защиту и сохранение природных лечебных ресурсов Кавказских Минеральных Вод.
4. В соответствии с частью третьей статьи 79 и частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" нормативные акты или их отдельные положения, признанные настоящим Постановлением неконституционными, утрачивают силу, что является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, воспроизводящих их или содержащих такие же положения.
5. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дела граждан В.И. Куцылло и Р.С. Клебанова, разрешенные судами общей юрисдикции и органами исполнительной власти на основании признанных настоящим Постановлением неконституционными нормативных актов или их отдельных положений, подлежат пересмотру в установленном порядке.
6. В соответствии с частью второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" прекратить производство по делу в части проверки конституционности Постановления Правительства Москвы и Правительства Московской области от 3 мая 1995 г. N 393-14, которым было утверждено Положение о едином порядке рассмотрения вопросов прописки и выписки населения в Москве и Московской области; норм Закона Воронежской области от 10 марта 1995 года "Об упорядочении миграционного процесса на территории Воронежской области" и пункта 18 Временного положения о порядке регистрации граждан, прибывших для постоянного или временного жительства на территорию Воронежской области; пункта 29 Временного положения о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае, утвержденного Постановлением Государственной Думы Ставропольского края от 6 октября 1994 г. N 118-8 (в редакции от 24 ноября 1994 года), поскольку названные нормативные акты утратили силу и не воспроизводятся в других актах.
7. В соответствии со статьей 68 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" прекратить производство по делу в части проверки конституционности Положения о долевом участии предприятий, организаций, частных фирм и физических лиц, участвующих в строительстве жилья в городе Воронеже, принятого администрацией города Воронежа, и решения коллегии при главе администрации города Воронежа от 14 июля 1994 г. N 13 "О мерах по усилению контроля за миграционными процессами в г. Воронеже" ввиду неподведомственности данного вопроса Конституционному Суду Российской Федерации.
8. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.
9. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете", иных официальных изданиях органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, которых касается настоящее Постановление. Постановление должно быть также опубликовано в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации



ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ БАГЛАЯ М.В.

Свобода выбора места постоянного жительства относится к числу основных прав гражданина в масштабах всего государства независимо от того, является ли оно унитарным или федеративным. Однако эта свобода, как и все другие, может быть реализована только при условии, что не нарушаются права и свободы других лиц. Такое общее правило закреплено в ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации. Применительно к свободе выбора постоянного местожительства это, в частности, означает, что при массовой неконтролируемой миграции временные ограничения этой свободы возможны, ибо ясно, что такая миграция создает серьезные трудности для граждан, проживающих в данном городе или местности. Субъект Российской Федерации обязан защитить их права. Защита прав и свобод, как и обеспечение общественной безопасности, относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п. "б" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации). Разумеется, такая защита может быть осуществлена и с помощью правового регулирования, но в данном случае только в форме закона. Однако трудно себе представить, насколько эффективной может быть эта защита, если при отсутствии федерального закона субъект Федерации, столкнувшись с массовым переселением граждан в одну местность, станет ожидать принятия федерального закона, тем более что его законодательный и исполнительные органы в ответе перед своими гражданами за их благополучие.
Установление сборов, связанных с развитием инфраструктуры города, как признал Конституционный Суд, не противоречит Конституции РФ. Эти сборы, однако, должны быть не чрезмерными и предусматривать определенные льготы, что не означает прямой увязки с доходами. Нельзя признать, что требование отказа от чрезмерности прямо вытекает из принципа равенства граждан и из концепции социального государства, закрепленной в ст. 7 Конституции Российской Федерации. Прогрессивная шкала налогообложения присуща только определенным видам налогов, в то время как многие другие сборы (сбор с транспортных средств и др.) ее не предусматривают. При выборе формы налогообложения любой законодатель обязан исходить из принципа добра и справедливости, закрепленных во введении к Конституции Российской Федерации. Глубоко несправедливо, например, если какие-либо акты затрудняют переезд в Москву на постоянное место жительства гражданина, награжденного медалью "За оборону Москвы". Хотя правовое государство начинается с формального равенства, однако равенство граждан и их свободы нельзя доводить до абсурда, ограничиваясь одним формальным равенством правовых статусов. В ограничении прав одних лиц может состоять правомерная защита прав других лиц, а справедливые льготы отдельным гражданам исправляют этические пороки формального равенства между всеми гражданами. Эта истина, признаваемая всеми демократическими государствами, сохраняет значение как в отношении свободного выбора места жительства, так и при установлении связанных с этим сборов, если они не предусматривают разумную дифференциацию.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»