narcorik.ru



САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ГЛАВА 3. ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО. Статья 68

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 3 Федеративное устройство
Статья 68

1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык.
2. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации.
3. Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

2

Статья 68

1. Статусом государственного языка в России обладает русский язык в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Законом РФ от 25 октября 1991 г. N 1807-1 "О языках народов Российской Федерации". Это означает, что он используется во всех сферах государственной и общественной жизни. На нем публикуются законы и другие правовые акты, пишутся официальные документы, протоколы и стенограммы заседаний, ведутся делопроизводство в государственных органах и официальная переписка. Это основной язык воспитания и обучения в школах и других учебных заведениях. Государственный язык преимущественно используется на телевидении и радио, при издании газет и журналов.

2. В части 2 статьи 68 Конституции закреплено также право республик на установление своих государственных языков. Каждая республика может определить, какой язык или языки являются в ней государственными, какие меры предусматриваются для защиты национального языка, в каких сферах жизни он может использоваться. В ряде республик в связи с приданием статуса государственного титульному языку он объявляется объектом особой заботы государства. Например, статья 18 Степного Уложения (Основного Закона) Республики Калмыкия-Хальмг Тангч гласит: "Калмыцкий язык является основой национального самосознания калмыцкого народа. Его возрождение, сохранение, развитие и расширение среды употребления являются приоритетными задачами органов власти Республики Калмыкия". Подобные положения об особом внимании к государственным титульным языкам можно найти в законах республик Коми, Саха (Якутия), Чувашии, Ингушетии, Марий Эл и Кабардино-Балкарской Республики. В законе Республики Тыва декларируется, что придание тувинскому языку статуса государственного наряду с другими позициями явится правовым гарантом для решения кадровых предпосылок для поощрения и помощи в изучении тувинского языка представителями других национальностей. Такой подход далеко не в полной мере, по нашему мнению, соответствует норме этого же закона об обеспечении в Тыве свободного развития и равноправия всех языков. Несомненно, исходя из принципов равноправия народов на сохранение и развитие своих языков, в законах республик Адыгея, Алтай, Бурятия, Татарстан, Хакасия и Карачаево-Черкесской Республики закреплено право на государственную поддержку всех языков народов этих республик.

3. Следует признать, что зачастую именно придание государственным титульным языкам республик особого приоритета служит основанием для эскалации напряженности в межнациональных вопросах. В первую очередь сюда нужно отнести требования по обязательному знанию обоих государственных языков для кандидата на должность высшего должностного лица республики, а также расширенное толкование перечня должностей, при занятии которых необходимо знание обоих государственных языков. В настоящее время требование владения президентом республики обоими государственными языками закреплено в конституциях республик Адыгея, Башкортостан (хотя титульный язык не объявлен государственным), Бурятия, Ингушетия, Саха (Якутия), Северная Осетия-Алания, Татарстан, Тыва.

4. В Концепции государственной национальной политики РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 15 июня 1996 г. N 909, среди основных принципов государственной национальной политики значительное место отводится защите языковых прав личности и народов. Граждане РФ имеют право на получение основного общего образования на родном языке, что обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений.

0

3

Статья 68

1. В ч. 1 комментируемой статьи закрепляется наличие в Российской Федерации государственного языка.

Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Данный статус русского языка, как установил ФЗ от 1 июня 2005 г. "О государственном языке Российской Федерации" (СЗ РФ. 2005. N 23. ст. 2199), предусматривает обязательность использования русского языка в сферах, определенных настоящим ФЗ, другими федеральными законами, Законом РФ от 25 октября 1991 г. "О языках народов Российской Федерации" (СЗ РФ. 1998. N 31. ст. 3804) и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, его защиту и поддержку, а также обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации (ч. 2 ст. 1).

Развивая приведенное положение, ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" закрепил:

- сферы обязательного использования государственного языка Российской Федерации, отнеся к ним деятельность органов публичной власти, наименование этих органов и организаций всех форм собственности, судопроизводство, официальное опубликование международных договоров РФ, законов и иных нормативных правовых актов, написание наименований географических объектов, нанесение надписей на дорожных знаках, оформление документов, удостоверяющих личность, и др. (ст. 3);

- способы защиты и поддержки государственного языка Российской Федерации, предусмотрев, в частности, что федеральные органы государственной власти разрабатывают и принимают специальные законы и целевые программы, принимают меры по совершенствованию системы образования и подготовки специалистов в области русского языка, содействуют его изучению за пределами Российской Федерации, способствуют изданию словарей и грамматик русского языка и т.д. (ст. 4);

- основные направления обеспечения права граждан на пользование государственным языком Российской Федерации, в числе которых названы такие, как получение образования на русском языке в государственных и муниципальных образовательных учреждениях; получение информации на русском языке в органах публичной власти, а также через общероссийские, региональные и муниципальные СМИ; право лиц, не владеющих государственным языком Российской Федерации, на пользование в установленных случаях услугами переводчика (ст. 5);

- ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации (ст. 6).

Постановлением Правительства РФ от 23 ноября 2006 г. N 714 "О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации" (РГ. 2006. 29 ноября) установлено, что Министерство образования и науки РФ:

- утверждает на основании рекомендаций Межведомственной комиссии по русскому языку список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации (по результатам экспертизы), а также правила русской орфографии и пунктуации;

- определяет порядок проведения экспертизы грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации.

При этом под нормами современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации понимается совокупность языковых средств и правил их употребления в сферах использования русского языка как государственного языка Российской Федерации.

2. Часть 2 комментируемой статьи предоставляет республикам право устанавливать свои государственные языки. Это подтверждается Законом РФ "О языках народов Российской Федерации" (ч. 2 ст. 3). Согласно названному Закону, высшие органы государственной власти Российской Федерации призваны содействовать развитию государственных языков республик (ст. 6); он может употребляться в работе органов государственной власти республик и местного самоуправления наряду с государственным языком Российской Федерации (ч. 1 ст. 11); на нем в республиках могут публиковаться федеральные и республиканские правовые акты (ст. 12, 13); возможно его использование наряду с государственным языком России при подготовке и проведении выборов и референдумов (ст. 14), в деятельности предприятий, организаций и учреждений (ст. 15), в судопроизводстве (ст. 18) и т.д. Постановлением Правительства от 5 января 2001 г. N 7 "О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 8 июля 1997 г. N 828" (СЗ РФ. 2001. N 3. ст. 242) закрепляется, что к бланкам паспорта, предназначенным для оформления в республиках, находящихся в составе Российской Федерации, могут изготовляться вкладыши, имеющие изображение государственного герба республики и предусматривающие внесение на государственном языке (языках) этой республики сведений о личности гражданина.

Конституции республик, по общему правилу, государственными языками своего образования признают русский язык и наравне с ним язык титульной нации: в Бурятии - бурятский, Татарстане - татарский, Северной Осетии - осетинский, Адыгее - адыгейский и т.д. В Кабардино-Балкарии статус государственного помимо русского имеют кабардинский и балкарский языки, а в Дагестане - все языки его народов. В Карелии государственным языком является русский, но резервируется возможность устанавливать другие государственные языки на основе прямого волеизъявления населения республики (референдума).

Введение собственных государственных языков означает, что республики берут на себя обязанность обеспечить их равноправие с общефедеральным государственным языком, несут бремя расходов, связанных с применением и изучением государственных языков республик, устанавливают порядок их использования (например, Закон Республики Бурятия от 10 июня 1992 г. "О языках народов Республики Бурятия". Бурятия. 1992. 23 июня).

Конституционный Суд, интерпретируя ч. 2 ст. 68 Конституции в связи с проверкой законов о выборах Президента Республики Башкортостан (Постановление от 27 апреля 1998 г. N 12-П//СЗ РФ. 1998. N 18. ст. 2063), констатировал, что из приведенных конституционных положений не вытекает ни обязанность республик устанавливать государственные языки, ни необходимость специальных требований к знанию этих языков в качестве условия приобретения пассивного избирательного права, в том числе при выборах главы государства. Более того, когда надлежащим образом не определен правовой статус данного государственного языка и, как следствие, возможны его произвольная трактовка, чрезмерность языковых требований и трудности оценки их правомерности, то в таких условиях должна обеспечиваться реализация избирательных прав граждан вне зависимости от требований к знанию языка.

Конституционный Суд сформулировал также правовую позицию относительно правомочий по определению статуса государственных языков республик. В частности, в Постановлении от 16 ноября 2004 г. N 16-П (СЗ РФ. 2004. N 47. ст. 4691) отмечается, что: данный вопрос не может быть предметом исключительного ведения субъектов Федерации; федеральный законодатель вправе урегулировать принципиальные вопросы статуса государственных языков республик, затрагивающие интересы всей Российской Федерации и конституционные права и свободы граждан, а также определять общие принципы правового регулирования этих языков, к которым должны предъявляться особые требования по сравнению с иными языками, не имеющими статус государственных. Исходя из этого, Суд признал конституционным положение п. 6 ст. 3 Закона РФ "О языках народов Российской Федерации" о том, что в Российской Федерации алфавиты государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в составе Российской Федерации строятся на графической основе кириллицы; иные графические основы государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами. Такое законодательное решение, подчеркивается в Постановлении, в настоящее время обеспечивает - в интересах сохранения государственного единства - гармонизацию и сбалансированное функционирование общефедерального языка и государственных языков республик, направлено на достижение их оптимального взаимодействия в рамках общего языкового пространства и не препятствует реализации гражданами Российской Федерации прав и свобод в языковой сфере, в том числе права на пользование родным языком.

3. Положения ч. 3 ст. 68 свидетельствуют о том, что установление государственных языков не означает забвения иных языков народов, населяющих Российскую Федерацию. Всем им гарантируется право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. Такой подход согласуется с международно-правовыми нормами. "В тех странах, - сказано в Международном пакте о гражданских и политических правах (Ведомости СССР. 1976. N 17. ст. 291), - где существуют... языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы... пользоваться родным языком" (ст. 27). Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств (ратифицирована ФЗ от 18 июня 1998 г.//СЗ РФ. 1999. N 11. ст. 1256) предусматривает, что ее участники будут обеспечивать развитие языков национальных меньшинств, защищать их представителей от дискриминации по языкового признаку, создавать условия для использования данных языков в частной и публичной жизни, способствовать изучению языков национальных меньшинств и получать на них образование. Более развернутые меры в указанном отношении содержит Европейская хартия о региональных языках и языках меньшинств (от 5 ноября 1992 г.), которая, согласно Распоряжению Президента РФ от 22 февраля 2001 г. N 90-рп (СЗ РФ. 2001. N 9. ст. 849), должна быть подписана МИД РФ и подготовлена к ратификации.

Сообразуясь с международно-правовыми стандартами, Закон РФ "О языках народов Российской Федерации" объявляет языки народов России национальным достоянием России; гарантируются равные их права и средства защиты языков (социальные, экономические, юридические); предусматривается финансирование соответствующих государственных программ, возможность создавать письменность на родном языке, проводить исследования всех языков народов России, организовывать воспитание и обучение на родном языке независимо от численности представителей этнических групп и в соответствии с их потребностями; признается допустимым в местах компактного проживания иноязычного населения использование наряду с государственными языками в официальных сферах общения (делопроизводстве органов государственной власти и местного самоуправления, на предприятиях, в учреждениях, топонимике) языка данного населения. ФЗ от 13 января 1996 г. "Об образовании" (СЗ РФ. 1996. N 3. ст. 150) устанавливает, что язык (языки), на котором ведутся обучение и воспитание в общеобразовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) и (или) уставом образовательного учреждения; государство оказывает содействие в подготовке специалистов для осуществления образовательного процесса на языках народов Российской Федерации, не имеющих своей государственности (ч. 3, 7 ст. 6). Основы законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г. (Ведомости РФ, 1992. N 46. ст. 2615) закрепляют права национальных культурных центров, национальных обществ и землячеств организовывать библиотеки, кружки и студии по изучению национального языка (ст. 21). Меры государственной защиты национальных (родных) языков (во многом схожие с теми, которые отражены в названных федеральных законах) приводятся также в ФЗ от 17 июня 1996 г. "О национально-культурной автономии" (СЗ РФ. 1996. N 25. ст. 2965).

Право народов на родной язык, закрепленное в рассматриваемой части статьи, по сути есть коллективное право. По смыслу Конституции и законодательства, данное право включает четыре вида взаимосвязанных коллективных прав:

- право на сохранение своего языка, что предполагает возможность его возрождения и свободное устное и письменное использование этническим сообществом, недопустимость установления каких-либо ограничений и запретов со стороны государства в данном отношении, а также принятие административных мер, которые бы приводили к расчленению или "размыванию" языкового сообщества вопреки его воле;

- право при содействии государства создавать письменность на родном языке, графическая основа которого, в отличие от государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик, не регламентируется и может иметь, кроме кириллицы, иную основу; во всяком случае, государство это не запрещает;

- право на изучение родного языка, что обуславливает для народов возможность учреждать свои системы образования и учебные заведения на родном языке, получать от государства помощь в его преподавании и научном исследовании;

- право на развитие родного языка, что должно быть связано с поощрением соответствующей активности народов и их представителей (например, по изданию книг, созданию средств массовой информации на своих языках), оказанием им необходимой финансовой и иной помощи, обеспечением права проживать в родной языковой среде или, говоря иначе, в условиях, в которых можно было бы шире использовать родной язык в повседневных ситуациях как в частной, так и в публичной сфере.

Из сказанного следует, что право народов на родной язык, его сохранение, изучение и развитие - это вопрос, который находится в зоне ответственности как самих этнических сообществ, так и государства, которое берет на себя обязательства по мере необходимости и возможности содействовать им в решении данного вопроса.

0

4

Статья 68

1. В части 1 комментируемой статьи закрепляется наличие в Российской Федерации государственного языка.

Языки народов Российской Федерации - национальное достояние. Они являются историко-культурным наследием и находятся под защитой государства.

Статья 68 определяет официальный статус русского языка как государственного, устанавливает соотношение государственных языков Федерации и ее субъектов, а также предусматривает сохранение и развитие языков всех этнических групп и народов, которые являются национальным достоянием российского государства, важным элементом культуры, основной формой проявления национального и личностного самовыражения.

Россия объединяет многонациональный народ, в ее границах проживают лица свыше 170 национальностей.

Русский язык является основным средством межнационального общения народов России в соответствии со сложившимися историко-культурными традициями. В любом многонациональном государстве ни один народ не может находиться в духовной изоляции. Язык межнационального общения - эффективный инструмент консолидации общества, разрешения общих политических и экономических проблем, приобщения народов к достижениям мировой и отечественной науки, техники, культуры. Утвердившееся в нашей стране двуязычие и многоязычие не было навязано "сверху". Это объективная потребность совместного бытия народов федеративного государства. Русский язык стал средством межнационального общения исторически, в силу фактического признания его таковым всеми многочисленными народами нашего обширного государства.

Государственным языком Российской Федерации является язык самой многочисленной этнической группы - русских, составляющих в России более 80% населения. Русским языком, как свидетельствуют данные переписи населения, свободно владеет и большинство представителей иных национальностей.

Государственный язык Российской Федерации является юридически обязательным языком. Он представляет собой важную коммуникационную основу целостности и единства России. На государственном языке Российской Федерации ведется работа во всех органах государственной власти и местного самоуправления, на нем представляются проекты федеральных законов и актов палат Федерального Собрания, публикуются федеральные правовые акты, он используется при подготовке и проведении выборов и референдумов в России, в судопроизводстве, в деятельности организаций, предприятий и учреждений, в официальном делопроизводстве, обучении, в географических наименованиях*(355).

Установление русского языка в качестве государственного обязывает государство особо заботиться о его развитии и функционировании.

Закон РФ "О языках народов Российской Федерации" отнес данный вопрос к ведению высших органов государственной власти Российской Федерации (ст. 6). Им также предусмотрено, что русский язык найдет отражение в программах сохранения, изучения и развития языков народов России (ч. 1 ст. 7); он в обязательном порядке изучается в общеобразовательных учреждениях и образовательных учреждениях профессионального образования, причем в тех из них, которые имеют государственную аккредитацию, изучение русского языка как государственного регулируется государственными образовательными стандартами (ч. 2 ст. 10); граждане России, не владеющие русским языком, вправе выступать на заседаниях, совещаниях, собраниях в государственных органах, организациях, на предприятиях и в учреждениях на том языке, которым они владеют; в случае необходимости обеспечивается соответствующий перевод (ч. 2, 3 ст. 15).

2. В соответствии с ч. 2 ст. 68 республики Федерации вправе устанавливать свои государственные языки, что фиксируется в их конституциях. В органах государственной власти и местного самоуправления, в государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации.

Государственные языки республик - один из элементов конституционного статуса этих субъектов Российской Федерации, который определяется Конституцией РФ и конституцией республики (ст. 66, ч. 1 Конституции РФ) и вместе с тем обусловлен федеративным устройством Российской Федерации, основанном на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (ст. 5, ч. 3 Конституции РФ).

В силу указанных принципов федеративного устройства и исходя из того, что Конституция Российской Федерации относит установление основ федеральной политики и федеральные программы в области культурного и национального развития Российской Федерации, в том числе основ государственной языковой политики и содействие развитию государственных языков республик, к ведению Российской Федерации (ст. 71, п. "б", "е"), федеральный законодатель вправе урегулировать принципиальные вопросы статуса государственных языков республик, затрагивающие интересы всей Российской Федерации и конституционные права и свободы граждан, а также определить общие принципы правового регулирования этих языков, к которым должны предъявляться особые требования по сравнению с иными языками, не имеющими статус государственных.

Как указал Конституционный Суд РФ в постановлении *(356), должны быть нормативно закреплены надлежащие предпосылки для признания языка в качестве государственного и вытекающих из такого признака правовых последствий и исключены произвольная трактовка языков в качестве государственных, чрезмерные языковые требования.

В целях обеспечения функционирования русского языка в качестве государственного языка Российской Федерации, употребления его в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях на всей ее территории предусмотрено его изучение в общеобразовательных учреждениях и образовательных учреждениях профессионального образования, которое в имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных образовательных учреждений, регулируется государственными образовательными стандартами; при этом преподавание государственных и иных языков в республиках осуществляется в соответствии с их законодательством.

В конституциях республик гарантируется право каждого на пользование родным языком, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Субъекты Российской Федерации не могут ограничивать права граждан в области образования, закрепленные Конституцией РФ и федеральным законодательством, в том числе права, связанные с изучением и преподаванием русского языка как общефедерального государственного языка на всей территории Российской Федерации. Изучение второго языка должно осуществляться в соответствии с установленными законодательством Российской Федерации федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.

В Российской Федерации алфавиты государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик строятся на графической основе кириллицы*(357).

Использование (употребление) языка в качестве государственного в различных сферах государственной деятельности и в официальных отношениях предполагает его существование не только в словесной (устной), но и в письменной форме. Поэтому обязательным и важным компонентом правового статуса государственного языка является графическая основа его алфавита, т.е. системы знаков, употребляемых в письменности.

Установление той или иной графической основы алфавита государственного языка (кириллицы, латиницы или другой), как свидетельствует исторический опыт, обусловливается не только и не столько особенностями фонетики языка, сколько происходящими в обществе переменами социально-культурного и национально-исторического характера, а также интересами государства на разных этапах его развития, в том числе в сфере международных отношений. Следовательно, смена графической основы алфавита государственного языка должна осуществляться с учетом исторических и политических факторов, национальных и культурных традиций, быть научно обоснованной и отвечать общественным ожиданиям, что, в конечном счете, требует проявления суверенной воли государства.

Установив единую графическую основу алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик, федеральный законодатель прежде всего констатировал и легитимировал исторически сложившиеся в Российской Федерации реалии - существование и развитие языков народов России, получивших статус государственного языка, на графической основе кириллицы.

Вместе с тем федеральный законодатель не исключил возможности изменения графической основы алфавитов государственных языков республик, употреблявшейся ими на момент принятия Конституции РФ, если изменение преследует конституционно значимые цели, отвечает историко-культурным, социальным и политическим реалиям, не ограничивает конституционных прав и свобод граждан, в том числе проживающих за пределами республики, для которых данный язык является родным.

В большинстве республик наряду с русским языком официальным также признается язык титульной нации или несколько языков, перечисленных в конституции: в Республике Адыгея - адыгейский; в Республике Алтай - алтайский; в Республике Башкортостан - башкирский; в Республике Бурятия - бурятский; в Республике Дагестан - языки народов Дагестана; в Республике Ингушетия - ингушский; в Кабардино-Балкарской Республике - кабардинский и балкарский; в Республике Калмыкия - калмыцкий; в Карачаево-Черкесской Республике - абазинский, карачаевский, ногайский и черкесский, при этом языком межнационального общения является русский язык; в Республике Коми - коми; в Республике Марий Эл - марийский (горный, луговой); в Республике Мордовия - мордовский (мокшанский, эрзянский); в Республике Саха (Якутия) - язык саха; в Республике Северная Осетия - Алания - осетинский (иронский и дигорский диалекты); в Республике Татарстан - татарский; в Республике Тыва - тувинский; в Удмуртской Республике - удмуртский; в Республике Хакасия - хакасский; в Чеченской Республике - чеченский; в Чувашской Республике - чувашский.

3. Языковая государственная политика в Российской Федерации направлена на гарантирование всем ее народам права на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития, что соответствует требованиям международных стандартов*(358).

Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств*(359) предусматривает, что ее участники будут обеспечивать развитие языков национальных меньшинств, защищать их представителей от дискриминации по языковому признаку, создавать условия для использования данных языков в частной и публичной жизни, способствовать изучению языков национальных меньшинств и получать на них образование. Более развернутые меры в указанном отношении содержит Европейская хартия о региональных языках и языках меньшинств*(360).

В Декларации о государственном суверенитете РСФСР*(361) и Декларации о языках народов России*(362) провозглашены принципы обеспечения представителям наций и народностей, проживающим за пределами своих национально-государственных образований или не имеющим их на территории России, их законных этнических и культурных прав, особой заботы и внимания государства к языкам малочисленных народов. Если не принять меры к сохранению таких языков, они скоро могут исчезнуть бесследно.

Закон РФ "О языках народов Российской Федерации" объявляет языки народов России национальным достоянием; гарантируются равные их права и средства защиты языков (социальные, экономические, юридические); предусматривается финансирование соответствующих государственных программ, возможность создавать письменность на родном языке, проводить исследования всех языков народов России, организовывать воспитание и обучение на родном языке независимо от численности представителей этнических групп и в соответствии с их потребностями; признается допустимым в местах компактного проживания иноязычного населения использование наряду с государственными языками в официальных сферах общения (делопроизводстве органов государственной власти и местного самоуправления, на предприятиях, в учреждениях, топонимике) языка данного населения.

Федеральный закон от 13 января 1996 г. N 12-ФЗ "Об образовании"*(363) устанавливает, что язык (языки), на котором ведутся обучение и воспитание в общеобразовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) и (или) уставом образовательного учреждения; государство оказывает содействие в подготовке специалистов для осуществления образовательного процесса на языках народов России, не имеющих своей государственности (ч. 3, 7 ст. 6).

Основы законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г.*(364) закрепляют права национальных культурных центров, национальных обществ и землячеств организовывать библиотеки, кружки и студии по изучению национального языка (ст. 21).

0

5

Статья 68

     1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории
является русский язык.
     2. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах
государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях
республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации.
     З. Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение
родного языка, создание условий для его изучения и развития.

     Комментарий к статье 68

     1. В части 1 комментируемой статьи закрепляется наличие в Российской
Федерации государственного языка. Это типично для многонациональных государств
(например, Канады, Швейцарии, Индии). Россия, как констатируется в преамбуле
Конституции, объединяет многонациональный народ. В ее границах, по данным
переписи населения 1989 года, проживают лица 128 национальностей.
     Государственный язык Российской Федерации (иногда он именуется основным,
официальным) является юридически обязательным языком Российского государства.
Он представляет собой важную коммуникационную основу целостности и единства
России, служит средством общения в органах государственной власти и местного
самоуправления, на предприятиях, в учреждениях и организациях, в процессе
их общения с гражданами.
     Государственный язык применяется на всей территории Российской Федерации
при проведении выборов в органы государственной власти и местного самоуправления,
референдумов, опубликовании законов и других правовых актов, в судопроизводстве,
делопроизводстве, обучении, в географических наименованиях, вывесках и т.д.
Придание Конституцией русскому языку статуса государственного предполагает
его повсеместное использование во всех официальных сферах без специального
на то указания.
     Государственным языком Российской Федерации является язык самой многочисленной
этнической группы - русских, составляющих в России более 80 процентов населения.
Русским языком, как свидетельствуют данные переписи, свободно владеет и большинство
представителей иных национальностей. Например, среди башкир таковых 71,8 процента,
татар - 70,8, бурят - 72,1, калмыков - 85,3 процента и т.д.
     Установление русского языка в качестве государственного обязывает государство
особо заботиться о его развитии. Именно поэтому во всех имеющих государственную
аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных, изучение
русского языка как государственного языка Российской Федерации регламентируется
государственными образовательными стандартами (ч. 5 ст. 6 Закона Российской
Федерации "Об образовании" в редакции от 13 января 1996 г. - СЗ РФ, 1996,
N 3, ст. 150). Обеспечивать всестороннее развитие и распространение русского
языка призван Совет по русскому языку при Президенте Российской Федерации,
положение о котором утверждено Указом Президента Российской Федерации от 7
декабря 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 50, ст. 4905). Определено также, что граждане
России, не владеющие русским языком, вправе выступать на заседаниях, совещаниях,
собраниях в государственных органах, организациях, на предприятиях и в учреждениях
на том языке, которым они владеют; в случае необходимости обеспечивается соответствующий
перевод (ч. 2, 3 ст. 15 Закона РСФСР от 25 октября 1991 г. "О языках народов
РСФСР" - ВВС РСФСР, 1991, N 50, ст. 1740).

     2. Часть 2 комментируемой статьи предоставляет республикам право устанавливать
свои государственные языки. Это фиксируется в их конституциях, где, по общему
правилу, государственными языками республики признаются русский язык и наравне
с ним язык титульной нации: в Бурятии - бурятский, Татарстане - татарский,
Северной Осетии - осетинский, Адыгее - адыгейский и т.д. В Кабардино-Балкарии
статус государственного, помимо русского, имеют кабардинский и балкарский
языки, а в Дагестане - все языки его народов. Согласно Конституции Республики
Тыва ее государственным языком является тыва язык, а русский действует на
территории республики как общефедеральный государственный язык (ст. 33), то
есть по существу подтверждается обязательность его применения в официальных
сферах наравне с тыва языком.
     Владение государственными языками республики порой рассматривается в
качестве необходимого условия занятия поста Президента данного государственного
образования (Бурятия, Татарстан, Северная Осетия, Адыгея). При этом, однако,
в федеральной Конституции зафиксировано, что в органах государственной власти,
органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик их
государственные языки употребляются наряду с государственным языком Российской
Федерации.
     Введение собственных государственных языков означает, что республики
берут на себя обязанность обеспечить их равноправие с общефедеральным государственным
языком, несут бремя расходов, связанных с применением и изучением государственных
языков республик, устанавливают порядок их использования. Так, в Законе Республики
Бурятия от 10 июня 1992 г. "О языках народов Республики Бурятия" (Бурятия,
23 июня 1992 г.) записано, что тексты законов республики публикуются на двух
языках - бурятском и русском - и имеют равную юридическую силу; на бурятском
и русском языках печатаются избирательные бюллетени, ведется судопроизводство;
документы (решения) принимаются местными органами или на русском, или на бурятском
языках в зависимости от контингента населения; на предприятиях, в учреждениях
и общественных организациях делопроизводство осуществляется на русском языке
Российской Федерации. В Республике Бурятия всем желающим овладеть бурятским
языком гарантируется обучение этому языку до уровня, необходимого для выполнения
служебных обязанностей.
     3. Положения ч. 3 ст. 68 свидетельствуют о том, что установление государственных
языков не означает забвения иных языков народов, населяющих Российскую Федерацию.
Всем им гарантируется право на сохранение родного языка, создание условий
для его изучения и развития. Такой подход согласуется с международно-правовыми
нормами. "В тех странах, - сказано в Международном пакте о гражданских и политических
правах (ВВС СССР, 1976, N 17, ст. 291), - где существуют... языковые меньшинства,
лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве
совместно с другими членами той же группы... пользоваться родным языком" (ст.
27).
     Законом РСФСР от 25 октября 1991 г. "О языках народов РСФСР" провозглашается
и гарантируется суверенитет языков народов; равные их права и средства защиты
языков (социальные, экономические, юридические); предусматривается финансирование
соответствующих государственных программ, возможность создавать письменность
на родном языке, проводить исследования всех языков народов России, организовывать
воспитание и обучение на родном языке независимо от численности представителей
этнических групп и в соответствии с их потребностями; признается допустимым
в местах компактного проживания иноязычного населения использование наряду
с государственными языками в официальных сферах общения (делопроизводстве
органов государственной власти и местного самоуправления, на предприятиях,
в учреждениях, топонимике) языка данного населения (ст. 2, 3, 4, 7, 9, 10,
23 - ВВС РФ, 1991, N 50, ст. 1740). Федеральный закон "Об образовании" устанавливает,
что язык (языки), на котором ведутся обучение и воспитание в общеобразовательном
учреждении, определяется учредителем (учредителями) и (или) уставом образовательного
учреждения; государство оказывает содействие в подготовке специалистов для
осуществления образовательного процесса на языках народов Российской Федерации,
не имеющих своей государственности (ч. 3, 7 ст. 6). "Основы законодательства
Российской Федерации о культуре" от 9 октября 1992 г. (ВВС РФ, 1992, N 46,
ст. 2615) закрепляют права национальных культурных центров, национальных обществ
и землячеств организовывать библиотеки, кружки и студии по изучению национального
языка (ст. 21 ).
     В некоторых случаях обязательства, связанные с развитием родного языка,
вытекают из международного договора Российской Федерации и носят конкретный
характер. Так, из Договора между Российской Федерацией и Республикой Туркменистан
о сотрудничестве в целях обеспечения прав российского меньшинства в Туркменистане
и туркменского - в Российской Федерации, подписанного 18 мая 1995 г. (Дипломатический
вестник, 1995, N 6, с. 40-43) следует, что российская сторона признает за
лицами, принадлежащими к туркменскому меньшинству, право на индивидуальную
или совместно с членами своей группы языковую самобытность, создание общественных
организаций, способствующих ее выражению; право беспрепятственно пользоваться
родным языком в личной и общественной жизни, как в письменной, так и в устной
форме, иметь доступ к информации на этом языке, распространять такую информацию
и быть обеспеченным ею, включая право иметь средства массовой информации на
родном языке; вести религиозно-просветительскую деятельность на родном языке.
Будут создаваться возможности для изучения родного языка и получения образования
на этом языке, а также его использование в контактах с официальными властями
в местах компактного проживания указанных меньшинств.
     Реализация положений ч. 3 комментируемой статьи создает необходимую основу
для языкового суверенитета личности независимо от происхождения человека,
его социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности,
пола, образования, отношения к религии и места жительства (см. комм. к ч.
2 ст. 19); реального осуществления каждым гражданином Российской Федерации
права на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания,
обучения и творчества (см. комм. к ч. 2 ст. 26); нейтрализации пропаганды
языкового превосходства (см. комментарий к ч. 2 ст. 29).

0

6

Статья 68

     1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории
является русский язык.
     2. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах
государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях
республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации.
     З. Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение
родного языка, создание условий для его изучения и развития.

     Комментарий к статье 68

     Языки народов Российской Федерации - наше национальное достояние. Они
являются историко-культурным наследием и находятся под защитой государства.
25 октября 1991 г. принят Закон РСФСР о языках народов РСФСР <77>,в соответствии
с которым Российское государство обязано заботиться о языках всех народов
России - больших и малых, создавать условия для их сохранения и равноправного
самобытного развития. Главные положения этого Закона легли в основу ст. 68
Конституции. Закон определил, в частности, основы правового положения языков
народов, проживающих в России, гарантии их защиты, урегулировал использование
языков в разных сферах государственной деятельности (издание законов и иных
правовых актов, выборы, правосудие и т. д.), в обучении и воспитании, в топонимике,
отношениях Российской Федерации с зарубежными странами.
     Русский язык признан в соответствии с ч. 1 ст. 68 государственным на
всей территории Российской Федерации. Что же понимается под государственным
языком? Обычно это родной язык большинства или значительной части населения
государства и потому наиболее употребимый в нем. Это язык (или языки), на
котором государственная власть общается с населением. На нем публикуются законы
и другие правовые акты, пишутся официальные документы, протоколы и стенограммы
заседаний, осуществляется работа органов государственной власти, делопроизводство
и официальная переписка. Это язык официальных вывесок и объявлений, печатей
и штампов, маркировки отечественных товаров, дорожных знаков и наименований
улиц и площадей. Это и основной язык воспитания и обучения в школах и других
учебных заведениях. Государственный язык преимущественно используется на телевидении
и радио, при издании газет и журналов. Государственная власть гарантирует
заботу о всемерном его развитии, обеспечивает активное употребление в политической,
культурной и научной сферах.
     Русский язык - это родной язык большинства населения Российской Федерации
- русского народа. Русский язык знает и им активно пользуется подавляющее
большинство граждан России, независимо от их национальности. Это эффективное
средство консолидации общества, укрепления его единства. Важно подчеркнуть
конституционное положение о том, что русский язык является государственным
на всей территории Российской Федерации, т. е. и в тех местностях, где проживает
преимущественно русское население, и там, где основная масса жителей - это
представители других национальностей, компактно проживающие малые народы.
     При этом существенно, что провозглашение русского языка государственным
ни в коей мере не противополагается демократическому принципу равноправия
всех языков народов России, не ущемляет языковые права народов и отдельных
граждан, не препятствует развитию двуязычия и многоязычия в субъектах Федерации.
В ст. 26 Конституции четко определяется, что каждый имеет право на пользование
родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.
     Русский язык является основным средством межнационального общения народов
России в соответствии со сложившимися историко-культурными традициями. В любом
многонациональном государстве ни один народ не может находиться в духовной
изоляции. Язык межнационального общения - эффективный инструмент консолидации
общества, решения общих политических и экономических проблем, приобщения народов
к достижениям мировой и отечественной науки, техники, культуры. Утвердившееся
в нашей стране двуязычие и многоязычие не было навязано "сверху". Это объективная
потребность совместного бытия народов федеративного государства. Русский язык
стал средством межнационального общения исторически, в силу фактического признания
его таковым всеми многочисленными народами нашего обширного государства.
     В соответствии с ч. 2 ст. 68 республики в составе Российской Федерации
самостоятельно устанавливают свои государственные языки. Централизованно регламентировать
эти вопросы - значит вторгаться, вмешиваться в их внутренние национальные
дела.
     Провозглашение национальных языков государственными в республиках идет
весьма интенсивно. Государственными в основном были провозглашены языки народов,
давших название республике. Однако процесс принятия законов о языках в республиках
еще не завершен и перечень всех государственных языков республик дать пока
нельзя.
     В ряде республик государственными провозглашены несколько языков. Так,
в Кабардино-Балкарской Республике государственными кроме русского являются
кабардинский и балкарский, а в Республике Марий Эл - марийский луговой и марийский
горный языки. Во многих республиках наряду с национальным (национальными)
в качестве государственного определен также русский язык - в Бурятии, Хакасии,
Саха (Якутии) и др. Едва ли верно употреблять в официальной деятельности республик
только свой национальный язык. Ведь в республиках проживает много русскоязычного
населения. Кроме того, государственно-правовая деятельность республик предполагает
их отношения с центральными органами Федерации, другими ее субъектами.
     В республиканских законах о языках так же, как и в федеральном законе,
предусматривается положение о том, что придание статуса государственных тем
или иным языкам не должно ущемлять права иных наций и народностей, проживающих
на территории республики, в употреблении ими своих языков.
     В некоторых республиках устанавливается статус местных официальных языков.
Так, в Законе Республики Саха (Якутии) о языках определяется, что эвенкийский,
эвенский, юкагирский, чукотский языки в местах компактного проживания соответствующих
народностей признаны местными официальными языками и используются наравне
с государственными.
     Российское государство признает равные права всех языков на их сохранение
и развитие, гарантирует каждому из них государственную поддержку и защиту
независимо от его статуса и численности населения, говорящего на нем. Эти
положения зафиксированы, в частности, в российском Законе о языках (ст. 2
- 4) и в соответствующих республиканских законах. Например, Закон о языках
народов Республики Хакасия в ст. 3 устанавливает: "Государство признает равные
права всех языков народов Республики Хакасия на их сохранение и развитие.
Все языки народов Республики Хакасия пользуются поддержкой государства".
     Федеральные органы законодательной, исполнительной и судебной власти
гарантируют и обеспечивают социальную, экономическую и юридическую защиту
всех языков Российской Федерации, устанавливается целевое бюджетное и иное
финансовое обеспечение государственных и научных программ сохранения и развития
языков, проведение в этих целях льготной налоговой политики.
     В соответствии с ч. 3 ст. 68 Конституции серьезное внимание должно обращаться
на обеспечение свободного развития языков в местностях компактного проживания
национальных меньшинств. Здесь наряду с русским языком и государственными
языками республик в официальных сферах общения может использоваться язык населения
данной местности. Так, в ст. 4 Закона о языках народов Республики Хакасия
определяется, что республика создает условия для сохранения и развития языков
малочисленных народов, не имеющих своих национально-государственных и национально-территориальных
образований.
     В Декларации о государственном суверенитете РСФСР и Декларации о языках
народов России <78> провозглашены принципы обеспечения представителям наций
и народностей, проживающим за пределами своих национально-государственных
образований или не имеющим их на территории России, их законных этнических
и культурных прав, особой заботы и внимания государства к языкам малочисленных
народов. Если не принять меры к сохранению таких языков, они скоро могут исчезнуть
бесследно.
     Российская Федерация оказывает моральную, материальную и организационную
поддержку соотечественникам, живущим за пределами России. Так, 15 мая 1992
г. было заключено Соглашение о сотрудничестве в области образования государств
- участников СНГ, которое предусматривает содействие удовлетворению образовательных
потребностей населения, принадлежащего к национальным меньшинствам и самобытным
этническим группам, в том числе создание условий для получения образования
на родном языке, оказание взаимной помощи в обеспечении и разработке оригинальных
учебников и иной учебно-методической литературы, в подготовке и переподготовке
педагогических кадров для национальных меньшинств и этнических групп (см.
также комментарий к ст. 26).

0

7

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 27 апреля 1998 г. No. 12-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 92
КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН, ЧАСТИ ПЕРВОЙ
СТАТЬИ 3 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН "О ПРЕЗИДЕНТЕ
РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН" (В РЕДАКЦИИ ОТ 28 АВГУСТА
1997 ГОДА) И СТАТЕЙ 1 И 7 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ
БАШКОРТОСТАН "О ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА
РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН"

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Э.М. Аметистова, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
с участием представителя Государственной Думы как стороны, направившей запрос в Конституционный Суд Российской Федерации, - кандидата юридических наук А.И. Александрова и представителей стороны, принявшей оспариваемые акты, - Председателя Государственного Собрания Республики Башкортостан М.А. Зайцева, кандидатов юридических наук Л.Ш. Гумеровой и И.Ш. Муксинова,
руководствуясь статьей 125 (пункт "б" части 2) Конституции Российской Федерации, подпунктом "б" пункта 1 части первой статьи 3, пунктом 1 части второй статьи 21, статьями 36, 74, 84, 85 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан, части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" (в редакции от 28 августа 1997 года) и статей 1 и 7 Закона Республики Башкортостан "О выборах Президента Республики Башкортостан" в связи с запросом Государственной Думы.
Заслушав сообщение судьи - докладчика Б.С. Эбзеева, объяснения представителей сторон, заключение эксперта - доктора филологических наук В.Ю. Михальченко, выступления полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации С.М. Шахрая и приглашенных в заседание представителей Совета Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации, Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. В запросе Государственной Думы, поступившем в Конституционный Суд Российской Федерации 9 апреля 1997 года, оспаривались положения части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан, статьи 2 Закона Республики Башкортостан от 30 октября 1991 года "О Президенте Республики Башкортостан" и статьи 1 Закона Республики Башкортостан от 31 октября 1991 года "О выборах Президента Республики Башкортостан" (с изменениями и дополнениями от 4 ноября 1993 года), согласно которым Президентом Республики Башкортостан может быть избран гражданин Республики Башкортостан не моложе 35 и не старше 65 лет, проживающий на территории Республики Башкортостан не менее десяти лет и владеющий башкирским и русским языками.
По мнению Государственной Думы, эти положения противоречат статье 6 (часть 2) и статье 19 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств; запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
2. В период подготовки дела к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации в законодательстве Республики Башкортостан произошли изменения.
28 августа 1997 года принята новая редакция Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан". При этом оспариваемые Государственной Думой положения статьи 2 Закона в прежней редакции воспроизведены в части первой статьи 3 Закона в новой редакции с той разницей, что срок обязательного проживания кандидата в Президенты Республики Башкортостан на территории республики сокращен с 10 лет до одного года.
Закон Республики Башкортостан "О выборах Президента Республики Башкортостан", статьи 1 и 7 которого оспариваются в запросе Государственной Думы, в связи с принятием 1 сентября 1997 года Кодекса Республики Башкортостан о выборах признан утратившим силу.
Между тем согласно части второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", если акт, конституционность которого оспаривается, к началу рассмотрения дела утратил силу, начатое Конституционным Судом Российской Федерации производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда действием этого акта нарушены конституционные права и свободы граждан.
Эта норма, однако, не препятствует прекращению производства по данному делу в части проверки конституционности положений статьи 1 Закона Республики Башкортостан "О выборах Президента Республики Башкортостан", касающихся требований к возрасту кандидата, продолжительности его проживания на территории Республики Башкортостан, владения башкирским и русским языками, поскольку те же положения содержатся в других оспариваемых Государственной Думой актах Республики Башкортостан, которые являются предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу.
Положение же статьи 7 Закона Республики Башкортостан "О выборах Президента Республики Башкортостан" о поддержке выдвигаемой на должность Президента Республики Башкортостан кандидатуры не менее чем 100 тысячами граждан Республики Башкортостан в этих правовых актах отсутствует. Оно применялось в ходе выборов Президента Республики Башкортостан, которые состоялись до вступления в силу в 1993 году Конституции Российской Федерации. Исходя из природы конституционного контроля и смысла части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", задачей Конституционного Суда Российской Федерации является правовая охрана именно действующей Конституции Российской Федерации. Поскольку утративший силу правовой акт, в связи с применением которого до введения в действие Конституции Российской Федерации могли иметь место нарушения прав и свобод граждан, не оценивается Конституционным Судом Российской Федерации с точки зрения его соответствия действующей Конституции Российской Федерации, производство по делу в части, касающейся проверки конституционности положения статьи 7 Закона Республики Башкортостан "О выборах Президента Республики Башкортостан", также подлежит прекращению.
3. Конституция Российской Федерации непосредственно не устанавливает условия реализации гражданином Российской Федерации пассивного избирательного права при выборах главы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, связанные с достижением определенного возраста и продолжительностью проживания на территории субъекта Российской Федерации.
Отнеся к ведению Российской Федерации регулирование прав и свобод (пункт "в" статьи 71), Конституция Российской Федерации одновременно предписывает федеральным органам государственной власти и органам государственной власти субъектов Российской Федерации в процессе реализации их полномочий действовать с учетом того, что каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации (статья 6, часть 2), что все равны перед законом и судом (статья 19, часть 1), что гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет (статья 60), за исключением случаев, предусмотренных самой Конституцией Российской Федерации (статья 32, часть 3; статья 81, часть 2; статья 97, часть 1), а ограничения прав и свобод могут устанавливаться федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3), т.е. должны быть соразмерны указанным целям.
При этом федеральный законодатель обязан обеспечивать такую соразмерность и в случаях, если он предоставляет органам законодательной власти субъектов Российской Федерации полномочия по конкретизации условий реализации гражданином пассивного избирательного права. Содержащаяся в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации гарантия прав и свобод человека и гражданина обязывает федерального законодателя, предусматривая возможность участия субъектов Российской Федерации в конкретизации условий пассивного избирательного права, устанавливать пределы полномочий их законодательных органов. Если законодатель субъекта Российской Федерации выходит за рамки делегированных ему полномочий, четко определенных федеральным законом, то тем самым он нарушает статью 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Установление дополнительно к Конституции Российской Федерации в качестве условий приобретения гражданином пассивного избирательного права требований, связанных с достижением определенного возраста и продолжительностью проживания на территории субъекта Российской Федерации, ограничивает права и свободы человека и гражданина. Такого рода ограничения в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации не могут вытекать из правомочия субъектов Российской Федерации, закрепленного в ее статьях 77 (часть 1) и 11 (часть 2): самостоятельно устанавливая систему своих органов государственной власти и образуя их, субъекты Российской Федерации обязаны действовать в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации, в том числе с принципом свободных выборов (статья 3, часть 3), гарантируя свободу волеизъявления граждан и не нарушая демократические принципы и нормы избирательного права.
Положения части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан", которыми применительно к выборам Президента Республики Башкортостан в качестве условий приобретения гражданином пассивного избирательного права установлены требования к возрасту и продолжительности проживания на территории субъекта Российской Федерации, расходящиеся с условиями, установленными Российской Федерацией, или выходящие за рамки предоставленных органу законодательной власти субъекта Российской Федерации полномочий, противоречат статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и в силу этого не согласуются с конституционным принципом равенства прав граждан на всей территории Российской Федерации (статья 6, часть 2; статья 19, часть 2, Конституции Российской Федерации).
Таким образом, оспариваемые положения части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" не соответствуют Конституции Российской Федерации, что, согласно части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", является основанием отмены в установленном порядке других нормативных актов, основанных на этих положениях либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения. Эти положения не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.
4. Государственная Дума оспаривает также положение части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан, устанавливающее требование о владении кандидатом в Президенты Республики Башкортостан башкирским и русским языками, и такое же положение, содержавшееся в Законе Республики Башкортостан от 30 октября 1991 года "О Президенте Республики Башкортостан" и сохраняющееся в новой его редакции от 28 августа 1997 года (часть первая статьи 3). По мнению заявителя, это положение противоречит статье 19 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина и запрещаются любые формы ограничения прав граждан, в том числе по признаку языковой принадлежности.
Конституция Российской Федерации (статья 68, часть 2) закрепляет право республик устанавливать свои государственные языки, которые употребляются в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком Российской Федерации, что обусловлено государственной целостностью Российской Федерации, единством системы государственной власти, особенностями федеративного устройства Российской Федерации и служит интересам сохранения двуязычия (многоязычия) их многонациональных народов. Из этого, однако, не вытекает ни обязанность республик устанавливать государственные языки, ни необходимость специальных требований к знанию этих языков в качестве условия приобретения пассивного избирательного права, в том числе при выборах главы государства.
В Республике Башкортостан статус государственного языка (языков) формально, в установленном Конституцией Республики Башкортостан порядке, не закреплен, нормативно не определены надлежащие предпосылки для признания языка (языков) в качестве государственного, а также вытекающие из такого признания правовые последствия. Это не позволяет Конституционному Суду Российской Федерации в производстве по данному делу установить объективные условия, которые необходимы для реализации закрепленного в статье 68 (часть 2) Конституции Российской Федерации правомочия по установлению государственного языка (языков) республики, с тем чтобы при этом исключалась произвольная трактовка языка в качестве государственного, а также не допускались чрезмерные языковые требования. Такие условия связаны в том числе с реальным соотношением языковых групп, наличием рассчитанных на переходный период программ и мероприятий, обеспечивающих возможность изучения и использования соответствующего языка населением республики.
Без этого нельзя дать оценку оспариваемому Государственной Думой требованию с точки зрения его соответствия закрепленному в Конституции Российской Федерации принципу равенства граждан независимо от языка (статья 19, часть 2), в том числе при осуществлении гражданами избирательных прав, а также иным конституционным принципам и вытекающим из них особенностям федеративного устройства, с которыми связано правомочие республики устанавливать свой государственный язык.
Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии с частью второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", давая оценку оспариваемому акту, обязан исходить не только из его буквального смысла, но и из его места в системе правовых актов. При отсутствии в Республике Башкортостан необходимых правовых предписаний, позволяющих определить статус государственного языка (языков) и связанные с ним правовые последствия, в производстве по данному делу нельзя осуществить такую оценку в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и, следовательно, невозможно установить, конституционно ли требование к знанию языка, содержащееся в части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан".
В этих условиях правоприменители, руководствуясь статьей 15 (часть 2) Конституции Российской Федерации, должны исходить из правового статуса личности (статьи 2, 17, 18 и 19 Конституции Российской Федерации), статуса государственного языка Российской Федерации, а также гарантированности права на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (статья 26, часть 2), запрета пропаганды языкового превосходства (статья 29, часть 2), права избирать и быть избранным (статья 32, часть 2). Следовательно, в настоящее время в ходе избирательного процесса государственными органами, включая правоприменительные, должна обеспечиваться реализация избирательных прав граждан вне зависимости от требований к знанию языка.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 43, статьей 68, частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 86 и 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности статей 1 и 7 Закона Республики Башкортостан "О выборах Президента Республики Башкортостан".
2. Признать положения части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" (в редакции от 28 августа 1997 года), устанавливающие такие дополнительные условия реализации гражданами пассивного избирательного права на выборах Президента Республики Башкортостан, как достижение кандидатом минимального (35 лет) и максимального (65 лет) возраста, а также продолжительность его проживания на территории Республики Башкортостан, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 3 (часть 3), 6 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 32 (часть 2) и 55 (часть 3).
3. Исходя из нерешенности вопроса о правовом статусе государственного языка Республики Башкортостан и отсутствия в связи с этим предусмотренных частью второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предпосылок для оценки Конституционным Судом Российской Федерации в данном деле положений части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" (в редакции от 28 августа 1997 года), устанавливающих такое требование к кандидату на должность Президента Республики Башкортостан, как владение башкирским и русским языками, прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности названных положений.
До урегулирования вопроса о правовом статусе государственного языка (языков) Республики Башкортостан в надлежащем порядке правоприменительные органы должны обеспечивать в ходе избирательного процесса реализацию избирательных прав граждан вне зависимости от требований к знанию языка.
4. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.
5. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете", официальных изданиях органов государственной власти Республики Башкортостан. Постановление должно быть также опубликовано в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации



ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.Г. СТРЕКОЗОВА
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 92
КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН, ЧАСТИ ПЕРВОЙ
СТАТЬИ 3 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН "О ПРЕЗИДЕНТЕ
РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН" (В РЕДАКЦИИ ОТ 28 АВГУСТА
1997 ГОДА) И СТАТЕЙ 1 И 7 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ
БАШКОРТОСТАН "О ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА
РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН"

1. Конституционный Суд Российской Федерации 27 апреля 1998 г. принял Постановление по делу о проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан, части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" и статей 1 и 7 Закона Республики Башкортостан "О выборах Президента Республики Башкортостан". В пункте 3 резолютивной части этого Постановления Конституционный Суд прекратил производство по делу в части, касающейся проверки конституционности положений части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан", устанавливающих такое требование к кандидату на должность Президента Республики Башкортостан, как владение башкирским и русским языками.
В соответствии со статьей 76 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ввиду несогласия с этим решением Конституционного Суда Российской Федерации излагаю свое особое мнение по данному вопросу.
2. Основаниями для прекращения производства по делу в этой части Конституционный Суд Российской Федерации считает нерешенность вопроса о правовом статусе государственного языка Республики Башкортостан, а также отсутствие предусмотренных частью второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предпосылок для решения данного вопроса Конституционным Судом Российской Федерации.
В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации указано, что отсутствие формального установления статуса государственного языка (языков) в Республике Башкортостан не позволяет Конституционному Суду в производстве по данному делу установить объективные условия, которые необходимы для реализации закрепленного в статье 68 (часть 2) Конституции Российской Федерации правомочия по установлению государственного языка (языков) республики. Без установления этих условий, подчеркивается в Постановлении Конституционного Суда, нельзя дать оценку конституционности оспариваемых положений Конституции и указанного Закона Республики Башкортостан.
В данных положениях мотивировочной и резолютивной части решения Конституционного Суда осуществлена подмена предмета спора. Государственная Дума в своем запросе просит проверить конституционность конкретных положений Конституции и законов Республики Башкортостан, устанавливающих требование о владении кандидатом в Президенты Республики Башкортостан башкирским и русским языками. Конституционный Суд Российской Федерации, ссылаясь на статью 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", прекращает производство на основании невозможности определить место отсутствующего закона Республики Башкортостан о государственном языке (языках) в системе правовых актов.
Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" устанавливает в статье 68 четкий перечень оснований для прекращения производства по делу в ходе заседания. Таковыми являются: выявление оснований к отказу в принятии обращения к рассмотрению; установление, что вопрос, разрешаемый законом, иным нормативным актом, конституционность которого предлагается проверить, не получил разрешения в Конституции Российской Федерации или по своему характеру и значению не относится к числу конституционных. Ни одно из этих оснований для прекращения дела в ходе судебного заседания выявлено не было.
Статья 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" законодательно закрепляет требования, предъявляемые к решениям, принимаемым Конституционным Судом по рассматриваемому делу. Несоблюдение этих требований может свидетельствовать о неправомерности или неполноте решения Конституционного Суда, но не может служить основанием для прекращения производства по делу.
3. Закрепление в статье 92 Конституции Республики Башкортостан и в статье 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" требования о владении кандидатом в Президенты Республики Башкортостан башкирским и русским языками, по нашему мнению, противоречит ряду положений Конституции Российской Федерации:
статье 3 (части 2 и 3), устанавливающей, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти; что свободные выборы являются высшим непосредственным выражением власти народа;
статье 6 (часть 2), закрепляющей, что каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами, предусмотренными Конституцией Российской Федерации;
статье 17 (части 1 и 2), которая признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией Российской Федерации, а также закрепляет неотчуждаемый характер основных прав и свобод;
статье 19 (части 1 и 2), которая устанавливает принцип равенства перед законом, закрепляет гарантии равенства прав и свобод человека и гражданина независимо, в том числе, от языка. В данной статье Конституции Российской Федерации содержится прямой запрет любых форм ограничения прав граждан по ряду признаков, в том числе по языковой принадлежности;
статье 32 (части 2 и 3), устанавливающей право граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти. Введение языкового ценза для кандидатов в Президенты Республики Башкортостан лишает большинство избирателей республики пассивного избирательного права, то есть права быть избранным на эту должность. Этот ценз ограничивает и активное избирательное право, так как граждане в значительной части лишаются права избрать на эту должность того кандидата, кого они считают достойным. Между тем часть 3 статьи 32 Конституции Российской Федерации устанавливает, что не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Конституция и указанный Закон Республики Башкортостан расширяют этот исчерпывающий перечень Конституции Российской Федерации и тем самым противоречат ей;
расширив перечень граждан, лишенных активного и пассивного избирательного права, оспариваемые акты Республики Башкортостан тем самым вошли в противоречие со статьей 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, запрещающей умаление прав и свобод человека и гражданина, а также устанавливающей, что ограничение прав и свобод может быть осуществлено только федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства;
статье 60 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет.
4. Основным аргументом представителей законодателя Республики Башкортостан в защиту конституционности оспариваемых норм явилась ссылка на статью 68 (часть 2) Конституции Российской Федерации, которая закрепляет право республик, находящихся в составе Российской Федерации, устанавливать свои государственные языки. Данная статья Конституции Российской Федерации устанавливает возможность употребления этих языков в органах государственной власти наряду с государственным языком Российской Федерации, но не устанавливает необходимость владения государственным языком республики в качестве обязательного условия для формирования системы государственных органов республики, в том числе для избрания ее высшего должностного лица.
Положения глав 1 и 2 Конституции Российской Федерации находятся под особой правовой защитой. Так, статья 16 Конституции Российской Федерации устанавливает, что никакие другие положения Конституции Российской Федерации не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе, как в порядке, установленном Конституцией. В свою очередь статья 64 Конституции Российской Федерации закрепляет, что положения второй главы Конституции Российской Федерации, посвященной регулированию прав и свобод человека и гражданина, составляют основы правового статуса личности и не могут быть изменены иначе, как в порядке, установленном Конституцией. Этот порядок установлен статьей 135 Конституции Российской Федерации, в которой закреплена усложненная процедура изменения положений глав 1 и 2 Конституции Российской Федерации. В отличие от поправок к главам 3 - 8 Конституции Российской Федерации, которые принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, пересмотр положений, регламентирующих права и свободы граждан, в том числе избирательные права, может быть осуществлен только Конституционным Собранием.
Исходя из изложенного, полагаю, что часть первая статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и часть первая статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан", устанавливающие такое требование к кандидату на должность Президента Республики Башкортостан, как владение башкирским и русским языками, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 3 (части 2 и 3), 6 (часть 2), 17 (части 1 и 2), 19 (части 1 и 2), 32 (части 2 и 3), 55 (части 2 и 3), 60.



ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Н.В. ВИТРУКА
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 92
КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН, ЧАСТИ ПЕРВОЙ
СТАТЬИ 3 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН "О ПРЕЗИДЕНТЕ
РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН" (В РЕДАКЦИИ ОТ 28 АВГУСТА
1997 ГОДА) И СТАТЕЙ 1 И 7 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ
БАШКОРТОСТАН "О ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА
РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН"

Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу ведет к устранению каких-либо различий между активным и пассивным избирательным правом граждан на выборах в органы государственной власти и местного самоуправления в субъектах Российской Федерации, то есть, по существу, к неоправданной унификации условий приобретения и реализации права избирать и быть избранным в депутаты либо на выборные должности.
Избирательная система и избирательное право в Российской Федерации подробно, развернуто не регулируются Конституцией Российской Федерации, кроме закрепления ею в статье 32 (часть 2) за гражданами Российской Федерации права избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме, и установления в статье 81 (часть 2) требований достижения 35-летнего возраста и постоянного проживания в Российской Федерации не менее 10 лет к кандидату на должность Президента Российской Федерации (что свидетельствует как раз о различении федеральной Конституцией активного и пассивного избирательного права граждан).
Согласно Конституции Российской Федерации (статья 77, часть 1) формирование органов государственной власти субъектов Российской Федерации, в том числе путем их выборов, осуществляется субъектами Российской Федерации самостоятельно. Согласно букве и духу Конституции Российской Федерации отношения, связанные с содержанием активного и пассивного избирательного права граждан и избирательной системы в целом по выборам органов государственной власти субъектов Российской Федерации, в их полном объеме составляют предмет правового регулирования самих субъектов Российской Федерации.
С точки зрения определения предметов ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации нельзя трактовать положение пункта "в" статьи 71 Конституции Российской Федерации как исключающее какое-либо регулирование прав и свобод российских граждан субъектами Российской Федерации. Субъекты Российской Федерации могут и должны регулировать и защищать права и свободы человека и гражданина по предмету ведения субъектов Российской Федерации. Следовательно, субъекты Российской Федерации могут (но не обязаны) устанавливать условия приобретения и реализации пассивного избирательного права граждан на выборах (по возрасту, относительно проживания на территории субъекта Российской Федерации, в том числе и по срокам такого проживания, знания языка (языков) и др.). По этому вопросу мною уже была изложена правовая позиция и ее обоснование по делу о проверке конституционности положений статей 74 (часть 1) и 90 Конституции Республики Хакасия (см.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. No. 5. С. 16 - 19).
Конституция Российской Федерации не предусматривает пределы правомочий субъектов Российской Федерации по правовому регулированию объема прав российских граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти в субъектах Российской Федерации. Это входит в компетенцию самих субъектов Российской Федерации, так как речь идет о формировании органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Федеральный законодатель мог бы регулировать данную сферу отношений при условии, если бы Конституция Российской Федерации делегировала ему такое право и установила его полномочия по конкретизации избирательного права и избирательной системы в субъектах Российской Федерации. Однако такого делегирования нет в Конституции Российской Федерации.
Вопрос об объеме содержания, условиях приобретения и реализации пассивного избирательного права граждан при формировании органов государственной власти субъектов Российской Федерации составляет предмет конституционного (уставного) регулирования на уровне субъектов Российской Федерации, то есть он должен найти свое разрешение в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации.
Согласно статье 76 (часть 4) Конституции Российской Федерации вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации (часть 6).
Конституция Российской Федерации из общей массы законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации выделяет конституции республик (государств) и уставы других субъектов Российской Федерации (см., например, часть вторую статьи 5, пункт "а" части первой статьи 72). Конституции и уставы субъектов Российской Федерации являются актами особой правовой природы, они носят учредительный, основополагающий характер в правовой системе Российской Федерации и ее субъектов и находятся в одном ряду с Конституцией Российской Федерации.
Согласно статье 76 (часть 5) Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предмету ведения Российской Федерации и предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Как видно, данное положение Конституции Российской Федерации не указывает на конституции (уставы) субъектов Российской Федерации, так как они занимают особое место в иерархии правовых нормативных актов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Проверка конкретных положений конституций (уставов) субъектов Российской Федерации на их соответствие Конституции Российской Федерации, в том числе через призму федеральных конституционных законов или федеральных законов, допустима лишь в случаях, если Конституция Российской Федерации предусмотрела их издание по оспариваемому предмету регулирования. Таких отсылок (делегирования) по вопросу об условиях приобретения и реализации пассивного избирательного права граждан в субъектах Российской Федерации Конституция Российской Федерации не содержит.
Установление Конституцией Российской Федерации требований относительно возраста и срока проживания на территории Российской Федерации кандидата в Президенты Российской Федерации не рассматривается как ограничение пассивного избирательного права граждан в смысле требований статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации либо как нарушение принципа равенства всех граждан перед законом (статья 19, части 1 и 2). Непонятно, почему же установление аналогичных требований к кандидатам в депутаты и на выборные государственные должности в субъектах Российской Федерации рассматривается как нарушение положений указанных выше статей Конституции Российской Федерации.
Нельзя использовать положения статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, закрепляющие законные основания ограничения прав и свобод человека и гражданина, без соотнесения их действия с установлениями Конституции Российской Федерации, конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, соответствующих договоров между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации о разграничении предметов ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По нашему мнению, положения статьи 55 (часть 3) распространяются на регулирование конституционных прав и свобод граждан в пределах предмета ведения Российской Федерации и предмета совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. В пределах предмета ведения субъектов Российской Федерации ограничение прав и свобод человека и гражданина в конституционно допустимых целях возможно на основе конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, если такое ограничение установлено законами субъектов Российской Федерации (см., к примеру, статьи 21 (часть третья), 68 (часть первая) Конституции Республики Башкортостан).
Поэтому некорректно, исходя лишь из содержания статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и без учета требований ее статей 73 и 76 (части 4 и 6), расширять полномочия федерального законодателя по определению полномочий законодательных органов субъектов Российской Федерации в конкретизации условий приобретения и реализации пассивного избирательного права граждан. Федеральным законом можно определить (делегировать) полномочия законодателя субъекта Российской Федерации лишь по предмету ведения Российской Федерации и предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предмету ведения субъектов Российской Федерации конкретизация условий реализации пассивного избирательного права граждан составляет исключительную компетенцию законодателя субъекта Российской Федерации. И такая конкретизация не есть ограничение пассивного избирательного права российских граждан.
В силу вышеизложенного положения части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан и части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" (в редакции от 28 августа 1997 года) о требованиях к кандидату на должность Президента Республики Башкортостан о возрастных порогах и продолжительности его проживания на территории Республики Башкортостан следует признать соответствующими Конституции Российской Федерации.
Относительно требования знания башкирского языка наряду с русским языком к кандидату на должность Президента Республики Башкортостан Конституционный Суд Российской Федерации исходил из непосредственной, неразрывной связи этого требования с закреплением статуса башкирского языка в качестве государственного в Конституции Республики Башкортостан. Конституция Республики Башкортостан в статье 36 устанавливает: "Правовой статус языков определяется законом Республики Башкортостан". Однако закон о языках не принят в Республике Башкортостан.
В действительности нет прямой, непосредственной зависимости между закреплением башкирского языка в качестве государственного и требованием знания башкирского языка наряду со знанием русского языка, предъявляемым к Президенту Республики Башкортостан. Ибо условие, связанное со знанием башкирского и русского языков, есть квалификационное требование, предъявляемое к лицу, претендующему на должность Президента Республики Башкортостан, являющемуся главой Республики, ее высшим должностным лицом, представляющим Республику Башкортостан внутри республики и в международных отношениях (части первая и третья статьи 91 Конституции Республики Башкортостан). Это требование не связано с национальной принадлежностью главы Республики, но оно необходимо для выполнения возлагаемых на Президента Республики Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Башкортостан обязанностей. Это оправдано тем, что русский язык является языком межнационального общения в Российской Федерации и в Республике Башкортостан, а башкирский язык есть язык титульной нации; до принятия Конституции Республики Башкортостан 24 декабря 1993 года башкирский язык имел статус государственного (см. статьи 98, 148, 157, 158 Конституции (Основного Закона) Башкирской АССР 1978 года). Использование башкирского языка предусмотрено рядом действующих законов Республики Башкортостан (например, при осуществлении конституционного правосудия, в судах общей юрисдикции).
Поэтому нельзя признать правомерным прекращение дела производством по проверке конституционности положений статьи 92 (часть первая) Конституции Республики Башкортостан и статьи 3 (часть первая) Закона Республики Башкортостан "О Президенте Республики Башкортостан" (в редакции от 28 августа 1997 года), установивших требование владения кандидатом на должность Президента Республики Башкортостан башкирским и русским языками.
Прекратив производство по проверке конституционности вышеуказанных положений Конституции и закона Республики Башкортостан, Конституционный Суд Российской Федерации тем не менее устанавливает, что "до урегулирования вопроса о правовом статусе государственного языка (языков) Республики Башкортостан в надлежащем порядке правоприменительные органы должны обеспечивать в ходе избирательного процесса реализацию избирательных прав граждан вне зависимости от требований к знанию языка". Если Конституционный Суд Российской Федерации не проверил на соответствие Конституции Российской Федерации указанные выше положения Конституции и Закона Республики Башкортостан, то действует презумпция их конституционности.

0

8

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16 ноября 2004 г. N 16-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ
ПУНКТА 2 СТАТЬИ 10 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
"О ЯЗЫКАХ НАРОДОВ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН", ЧАСТИ ВТОРОЙ
СТАТЬИ 9 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН "О ГОСУДАРСТВЕННЫХ
ЯЗЫКАХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН И ДРУГИХ ЯЗЫКАХ В РЕСПУБЛИКЕ
ТАТАРСТАН", ПУНКТА 2 СТАТЬИ 6 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
"ОБ ОБРАЗОВАНИИ" И ПУНКТА 6 СТАТЬИ 3 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ "О ЯЗЫКАХ НАРОДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА С.И. ХАПУГИНА
И ЗАПРОСАМИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА
РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН И ВЕРХОВНОГО
СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,
с участием гражданина С.И. Хапугина, представителей Государственного Совета Республики Татарстан - Председателя Государственного Совета Республики Татарстан Ф.Х. Мухаметшина и кандидата юридических наук Ш.Ш. Ягудина, представителя Верховного Суда Республики Татарстан - судьи Верховного Суда Республики Татарстан Р.Г. Габдуллина, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,
руководствуясь статьей 125 (пункты "а" и "б" части 2 и часть 4) Конституции Российской Федерации, подпунктами "а" и "б" пункта 1 и пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, подпунктами "а" и "б" пункта 1 и пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 84, 85, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан", части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан", пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" и пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации".
Поводом к рассмотрению дела явились жалоба гражданина С.И. Хапугина, в которой оспаривается конституционность положения, содержащегося в пункте 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан", части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" и пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании", а также запросы Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан, в которых оспаривается конституционность положений пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации". Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями законоположения.
Поскольку все обращения касаются одного и того же предмета, а именно законоположений о статусе государственных языков в Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи-докладчика М.И. Клеандрова, объяснения сторон и их представителей, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Пунктом 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан от 8 июля 1992 года "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции от 28 марта 1996 года) предусматривалось, что татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан изучаются в детских дошкольных учреждениях, общеобразовательных школах, средних и средних специальных учебных заведениях в равных объемах. С 28 июля 2004 года в Республике Татарстан действует Закон Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан", в части второй статьи 9 которого также устанавливается, что татарский и русский языки в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах. Аналогичное положение закреплено в пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан от 19 октября 1993 года "Об образовании" (в редакции от 29 мая 2004 года).
На основании пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" и пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" Ново-Савиновский районный суд города Казани отказал в удовлетворении жалобы гражданина С.И. Хапугина, поданной им в интересах несовершеннолетнего сына, о признании неправомерными действий начальника районного отдела образования Ново-Савиновского района города Казани, чьим приказом установлена обязательность изучения татарского языка в равном объеме с русским языком, а Вахитовский районный суд города Казани - в удовлетворении искового заявления о признании недействительным в той же части базисного учебного плана общеобразовательных учреждений, утвержденного Министерством образования Республики Татарстан.
По мнению гражданина С.И. Хапугина, поскольку примененные в его деле законоположения и соответствующее положение части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан от 28 июля 2004 года "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" обязывают учащихся общеобразовательных учебных заведений с русским языком обучения изучать татарский язык в большом объеме, для них - при соблюдении установленных максимальной учебной нагрузки и обязательного минимума содержания основных образовательных программ - ограничивается возможность углубленного изучения иных предметов учебного плана, а также освоения дисциплин по выбору (факультативно). Тем самым, утверждает заявитель, граждане Российской Федерации, проживающие в Республике Татарстан, ставятся в неравное положение в реализации права на образование по сравнению с проживающими в других субъектах Российской Федерации, чем нарушаются гарантии данного права, закрепленные в статье 43 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 6 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (часть 2) и 55 (части 2 и 3).
В запросе Государственного Совета Республики Татарстан, направленном в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке статьи 125 (пункт "а" части 2) Конституции Российской Федерации, и запросе Верховного Суда Республики Татарстан, обратившегося в Конституционный Суд Российской Федерации в связи с рассмотрением конкретного дела в порядке статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, оспаривается конституционность пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации от 25 октября 1991 года "О языках народов Российской Федерации" (в редакции от 11 декабря 2002 года), согласно которому в Российской Федерации алфавиты государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в составе Российской Федерации строятся на графической основе кириллицы; иные графические основы алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами.
Заявители утверждают, что установление графической основы алфавита как органической составной части государственного языка республики, по смыслу статей 68 (часть 2), 71, 72, 73 и 76 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации, не относится ни к ведению Российской Федерации, ни к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов и, следовательно, в этом вопросе республики обладают всей полнотой государственной власти; выбор графической основы алфавита государственного языка является правомочием, производным от конституционного права республики устанавливать свои государственные языки, и, соответственно, составляет исключительную компетенцию самих республик. По мнению заявителей, федеральный законодатель, предусмотрев в пункте 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации", что графические основы алфавитов государственных языков республик устанавливаются федеральными законами, в нарушение статей 68 (части 2 и 3), 73 и 76 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации неправомерно вторгся в компетенцию этих субъектов Российской Федерации, которые вправе осуществлять в данной сфере собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов; в Республике Татарстан таковым является Закон Республики Татарстан от 15 сентября 1999 года "О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики", предусматривающий, что в Республике Татарстан восстанавливается татарский алфавит на основе латинской графики (статья 1) и что до 1 сентября 2011 года действуют одновременно два алфавита - на основе латинской графики и кириллицы (статья 3).
Таким образом, предметом рассмотрения по настоящему делу являются следующие нормативные положения, касающиеся статуса государственных языков в Российской Федерации:
положение пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан") и пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании", согласно которому татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах;
положения пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" о строении алфавита государственных языков республик на графической основе кириллицы и о возможности установления иных графических основ алфавитов государственных языков республик федеральными законами.
2. Конституция Российской Федерации, исходя из исторически сложившегося государственного единства и в целях решения общегосударственных задач в Российской Федерации как многонациональной стране, определяет, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык (статья 68, часть 1). Кроме того, русский язык традиционно употребляется народами России в качестве основного средства межнационального общения.
Одновременно Конституция Российской Федерации - с учетом обусловленных факторами исторического и национального характера особенностей конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации - признает за ними право устанавливать свои государственные языки и использовать их в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком Российской Федерации (статья 68, часть 2) и гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития (статья 68, часть 3), что в свою очередь служит интересам сохранения и развития в Российской Федерации двуязычия (многоязычия).
Названные положения статьи 68 находятся в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации, закрепляющими основы федеративного устройства Российской Федерации как суверенного государства (статья 4, часть 1; статья 5, часть 3), статус республик в составе Российской Федерации (статья 66, часть 1), а также регламентирующими статус личности - об обладании каждым гражданином Российской Федерации на ее территории всеми правами и свободами и несении равных обязанностей, предусмотренных Конституцией Российской Федерации (статья 6, часть 2), о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от каких-либо обстоятельств, в том числе национальности, языка и места жительства (статья 19, часть 2), о гарантиях прав каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (статья 26, часть 2), о запрещении пропаганды языкового превосходства (статья 29, часть 2).
Следовательно, вопросы, касающиеся правового статуса государственных языков республик, затрагивают конституционные права как граждан - носителей соответствующего государственного языка республики, в том числе проживающих в Российской Федерации за пределами данной республики, так и граждан, проживающих в ней и не владеющих этим языком, включая права в области общения, воспитания, обучения, творчества, изучения и развития родных языков (статья 26, часть 2; статья 68, часть 3, Конституции Российской Федерации), а также в сфере культуры, включая право на доступ к культурным ценностям (статья 44, часть 2, Конституции Российской Федерации).
Определяя предметы ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, за пределами которого субъекты Российской Федерации осуществляют собственное правовое регулирование, Конституция Российской Федерации относит регулирование прав и свобод человека и гражданина, а значит, прав в языковой сфере, и установление основ федеральной политики в области культурного и национального развития Российской Федерации, составной частью которой является государственная языковая политика, к ведению Российской Федерации (статья 71, пункты "в", "е"), а защиту прав и свобод человека и гражданина и общие вопросы образования, культуры и языка как их компонента - к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункты "б", "е" части 1).
Таким образом, по смыслу указанных положений Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель вправе устанавливать основы правового регулирования языков народов Российской Федерации, включая общие вопросы языковой политики, в том числе относящиеся к статусу государственных языков республик в его соотношении со статусом государственного языка Российской Федерации. Статус государственных языков республик в составе Российской Федерации, как затрагивающий статус государственного языка Российской Федерации, права и свободы ее граждан в сфере образования и культуры, не может быть предметом исключительного ведения субъектов Российской Федерации.
3. Конкретизируя положения статьи 68 Конституции Российской Федерации, Закон Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" определяет, что Российская Федерация в лице высших органов государственной власти осуществляет установление общих принципов законодательства Российской Федерации о языках народов Российской Федерации, обеспечение функционирования русского языка как государственного языка Российской Федерации, содействие развитию государственных языков республик, создание условий для сохранения и развития языков малочисленных народов и этнических групп, не имеющих своих национально-государственных и национально-территориальных образований или проживающих за их пределами (статья 6).
В целях обеспечения функционирования русского языка в качестве государственного языка Российской Федерации, употребления его в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях на всей ее территории, Закон Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" предусматривает его изучение в общеобразовательных учреждениях и образовательных учреждениях профессионального образования, которое в имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных образовательных учреждений, регулируется государственными образовательными стандартами (пункт 2 статьи 10); при этом преподавание государственных и иных языков в республиках осуществляется в соответствии с их законодательством (пункт 3 статьи 10). Согласно названному Закону право выбора образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей принадлежит родителям или лицам, их заменяющим в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 3 статьи 9); язык (языки), на котором ведется воспитание и обучение в образовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) образовательного учреждения и (или) уставом образовательного учреждения в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации (пункт 4 статьи 9).
Аналогичные положения содержатся в Законе Российской Федерации "Об образовании", который, кроме того, закрепляет, что субъекты Российской Федерации в соответствии с их статусом и компетенцией вправе принимать в области образования законы и иные нормативные правовые акты, не противоречащие федеральным законам в области образования (пункт 3 статьи 3). Это означает, что законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации в области образования не могут ограничивать права граждан в области образования, закрепленные Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством, в том числе права, связанные с изучением и преподаванием русского языка как общефедерального государственного языка на всей территории Российской Федерации и на основе установленных федеральных государственных образовательных стандартов.
3.1. Согласно Закону Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" (до 28 июля 2004 года - Закон Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан") государство гарантирует гражданам в Республике Татарстан осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от знания ими какого-либо языка (статья 2); государственные языки Республики Татарстан пользуются защитой государства, а органы государственной власти Республики Татарстан гарантируют и обеспечивают социальную, экономическую и правовую защиту языков независимо от их статуса (статья 4); граждане в Республике Татарстан имеют право свободного выбора языка воспитания и обучения, право на получение основного общего образования на родном языке; право выбора воспитательно-образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей принадлежит родителям или лицам, их заменяющим в соответствии с законодательством; язык обучения и воспитания в детских дошкольных учреждениях, общеобразовательных школах, средних, средних специальных и высших учебных заведениях определяется законодательством (статья 8).
В качестве государственных языков Республики Татарстан Конституция Республики Татарстан (статья 8) и Закон Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" устанавливают татарский и русский языки, которые на равных основаниях употребляются в деятельности органов государственной власти Республики Татарстан, органов местного самоуправления, государственных органов, предприятий, учреждений и иных организаций, что предполагает их знание государственными и муниципальными служащими, работниками государственных органов, предприятий, учреждений и организаций.
В целях обеспечения на территории Республики Татарстан использования татарского языка во всех сферах официальных отношений законодатель Республики Татарстан вправе - по смыслу статьи 68 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 43 и в соответствии с федеральным законодательством - предусмотреть его изучение как государственного языка Республики Татарстан при получении основного общего образования.
Следовательно, введение законами Республики Татарстан изучения татарского языка как государственного в общеобразовательных учреждениях Республики Татарстан само по себе не нарушает закрепленные Конституцией Российской Федерации право каждого на свободный выбор языка воспитания и обучения (статья 26, часть 2) и право на образование (статья 43), а также вытекающие из нее право родителей или лиц, их заменяющих в соответствии с законодательством Российской Федерации, на выбор образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей (пункт 3 статьи 8 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации"), право на получение основного общего образования на родном языке (пункт 2 статьи 6 Закона Российской Федерации "Об образовании"), согласуется с таким принципом государственной политики в области образования, как защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства, и отвечает предъявляемому к содержанию образования требованию - содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от национальной, этнической принадлежности (пункт 2 статьи 2, пункт 4 статьи 14 Закона Российской Федерации "Об образовании").
Тем самым проживающим в Республике Татарстан лицам, которые не владеют татарским языком, предоставляется возможность изучать его. Однако регулирование статуса татарского языка как государственного языка Республики Татарстан, его защита и развитие, изучение (преподавание) в рамках основного общего образования как обязательной учебной дисциплины должны осуществляться без ущерба для функционирования и изучения русского языка как государственного языка Российской Федерации в соответствии с общефедеральными государственными стандартами с учетом того, что в отличие от русского языка татарский язык не является официальным языком на территориях других субъектов Российской Федерации. В противном случае создавалась бы возможность нарушения гарантированных Конституцией Российской Федерации принципов равенства прав и свобод человека и гражданина и несения гражданами Российской Федерации равных обязанностей на всей ее территории, в том числе применительно к реализации права на образование и языковых прав и свобод (статья 6, часть 2; статья 19, часть 2; статьи 43 и 68).
3.2. Рассматриваемое положение пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан", части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан" и пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" об изучении русского и татарского языков в равных объемах распространяется на всех лиц, получающих основное общее образование в Республике Татарстан, в том числе в общеобразовательных учреждениях с русским языком обучения, имеющих государственную аккредитацию, - на тех, для кого татарский язык является родным, и на тех, для кого он родным языком не является; на тех, кто изучает татарский язык с начального уровня образования, и на тех, кто начинал обучение в образовательных учреждениях Российской Федерации, где татарский язык не преподавался.
Между тем данному требованию нельзя придавать абсолютный характер. Изучение в Республике Татарстан русского и татарского языков в равных объемах может иметь место при соблюдении установленных законодательством Российской Федерации федеральных государственных образовательных стандартов, в том числе относящихся к обязательному изучению русского языка как государственного языка Российской Федерации, и при наличии соответствующих условий, в полной мере гарантирующих право на образование, не допускающих умаление других конституционных прав и свобод. Поэтому к реализации законоположений об изучении татарского языка в образовательных учреждениях Республики Татарстан в рамках программы общего образования необходим дифференцированный подход.
Изучение татарского языка как государственного языка Республики Татарстан не может осуществляться в ущерб федеральному компоненту федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для общеобразовательных учреждений Российской Федерации и препятствовать реализации права учащихся на углубленное изучение иных предметов учебного плана, включая русский язык, дисциплин по выбору и т.п. При этом учебные планы и программы должны быть составлены с учетом разнообразных жизненных ситуаций, с тем чтобы для тех учащихся, для которых татарский язык не является родным и которые не имели возможности изучать его как учебную дисциплину в необходимом объеме, не создавались препятствия к прохождению итоговой аттестации и выдаче документа о получении основного общего образования, а также к реализации права на получение образования более высокого уровня.
В противном случае - имея в виду неравные требования, предъявляемые в различных республиках к изучению государственных языков, - не исключаются не только негативные последствия для преемственности обучения в едином федеральном образовательном пространстве, но и нарушения принципа равенства в осуществлении конституционного права на образование, а также права на получение основного общего образования на родном языке, гарантий общедоступности основного общего образования и равного объема обязанностей, выполнение которых необходимо для его получения, и, кроме того, ограничение закрепленного статьей 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на свободу передвижения и выбор места пребывания и жительства.
3.3. Таким образом, содержащееся в пункте 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан") и пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" нормативное положение, устанавливающее, что татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах, не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в действующей системе нормативного регулирования предполагает, что изучение татарского языка должно осуществляться в соответствии с установленными законодательством Российской Федерации федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.
4. Государственные языки республик - один из элементов конституционного статуса этих субъектов Российской Федерации, который определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики (статья 66, часть 1, Конституции Российской Федерации) и вместе с тем обусловлен федеративным устройством Российской Федерации, основанном на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (статья 5, часть 3, Конституции Российской Федерации).
В силу указанных принципов федеративного устройства и исходя из того, что Конституция Российской Федерации относит установление основ федеральной политики и федеральные программы в области культурного и национального развития Российской Федерации, в том числе основ государственной языковой политики и содействие развитию государственных языков республик, к ведению Российской Федерации (статья 71, пункты "б", "е"), федеральный законодатель вправе урегулировать принципиальные вопросы статуса государственных языков республик, затрагивающие интересы всей Российской Федерации и конституционные права и свободы граждан, а также определить общие принципы правового регулирования этих языков, к которым должны предъявляться особые требования по сравнению с иными языками, не имеющими статус государственных.
4.1. Использование (употребление) языка в качестве государственного в различных сферах государственной деятельности и в официальных отношениях предполагает его существование не только в словесной (устной), но и в письменной форме. Поэтому обязательным и важным компонентом правового статуса государственного языка является графическая основа его алфавита, т.е. системы знаков, употребляемых в письменности.
Установление той или иной графической основы алфавита государственного языка (кириллицы, латиницы или другой), как свидетельствует исторический опыт, обусловливается не только и не столько особенностями фонетики языка, сколько происходящими в обществе переменами социально-культурного и национально-исторического характера, а также интересами государства на разных этапах его развития, в том числе в сфере международных отношений. Соответственно, смена графической основы алфавита государственного языка должна осуществляться с учетом исторических и политических факторов, национальных и культурных традиций, быть научно обоснованной и отвечать общественным ожиданиям, что в конечном счете требует проявления суверенной воли государства.
4.2. Согласно пункту 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" в Российской Федерации алфавиты государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в составе Российской Федерации строятся на графической основе кириллицы; иные графические основы алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик могут устанавливаться федеральными законами.
Установив единую графическую основу алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик, федеральный законодатель прежде всего констатировал и легитимировал исторически сложившиеся в Российской Федерации реалии - существование и развитие языков народов России, получивших статус государственного языка, на графической основе кириллицы. Такое законодательное решение в настоящее время обеспечивает - в интересах сохранения государственного единства - гармонизацию и сбалансированное функционирование общефедерального языка и государственных языков республик, направлено на достижение их оптимального взаимодействия в рамках общего языкового пространства и не препятствует реализации гражданами Российской Федерации прав и свобод в языковой сфере, в том числе права на пользование родным языком.
Вместе с тем федеральный законодатель не исключил возможность изменения графической основы алфавитов государственных языков республик, употреблявшейся ими на момент принятия Конституции Российской Федерации. При этом он не вправе действовать произвольно, по своему усмотрению, - такое изменение допустимо, если только оно преследует конституционно значимые цели, отвечает историко-культурным, социальным и политическим реалиям, а также интересам многонационального народа Российской Федерации. Решение же этого вопроса республикой в одностороннем порядке, без учета вытекающих из Конституции Российской Федерации требований и гарантий в языковой сфере, могло бы привести не только к ослаблению федеративного единства, нарушению полномочий Российской Федерации в языковой сфере, но и к ограничению конституционных прав и свобод граждан, в том числе проживающих за пределами республики, для которых данный язык является родным, - на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества, на участие в культурной жизни, на доступ к культурным ценностям, многие из которых созданы на основе исторически сложившейся письменности.
4.3. Таким образом, положения пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" не противоречат Конституции Российской Федерации и согласуются с закрепленными ею принципами федеративного устройства, прежде всего принципом государственной целостности, а также конституционными требованиями, в силу которых основы федеральной политики в области культурного и национального развития Российской Федерации, в том числе государственная языковая политика, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина в языковой сфере, общие вопросы образования и культуры регулируются федеральными законами (статья 5, часть 3; статья 26, часть 2; статья 55, часть 3; статья 68, части 2 и 3; статья 71, пункты "в", "е"; статья 72, пункты "б", "е" части 1).
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79, 87, 100 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать содержащееся в пункте 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" (в редакции части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан "О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан") и пункте 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан "Об образовании" нормативное положение, устанавливающее, что татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах, не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в действующей системе нормативного регулирования оно предполагает, что изучение татарского языка должно осуществляться в соответствии с определенными законодательством Российской Федерации федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.
2. Признать положения пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" о строении алфавита государственных языков республик на графической основе кириллицы и возможности установления иных графических основ алфавитов данных языков федеральными законами не противоречащими Конституции Российской Федерации.
3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и официальных изданиях органов государственной власти Республики Татарстан. Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»