narcorik.ru



САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 59


ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 59

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 2 Права и свободы человека и гражданина
Статья 59

1. Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации.
2. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом.
3. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

2

Статья 59

1. Под защитой Отечества следует прежде всего понимать оборону страны, охрану ее суверенитета и безопасности, обеспечение целостности и неприкосновенности ее территории.

Термины "долг" и "обязанность" являются близкими по значению. Первый из них обозначает, что требования Конституции РФ носят не только юридический, но и глубоко нравственный характер, т.е. подчеркивается моральная обязанность перед Родиной, перед народом, перед своими близкими. В термин "обязанность" вкладывается юридический смысл: обязанность подкрепляется не только моральными требованиями, но и правовыми средствами в виде юридической ответственности за ее неисполнение или ненадлежащее исполнение.

2. Порядок военной службы регулируется Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе". На военную службу призываются граждане мужского пола от 18 до 27 лет, состоящие на воинском учете и не пребывающие в запасе; граждане в возрасте от 18 до 27 лет, окончившие высшие учебные заведения и зачисленные в запас с присвоением воинского звания. Срок службы для военнослужащих составляет 12 месяцев, для военнослужащих, имеющих воинское звание офицера, - 24 месяца.

3. Порядок прохождения альтернативной службы регулируется Законом РФ от 25 июля 2002 г. "Об альтернативной гражданской службе", вступившим в силу с 1 января 2004 г. Закон был принят в целях реализации конституционного права граждан РФ на замену военной службы альтернативной гражданской службой в случае, если несение военной службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию.

0

3

Статья 59

1. Защита Отечества - не только правовое, но прежде всего нравственное требование к каждому гражданину, моральный долг, всеобщая обязанность. Она направлена на защиту страны, ее населения, материальных и духовных ценностей. Защита Отечества выражается в обеспечении обороны страны и безопасности государства.

Оборона страны - это система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита России, целостности и неприкосновенности ее территории. Цели и государственная стратегия в данной области на современном этапе определены в Концепции национальной безопасности, утв. Указом Президента от 17 декабря 1997 г. (СЗ РФ. 1997. N 52. ст. 5909), и в Военной доктрине, утв. Указом Президента от 21 апреля 2000 г. (СЗ РФ. 2000. N 17. ст. 1852).

В целях обороны создаются Вооруженные Силы и устанавливается воинская обязанность граждан. Она является конкретным проявлением конституционного долга и обязанности по защите Отечества, но адресована законом определенным категориям граждан. Основной формой осуществления воинской обязанности является прохождение военной службы. Формой реализации этой обязанности может быть также прохождение альтернативной гражданской службы взамен военной, что установлено в ч. 3 комментируемой статьи. Граждане вправе исполнять конституционный долг по защите Отечества и путем добровольного поступления на военную службу по контракту.

2. Согласно п. "м" ст. 71 Конституции, оборона и безопасность относятся к ведению Федерации. Поэтому часть 2 комментируемой статьи предусматривает, что гражданин несет военную службу в соответствии именно с федеральным законом. В связи с этим противоречащими Конституции являлись положения конституций ряда республик об исполнении воинской обязанности на территории республики или вне ее на основе договорных обязательств республики (ст. 58 Конституции Республики Татарстан, в ред. от 31 мая 2000 г.), о несении гражданами республики военной службы в соответствии с законом республики и федеральным законом (ст. 68 Конституции Республики Башкортостан, в ред. от 3 ноября 2000 г.).

Основными актами, конкретизирующими конституционные положения о несении гражданами военной службы, являются законы: от 31 мая 1996 г. "Об обороне" (СЗ РФ. 1996. N 23. ст. 2750; с изм. и доп., действует в ред. от 3 июля 2006 г.), от 26 февраля 1997 г. "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" (СЗ РФ. 1997. N 9. ст. 1014; с изм. и доп., действует в ред. от 25 октября 2006 г.), от 28 марта 1998 г. "О воинской обязанности и военной службе" (СЗ РФ. 1998. N 13. ст. 1475; с изм. и доп., действует в ред. от 12 апреля 2007 г.), от 27 мая 1998 г. "О статусе военнослужащих" (СЗ РФ. 1998. N 22. ст. 2331; с изм. и доп., действует в ред. от 16 марта 2007 г.), а также Устав внутренней службы Вооруженных Сил, Дисциплинарный устав, Устав гарнизонной и караульной службы (утв. Указом Президента от 14 декабря 1993 г. N 2140//САПП РФ. 1993. N 51. ст. 4931; с изм. и доп., действует в ред. от 3 августа 2005 г.) и др.

Воинская обязанность российских граждан, как установлено законом, предусматривает: воинский учет, обязательную подготовку к военной службе, призыв на военную службу, ее прохождение, пребывание в запасе, призыв на военные сборы и их прохождение в период пребывания в запасе. Исполнение этой обязанности обеспечивается в пределах их полномочий: органами государственной власти, иными государственными органами и учреждениями, органами местного самоуправления, организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности и их должностными лицами. Постановлением Правительства от 31 декабря 1999 г. N 1441 утверждено Положение о подготовке граждан Российской Федерации к военной службе (СЗ РФ. 2000. N 2. ст. 225).

Статья 12 ФЗ "Об обороне" устанавливает, что комплектование Вооруженных Сил осуществляется в соответствии с законодательством: 1) военнослужащими - путем призыва граждан России на военную службу по экстерриториальному принципу и путем добровольного поступления российских, а также иностранных граждан на военную службу, т.е. по контракту; 2) гражданским персоналом. Норма об иностранных гражданах включена в военное законодательство Федеральным законом от 11 ноября 2003 г. N 141-ФЗ и предусматривает прохождение ими военной службы по контракту на воинских должностях, подлежащих замещению солдатами, матросами, сержантами и старшинами в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах (п. 2 ст. 2 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе").

Военная служба - особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами как в Вооруженных Силах, так и во внутренних войсках МВД, в войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях, Службе внешней разведки, органах ФСБ, федеральном органе специальной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ, воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также иностранными гражданами в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах. В данной сфере действуют, в частности, федеральные законы: от 3 апреля 1995 г. "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (в ред. от 25 июля 2002 г.), от 10 января 1996 г. "О внешней разведке" (в ред. от 14 февраля 2007 г.), от 6 января 1997 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" (в ред. от 27 июля 2006 г.) и др. Общее значение имеет Закон РФ от 5 марта 1992 г. "О безопасности" (в ред. от 2 марта 2007 г.).

По ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" призыву подлежат: а) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе; б) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, окончившие государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим специальностям негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера (п. 1 ст. 22). Указанное положение подпункта "б" п. 1 ст. 22 утрачивает силу с 1 января 2008 г., и применительно к названным в нем гражданам будут применяться несколько иные правила прохождения военной службы, о чем ниже.

На военную службу не призываются граждане, которые в соответствии с ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" освобождены от выполнения воинской обязанности, призыва на военную службу или которым предоставлена отсрочка от призыва на военную службу, а также граждане, не подлежащие призыву.

Освобождаются от призыва на военную службу граждане: признанные не годными или ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья; проходящие или прошедшие военную службу в РФ либо альтернативную гражданскую службу; прошедшие военную службу в другом государстве. Правом на освобождение от призыва обладают граждане, имеющие предусмотренную государственной системой аттестации ученую степень; являющиеся сыновьями (родными братьями):

- военнослужащих, проходивших военную службу по призыву и погибших (умерших) в связи с исполнением ими обязанностей военной службы, а также граждан, проходивших военные сборы и погибших (умерших) в связи с исполнением ими обязанностей военной службы в период прохождения военных сборов;

- граждан, умерших вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболевания, полученных в связи с исполнением ими обязанностей военной службы в период прохождения военной службы по призыву, после увольнения с военной службы либо после отчисления с военных сборов или их окончания.

Не подлежат призыву на военную службу граждане, отбывающие наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, ареста или лишения свободы; имеющие неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления; в отношение которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд.

Исчерпывающе определены в ст. 24 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" основания для отсрочки от призыва на военную службу. В связи с переходом с 1 января 2008 г. на одногодичный срок военной службы по призыву отменен и уточнен ряд отсрочек (ФЗ от 6 июля 2006 г. N 104-ФЗ).

Согласно новой редакции ст. 24, действующей с 1 января 2008 г., право на отсрочку от призыва имеют, в частности, учащиеся-очники, обучающиеся в:

- имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях среднего (полного) общего образования, - на время обучения, но до достижения указанными гражданами возраста 20 лет;

- имеющих государственную аккредитацию по соответствующим специальностям в образовательных учреждениях начального профессионального и среднего профессионального образования, если они до поступления в указанные образовательные учреждения не получили среднее (полное) общее образование, - на время обучения, но не свыше нормативных сроков освоения основных образовательных программ и до достижения указанными гражданами возраста 20 лет;

- имеющих такую же аккредитацию образовательных учреждениях среднего профессионального образования, если они до поступления в них получили среднее (полное) общее образование и достигают призывного возраста в последний год обучения, - на время обучения, но не свыше нормативных сроков освоения основных образовательных программ;

- имеющих такую же аккредитацию образовательных учреждениях высшего профессионального образования, - на время обучения, но не свыше нормативных сроков освоения основных образовательных программ.

В указанных случаях отсрочка от призыва предоставляется учащемуся, как правило, только один раз. При этом право на отсрочку от призыва сохраняется за гражданином:

- продолжающим непрерывное обучение по образовательной программе следующей ступени высшего профессионального образования в том же образовательном учреждении;

- получившим в период обучения академический отпуск, или перешедшим в том же образовательном учреждении на другую образовательную программу, или переведенным в образовательное учреждение того же уровня (при этом общий срок отсрочки от призыва не должен увеличиваться более чем на год);

- восстановившимся в том же образовательном учреждении (за исключением восстановившихся после отчисления за какие-либо нарушения или по другим неуважительным причинам), если срок отсрочки от призыва не увеличивается.

Право на отсрочку от призыва имеют также лица, получающие очно послевузовское профессиональное образование в имеющих государственную аккредитацию по соответствующим специальностям вузах или научных учреждениях, имеющих соответствующую лицензию, - на время обучения, но не свыше нормативных сроков освоения основных образовательных программ, установленных нормативными актами и (или) государственными образовательными стандартами, и на время защиты квалификационной работы, но не более одного года после завершения обучения по образовательной программе.

Право на отсрочку от призыва учащимся может быть дано и на основании указов Президента.

Конституционный Суд, рассматривая в Постановлении от 21 октября 1999 г. N 13-П (СЗ РФ. 1999. N 44. ст. 5383) запрос одного из районных судов, в котором утверждалось, что непредоставление законом права на отсрочку от призыва учащимся-очникам негосударственных образовательных учреждений высшего профессионального образования, не имеющих государственной аккредитации, нарушает принцип равноправия, гарантии реализации права на образование, требования ч. 3 ст. 55 Конституции, указал следующее. Решая задачу подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием, уровень которой отвечает государственным образовательным стандартам, с одной стороны, и в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства предусматривая укомплектование армии путем призыва на военную службу - с другой, законодатель вправе установить различный порядок исполнения воинской обязанности для обучающихся в вузах. При этом студентам-очникам негосударственных образовательных учреждений, не имеющих государственной аккредитации, гарантируется после увольнения с военной службы продолжение образования. Тем самым обеспечивается как реализация всеми гражданами, подлежащими призыву (как имеющими, так и не имеющими права на отсрочку), права на образование, так и исполнение ими обязанности по несению военной службы - хотя и в различном порядке. Не усмотрел Конституционный Суд также нарушения принципа равенства перед законом и равенства прав, ибо оспариваемое положение имеет обязательный характер в отношении всех граждан, на которых распространяется. Оно предполагает равенство возможностей, в том числе в выборе вуза.

Отсрочка от призыва предоставляется и некоторым другим категориям граждан, в частности признанным временно не годными к военной службе по состоянию здоровья, - на срок до одного года. С 1 января 2008 г. в новой редакции действуют положения об отсрочке гражданам:

- занятым постоянным уходом за отцом, матерью, женой, родным братом или сестрой, дедушкой, бабушкой или усыновителем, если отсутствуют другие лица, обязанные по закону содержать указанных граждан, а также при условии, что последние не находятся на полном государственном обеспечении и нуждаются по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе (помощи, надзоре);

- имеющим ребенка и воспитывающим его, или двух и более детей, или ребенка-инвалида в возрасте до 3 лет либо ребенка и жену, срок беременности которой составляет не менее 26 недель;

- поступившим на службу в органы внутренних дел, Государственную противопожарную службу, учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенные органы РФ непосредственно по окончании вузов указанных органов и учреждений при наличии у них специальных званий - на время службы в этих органах и учреждениях.

Новой, действующей с 1 января 2008 г. является отсрочка гражданам, являющимся опекуном и попечителем несовершеннолетнего родного брата или сестры при отсутствии других лиц, обязанных по закону содержать указанных граждан. Сохраняется отсрочка от призыва депутатам органов публичной власти и глав муниципальных образований, если они осуществляют свои полномочия на постоянной основе, - на срок полномочий. По некоторым основаниям предоставляется отсрочка гражданам, зачисленным в запас с присвоением военного звания офицера.

В то же время с 1 января 2008 г. отменяются отсрочки от призыва гражданам:

- занятым постоянным уходом за отцом, матерью, другими близкими родственниками, являющимися инвалидами первой или второй группы, пожилыми (женщины старше 55 лет, мужчины - 60 лет) или не достигшими 18 лет;

- мать (отец) которых кроме них имеет двух и более детей в возрасте до 8 лет или инвалида с детства и воспитывает их без мужа (жены);

- поступившим на работу по специальности непосредственно по окончании вуза на условиях полного рабочего дня в государственные организации, перечень которых определяется Правительством, - на время этой работы.

В 2006 г. внесены существенные изменения, касающиеся сроков военной службы. С 1 января 2008 г. этот срок составляет 12 месяцев. В переходный период срок военной службы по призыву регламентируется дифференцированно. Для военнослужащих, не имеющих воинского звания офицера и призванных на военную службу до 1 января 2007 г., срок - 24 месяца; для призванных с 1 января по 31 декабря 2007 г. - 18 месяцев. Данные положения не распространяются на военнослужащих, окончивших государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим специальностям негосударственные вузы, не имеющих воинского звания офицера и призванных на военную службу до 1 января 2008 г.; срок их военной службы - 12 месяцев. Для военнослужащих, имеющих воинское звание офицера и призванных на военную службу до 1 января 2008 г., ее срок - 24 месяца.

Что касается женщин, то они ставятся на воинский учет после приобретения ими военно-учетной специальности и могут поступить на военную службу по контракту.

Призыв граждан на военную службу осуществляется на основании указов Президента два раза в год - с 1 апреля по 30 июня (по 15 июля - с 1 января 2008 г.) и с 1 октября по 31 декабря. Несколько иные сроки призыва установлены для граждан, проживающих в отдельных районах Крайнего Севера или отдельных местностях, приравненных к районам Крайнего Севера; проживающих в сельской местности и непосредственно занятых на посевных и уборочных работах; являющихся педагогическими работниками.

В последние годы заметно увеличилось число молодых людей, уклоняющихся от прохождения военной и альтернативной гражданской службы, что создает серьезные проблемы с комплектованием армии. За это установлена уголовная ответственность (ст. 328 УК). Граждане и должностные лица могут быть привлечены также к административной ответственности за нарушение правил воинского учета, неявку по вызову в военкомат и др. (гл. 21 КоАП). Конечно, не только и не столько правовыми средствами, мерами юридической ответственности можно решить те сложные проблемы, которые возникли в последние годы в Вооруженных Силах, но и они необходимы.

Комплектованию армии на добровольной основе служит предусмотренное законами "Об обороне" (ст. 12), "О воинской обязанности и военной службе" (ст. 2, 32-34.1, 38, 60) право поступления граждан на военную службу по контракту. Первый такой контракт вправе заключать российские граждане в возрасте от 18 до 40 лет, иностранные граждане от 18 до 30 лет. Срок первого контракта - 3-5 лет. Контракт заключается в письменной форме между гражданином (иностранным гражданином) и от имени Российской Федерации - Министерством обороны (или другим федеральным органом, в котором законом предусмотрена военная служба) в порядке, определяемом Положением о порядке прохождения военной службы. Отказ в заключении контракта может быть обжалован в вышестоящий орган, прокуратуру или суд.

Главным актом, определяющим правовое положение военнослужащих, является ФЗ от 27 мая 1998 г. "О статусе военнослужащих" (в ред. от 16 марта 2007 г.). Он определяет в соответствии с Конституцией права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих, определяет основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. Статус военнослужащих, проходящих военную службу на территории других государств, а также направленных в вооруженные силы других государств в порядке военного сотрудничества, определяется также в соответствии с международными договорами РФ. Особенности статуса военнослужащих в военное время, в период мобилизации, в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах устанавливаются федеральными законами о военном положении, о мобилизации, о чрезвычайном положении и др.

Военнослужащим гарантируется широкий круг прав и свобод. Вместе с тем законодательными актами устанавливаются ограничения некоторых общегражданских прав и свобод, что обусловлено особенностями военной службы. Так, право на свободу передвижения реализуется военнослужащими с учетом необходимости поддержания ими боевой готовности воинских частей и обеспечения своевременности прибытия к месту военной службы. Военнослужащие вправе состоять в общественных, в том числе религиозных, объединениях, не преследующих политические цели. Создание в воинских частях религиозных объединений не допускается, но военнослужащие могут отправлять религиозные обряды на территории воинской части с разрешения командира, вправе в свободное от военной службы время участвовать как частные лица в богослужениях и религиозных церемониях, но не вправе отказываться от исполнения обязанностей военной службы по мотивам отношения к религии. Запрещено участие военнослужащих в забастовках, иное прекращение исполнения обязанностей военной службы как средство урегулирования связанных с ее прохождением вопросов. Эти и им подобные ограничения не противоречат основаниям ограничения прав и свобод, закрепленным в ч. 3 ст. 55 Конституции.

Обязанности военнослужащих определяются существом воинского долга: защита государственного суверенитета и территориальной целостности страны, обеспечение безопасности государства, отражение вооруженного нападения, а также выполнение задач в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации. Обязанности военнослужащих и порядок их выполнения устанавливают законодательные акты, воинские уставы и другие федеральные нормативные документы.

ФЗ "О статусе военнослужащих" гарантирует право военнослужащих на защиту их прав и законных интересов, в том числе право на судебную защиту. В соответствии со ст. 4 Закона от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"; с изм. и доп. от 14 декабря 1995 г. (Ведомости РФ. 1993. N 19. ст. 685; СЗ РФ. 1995. N 51. ст. 4970), военнослужащие вправе обжаловать в военный суд действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц, нарушивших их права и свободы. Исходя из смысла этой нормы, как было разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан" (в ред. от 24 апреля 2002 г.), в военный суд могут быть обжалованы также действия и решения лиц, не состоящих на военной службе, но правомочных по занимаемой в органах военного управления должности принимать решения, касающиеся прав и свобод военнослужащих. Суды общей юрисдикции призваны защищать права военнослужащих и в других случаях.

Государству и самой армии в ходе военной реформы предстоит, конечно, еще многое сделать в обеспечении прав военнослужащих, их правовой защищенности. Это касается: охраны жизни, здоровья и достоинства личности военнослужащих; полной реализации их льгот и преимуществ, установленных законами в связи с тяготами военной службы; более четкого определения и гарантирования правового статуса военнослужащих, направляемых в "горячие точки".

3. Условия и порядок замены военной службы на альтернативную гражданскую службу, что предусмотрено в ч. 3 комментируемой статьи, регламентируются ФЗ от 25 июля 2002 г. "Об альтернативной гражданской службе" (СЗ РФ. 2002. N 30. ст. 3030; с изм. и доп., действует в ред. от 6 июля 2006 г.)

Институт альтернативной службы не является новым для российского законодательства. Еще в 1919 г. декретом СНК РСФСР было признано право верующих на замену военной службы по решению суда на иную общеполезную работу. Аналогично решался вопрос и в законодательстве СССР до принятия в 1939 г. нового закона о всеобщей воинской обязанности. Но он уже не сохранил названный институт.

Замена военной службы альтернативной гражданской, или службой без оружия, по религиозным, политическим или этическим мотивам признают во многих странах. При этом устанавливают более продолжительный по сравнению с действительной военной службой срок; лишение многих льгот, предоставляемых военнослужащим; выполнение наиболее трудоемких и непрестижных работ, например в психиатрических лечебницах, домах престарелых, службах социальной помощи больным, инвалидам и пенсионерам, на вспомогательных должностях в пожарной охране и т.п. В п. "с" ч. 3 ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах специально оговорено, что какая бы то ни было служба, предусматриваемая законом для лиц, отказывающихся от военной службы по политическим или религиозно-этическим мотивам, не относится к принудительному или обязательному труду, принуждение к которому запрещается Пактом.

Часть 3 анализируемой статьи, регламентируя альтернативную гражданскую службу, признает право гражданина на нее в случае, если его убеждениям (например, пацифистским) или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях.

Отсутствие длительное время законодательной конкретизации данного права препятствовало его осуществлению гражданами, прежде всего в упомянутых "иных случаях". В то же время Конституционный Суд, интерпретируя в Определении от 22 мая 1996 г. N 63-О норму ч. 3 ст. 59 Конституции, указал, что закрепленное в ней и не нуждающееся в конкретизации право граждан, чьим убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, на замену ее альтернативной гражданской службой, как и все другие права и свободы человека и гражданина, является непосредственно действующим (ст. 18 Конституции) и должно обеспечиваться независимо от того, принят или не принят соответствующий федеральный закон. Был сделан важный практический вывод: стремление гражданина реализовать свое конституционное право не запрещенными законом способами во всяком случае не может служить основанием для возбуждения против него уголовного или иного преследования (см.: Конституционный Суд РФ. Постановления. Определения. 1992-1996. М., 1997. С. 501-503). Развивая данную правовую позицию, Конституционный Суд в Постановлении от 23 ноября 1999 г. N 16-П (СЗ РФ. 1999. N 51. ст. 6363), касающемся положений ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", отметил, что рассматриваемое конституционное право является именно индивидуальным правом, т.е. связанным со свободой вероисповедания в ее индивидуальном, а не коллективном аспекте, а значит, должно обеспечиваться независимо от того, состоит гражданин в какой-либо религиозной организации или нет.

Статья 2 ФЗ от 25 июля 2002 г., конкретизируя рассматриваемое конституционное право, определяет, что гражданин имеет право на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой в случае, если несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию; он относится к коренному малочисленному народу, ведет традиционный образ жизни, осуществляет традиционное хозяйствование и занимается традиционными промыслами.

В 2006 г. по-новому был определен срок альтернативной гражданской службы. Он в 1,75 раза превышает срок военной службы по призыву. Для граждан, направленных для ее прохождения до 1 января 2007 г., этот срок - 42 месяца, направленных для ее прохождения с 1 января по 31 декабря 2007 г., - 31,5 месяца. Данные положения не распространяются на граждан, окончивших государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим специальностям негосударственные вузы и направленных для прохождения указанной службы до 1 января 2008 г.; ее срок для таких граждан - 21 месяц. Такой же срок распространяется на граждан, направленных для прохождения альтернативной гражданской службы после 1 января 2008 г.

Несколько по-иному решается вопрос о сроках альтернативной гражданской службы для граждан, проходящих ее в организациях Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов. Этот срок превышает срок военной службы по призыву в 1,5 раза и составляет для аналогичных приведенным выше групп граждан соответственно 36, 27 и 18 месяцев (ст. 5 ФЗ от 25 июля 2002 г.).

Статья 11 названного ФЗ предусматривает, что граждане, изъявившие желание заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой, должны обосновать, что несение военной службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию. При этом установлены сроки, до которых необходимо подать соответствующее заявление в военный комиссариат в зависимости от того, когда гражданин должен быть призван на военную службу - весной или осенью. Нарушение срока подачи заявления может стать основанием для отказа в его удовлетворении.

Конституционный Суд в Определении от 17 октября 2006 г. N 447-О (СЗ РФ. 2007. N 2. ст. 409). Указывал: исходя из того что право на замену военной службы альтернативной гражданской службой является непосредственно действующим, федеральный законодатель не вправе ограничивать процедурными нормами, принятыми в целях рационализации деятельности государственных органов, свободу совести и вероисповедания и связанное с ней право на альтернативную службу. Статья 11 ФЗ "Об альтернативной гражданской службе", по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего законодательства, закрепляющая обязанность гражданина довести до сведения призывной комиссии, иного уполномоченного органа, а также суда доводы о наличии у него убеждений и вероисповедания, которые противоречат несению военной службы, не может рассматриваться как устанавливающая такие сроки обращения гражданина с заявлением о замете военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, которые в случае их пропуска по уважительным причинам не могли быть восстановлены судом или иным правоприменительным органом.

Согласно ст. 15 ФЗ от 5 июля 2002 г., решение призывной комиссии от отказе в замене военной службы по призыву на альтернативную гражданскую службу может быть обжаловано гражданином в суд. В случае обжалования указанного решения его выполнение приостанавливается до вступления в законную силу решения суда.

Альтернативная гражданская служба проходит, как правило, за пределами территории субъекта Федерации, в котором гражданин постоянно проживает. Исключение может быть сделано лишь при невозможности направления гражданина для прохождения указанной службы за пределы территории этого субъекта Федерации.

ФЗ подробно регламентирует организацию направления граждан на альтернативную гражданскую службу и порядок ее прохождения, права, обязанности и ответственность граждан, проходящих данную службу, в том числе предоставляемые им социальные гарантии и компенсации, условия и оплату труда, социальное страхование и пенсионное обеспечение, а также основания и порядок увольнения с альтернативной гражданской службы.

0

4

Статья 59

1. Часть первая комментируемой статьи устанавливает обязанность по защите Российской Федерации. Формулировка указанной нормы характерна двумя особенностями. Во-первых, Конституция РФ указывает на "долг и обязанность", имея в виду не только юридический, но и моральный аспект рассматриваемой обязанности. Во-вторых, Конституция РФ говорит об обязанности гражданина РФ защищать Отечество, опять-таки подчеркивая особый моральный характер данной юридической обязанности. При этом, в отличие от иных конституционных норм, данная норма обращена только к гражданам России.

Законодательство РФ вместо термина "защита" использует термин "оборона", понимая под ней систему политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженную защиту Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории*(279).

2. Часть вторая комментируемой статьи устанавливает обязанность гражданина России нести военную службу. Порядок несения службы определяется федеральным законом. Таким образом, Конституции России не противоречит ни существующие положения об обязательной службе по призыву, ни введение добровольной военной службы по контракту с последующей отменой службы по призыву.

Федеральный закон, о котором упоминает Конституция РФ, - это Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"*(280). Помимо непосредственно военной службы закон включает в содержание воинской обязанности воинский учет, обязательную подготовку к военной службе, пребывание в запасе, призыв на военные сборы и прохождение военных сборов в период пребывания в запасе.

Закон определяет военную службу как особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, а также во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки РФ, органах федеральной службы безопасности, федеральном органе специальной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ, воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также иностранными гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах.

Срок военной службы устанавливается в зависимости от статуса призывника: с 1 января 2008 г. - 12 месяцев.

Призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе. На военную службу не призываются граждане, которые освобождены от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу, граждане, которым предоставлена отсрочка от призыва на военную службу, а также граждане, не подлежащие призыву на военную службу. Военная служба по призыву осуществляется по экстерриториальному принципу - в ином субъекте РФ по отношению к тому, где проживает призывник. Это еще более усложняет прохождение такого вида военной службы.

Таким образом, в России установлена обязательная военная служба по призыву мужчин - граждан Российской Федерации. При этом граждане РФ (включая женщин) и иностранные граждане вправе добровольно проходить военную службу по контракту. При этом военная служба по призыву является основным способом комплектования Вооруженных Сил РФ, хотя в последние время предпринимаются меры у увеличению числа военнослужащих по контракту и сокращению продолжительности военной службы по призыву.

3. Часть третья комментируемой статьи устанавливает исключения из круга лиц, на которых может быть возложена обязанность несения военной службы.

Перечень таких возможных исключений уставлен Конституцией РФ открытым. Прямо упомянуты только граждане РФ, для которых несение военной службы противоречит убеждениям или вероисповеданию. Иные случаи могут предусматриваться в федеральных законах. Так, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 113-ФЗ "Об альтернативной гражданской службе" закрепляет, что право на замену военной службы альтернативной предоставляется также, если гражданин относится к коренному малочисленному народу, ведет традиционный образ жизни, осуществляет традиционное хозяйствование и занимается традиционными промыслами*(281).

Отметим, что норма, установленная частью третьей комментируемой статьи, имеет смысл только в случае наличия в законодательстве России обязанности несения военной службы по призыву. Если поступление на военную службу будет когда-либо осуществляться исключительно в добровольном порядке по контракту, необходимость в альтернативной гражданской службе отпадет.

Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 113-ФЗ определяет альтернативную гражданскую службу как особый вид трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемой гражданами взамен военной службы по призыву. Данный Закон, прямо предусмотренный частью третьей комментируемой статьи, принимался с большим трудом и вступил в силу только с 1 января 2004 г. Многие недостатки этого Закона обусловлены именно сложностями его принятия.

0

5

Статья 59

     1. Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской
Федерации.
     2. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии
с федеральным законом.

См. Закон РФ от 11 февраля 1993 г. N 4455-1 "О воинской обязанности и военной
службе"

     3. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию
противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным
законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

     Комментарий к статье 59

     1. Защита своего Отечества не только правовое, но прежде всего нравственное
требование к каждому гражданину, моральный долг, всеобщая обязанность. Она
направлена на защиту страны, ее населения, материальных и духовных ценностей,
территориальной целостности и суверенитета. Защита Отечества выражается в
обеспечении обороны страны и безопасности государства.
     Оборона страны обеспечивается мерами различного характера - политическими,
экономическими, военными, социальными, правовыми и иными. Для обороны с применением
средств вооруженной борьбы создаются Вооруженные Силы и устанавливается воинская
обязанность граждан. Она является конкретным проявлением всеобщей конституционной
обязанности защиты Отечества, но адресована определенным законом категориям
граждан. Основной формой осуществления воинской обязанности является прохождение
военной службы. Формой реализации этой обязанности может быть также прохождение
альтернативной гражданской службы взамен военной, что установлено ч. 3 комментируемой
статьи.

     2. Согласно п. "м" ст. 71 Конституции Российской Федерации оборона и
безопасность относятся к ведению Федерации. Поэтому ч. 2 комментируемой статьи
предусматривает, что гражданин несет военную службу в соответствии именно
с федеральным законом. В связи с этим противоречащими Конституции Российской
Федерации являются положения конституций ряда республик о наличии Вооруженных
Сил республики (ст. 56, п. 6, 8 ст. 73 Конституции Чеченской Республики 1992
г.), об определении органами республики порядка образования территориальных
воинских и иных формирований, дислокации на территории республики воинских
формирований, регулировании действий военных формирований (ст. 70 Конституции
Республики Саха (Якутия), п. 17 ст. 73 Конституции Республики Тыва), об исполнении
воинской обязанности на территории республики или вне ее на основе договорных
обязательств республики (ст. 58 Конституции Республики Татарстан) и др.
     Основными актами, конкретизирующими конституционные положения о несении
гражданами военной службы, являются законы от 31 мая 1996 г. "Об обороне"
(Российская газета, 6 июня 1996 г.), от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих"
(ВВС, 1993, N 6, ст. 188, СЗ РФ, 1995, N 21, ст. 1923; N 48, ст. 4560), от
11 февраля 1993 г. "О воинской обязанности и военной службе" (ВВС, 1993, N
9, ст. 325, СЗ РФ, 1995, N 18, ст. 1597), а также Устав внутренней службы
Вооруженных Сил Российской Федерации, Дисциплинарный устав, Устав гарнизонной
и караульной службы, утвержденные Указом Президента Российской Федерации от
14 декабря 1993 г. N 2140 (САПП, 1993, N 51, ст. 4931) и др.
     Воинская обязанность российских граждан, как установлено законом, предусматривает
воинский учет, подготовку к военной службе, поступление на военную службу,
ее прохождение, пребывание в запасе (резерве), военное обучение в военное
время. Исполнение этой обязанности обеспечивается в пределах их полномочий
представительными и исполнительными органами государственной власти, органами
местного самоуправления, должностными лицами предприятий, учреждений и организаций
независимо от ведомственной подчиненности и форм собственности, а при необходимости
и судебными органами.
     Статья 12 Федерального закона "Об обороне" устанавливает, что комплектование
Вооруженных Сил осуществляется в соответствии с законодательством: 1) военнослужащими
- путем призыва граждан Российской Федерации на военную службу по экстерриториальному
принципу и путем добровольного поступления граждан Российской Федерации на
военную службу; 2) гражданским персоналом - путем добровольного поступления
на работу.
     Комплектование Вооруженных Сил военнослужащими на добровольной основе
- по контракту - при создании необходимых материально-технических и организационных
условий может привести в перспективе к формированию профессиональной армии.
На это ориентирует, исходя из основных направлений военной реформы, Указ Президента
Российской Федерации от 16 мая 1996 г. "О переходе к комплектованию должностей
рядового и сержантского состава Вооруженных Сил и других войск Российской
Федерации на профессиональной основе" (Российская газета, 18 мая 1996 г.).
Согласно Указу с весны 2000 г. должен быть отменен призыв на военную службу,
и армия будет формироваться исключительно на основе добровольного приема граждан
на военную службу по контракту. Однако пока основным средством остается комплектование
Вооруженных Сил на основе призыва.
     Военной службой является служба не только в Вооруженных Силах, но и в
других войсках - пограничных, внутренних, железнодорожных, гражданской обороны,
Федерального агентства правительственной связи и информации, а также в органах
безопасности и внешней разведки. Особенности прохождения военной службы в
этих войсках и органах регулируются в законах о них, например в федеральных
законах от 3 апреля 1995 г. "Об органах федеральной службы безопасности в
Российской Федерации", от 5 августа 1995 г. "О железнодорожных войсках Российской
Федерации", от 10 января 1996 г. "О внешней разведке" (СЗ РФ, 1995, N 15,
ст. 1269; N 32, ст. 3202; 1996, N 3, ст. 143). Общее значение имеет Закон
Российской Федерации от 5 марта 1992 г. "О безопасности" (ВВС, 1992, N 15,
ст. 769).
     По Закону "О воинской обязанности и военной службе" призыву подлежат
граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные
состоять на воинском учете, не имеющие права на освобождение или отсрочку
от призыва. Основания освобождения и отсрочки от призыва исчерпывающе определены
данным Законом (ст. 20, 21).
     Право на получение отсрочки имеют, согласно этому Закону, в частности,
учащиеся дневных отделений образовательных учреждений на период обучения (п.
"б" ч. 2 ст. 21). На практике возник вопрос, распространяется ли это право
на обучающихся в негосударственных образовательных учреждениях? Названный
Закон в ст. 21 прямо на него не отвечает. Постановлением Верховного Совета
Российской Федерации от 19 мая 1993 г. "О некоторых мерах, связанных с исполнением
Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе"" (ВВС,
1993, N 24, ст. 859) установлено, что при применении п. "б" ч. 2 ст. 21 этого
Закона под образовательными учреждениями по смыслу Закона понимаются только
те, которые имеют государственную аккредитацию. Тем самым законодатель дал
толкование принятого им закона, что входит в его компетенцию. Этим руководствуются
на практике и суды, другие государственные органы, рассматривая заявления
и жалобы, касающиеся отсрочки от призыва. Правом на такую отсрочку для получения
профессионального образования можно воспользоваться только один раз.
     В соответствии со своим полномочием, предусмотренным п. "з" ч. 1 ст.
21 Закона "О воинской обязанности и военной службе", и в целях сохранения
научного потенциала Российской академии наук Президент Российской Федерации
издал 25 января 1996 г. Указ "О предоставлении отсрочки от призыва на военную
службу отдельным представителям талантливой молодежи" (СЗ РФ, 1996, N 5, ст.
460). Он распространяется на выпускников (до 500 человек ежегодно) государственных
образовательных учреждений высшего профессионального образования, поступивших
непосредственно по окончании образовательного учреждения на работу на условиях
полного рабочего дня по специальности в научные учреждения РАН, на период
работы в этих учреждениях.
     От воинской обязанности освобождаются граждане мужского пола моложе 16
лет и старше 60 лет, а также негодные к военной службе по состоянию здоровья.
Что касается женщин, то они ставятся на воинский учет после приобретения ими
военно-учетной специальности и могут поступить на военную службу по контракту.
     Призыв граждан на военную службу осуществляется на основании указов Президента
Российской Федерации два раза в год - весной и осенью. Сроки военной службы
уточнены по сравнению с первоначально установленными Законом. Согласно внесенным
в него изменениям и дополнениям от 29 апреля 1995 г. срок военной службы для
проходящих ее по призыву - 24 месяца; для имеющих высшее образование и проходящих
военную службу по призыву - 12 месяцев.
     В последние годы заметно увеличилось число молодых людей, уклоняющихся
от учебных сборов и воинского учета, от военной службы, что создает серьезные
проблемы с комплектованием армии. За это установлена уголовная ответственность
(ст. 80, 81, 198-1 УК). Граждане и должностные лица могут быть привлечены
также к административной ответственности за нарушение правил воинского учета
(ст. 190-1-190-6, 191, 192 КоАП). Конечно, не только и не столько правовыми
средствами, мерами юридической ответственности можно решить те сложные проблемы,
которые возникли в последние годы в Вооруженных Силах, но и они необходимы.
     Комплектованию армии на добровольной основе служит предусмотренное законами
"Об обороне" (ст. 12), "О воинской обязанности и военной службе" (ст. 19,
30-34, 60) право поступления граждан на военную службу по контракту. Первый
такой контракт вправе заключать граждане мужского пола в возрасте от 18 до
40 лет и граждане женского пола в возрасте от 20 до 40 лет. Срок контракта
обычно - 3, 5 или 10 лет. Контракт заключается в письменной форме между гражданином
и Министерством обороны (другим министерством, ведомством, в котором законом
предусмотрена военная служба) в порядке, определяемом Положением о порядке
прохождения военной службы. Отказ министерства, ведомства в заключении контракта
может быть обжалован в суд.
     Главным актом, определяющим правовое положение военнослужащих, является
Закон Российской Федерации от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих"
(с изменениями и дополнениями от 24 ноября 1995 г.). Он устанавливает права,
обязанности и ответственность военнослужащих, определяет основы государственной
политики по правовой и социальной защите военнослужащих, граждан, уволенных
с военной службы, и членов их семей. Статус военнослужащих, проходящих военную
службу на территории других государств, определяется также в соответствии
с международными договорами Российской Федерации. Особенности статуса военнослужащих
в военное время и в условиях чрезвычайного положения устанавливаются федеральными
законами о военном положении, о мобилизации и о чрезвычайном положении.
     Военнослужащим гарантируется широкий круг прав и свобод. Вместе с тем
законодательными актами устанавливаются ограничения некоторых общегражданских
прав и свобод, что обусловлено особенностями военной службы. Так, право на
свободу передвижения реализуется военнослужащими с учетом необходимости поддержания
боевой готовности воинских частей и обеспечения своевременности прибытия военнослужащих
к месту службы. Военнослужащие вправе состоять в общественных объединениях,
не преследующих политические цели. Не допускается создание в воинских частях
религиозных объединений, но военнослужащие вправе в свободное от службы время
участвовать как частные лица в богослужениях и религиозных церемониях. Запрещено
участие военнослужащих в забастовках. Эти и им подобные ограничения не противоречат
основаниям ограничения прав и свобод, закрепленным в ч. 3 ст. 55 Конституции.
     Обязанности военнослужащих определяются существом воинского долга - защита
государственного суверенитета и территориальной целостности страны, обеспечение
безопасности государства, отражение вооруженного нападения, а также выполнение
задач в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации.
Обязанности военнослужащих и порядок их выполнения устанавливаются законодательными
актами, воинскими уставами и другими нормативными документами.
     Закон "О статусе военнослужащих" гарантирует право военнослужащих на
защиту их прав и законных интересов, в том числе право на судебную защиту.
В соответствии со ст. 4 Закона от 27 апреля 1993 г."Об обжаловании в суд действий
и решений, нарушающих права и свободы граждан" (ВВС, 1993, N 19, ст. 685)
военнослужащие вправе обжаловать в военный суд действия и решения органов
военного управления и воинских должностных лиц, нарушающих их права и свободы.
Исходя из смысла этой нормы, как было разъяснено в постановлении Пленума Верховного
Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. "О рассмотрении судами жалоб
на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан" (БВС, 1994,
N 3, с. 4), в военный суд могут быть обжалованы также действия и решения лиц,
не состоящих на военной службе, но правомочных по занимаемой в органах военного
управления должности принимать решения, касающиеся прав и свобод военнослужащих.
Граждане, уволенные с военной службы, вправе обжаловать действия и решения
органов военного управления и воинских должностных лиц, нарушивших их права
и свободы во время прохождения ими военной службы, по своему усмотрению в
народный или военный суд.
     Суды общей юрисдикции призваны защищать права военнослужащих и в других
случаях. Так, определением судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
от 20 апреля 1995 г. была подтверждена правильность решения Мурманского областного
суда, принятого по протесту прокурора области, о признании незаконным указания
руководства "Мурманскавтотранса", нарушившего право военнослужащих на бесплатный
проезд на общественном транспорте, предусмотренное ст. 20 Закона "О статусе
военнослужащих" (БВС, 1995, N 8, с. 7).
     Государству и самой армии в ходе военной реформы предстоит, конечно,
еще многое сделать в обеспечении прав военнослужащих, их правовой защищенности.
Это касается охраны жизни, здоровья и достоинства личности военнослужащих;
полной реализации их льгот и преимуществ, установленных законами в связи с
тяготами военной службы; более четкого определения правового статуса военнослужащих,
направляемых в "горячие точки". Конкретным шагом в этом направлении является,
в частности, принятие Указа Президента Российской Федерации от 16 мая 1996
г. "О порядке направления военнослужащих срочной службы по призыву для выполнения
задач в условиях вооруженных конфликтов и для участия в боевых действиях",
которым предусмотрено использование военнослужащих в указанных целях исключительно
на добровольной основе - по контракту, а также Указов Президента Российской
Федерации от 28 мая 1996 г. "О дополнительных мерах социальной защиты военнослужащих,
проходящих военную службу по призыву", от 12 июня 1996 г. "О правах и льготах
военнослужащих, выполняющих (выполнявших) задачи в условиях вооруженного конфликта
в Чеченской Республике" (Российская газета, 18 и 31 мая, 15 июня 1996 г.).

     3. Условия и порядок замены военной службы на альтернативную гражданскую
службу, что предусмотрено ч. 3 комментируемой статьи, должны быть определены
федеральным законом. Такого закона пока нет. Его неотложное принятие вытекает
не только из Конституции, но и из тех обязательств-рекомендаций, которым должна
следовать Россия, вступив в Совет Европы.
     Институт альтернативной службы не является новым для российского законодательства.
Еще в 1919 г. декретом СНК РСФСР было признано право верующих на замену военной
службы по решению суда на иную общеполезную работу. Аналогично решался вопрос
и в законодательстве СССР до принятия в 1939 г. нового закона о всеобщей воинской
обязанности. Но он уже не сохранил названный институт.
     Замена военной службы альтернативной гражданской или службой без оружия
по религиозным, политическим или этическим мотивам признается во многих странах.
При этом предусматривается более продолжительный по сравнению с действительной
военной службой срок, лишение многих льгот, предоставляемых военнослужащим,
выполнение наиболее трудоемких и непрестижных работ, например в психиатрических
лечебницах, домах престарелых, службах социальной помощи больным, инвалидам
и пенсионерам, на вспомогательных должностях в пожарной охране и т.п. В п.
"с" ч. 3 ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах специально
оговаривается, что какая бы то ни было служба, предусматриваемая законом для
лиц, отказывающихся от военной службы по политическим или религиозно-этическим
мотивам, не относится к принудительному или обязательному труду, принуждение
к которому запрещается Пактом.
     Часть 3 ст. 59 Конституции регламентирует альтернативную службу в самом
общем виде, признавая право гражданина на нее в случае, если его убеждениям
(например, пацифистским) или вероисповеданию противоречит несение военной
службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях.
     Отсутствие такого закона затрудняет осуществление данного права. Однако,
являясь в силу ст. 18 Конституции непосредственно действующим, оно может быть
реализовано и до принятия этого закона. Призывные комиссии обычно отказывают
призывникам в замене военной службы на альтернативную. Поскольку такой отказ
противоречит конституционному положению, он может быть обжалован в суд. Как
показывает практика, суды, как правило, удовлетворяют такие жалобы, применяя
непосредственно ч. 3 ст. 59 Конституции.

0

6

Статья 59

     1. Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской
Федерации.
     2. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии
с федеральным законом.
     3. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию
противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным
законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

     Комментарий к статье 59

     Гражданин Российской Федерации в соответствии с федеральным законом обязан
защищать свое Отечество.
     Статья 12 Закона РФ об обороне от 24 сентября 1992 г. <69> гласит, что
комплектование Вооруженных Сил Российской Федерации осуществляется в добровольном
порядке - по контракту, а также на основе призыва граждан Российской Федерации
на военную службу по экстерриториальному принципу.
     Реализация воинской обязанности граждан Российской Федерации предусматривает
организацию воинского учета, подготовки к военной службе, поступление на нее
и ее прохождение, пребывание в запасе (резерве), военное обучение в военное
время.
     Исполнение воинской обязанности гражданами обеспечивается органами государственной
власти, органами местного самоуправления, должностными лицами предприятий,
учреждений, организаций в пределах их полномочий, предусмотренных законодательством
Российской Федерации.
     Закон РФ о воинской обязанности и военной службе от 11 февраля 1993 г.
<70> устанавливает обязанности местной администрации и ее органов, судов,
должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, связанные с исполнением
гражданами воинской обязанности.
     Законом предусматривается обеспечение мероприятий, связанных с исполнением
воинской обязанности гражданами, не являющимися военнослужащими, материальное
обеспечение гражданина, не являющегося военнослужащим, связанное с исполнением
воинской обязанности. Статья 6 Закона установила ответственность гражданина,
не являющегося военнослужащим, и должностного лица за нарушение законодательства
Российской Федерации о воинской обязанности.
     Законодательство Российской Федерации о воинской обязанности и военной
службе предусматривает возможность поступления граждан на военную службу по
контракту. Первый контракт о прохождении военной службы вправе заключать граждане
мужского пола в возрасте от 18 до 40 лет и граждане женского пола в возрасте
от 20 до 40 лет.
     В соответствии со ст. 30 Закона от 11 февраля 1993 г. контракт о прохождении
военной службы заключается в письменной форме между гражданином и Министерством
обороны Российской Федерации (министерством, государственным комитетом или
ведомством, в которых предусмотрена военная служба) в порядке, определяемом
Положением о порядке прохождения военной службы.
     Указом Президента РФ о наборе в 1994 году граждан на военную службу по
контракту в Вооруженные Силы Российской Федерации от 18 января 1994 г. N 166
<71> в целях обеспечения поэтапного перехода к комплектованию Вооруженных
Сил Российской Федерации гражданами, набираемыми по контракту, Министерству
обороны Российской Федерации предложено:
     а) принять в 1994 г. на военную службу по контракту на воинские должности
сержантов и старшин, а также на воинские должности солдат и матросов по остродефицитным
специальностям, определяющим боевую готовность Вооруженных Сил Российской
Федерации, до 150 тыс. человек из числа граждан, пребывающих в запасе, военнослужащих,
проходящих военную службу по призыву, и женщин;
     б) утвердить перечень воинских должностей (по остродефицитным специальностям),
подлежащих комплектованию солдатами и матросами, набираемыми по контракту,
исходя из требований обеспечения боевой готовности Вооруженных Сил Российской
Федерации и выделенных средств на финансирование обороны.
     Военная служба - особый вид государственной службы граждан в Вооруженных
Силах Российской Федерации, других войсках, органах внешней разведки и Федеральной
службе контрразведки.
     Лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации, не может проходить
военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, органах
внешней разведки и Федеральной службе контрразведки.
     Гражданин, проходящий военную службу, является военнослужащим и имеет
правовое положение, определяемое федеральным законом.
     Содержание и порядок прохождения военной службы в мирное время определяются
Законом от 11 февраля 1993 г., Положением о порядке прохождения военной службы
и воинскими уставами.
     С целью регулирования правоотношений, связанных с исполнением гражданами
воинской обязанности и прохождением военной службы, Закон от 11 февраля 1993
г. определил перечень обязанностей военнослужащих. Среди них участие в боевых
действиях, исполнение должностных обязанностей, установленных в соответствии
с воинскими уставами, несение боевого дежурства (боевой службы), участие в
учениях и походах кораблей, выполнение приказа, распоряжения или задачи, отданных
или поставленных командиром (начальником) и др.
     В Законе содержится перечень деяний военнослужащих, которые не относятся
к действиям, составляющим их обязанности: военнослужащему не могут отдаваться
приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе
или направленные на нарушение закона.
     Указом Президента Российской Федерации об утверждении общевойсковых уставов
Вооруженных Сил Российской Федерации от 14 декабря 1993 г. <72> утверждены
и вводятся в действие с 1 июля 1994 г. Устав внутренней службы Вооруженных
Сил Российской Федерации, Дисциплинарный устав Вооруженных Сил Российской
Федерации и Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской
Федерации. Министру обороны Российской Федерации поручено утвердить и ввести
в действие Строевой устав Вооруженных Сил Российской Федерации.
     Особенность правового регулирования в рассматриваемой сфере состоит в
том, что общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации, распространенные
на военнослужащих других министерств и ведомств Российской Федерации, закрепили
изменения, которые произошли в войсках, требования по повышению их боевой
готовности, усилению ответственности военнослужащих при выполнении служебного
долга. В уставах содержатся положения, расширяющие социальные гарантии прав
военнослужащих. Действие общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации
распространено на:
     - пограничные войска Российской Федерации, внутренние войска Министерства
внутренних дел Российской Федерации, Железнодорожные войска Российской Федерации
и Войска гражданской обороны Российской Федерации;
     - военнослужащих Федеральной службы контрразведки Российской Федерации,
Главного управления охраны Российской Федерации, Службы безопасности Президента
Российской Федерации, Федерального агентства правительственной связи и информации,
военнослужащих других министерств и ведомств Российской Федерации;
     - военнослужащих Государственной противопожарной службы Министерства
внутренних дел Российской Федерации;
     - военных строителей военностроительных отрядов (частей) Министерства
обороны Российской Федерации, других министерств и ведомств Российской Федерации
(кроме вопросов организации и несения караульной службы). Особенности организации
и несения гарнизонной службы военными строителями определяются Министерством
обороны Российской Федерации.
     Особенности прохождения военной службы в других войсках, органах внешней
разведки, Федеральной службе контрразведки определяются федеральными законами,
регулирующими их деятельность.
     Особенности прохождения военной службы по мобилизации и в военное время
определяются федеральными законами.
     Закон РФ о статусе военнослужащих от 22 января 1993 г. <73> устанавливает
права, обязанности и ответственность военнослужащих, определяет основы государственной
политики по правовой и социальной защите военнослужащих, граждан, уволенных
с военной службы, и членов их семей. Статьей 8 Закона определено, что военнослужащие
в свободное от службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных
церемониях как частные лица. Однако создание религиозных объединений в воинских
частях не допускается.
     Закон от 22 января 1993 г. закрепляет право за военнослужащими на участие
в управлении делами общества и государства. Военнослужащие имеют право избирать
и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления,
а также участвовать в референдуме в соответствии с Конституцией.
     Военнослужащие могут состоять в общественных объединениях, не преследующих
политических целей, и участвовать в их деятельности, не находясь при исполнении
своих обязанностей.
     В служебное время военнослужащие принимают участие в собраниях и иных
общественных мероприятиях в порядке, предусмотренном общевоинскими уставами
Вооруженных Сил Российской Федерации.
     Участие военнослужащих в забастовках запрещается.
     Часть 3. ст. 59 Конституции предусматривает право гражданина на замену
военной службы альтернативной гражданской службой. Альтернативная служба в
большинстве стран - это обязательная служба по выполнению оборонных гражданских
обязанностей в общественных учреждениях, перечень которых устанавливается
законами или постановлениями.
     Поскольку согласно данной статье требуется принятие федерального закона
о военной службе, вопрос о порядке прохождения альтернативной службы, правах,
обязанностях и ответственности лиц, несущих ее, должен быть урегулирован в
законодательном порядке.
     Следует иметь в виду, что альтернативная служба может быть связана с
выполнением обязанностей в области общеполезных работ, в частности в лечебных
и других учреждениях.
     В настоящее время разрабатывается проект федерального закона об альтернативной
гражданской службе и порядке ее прохождения.

0

7

Постановление Конституционного Суда РФ от 21.10.1999 N 13-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца первого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с запросом Советского районного суда города Омска"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 октября 1999 г. N 13-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЯ АБЗАЦА ПЕРВОГО ПОДПУНКТА "А" ПУНКТА 2
СТАТЬИ 24 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ
И ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ" В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ СОВЕТСКОГО
РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА ОМСКА

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Н.Т. Ведерникова, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,

с участием О.И. Еськова - председателя Советского районного суда города Омска, обратившегося с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации; представителей стороны, принявшей оспариваемый акт: В.В. Лазарева - постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации, Ю.А. Воробьева - представителя Совета Федерации, М.А. Митюкова - полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 86, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положения абзаца первого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона от 28 марта 1998 года "О воинской обязанности и военной службе".

Поводом к рассмотрению дела явился запрос Советского районного суда города Омска о проверке конституционности указанного положения. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли оно Конституции Российской Федерации.

Заслушав сообщение судьи - докладчика В.Г. Стрекозова, объяснения представителей сторон, мнения специалистов - В.А. Гуляева и С.М. Калабина, выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации - Н.А. Петухова, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - А.А. Белкина, от Министерства обороны Российской Федерации - А.В. Медведева, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. В производстве Советского районного суда города Омска находится дело по жалобе граждан С.В. Новикова и А.В. Максимюка - студентов Института права и экономики (негосударственного образовательного учреждения, не имеющего государственной аккредитации) на действия призывной комиссии Советского административного округа города Омска, отказавшей им в предоставлении отсрочки от призыва на военную службу на время обучения. Основанием для отказа послужила норма абзаца первого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", согласно которой право на получение отсрочки от призыва на военную службу имеют граждане, обучающиеся по очной форме обучения в государственных, муниципальных или имеющих государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственных образовательных учреждениях начального профессионального, среднего профессионального или высшего профессионального образования, - на время обучения.

Придя к выводу о том, что данная норма ограничивает возможность реализации конституционного права каждого на образование (статья 43 Конституции Российской Федерации), противоречит конституционному принципу равенства прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2, Конституции Российской Федерации) и нарушает требования статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, устанавливающей цели и основания ограничения конституционных прав и свобод, Советский районный суд города Омска, приостановив производство по делу, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке ее конституционности.

По мнению заявителя, установление Федеральным законом права граждан на отсрочку от призыва на военную службу на период обучения является гарантией реализации права на образование - одного из основных и неотъемлемых конституционных прав граждан Российской Федерации. Положение же абзаца первого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", предоставляющее право на получение отсрочки от призыва на военную службу на время обучения гражданам, обучающимся по очной форме обучения в негосударственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования, лишь при наличии у этих учреждений государственной аккредитации, препятствует гражданам, обучающимся по очной форме обучения в негосударственных высших учебных заведениях, не имеющих государственной аккредитации, в реализации конституционного права на образование в равной мере с гражданами, обучающимися в государственных, муниципальных и имеющих государственную аккредитацию негосударственных образовательных учреждениях. Именно это положение является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу.

2. Согласно статье 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации защита Отечества - долг и обязанность гражданина Российской Федерации; гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом. Таким законом является Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе", в соответствии с которым граждане проходят военную службу как по призыву, так и в добровольном порядке (по контракту), т.е. в настоящее время в Российской Федерации действует смешанная система комплектования Вооруженных Сил.

В качестве основной формы реализации конституционной обязанности по защите Отечества названный Федеральный закон предусматривает прохождение военной службы по призыву, которому, согласно пункту 1 его статьи 22, подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе, а также граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, окончившие государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера.

При этом статья 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" устанавливает категории лиц, которым по тем или иным основаниям (состояние здоровья, семейное положение, характер и место работы, обучение в образовательном учреждении и т.д.) может быть предоставлена отсрочка от призыва на военную службу, т.е. в пределах возраста от 18 до 27 лет временно отложен срок призыва. Предоставление отсрочки не означает освобождения от военной службы по призыву. По своей юридической природе отсрочка является составным элементом установленного законом порядка реализации конституционной обязанности несения военной службы для определенных категорий граждан. По смыслу оспариваемого положения во взаимосвязи с другими нормами Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", граждане, обучающиеся по очной форме обучения в негосударственных высших учебных заведениях, не имеющих государственной аккредитации, т.е. которым не предоставлено право на отсрочку, исполняют данную конституционную обязанность до завершения обучения, а граждане, обучающиеся по очной форме обучения в высших учебных заведениях, имеющих государственную аккредитацию, - после завершения обучения.

Таким образом, требование об исполнении воинской обязанности путем призыва на военную службу распространяется на всех обучающихся по очной форме обучения граждан, подлежащих призыву, вне зависимости от того, студентом какого высшего учебного заведения - государственного, муниципального или негосударственного, имеющего или не имеющего государственную аккредитацию - является гражданин.

3. Провозглашая право каждого на образование, Конституция Российской Федерации закрепляет, что каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии (статья 43, части 1 и 3). Кроме того, граждане могут получить высшее профессиональное образование в негосударственных высших учебных заведениях, обучение в которых, как правило, является платным. При этом они самостоятельны и свободны в выборе формы получения высшего образования, образовательного учреждения, направления подготовки (пункт 5 статьи 2 Федерального закона от 22 августа 1996 года "О высшем и послевузовском профессиональном образовании").

Реализуя предписания статьи 43 (часть 5) Конституции Российской Федерации, государство устанавливает федеральные образовательные стандарты, которые являются основой объективной оценки уровня образования и квалификации выпускников независимо от формы получения образования (пункт 6 статьи 7 Закона Российской Федерации "Об образовании" в редакции от 13 января 1996 года).

Действие законодательства Российской Федерации в области образования распространяется на все образовательные учреждения на территории Российской Федерации независимо от их организационно - правовой формы и подчиненности. В целях осуществления государственного контроля за качеством высшего профессионального образования Федеральный закон "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" определяет порядок лицензирования, аттестации и аккредитации высших учебных заведений, т.е. единую систему оценки условий, содержания и результатов их деятельности, в равной мере обязательную как для государственных, муниципальных, так и для негосударственных образовательных учреждений.

Свидетельство о государственной аккредитации, полученное негосударственным высшим учебным заведением по результатам аттестации, является подтверждением того, что содержание, уровень и качество подготовки его выпускников соответствуют требованиям государственных образовательных стандартов. Наличие государственной аккредитации влечет ряд правовых последствий, к числу которых законодатель относит предоставление негосударственному образовательному учреждению права на выдачу своим выпускникам дипломов государственного образца, а лицам, обучающимся в нем по очной форме обучения, - права на отсрочку от призыва на военную службу.

Решая задачу подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием, уровень которой отвечает государственным образовательным стандартам, образовательными учреждениями различных организационно - правовых форм, с одной стороны, и в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства предусматривая в современных условиях укомплектование Вооруженных Сил Российской Федерации путем призыва на военную службу - с другой стороны, законодатель вправе установить различный порядок исполнения воинской обязанности для подлежащих призыву граждан, обучающихся в высших учебных заведениях. При этом для лиц, обучающихся по очной форме обучения в негосударственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования, не имеющих государственной аккредитации, сохраняется возможность продолжить образование после увольнения с военной службы.

Тем самым обеспечиваются как реализация всеми гражданами, подлежащими призыву на военную службу (имеющими право на отсрочку и теми, кому данная возможность не предоставлена), конституционного права на образование, так и исполнение ими конституционной обязанности по несению военной службы - хотя и в различном порядке, определенном законом, что не противоречит статьям 43 и 59 Конституции Российской Федерации.

Не нарушаются при этом и конституционные принципы равенства перед законом и равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств. Оспариваемое положение имеет обязательный характер в отношении всех граждан, на которых распространяется, и, следовательно, не противоречит статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Оно предполагает равенство возможностей, в том числе в выборе высшего учебного заведения. Различные правовые последствия, связанные с таким свободным выбором и обусловленные наличием или отсутствием у высшего учебного заведения, в котором обучается гражданин, государственной аккредитации, в части, касающейся права на отсрочку от призыва на военную службу, не могут рассматриваться как нарушение гарантий, закрепленных в статье 19 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 100 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не противоречащим Конституции Российской Федерации положение абзаца первого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", на основании которого гражданам, обучающимся по очной форме обучения в негосударственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования, не имеющих государственной аккредитации, не предоставляется право на получение отсрочки от призыва на военную службу на время обучения.

2. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.

3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть также опубликовано в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

8

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 мая 1996 г. N 63-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЗАПРОСА БЕЛОВСКОГО ГОРОДСКОГО НАРОДНОГО СУДА
КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ КАК НЕ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО
ТРЕБОВАНИЯМ ФЕДЕРАЛЬНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО
ЗАКОНА "О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председателя В.А. Туманова, судей Э.М. Аметистова, М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии запроса Беловского городского народного суда Кемеровской области требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

установил:

1. Беловский городской народный суд Кемеровской области, рассматривая уголовное дело по обвинению Д.С. Маслова в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 80 Уголовного кодекса РСФСР (уклонение от очередного призыва на действительную военную службу), приостановил его производство и обратился в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности названной нормы, а также статьи 6 Закона Российской Федерации от 11 февраля 1993 года "О воинской обязанности и военной службе".
Как следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, Д.С. Маслов - член религиозной организации "Свидетели Иеговы", несколько раз по религиозным мотивам отказывавшийся от призыва на действительную военную службу и выражавший желание о ее замене альтернативной гражданской службой, приговором Беловского городского народного суда от 4 мая 1994 года был осужден по части первой статьи 80 УК РСФСР к двум годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора. 24 октября 1995 года после отказа от очередного призыва на военную службу он вновь был привлечен к уголовной ответственности. Несмотря на то, что 2 февраля 1996 года Постановлением президиума Кемеровского областного суда со ссылкой на статью 59 (часть 2) Конституции Российской Федерации обвинительный приговор, постановленный по первому уголовному делу, был отменен ввиду отсутствия в действиях Д.С. Маслова состава преступления, уголовное дело, возбужденное против него по факту повторного отказа от призыва на военную службу, было направлено в суд с обвинительным заключением.
По мнению суда, статья 80 УК РСФСР, подлежащая применению в данном деле, нарушает конституционное право гражданина на альтернативную гражданскую службу и в силу этого должна быть признана неконституционной.
2. Конституция Российской Федерации (статья 59, часть 3) предусматривает, что гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.
Отсутствие до настоящего времени федерального закона, который бы определял условия и порядок замены военной службы альтернативной гражданской службой, создает препятствия для осуществления гражданами их конституционного права в полной мере, прежде всего применительно к "иным случаям", которые согласно статье 59 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны устанавливаться именно в таком законе.
Вместе с тем буквально закрепленное в названной конституционной норме и не нуждающееся в конкретизации право граждан, чьим убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, на замену ее альтернативной гражданской службой, как и все другие права и свободы человека и гражданина, является непосредственно действующим (статья 18 Конституции Российской Федерации) и должно обеспечиваться независимо от того, принят или не принят соответствующий федеральный закон. Стремление гражданина реализовать свое конституционное право не запрещенными законом способами во всяком случае не может служить основанием для возбуждения против него уголовного или иного преследования.
3. Статья 80 УК РСФСР, предусматривающая ответственность за уклонение от очередного призыва на действительную военную службу, по буквальному своему смыслу, распространяется лишь на лиц, подлежащих призыву на такую службу, и не касается правоотношений, связанных с прохождением альтернативной гражданской службы. Это подтверждается содержанием и другой оспариваемой заявителем нормы - части второй статьи 6 Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе", согласно которой уголовной ответственности за уклонение от призыва на военную службу подлежат лишь граждане, не явившиеся по повестке военного комиссара на военную службу без уважительной причины.
Действия граждан, реализующих свое конституционное право на альтернативную гражданскую службу, не могут расцениваться как уклонение без уважительной причины от военной службы и, следовательно, не подпадают под признаки предусмотренного названными законодательными нормами правонарушения.
Таким образом, ни статья 80 УК РСФСР, ни статья 6 Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" сами по себе не затрагивают гарантируемое статьей 59 (часть 3) Конституции Российской Федерации право гражданина и вследствие этого не могут стать предметом конституционного судопроизводства в связи с данным запросом.
Определение же того, в какой мере те или иные действия лица, отказывающегося от прохождения военной службы, связаны с осуществлением им своего права на альтернативную гражданскую службу и насколько причины его неявки на военную службу уважительны, в каждом конкретном случае относится к компетенции судов общей юрисдикции.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Беловского городского народного суда Кемеровской области как не соответствующего требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ввиду его неподведомственности Конституционному Суду Российской Федерации.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

0

9

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.11.1999 N 16-П "По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях" в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения "Христианская церковь Прославления"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 ноября 1999 г. N 16-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
АБЗАЦЕВ ТРЕТЬЕГО И ЧЕТВЕРТОГО ПУНКТА 3 СТАТЬИ 27
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 26 СЕНТЯБРЯ 1997 ГОДА "О
СВОБОДЕ СОВЕСТИ И О РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ" В СВЯЗИ
С ЖАЛОБАМИ РЕЛИГИОЗНОГО ОБЩЕСТВА СВИДЕТЕЛЕЙ ИЕГОВЫ
В ГОРОДЕ ЯРОСЛАВЛЕ И РЕЛИГИОЗНОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ
"ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ ПРОСЛАВЛЕНИЯ"

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего В.О. Лучина, судей М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,

с участием представителей Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле - В.А. Гладышева и А.Е. Леонтьева, представителей религиозного объединения "Христианская церковь Прославления" - Г.А. Крыловой и А.В. Пчелинцева, а также постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева и представителей Совета Федерации - Н.Ф. Воробьева, В.Г. Ульянищева и М.Г. Шарце,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения "Христианская церковь Прославления" (город Абакан, Республика Хакасия) на нарушение конституционных прав и свобод граждан указанными положениями Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации эти положения, примененные в делах заявителей.

Поскольку обе жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи - докладчика В.Д. Зорькина, объяснения представителей сторон, мнения специалистов - В.В. Борщева и В.В. Ряховского, выступления приглашенных в заседание представителей: от Комиссии по взаимодействию с религиозными организациями при Правительстве Российской Федерации - А.Е. Себенцова, от Министерства юстиции Российской Федерации - А.И. Кудрявцева, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - Н.А. Поверинову, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Согласно пункту 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозные организации, не имеющие документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет, пользуются правами юридического лица при условии их ежегодной перерегистрации до наступления указанного пятнадцатилетнего срока (абзац третий); в данный период указанные религиозные организации не пользуются правами, предусмотренными пунктом 4 статьи 3, пунктами 3 и 4 статьи 5, пунктом 5 статьи 13, пунктом 3 статьи 16, пунктами 1 и 2 статьи 17, пунктом 2 статьи 18 (применительно к образовательным учреждениям и средствам массовой информации), статьей 19 и пунктом 2 статьи 20 данного Федерального закона (абзац четвертый). В частности, они не вправе обратиться к Президенту Российской Федерации с просьбой о предоставлении священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу; создавать образовательные учреждения; иметь при себе представительство иностранной религиозной организации и приглашать иностранных граждан в целях занятия проповеднической, религиозной деятельностью; проводить религиозные обряды в больничных учреждениях, детских домах, домах - интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы; производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы и иные предметы религиозного назначения, а также учреждать средства массовой информации.

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации религиозное объединение "Христианская церковь Прославления" и Религиозное общество Свидетелей Иеговы в городе Ярославле утверждают, что названные законоположения, примененные в их делах, ограничивают права граждан по признакам принадлежности к религиозной организации, не имеющей документа, подтверждающего ее существование на соответствующей территории не менее пятнадцати лет, и тем самым нарушают положения Конституции Российской Федерации о равенстве религиозных организаций перед законом (статья 14, часть 2), равенстве всех перед законом (статья 19, часть 1), свободе вероисповедания (статья 28), гарантированности свободы слова (статья 29, часть 1), праве на объединение (статья 30, часть 1), праве на образование (статья 43, часть 1), недопустимости издания законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина (статья 55, часть 2), признании и гарантированности прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (статья 17, часть 1).

2. Как следует из материалов дела, 24 февраля 1998 года прокурором города Абакана (Республика Хакасия) в адрес религиозного объединения "Христианская церковь Прославления" было направлено представление об устранении нарушений требований пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". В представлении указывалось, что данное религиозное объединение, не имея документов, подтверждающих его существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет, неоднократно проводило религиозные собрания в клубе пансионата ветеранов Республики Хакасия с участием проживающих в пансионате лиц, распространяло религиозную литературу, обучало граждан в созданной при объединении библейской школе, приглашало иностранных граждан для участия в богослужении, проводило религиозные собрания в воспитательной колонии для несовершеннолетних, а также провело международную конференцию с участием иностранных граждан.

Аналогичное представление 20 ноября 1998 года было направлено прокурором Дзержинского района города Ярославля в адрес Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле, после того как 26 января 1998 года прокуратура Ярославской области вынесла предупреждение о необходимости соблюдения данным религиозным обществом законодательства о религиозных объединениях. Прокуратура усмотрела нарушения законодательства в том, что общество продает верующим книги и брошюры религиозного содержания, распространяет религиозные журналы, издаваемые за рубежом; кроме того, в Ярославле и других городах Ярославской области осуществляет проповедническую деятельность иностранный гражданин, приглашенный обществом.

Таким образом, органы прокуратуры, как следует из вынесенных ими правоприменительных актов, полагают, что религиозное объединение "Христианская церковь Прославления" и Религиозное общество Свидетелей Иеговы в городе Ярославле, как не имеющие подтверждения о своем существовании на соответствующих территориях на протяжении не менее пятнадцати лет, в силу пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" до наступления указанного срока обязаны ежегодно перерегистрироваться и в этот период не вправе осуществлять названную деятельность.

Кроме того, в жалобе Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле указывается, что решением Кировского районного суда города Ярославля от 18 мая 1999 года члену этого общества И.М. Щурову было отказано в удовлетворении жалобы на действия призывной комиссии, которая не предоставила ему возможность замены военной службы альтернативной гражданской службой. Суд пришел к выводу, что члены религиозной организации, не имеющей документа, подтверждающего ее существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет, в силу абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" не пользуются правом, предусмотренным положением пункта 4 статьи 3 названного Федерального закона, согласно которому гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. 17 июня 1999 года судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда оставила решение суда первой инстанции без изменения, а жалобу И.М. Щурова - без удовлетворения. 3 августа 1999 года председатель Ярославского областного суда отказал в принесении протеста на данные судебные решения.

3. Религиозное объединение "Христианская церковь Прославления" зарегистрировано Министерством юстиции Республики Хакасия в апреле 1992 года, перерегистрировано 27 января 1997 года, на момент перерегистрации являлось юридическим лицом и входило во Всероссийский Союз Христиан веры евангельской (пятидесятники). В соответствии с требованиями Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" (пункт 4 статьи 27) это религиозное объединение 19 марта 1999 года прошло государственную перерегистрацию и в настоящее время в качестве местной религиозной организации "Церковь Христиан веры евангельской "Прославление" входит в состав централизованной религиозной организации - Ассоциации Христиан веры евангельской "Церковь Веры", зарегистрированной Министерством юстиции Российской Федерации 13 августа 1998 года.

Религиозное общество Свидетелей Иеговы в городе Ярославле, зарегистрированное в феврале 1992 года, учреждено общероссийским религиозным объединением - Управленческим центром Свидетелей Иеговы в России и входит в его состав. В качестве местной религиозной организации оно прошло государственную перерегистрацию в отделе юстиции Ярославской области 1 июня 1999 года. Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России как централизованная религиозная организация прошел государственную перерегистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации 29 апреля 1999 года.

Таким образом, положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" были применены к заявителям как религиозным организациям, учрежденным (созданным) до вступления в силу Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" и являющимся составными частями централизованных религиозных организаций.

Исходя из этого, Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии с требованиями, вытекающими из статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и пункта 3 части первой статьи 3, а также статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в настоящем деле проверяет оспариваемые законоположения лишь постольку, поскольку они применимы к религиозным организациям, учрежденным до вступления Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" в силу и (или) входящим в структуру централизованных религиозных организаций. Вопрос о конституционности указанных положений в части, касающейся их действия применительно к другим религиозным организациям, Конституционный Суд Российской Федерации в связи с данными жалобами не рассматривает.

4. Согласно статье 28 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Этому конституционному положению корреспондируют аналогичные нормы статьи 18 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, а также статьи 9 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Из статьи 28 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 13 (часть 4), 14, 19 (части 1 и 2) и 30 (часть 1) следует, что свобода вероисповедания предполагает свободу создания религиозных объединений и свободу их деятельности на основе принципа юридического равенства, в силу чего федеральный законодатель, реализуя полномочия, вытекающие из статей 71 (пункты "в" и "о") и 76 Конституции Российской Федерации, вправе урегулировать гражданско - правовое положение религиозных объединений, в том числе условия признания религиозного объединения в качестве юридического лица, порядок его учреждения, создания, государственной регистрации, определить содержание правоспособности религиозных объединений.

При этом законодатель, учитывая исторически сложившийся в России многоконфессиональный уклад, обязан соблюдать положение статьи 17 (часть 1) Конституции Российской Федерации о том, что в Российской Федерации гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Вводимые им меры, относящиеся к учреждению, созданию и регистрации религиозных организаций, не должны искажать само существо свободы вероисповедания, права на объединение и свободы деятельности общественных объединений, а возможные ограничения, затрагивающие эти и иные конституционные права, должны быть оправданными и соразмерными конституционно значимым целям.

В демократическом обществе с присущим ему религиозным плюрализмом, как следует из статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений статьи 18 (пункты 2 и 3) Международного пакта о гражданских и политических правах, а также статьи 9 (пункт 2) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подобного рода ограничения могут быть предусмотрены законом, если это необходимо в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т.п. На это, в частности, обращается внимание в Постановлении Европейского парламента от 12 февраля 1996 года "О сектах в Европе" и в рекомендации Совета Европы N 1178 (1992) "О сектах и новых религиозных движениях", а также в Постановлениях Европейского суда по правам человека от 25 мая 1993 года (Series А no.260-А) и от 26 сентября 1996 года (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV), разъяснивших характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из статьи 9 названной Конвенции.

5. Неопределенность в понимании положений абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" связана с вопросом о том, распространяются ли предусмотренные в них правовые последствия на религиозные организации, учрежденные до вступления Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" в силу или входящие в структуру централизованной организации и при этом не имеющие подтверждения о том, что они существуют на соответствующей территории не менее пятнадцати лет.

По буквальному смыслу оспариваемых положений, предусмотренные в них требования распространяются на все религиозные организации, которые не имеют документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет (на основе именно такого истолкования приняты правоприменительные решения по конкретным делам заявителей). Между тем их конституционно - правовой смысл не может быть выявлен без учета взаимосвязи с другими статьями Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", прежде всего регулирующими учреждение (создание) религиозных организаций, условия и порядок их государственной регистрации.

В соответствии с Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозная группа и религиозная организация являются формами религиозного объединения (пункт 2 статьи 6); религиозная организация (как местная, так и централизованная) в отличие от религиозной группы имеет статус юридического лица с соответствующей этому статусу правоспособностью, правами и обязанностями (статьи 7 и 8). При этом учредителями местной религиозной организации могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации, объединенных в религиозную группу, у которой имеется подтверждение ее существования на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданное органами местного самоуправления, или подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией (пункт 1 статьи 9). Для государственной регистрации местной религиозной организации учредители представляют в соответствующий орган юстиции документ, подтверждающий существование религиозной группы на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданный органом местного самоуправления, или подтверждающий ее вхождение в централизованную религиозную организацию, выданный ее руководящим центром (пункт 5 статьи 11).

Положения пункта 1 статьи 9, пункта 5 статьи 11 и абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" находятся в неразрывном единстве и как таковые образуют сложносоставную норму. Эта норма определяет, для каких религиозных организаций в случае их учреждения, регистрации и, как следствие, при перерегистрации не требуется подтверждение о пятнадцатилетнем сроке и какие правовые последствия наступают при отсутствии такого подтверждения, если оно необходимо.

Из пункта 1 статьи 9, пунктов 5 и 7 статьи 11 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" во взаимосвязи с его статьями 6, 7 и 8 следует, что для учреждения и регистрации местной религиозной организации, входящей в централизованную религиозную организацию, подтверждения о пятнадцатилетнем сроке не требуется.

Для учреждения местной религиозной организации в соответствии с Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" подтверждение о пятнадцатилетнем сроке должны представить граждане, объединенные в религиозную группу (пункт 1 статьи 9). Это означает, что если религиозная организация учреждена до вступления названного Федерального закона в силу, то такого подтверждения не требуется, поскольку религиозная группа уже перестала существовать, преобразовавшись в религиозную организацию, которая была зарегистрирована в качестве юридического лица и, следовательно, согласно статьям 49 (пункты 1 и 3) и 51 (пункт 2) Гражданского кодекса Российской Федерации считается созданной. С этого момента она приобрела правоспособность, т.е. возможность иметь гражданские права, соответствующие целям законной деятельности, и нести связанные с этой деятельностью обязанности, а потому она в полном объеме пользуется правами, предусмотренными для религиозных организаций Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Перерегистрация религиозных организаций не может проводиться вопреки условиям, которые в силу пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" необходимы и достаточны для учреждения и регистрации религиозных организаций. Отсюда следует, что для перерегистрации религиозных организаций, учрежденных до вступления в силу данного Федерального закона, а также местных религиозных организаций, входящих в структуру централизованной религиозной организации, не требуется документ, подтверждающий их существование на соответствующей территории не менее пятнадцати лет; на такие религиозные организации не распространяется требование о ежегодной перерегистрации до наступления указанного пятнадцатилетнего срока; они не могут быть ограничены в правоспособности, которой религиозные организации наделены данным Федеральным законом, в том числе положениями, перечисленными в абзаце четвертом пункта 3 его статьи 27, - пунктом 4 статьи 3, пунктами 3 и 4 статьи 5, пунктом 5 статьи 13, пунктом 3 статьи 16, пунктами 1 и 2 статьи 17, пунктом 2 статьи 18 (применительно к образовательным учреждениям и средствам массовой информации), статьей 19 и пунктом 2 статьи 20.

Иное истолкование оспариваемых положений, при том что они находятся в неразрывном нормативном единстве с пунктом 1 статьи 9 и пунктом 5 статьи 11 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", означало бы их превращение в самодостаточную норму, прямо противоположную и противоречащую содержанию пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11, что с точки зрения правовой логики недопустимо.

6. Предметом регулирования абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", как следует из содержащихся в них положений во взаимосвязи со статьей 1, а также со статьями 15 - 24 названного Федерального закона, является правовое положение религиозных организаций, их права, конкретизирующие свободу вероисповедания. По своей природе это коллективные права, поскольку они реализуются гражданином совместно с другими гражданами посредством создания религиозного объединения. Следовательно, под действие оспариваемых положений не подпадают права, хотя и предусмотренные статьями, указанными в абзаце четвертом пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", но конкретизирующие свободу вероисповедания в ее индивидуальном аспекте, т.е. которые могут реализовываться каждым непосредственно, а не через религиозную организацию, пользующуюся правами юридического лица.

Так, из прав, закрепленных в пункте 4 статьи 3 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", к коллективным правам религиозных организаций относится возможность получать для своих священнослужителей в соответствии с законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе в мирное время отсрочку от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов по решению Президента Российской Федерации.

Что касается примененного в деле гражданина И.М. Щурова - члена Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле другого содержащегося в пункте 4 статьи 3 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" положения, а именно о том, что гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой, то это положение фактически воспроизводит статью 59 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Федеральный закон, о котором идет речь в данной конституционной норме, может определить условия и порядок замены военной службы альтернативной гражданской службой, однако само закрепленное ею право не нуждается в конкретизации и является, как следует из статей 18, 28 и 59 Конституции Российской Федерации, непосредственно действующим, притом именно индивидуальным правом, т.е. связанным со свободой вероисповедания в ее индивидуальном, а не коллективном аспекте, а значит, должно обеспечиваться независимо от того, состоит гражданин в какой-либо религиозной организации или нет.

7. Согласно статье 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл оспариваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой.

По данным Министерства юстиции Российской Федерации, подавляющее большинство религиозных организаций в Российской Федерации объединены в рамках различных централизованных структур; кроме того, как правило, местные религиозные организации перед перерегистрацией вступают в состав централизованных религиозных организаций и представляют в органы юстиции соответствующее подтверждение.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, Министерство юстиции Российской Федерации, исходя из того, что положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 находятся в нормативном единстве с пунктом 1 статьи 9 и пунктом 5 статьи 11 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", в пределах предоставленной ему компетенции предписал соответствующим органам юстиции, на которые законом возложена государственная регистрация религиозных организаций, применять указанные положения таким образом, чтобы местные религиозные организации, имеющие подтверждение о пятнадцатилетнем сроке существования или входящие в централизованную религиозную организацию, не проходили ежегодную перерегистрацию и пользовались в полном объеме всеми правами, предоставленными им как религиозным организациям данным Федеральным законом. Именно в указанном порядке были перерегистрированы религиозное объединение "Христианская церковь Прославления" и Религиозное общество Свидетелей Иеговы в городе Ярославле - заявители по настоящему делу.

8. До вступления Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" в силу создание, учреждение и регистрация религиозных организаций осуществлялись в соответствии с Законом РСФСР от 25 октября 1990 года "О свободе вероисповеданий". Как юридические лица религиозные организации пользовались равными правами, имели одинаковый правовой статус, что соответствовало содержащимся в статьях 13 (часть 4), 14, 19 (части 1 и 2), 28 и 30 (часть 1) Конституции Российской Федерации положениям о юридическом равенстве, в том числе равенстве религиозных объединений перед законом.

Согласно статьям 10, 17, 18, 22 - 25 Закона РСФСР "О свободе вероисповеданий" (в редакции Федерального закона от 27 января 1995 года) все религиозные объединения, как региональные, так и централизованные, в качестве юридических лиц на равных основаниях уже имели права, которые затем были закреплены и Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях", в том числе его статьями, указанными в абзаце четвертом пункта 3 статьи 27.

При таких обстоятельствах законодатель не мог лишить определенную часть учрежденных и обладающих полной правоспособностью религиозных организаций возможности пользоваться уже принадлежавшими им правами на том лишь основании, что они не имеют подтверждения о пятнадцатилетнем сроке существования. Применительно к ранее созданным религиозным организациям это было бы несовместимо с принципом равенства, конкретизированным в статьях 13 (часть 4), 14 (часть 2) и 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, и явилось бы недопустимым ограничением свободы вероисповедания (статья 28), а также свободы учреждения и деятельности общественных объединений (статья 30).

9. Таким образом, положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 в их нормативном единстве с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" не предполагают, что религиозные организации, учрежденные до вступления данного Федерального закона в силу или входящие в структуру централизованного религиозного объединения, должны представлять подтверждение о пятнадцатилетнем сроке существования, а также не требуют от них ежегодной перерегистрации и не ограничивают их на этот период в пользовании соответствующими правами, и, следовательно, применительно к таким организациям не противоречат Конституции Российской Федерации.

Проверка же законности и обоснованности соответствующих правоприменительных решений не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, который, по смыслу статей 118, 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, не вправе подменять правоприменителя, в том числе суды общей юрисдикции. Реализуя свои полномочия, правоприменитель не может придавать положениям абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" какое-либо иное значение, расходящееся с их конституционно - правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не противоречащими Конституции Российской Федерации содержащиеся в абзацах третьем и четвертом пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях" положения, поскольку они в нормативном единстве с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 данного Федерального закона применительно к их действию в отношении религиозных организаций, учрежденных до вступления данного Федерального закона в силу, а также местных религиозных организаций, входящих в структуру централизованной религиозной организации, означают, что такие организации пользуются правами юридического лица в полном объеме, без подтверждения пятнадцатилетнего минимального срока существования на соответствующей территории, без ежегодной перерегистрации и без ограничений, предусмотренных абзацем четвертым пункта 4 статьи 27 названного Федерального закона.

В силу требований статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" конституционность содержащихся в абзацах третьем и четвертом пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях" положений в нормативном единстве с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 названного Федерального закона применительно к их действию в отношении других религиозных организаций в данном деле не проверялась.

2. Конституционно - правовой смысл положений абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 в их нормативном единстве с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях", выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Л.М. ЖАРКОВОЙ ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ АБЗАЦЕВ ТРЕТЬЕГО И ЧЕТВЕРТОГО ПУНКТА 3
СТАТЬИ 27 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 26 СЕНТЯБРЯ 1997 ГОДА
"О СВОБОДЕ СОВЕСТИ И О РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ" В СВЯЗИ
С ЖАЛОБАМИ РЕЛИГИОЗНОГО ОБЩЕСТВА СВИДЕТЕЛЕЙ ИЕГОВЫ
В ГОРОДЕ ЯРОСЛАВЛЕ И РЕЛИГИОЗНОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ
"ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ ПРОСЛАВЛЕНИЯ"

На основании части первой статьи 76 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" излагаю особое мнение по Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 23 ноября 1999 года.

1. Статья 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" содержит заключительные нормативные положения, имеющие целью упорядочение деятельности религиозных организаций, созданных в соответствии с Законом РСФСР от 25 октября 1990 года "О свободе вероисповеданий", и распространение на них определенных требований, установленных новым Законом.

Так, в соответствии с положениями абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозные организации, не имеющие документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет, пользуются правами юридического лица при условии их ежегодной перерегистрации до наступления указанного пятнадцатилетнего срока; в этот период эти организации не пользуются правами, предусмотренными пунктом 4 статьи 3, пунктами 3 и 4 статьи 5, пунктом 5 статьи 13, пунктом 3 статьи 16, пунктами 1 и 2 статьи 17, пунктом 2 статьи 18 (применительно к образовательным учреждениям и средствам массовой информации), статьей 19 и пунктом 2 статьи 20 указанного Закона.

Конституционный Суд Российской Федерации признал данные положения не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они в нормативном единстве с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" применительно к их действию в отношении религиозных организаций, учрежденных до вступления его в силу, а также местных религиозных организаций, входящих в структуру централизованной религиозной организации, означают, что такие организации пользуются правами юридического лица в полном объеме, без подтверждения пятнадцатилетнего минимального срока существования на соответствующей территории, без ежегодной перерегистрации и без ограничений, предусмотренных абзацем четвертым пункта 3 статьи 27 названного Закона.

Конституционный Суд Российской Федерации, исходя из того, что заявители являются религиозными организациями, созданными до вступления в силу Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", и входят в структуру централизованных религиозных организаций в качестве их составных частей, в данном деле проверял положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 лишь постольку, поскольку они применимы именно к таким организациям. При этом, как указывается в пункте 3 мотивировочной части, вопрос о конституционности оспариваемых положений применительно к их действию в отношении "других" религиозных организаций Конституционный Суд Российской Федерации в связи с данными жалобами не рассматривал.

Решение же Конституционного Суда Российской Федерации вынесено применительно к действию проверенных норм в отношении всех религиозных организаций, учрежденных до 26 сентября 1997 года, а также в отношении всех местных религиозных организаций, входящих в структуру централизованной религиозной организации.

2. В соответствии со статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и пунктом 3 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле. Под законом в данном случае подразумевается законодательная норма, на основании которой вынесено конкретное правоприменительное решение и которая затем обжалуется в Конституционный Суд Российской Федерации. Такое понимание вытекает из правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 23 мая 1995 года по делу о проверке конституционности статей 2.1 и 16 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".

В данном деле Конституционный Суд Российской Федерации рассматривал положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 в неразрывном нормативном единстве с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 (о создании и регистрации местных религиозных организаций) применительно к местным организациям, имеющим подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания. К заявителям же была применена норма статьи 27, устанавливающая ограниченную правоспособность всех религиозных организаций, созданных до 26 сентября 1997 года и не имеющих подтверждения о пятнадцатилетнем сроке существования на соответствующей территории.

Взаимосвязь оспоренных положений с положениями пункта 1 статьи 9 и пункта 5 статьи 11 не умаляет и самостоятельного их значения, в связи с чем заключительный вывод Конституционного Суда, в соответствии с которым все созданные до вступления в силу Закона религиозные организации сохраняют полную правоспособность, а положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 одновременно признаются не противоречащими Конституции Российской Федерации, представляется спорным.

Во-первых, утверждение об освобождении автономных местных религиозных организаций от выполнения предписаний статьи 27, ограничивающих их правоспособность и обязывающих проходить ежегодную перерегистрацию до наступления пятнадцатилетнего срока, не согласуется с пунктом 1 статьи 9, которым создание таких организаций допускается только при наличии подтверждения о пятнадцатилетнем сроке их существования на соответствующей территории.

Кроме того, оспоренные нормы статьи 27 не говорят о каких-либо различиях в ее применении к местным религиозным организациям, входящим в состав централизованных, по сравнению с иными религиозными организациями. Единственным и общим по отношению ко всем религиозным организациям основанием их применения является в соответствии с буквальным смыслом этих норм отсутствие документа о пятнадцатилетнем сроке.

Так, по информации Министерства юстиции Российской Федерации, "местные религиозные организации, ранее зарегистрированные в качестве автономных объединений, как правило, чтобы обойти требование Закона о подтверждении пятнадцатилетнего срока существования и ежегодной перерегистрации, вступают перед перерегистрацией в существующие централизованные организации и представляют от них соответствующие подтверждения".

Заявители поступили аналогичным образом. Представления прокуратуры с требованием соблюдения положений абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" были направлены в адрес религиозного объединения "Христианская церковь Прославления" в городе Абакане 24 февраля 1998 года, а в адрес Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле - 20 ноября 1998 года. После этого обеими религиозными организациями были получены и представлены в органы юстиции подтверждения об их структурной принадлежности к централизованным религиозным организациям, и они были перерегистрированы - соответственно 19 марта 1999 года и 1 июня 1999 года. В такой ситуации, когда имела место определенная вынужденность преобразования религиозными организациями своего статуса (вхождение их в состав централизованных организаций), заявители правомерно настаивали на проверке конституционности примененных к ним положений статьи 27 как ограничивающих конституционные права только по признаку отсутствия у действующей религиозной организации документа об определенном сроке существования.

3. Законодатель вправе устанавливать порядок учреждения, создания и регистрации религиозных организаций, предусматривая при этом определенные ограничения, затрагивающие конституционные права, но оправданные и соразмерные конституционно значимым целям; поэтому законодатель не мог лишить часть учрежденных и обладающих полной правоспособностью религиозных организаций возможности пользоваться уже принадлежащими им правами на том лишь основании, что они не имеют подтверждения пятнадцатилетнего срока существования. Конституционный Суд признал, что это было бы несовместимо с принципом равенства, конкретизированным в статьях 13 (часть 4), 14 (часть 2) и 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, явилось бы недопустимым ограничением свободы вероисповедания (статья 28), а также свободы учреждения и деятельности общественных объединений (статья 30).

Однако в отношении религиозных организаций, созданных до 26 сентября 1997 года, законодатель принял именно такое решение, которое имело своим следствием требования об ограничении осуществления целого ряда конституционных прав заявителей, не представивших документального подтверждения о пятнадцатилетнем сроке существования, безотносительно к каким-либо иным характеристикам их деятельности.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" носят дискриминационный характер, ограничивают свободу вероисповедания, нарушают конституционные принципы равенства граждан и религиозных организаций перед законом, равноправия граждан и соразмерности ограничения основных прав и свобод конституционно значимым целям и, таким образом, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 14 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 28 и 55 (часть 3).

4. Согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации в отношении религиозных организаций, учрежденных до вступления данного Закона в силу, а также местных религиозных организаций, входящих в структуру централизованных организаций, положения об ограничении правоспособности не действуют. Возникает вопрос, на какие же религиозные организации распространяются положения абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27.

В настоящее время эти нормы не распространяются ни на ранее действовавшие религиозные организации, не имеющие подтверждения о пятнадцатилетнем сроке существования на соответствующей территории, ни на вновь созданные организации, имеющие такое подтверждение, ни на местные религиозные организации, входящие в централизованные, независимо от срока их существования. Следовательно, в результате истолкования Конституционным Судом Российской Федерации оспоренных положений путем выявления их конституционно - правового смысла эти положения потеряли своего адресата, стали излишними, а значит, перестали и действовать.

Конституционным Судом Российской Федерации ранее была сформулирована правовая позиция, согласно которой результатом толкования конституционной нормы "не может быть признание ее недействующей, так как это противоречило бы самой юридической природе толкования" (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 декабря 1995 года по запросу Государственной Думы о толковании положений статьи 80 и части 2 статьи 95 Конституции Российской Федерации). Полагаю, что в случаях конституционного истолкования закона или его отдельных положений данная правовая позиция сохраняет свою значимость. Из нее, в частности, вытекает, что прекращение действия проверяемой Конституционным Судом нормы невозможно без признания ее не соответствующей Конституции Российской Федерации. В настоящем же деле произошло обратное: оспоренные положения были признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, хотя фактически их действие было прекращено.

0

10

Определение Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. № 447-О “По жалобам граждан Жидкова Михаила Александровича и Пильникова Олега Сергеевича на нарушение их конституционных прав статьей 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина. судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева. А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г. Стрекозова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы граждан М.А. Жидкова и О.С. Пильникова, установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации граждане М.А. Жидков и О.С. Пильников оспаривают конституционность статьи 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе», которая устанавливает порядок подачи гражданами заявлений о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой.

Как следует из представленных материалов, М.А. Жидков в ноябре 2004 года был вызван повесткой в военный комиссариат Кунцевского района города Москвы для проведения мероприятий, связанных с призывом на военную службу, а 1 апреля 2005 года обратился с заявлением о замене военной службы альтернативной гражданской службой. Однако решением призывной комиссии от 19 апреля 2005 года он был призван на военную службу, и в этот же день под личную подпись ему была выдана повестка о явке 27 июня 2005 года для отправки к месту прохождения военной службы. Кунцевский районный суд города Москвы решением от 5 октября 2005 года отказал в удовлетворении жалобы М.А. Жидкова на действия призывной комиссии военного комиссариата, посчитав, что заявитель нарушил сроки подачи заявления, предусмотренные статьей 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе». Кроме того, суд пришел к выводу, что заявитель не имеет системы твердых взглядов и убеждений, которые не позволяли бы ему проходить военную службу.

О.С. Пильников 17 июля 2004 года был отчислен из Московской государственной академии приборостроения и информатики, в связи с чем у него прекратилось основание для отсрочки от призыва на военную службу, предусмотренное подпунктом «а» пункта 2 статьи 24 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». В ноябре 2004 года он был вызван повесткой в военный комиссариат Бабушкинского района города Москвы для проведения мероприятий, связанных с призывом на военную службу, а 17 декабря 2004 года подал в военный комиссариат письменное заявление о предоставлении ему права на прохождение альтернативной гражданской службы, мотивировав его тем, что несение военной службы противоречит его убеждениям. Призывная комиссия военного комиссариата отказала О.С. Пильникову в удовлетворении его требования, поскольку он пропустил установленный статьей 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» срок для подачи заявления (10 дней со дня прекращения основания для отсрочки) и не приложил к заявлению автобиографию и характеристику с места учебы или работы. Бабушкинский районный суд города Москвы решением от 8 июля 2005 года отказал в удовлетворении жалобы О.С. Пильникова на действия призывной комиссии военного комиссариата.

По мнению заявителей, статья 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе», как устанавливающая не подлежащий восстановлению срок для подачи заявления о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой и обязывающая указать причины и обстоятельства, побудившие гражданина обратиться с таким заявлением (с приложением необходимых документов), нарушает права граждан, гарантированные статьями 18, 28, 29 (часть 3) и 59 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Согласно статье 59 Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации (часть 1); гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом (часть 2); гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой (часть 3).

Федеральный закон от 25 июля 2002 года «Об альтернативной гражданской службе» определяет альтернативную гражданскую службу как особый вид трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемой гражданами взамен военной службы по призыву (пункт 1 статьи 1), и предусматривает, что на такую службу направляются граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, которые не пребывают в запасе, имеют право на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, лично подали заявление в военный комиссариат о желании заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой и в отношении которых в соответствии с данным Федеральным законом призывной комиссией, создание которой регулируется Федеральным законом от 28 марта 1998 года «О воинской обязанности и военной службе», принято соответствующее решение (пункт 1 статьи 3); граждане, прошедшие альтернативную гражданскую службу, зачисляются в запас Вооруженных Сил Российской Федерации и на военные, сборы не призываются (статья 24).

Согласно статье 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» заявление о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой должно быть подано в военный комиссариат, где граждане состоят на воинском учете, в следующие сроки: до 1 апреля - граждане, подлежащие призыву на военную службу в октябре - декабре текущего года; до 1 октября - граждане, подлежащие призыву на военную службу в апреле - июне следующего года.

Данное регулирование основано на привязке к срокам призыва на военную службу (который в соответствии с пунктом 1 статьи 25 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» осуществляется два раза в год с 1 апреля по 30 июня и с 1 октября по 31 декабря на основании указов Президента Российской Федерации): до начала весеннего призыва может быть подано заявление о прохождении альтернативной гражданской службы в период, начиная с осеннего призыва, и, соответственно, до начала осеннего призыва - о прохождении альтернативной гражданской службы в период, начиная с весеннего призыва. Подобный порядок обусловлен необходимостью заблаговременного уведомления военных комиссариатов о соответствующем намерении призывника с целью своевременного планирования мероприятий призыва, которое осуществляется военным комиссаром на основании пункта 4 Положения о призыве на военную службу граждан Российской Федерации (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июня 1999 года N 587).

Исключение из общего правила составляет порядок, предусмотренный в абзаце четвертом пункта 1 статьи 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе»: граждане, пользующиеся отсрочками от призыва на военную службу, сроки действия которых должны истечь после очередного призыва на военную службу, при преждевременном прекращении основания для отсрочки вправе подать заявления о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой после 1 апреля или после 1 октября в течение 10 дней со дня прекращения основания для отсрочки, т.е. независимо от сроков призыва на военную службу. Это обусловлено такими обстоятельствами, которые не позволяют гражданину заранее уведомить военный комиссариат о намерении воспользоваться правом на альтернативную гражданскую службу, а потому вопрос о прохождении военной службы должен решаться в ближайший по отношению к дате прекращения отсрочки призыв (весенний или осенний) либо в период текущего призыва.

Помимо сроков подачи заявления о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой граждане обязаны соблюдать порядок подачи и рассмотрения названного заявления: согласно той же статье граждане, изъявившие желание заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой, должны обосновать, что несение военной службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию; к заявлению прилагаются автобиография и характеристика с места работы и (или) учебы гражданина (для работающих (работавших) и (или) учащихся (учившихся); к заявлению гражданин вправе приложить другие документы; военный комиссариат выдает гражданину документ, подтверждающий регистрацию заявления.

По итогам рассмотрения заявления призывная комиссия выносит заключение о замене гражданину военной службы по призыву альтернативной гражданской службой либо принимает мотивированное решение об отказе в такой замене; заключение (решение) выносится (принимается) простым большинством голосов при участии в заседании не менее двух третей членов призывной комиссии и объявляется гражданину, в отношении которого оно принято, с выдачей ему копии заключения (решения); гражданину может быть отказано в замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой в случаях, если он нарушил срок и (или) порядок подачи заявления о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, характеризующие его документы и другие данные не соответствуют доводам гражданина о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию, в заявлении гражданина о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой и прилагаемых к нему документах указаны заведомо ложные сведения, он дважды вызывался на заседания призывной комиссии и не являлся на них без уважительной причины, ранее ему была предоставлена возможность пройти альтернативную гражданскую службу и он от нее уклонился (пункты 3 и 4 статьи 12 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе»).

3. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (статья 28). Это корреспондирует пункту 1 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах и пункту 1 статьи 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Закрепленное в статье 59 (часть 3) Конституции Российской Федерации право на альтернативную гражданскую службу в случаях, если несение военной службы противоречит убеждениям или вероисповеданию гражданина, а также в иных установленных федеральным законом случаях, связанное с конституционной гарантией свободы совести и вероисповедания, закреплено также в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», который предусматривает, что гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой (пункт 4 статьи 3). Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 ноября 1999 года N 16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» указал, что федеральный закон, о котором идет речь в данной конституционной норме, может определить условия и порядок замены военной службы альтернативной гражданской службой, однако само закрепленное ею право не нуждается в конкретизации и является, как следует из статей 18, 28 и 59 Конституции Российской Федерации, непосредственно действующим, притом именно индивидуальным правом, т.е. связанным со свободой вероисповедания в ее индивидуальном, а не коллективном аспекте, а значит, должно обеспечиваться независимо от того, состоит гражданин в какой-либо религиозной организации или нет.

Исходя из того, что право на замену военной службы альтернативной гражданской службой является непосредственно действующим, федеральный законодатель не вправе ограничивать процедурными нормами, принятыми в целях рационализации деятельности государственных органов, свободу совести и вероисповедания и связанное с ней право на альтернативную гражданскую службу. Следовательно, статья 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» - с учетом приведенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации - не может рассматриваться как устанавливающая такие сроки обращения гражданина с заявлением о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, которые не могли бы быть восстановлены при их пропуске по уважительным причинам.

Что же касается обращенного к призывнику требования обосновать наличие убеждений и вероисповедания, препятствующих прохождению военной службы, то из статьи 59 (часть 3) Конституции Российской Федерации вытекает лишь обязанность изложить соответствующие доводы, которая не может рассматриваться как противоречащая статье 29 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, поскольку процесс обоснования наличия убеждений вызван не принуждением гражданина, а его собственной инициативой - заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой.

Таким образом, статья 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего законодательства, закрепляющая обязанность гражданина довести до сведения призывной комиссии, иного уполномоченного органа, а также суда доводы о наличии у него убеждений или вероисповедания, которые противоречат несению военной службы, не может рассматриваться как устанавливающая такие сроки обращения гражданина с заявлением о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, которые в случае их пропуска по уважительным причинам не могли бы быть восстановлены судом или иным правоприменительным органом.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Статья 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего законодательства, закрепляющая обязанность гражданина довести до сведения призывной комиссии, иного уполномоченного органа, а также суда доводы о наличии у него убеждений или вероисповедания, которые противоречат несению военной службы, не может рассматриваться как устанавливающая такие сроки обращения гражданина с заявлением о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, которые в случае их пропуска по уважительным причинам не могли бы быть восстановлены судом или иным правоприменительным органом.

2. В силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» конституционно-правовой смысл статьи 11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе», выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении на основе правовых позиций, выраженных в сохраняющем свою силу постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике.

3. Признать жалобы граждан Жидкова Михаила Александровича и Пильникова Олега Сергеевича не подлежащими дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного в них вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

4. Правоприменительные решения по делам граждан Жидкова Михаила Александровича и Пильникова Олега Сергеевича подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет других препятствий.

5. Определение по данным жалобам окончательно, не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

6. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д. Зорькин

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации Ю.М. Данилов

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 59