narcorik.ru



САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 54


ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 54

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 2 Права и свободы человека и гражданина
Статья 54

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.
2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

2

Статья 54

Статья 10 УК РФ закрепляет, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

0

3

Статья 54

1. Правила, содержащиеся в комментируемой статье, возводят на конституционный уровень гуманные нормы о действии закона во времени, которые до этого содержались только в уголовном законодательстве, а с принятием в 1980 г. Основ законодательства СССР и союзных республик об административных правонарушениях появились и в этой отрасли законодательства.

Для названных отраслей регламентирование действия законов во времени имеет особое значение, поскольку они касаются наиболее острых вопросов, нередко затрагивая основные права и свободы человека и гражданина, включая право на жизнь. Но нормы, закрепленные в комментируемой статье, имеют всеобщий характер и касаются любых законов, устанавливающих юридическую ответственность за правонарушения.

В гражданском законодательстве вопросы обратной силы закона часто решаются во вводных законах к гражданским кодексам. Так было при введении в действие ГК РСФСР 1922 г. и двух последующих гражданских кодексов.

ФЗ от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (СЗ РФ. 1994. N 32. ст. 3302) также содержит ряд норм, касающихся обратной силы закона. В частности, в ст. 10 Закона содержится такое правило: "Установленные частью первой Кодекса сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 года", а в ст. 11 этого же Закона сказано: "Действие ст. 234 Кодекса (приобретательская давность) распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 года и продолжается в момент введения в действие части первой Кодекса".

Под законом, о котором говорится в комментируемой статье, имеется в виду федеральный закон, федеральный конституционный закон, а также закон субъекта Федерации. Применительно к уголовным и гражданским законам, в соответствии со ст. 71 Конституции, это могут быть законы, принятые только на федеральном уровне, а к законам о дисциплинарной и административной ответственности - также и на уровне законодательных органов субъектов Федерации (см. комм. к п. "о" ст. 71, п. "к" ст. 72).

Ответственность - это обязанность отвечать за противоправные действия (или бездействие), причинившие физический, материальный или моральный вред.

Комментируемая статья содержит требования, обязательные для всех отраслей права. Поэтому в тех случаях, когда соответствующий закон в необходимых случаях не регламентирует вопрос о времени его действия или отклоняется от требований конституционной нормы, она действует непосредственно.

Общим правилом для всех отраслей права является ответственность за совершенное правонарушение по закону, действующему в момент его совершения. Это значит, что закон принят в установленном порядке и вступил в законную силу. В соответствии с требованиями Конституции законы подлежат официальному опубликованию, а неопубликованные законы не применяются. Порядок опубликования и вступления в силу законов России определен ФЗ от 14 июня 1994 г. "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" (СЗ РФ. 1994. N 8. ст. 801).

Под законом, устанавливающим ответственность, понимается закон, которым вводится та или иная ответственность за правонарушение, до того не существовавшая.

Под законом, отягчающим ответственность, имеется в виду закон, устанавливающий более строгий вид ответственности (например, вместо административной - уголовную) либо более строгое наказание в рамках одного и того же вида ответственности (например, за нарушение трудовой дисциплины законом расширена возможность применения увольнения в качестве взыскания).

Под обратной силой закона следует понимать распространение нового закона на деяния, совершенные до его вступления в силу. Если закон обратной силы не имеет, это значит, что он не распространяется на деяния, совершенные до его вступления в силу. Комментируемые конституционные нормы носят общеобязательный характер и не допускают исключений. Это важно отметить, ибо в прошлом сплошь и рядом нарушались общепринятые принципы действия законов во времени. Это приводило к тому, что те или иные деяния объявлялись тяжкими преступлениями и им еще придавалась обратная сила.

Так, например, было с Постановлением Президиума ЦИК СССР от 21 ноября 1929 г. "Об объявлении вне закона должностных лиц - граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР" (СЗ РФ. 1929. N 76. ст. 732). Этот Закон, известный как "Закон о невозвращенцах", рассматривал лиц, отказавшихся вернуться в СССР, как перебежчиков в лагерь врагов, квалифицировал их действия как измену, влекущую объявление вне закона, последствием чего были конфискация всего имущества осужденного и расстрел его через 24 часа после удостоверения личности. В ст. 6 было сказано: "Настоящий закон имеет обратную силу".

В начале 60-х годов недоумение юридической общественности вызвало придание уголовному закону обратной силы по делу о валютных операциях, совершенных Рокотовым и Файбишенко. В отношении них был применен закон, по которому за валютные операции допускалась смертная казнь, и они были расстреляны, хотя в момент совершения преступления санкция закона не содержала наказания ни в виде исключительной меры наказания - смертной казни, ни даже в виде предельного срока лишения свободы, установленного законом.

Положения, содержащиеся в ч. 1 комментируемой статьи, изложены в УК и КоАП в формулировках, отражающих специфические особенности этих отраслей законодательства. Так, в ч. 2 ст. 10 УК записано: "Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, или усиливающий наказание, или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет", а в ч. 2 ст. 1.7 КоАП сказано: "Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет".

Поскольку уголовное наказание может применяться только к лицам, совершившим преступление, в качестве закона, устанавливающего наказуемость деяния, может рассматриваться закон, объявляющий то или иное противоправное деяние преступным и устанавливающий за его совершение уголовное наказание, основное либо основное и дополнительное, из числа предусмотренных в УК. Это может быть дополнением Особенной части УК путем включения в нее новой статьи или включения в уже имеющуюся статью нового состава преступления, ранее не рассматривавшегося в качестве преступления, в том числе под каким бы то ни было иным наименованием. Точно так же актом, устанавливающим ответственность за административное правонарушение, является как новый акт, предусматривающий новый административный проступок и взыскание за него, так и у действующий акт, дополняющий включенные в него проступки новыми.

Закон может рассматриваться как усиливающий наказание, если в нем увеличивается максимальная или минимальная санкция, вводится более строгое основное наказание, вводится дополнительное наказание, преступлению дается иная квалификация, хотя и не влекущая изменение уголовных наказаний, но приводящая к иным отрицательным уголовно-правовым последствиям, например к признанию преступления тяжким, сокращению возможности условно-досрочного освобождения, что отягчает ответственность.

Для административных проступков актом, усиливающим ответственность, является акт, включающий в санкцию новое, более строгое взыскание, либо увеличивающий размер уже имеющегося взыскания, либо включающий дополнительное взыскание или отягчающие условия отбытия взыскания.

2. Положение, содержащееся в ч. 2 комментируемой статьи, распространяется на любые правонарушения. Ни одно из них не может рассматриваться в качестве такового, если об этом нет указания в законе. И ни одно лицо не может привлекаться к какой бы то ни было ответственности, если законом конкретно не определены признаки правонарушения и меры этой ответственности. Разумеется, при решении вопроса об ответственности должны соблюдаться и другие требования, а именно: наличие вины, достижение определенного возраста и др.

Рассматриваемая конституционная норма имеет принципиальное значение. Она полностью исключает возможность применения уголовного закона по аналогии, т.е. за деяние, не указанное в законе, но сходное с тем или иным преступлением, что допускалось уголовным законодательством, действовавшим до принятия УК РСФСР 1960 г. Комментируемая норма создает барьер на пути возможных нарушений прав и свобод человека и гражданина, четкую правовую базу для правоохранительных органов и судов, позволяя им избегать ошибок при решении вопросов ответственности за правонарушения.

Положения Конституции в силу ее ст. 15 имеют прямое действие, и во всех необходимых случаях конституционная норма применяется непосредственно. Последнее важно подчеркнуть и потому, что содержание комментируемой нормы вполне соответствует и даже превосходит требования норм международного права (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. См.: Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. M., 1990. С. 16, 39).

В ч. 1 ст. 15 названного Пакта содержится правило: "Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением... Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника".

Сопоставление содержания приведенного текста из Международного пакта и комментируемой конституционной нормы показывает, что последняя касается не одной отрасли права, а носит всеобщий характер и касается различных форм ответственности: уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой.

Комментируемое положение ч. 2 анализируемой статьи конкретизируется в отраслевом законодательстве.

Понятие "преступление", содержащееся в УК, указывает на то, что это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное данным Кодексом под угрозой наказания. В Особенной части УК составы преступлений содержат диспозицию, указывающую на конкретные признаки преступления, и санкцию, определяющую наказание за его совершение.

Закрепленное в ст. 2.1 КоАП понятие административного правонарушения в качестве признаков проступка наряду с противоправностью и виновностью также приводит указание в законе на административную ответственность. Для решения вопроса о применении положений об обратной силе закона должно быть установлено время совершения правонарушения. Временем совершения преступления в соответствии со ст. 9 УК признается совершение общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Момент совершения правонарушения определяется по документу, послужившему основанием для признания лица правонарушителем (приговор, постановление о наложении административного взыскания и др.). Для некоторых категорий правонарушений, например длящихся и продолжаемых преступлений, установление момента совершения преступления представляет определенные трудности, так как не всегда легко определить момент их окончания. В случае когда установлено, что деяние началось до, но продолжалось и после того, как оно стало рассматриваться законом в качестве правонарушения, за него может наступить ответственность, установленная этим законом.

Под устранением ответственности, о котором говорится в ч. 2 комментируемой статьи, понимается отмена или признание утратившим силу закона, который предусматривал ту или иную ответственность. Смягчение ответственности многообразно. Это может, например, выражаться в замене уголовной ответственности ответственностью административной или дисциплинарной, а также - что чаще всего встречается - в смягчении в рамках одной и той же отрасли законодательства, прежде всего уголовного и об административной ответственности.

С момента вступления в силу закона, устраняющего противоправность деяния, соответствующие деяния, совершенные до его вступления в силу, считаются не содержащими состава правонарушения. Устранение противоправности деяния означает вместе с тем и устранение наказуемости. Вопрос об устранении и смягчении уголовной ответственности решен в ч. 1 ст. 10 УК, которая установила следующее правило: "Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость". В ч. 2 ст. 10 действующего УК есть такое положение: "Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом".

В КоАП также установлено, что акты, смягчающие или отменяющие ответственность за административные правонарушения, имеют обратную силу, т.е. распространяются и на правонарушения, совершенные до издания этих актов (п. 2 ст. 1.7).

В то же время положения об обратной силе закона, тем или иным образом улучшающего положение лица, совершившего правонарушение, в законодательстве вообще не было.

Под смягчением наказания понимается: снижение высшего и низшего пределов уголовного наказания; исключение из санкции статьи более строгого вида наказания; включение в нее более мягкого вида наказания; исключение из санкции дополнительного наказания или включение более мягкого дополнительного наказания; снижение низшего и высшего пределов дополнительного наказания.

Смягчением наказания является и исключение наказания за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах, например повторно. К смягчению наказания может привести исключение преступления из числа тяжких, что влияет на режим содержания осужденного в местах лишения свободы, дает более льготные условия для условно-досрочного и досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким.

Актом, смягчающим ответственность за административное правонарушение, является акт, исключивший из санкции более строгое взыскание, либо снизивший размер взыскания, либо исключивший дополнительное взыскание.

Законы, смягчающие уголовную или административную ответственность, применяются на любой стадии производства по делу, включая надзорное производство.

Кроме комментируемой статьи, носящей общий характер, об обратной силе закона в Конституции говорится и в ст. 57, которая решает этот вопрос применительно к налоговому законодательству. В ней предусмотрено, что законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют (см. комм. к ст. 57). Между тем на практике оказалось, что ряд законов не соответствуют требованиям ст. 54 и 57 Конституции и тем самым нарушают права налогоплательщиков и других лиц.

Постановлениями Конституционного Суда, принятыми по обращениям пострадавших физических и юридических лиц, а также по запросам судов, положение исправляется. При этом важно отметить, что значение указанных постановлений выходит за рамки вопросов, поднятых в конкретных обращениях. Принятые по этим делам постановления Суда не только решили вопросы, поставленные заявителями, но и определили правовую позицию Суда по проблеме в целом. Это сделано, в частности, в Постановлении Конституционного Суда от 24 октября 1996 г. N 19-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 2 ФЗ от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах".

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Арбитражного суда Брянской области в связи с рассмотрением иска по делу товарищества с ограниченной ответственностью "Эйдос", а также жалобы группы акционеров различных обществ. В обращениях ставился вопрос о нарушении конституционных прав и свобод оспариваемой нормой, которая придает обратную силу названному закону, ухудшая тем самым положение налогоплательщиков.

Суд удовлетворил запрос суда и жалобы заявителей и признал оспариваемую законодательную норму неконституционной.

В Постановлении Суда указывается, что, по смыслу Конституции и ФЗ от 14 июня 1994 г. "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания", общим для всех отраслей права правилом является принцип, согласно которому закон, ухудшающий положение граждан, а соответственно и объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан, обратной силы не имеет. Данный принцип применен, в частности, в Гражданском (ст. 4 и 422), Таможенном (ст. 234), Уголовном (ст. 6) кодексах.

Вместе с тем Конституция содержит и прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы (ст. 54, 57). Положение ст. 57, ограничивающее возможность законодателя придавать закону обратную силу, является одновременно и нормой, гарантирующей конституционное право на защиту от придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок введения таких законов в действие. Одновременно Конституция не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение налогоплательщиков. При этом благоприятный для субъектов налогообложения характер такого закона должен быть понятен как налогоплательщикам, так и государственным органам, взимающим налоги.

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда была выражена и в ряде более поздних решений, касающихся прав граждан, не связанных с наказанием за ранее совершенные правонарушения.

В этом смысле большой интерес представляет Постановление Конституционного Суда от 24 мая 2001 г. N 8-П (СЗ РФ. 2001. N 22. ст. 76). Оно принято по делу о проверке конституционности положения ч. 1 ст. 1 и ст. 2 ФЗ от 25 июля 1998 г. "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", которым установлено, что в той части, в какой предусмотренное ими требование о наличии минимального 15-летнего стажа работы (времени проживания) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающего право на получение жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета, распространяется и на граждан, которые в соответствии с ранее действовавшим законодательством приобрели такое право при наличии стажа работы в указанных районах и местностях не менее 10 лет.

В Постановлении признано, что распространение предписания о минимальном 15-летнем стаже работы (времени проживания) как условии приобретения права на получение жилищных субсидий на лиц, которым такое право уже было предоставлено при наличии стажа работы не менее 10 лет, и тем самым придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан, означающее по существу отмену для этих лиц права на получение жилищной субсидии, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого в конкретных правоотношениях, несовместимо, в частности, с требованиями, вытекающими из ст. 54 (ч. 1), 55 (ч. 2) и 57 Конституции РФ.

0

4

Статья 54

1. Положения комментируемой статьи основаны на общепризнанных принципах справедливости и гуманизма, сформулированы в соответствии со ст. 11 Всеобщей декларации прав человека и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах. Эти нормы служат важным средством обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина, являясь неотъемлемым составным элементом правового статуса личности в Российской Федерации.

Возведение правовых норм о действии закона во времени в разряд конституционных (обладающих наивысшей силой) свидетельствует об их высокой значимости и ценности; они носят теперь всеобщий характер, распространяясь на все законы, устанавливающие юридическую ответственность граждан за правонарушения.

Итак, закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, подлежит применению лишь к тем правонарушениям, которые совершены после его издания, и не распространяется на деяния, имевшие место до его принятия. Аналогичные указания содержатся в Уголовном кодексе РФ и Кодексе об административных правонарушениях РФ. Например, согласно ст. 10 УК РФ, закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Следовательно, лицо, совершившее деяние в то время, когда оно считалось правонарушением, не подлежит ответственности, а лицо, совершившее правонарушение, наказуемое по новому закону более строго, может быть привлечено к ответственности только по действовавшему в то время более мягкому закону.

Издание законов, устанавливающих или отягчающих ответственность, может быть вызвано необходимостью совершенствования мер охраны и защиты прав, свобод и законных интересов других граждан, усиления борьбы с правонарушениями и укрепления правопорядка. Разумеется, государство вправе принимать такие меры, но это не должно вести к ухудшению положения лица, совершившего деяние до издания более строгого закона. Гражданин может и должен знать и соблюдать требования действующего закона.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Данный конституционный принцип подчеркивает гуманность законодательства и стремление самого законодателя следовать принципу справедливости, а также полностью соответствует положениям Всеобщей декларации прав человека (ч. 2 ст. 11) и Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 15).

Приведем несколько примеров из отраслевого законодательства, в котором нашла свое продолжение комментируемая конституционная норма.

В гражданском законодательстве: если после заключения договора принят закон, устанавливающий иные обязательные для сторон правила, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (ст. 422 ГК РФ).

В налоговом законодательстве: акты, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов, устанавливающие или отягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, обратной силы не имеют.

В законодательстве об административных правонарушениях: закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (ст. 1.7 КоАП РФ).

0

5

Статья 54

     1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы
не имеет.
     2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его
совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения
ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

     Комментарий к статье 54

     1. Правила, содержащиеся в комментируемой статье, возводят на конституционный
уровень гуманные нормы о действии закона во времени, которые до этого содержались
только в уголовном законодательстве, а с принятием в 1980 г. Основ законодательства
Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях появились
и в этой отрасли законодательства.
     Для названных отраслей регламентирование действия законов во времени
имеет особое значение, поскольку они касаются наиболее острых вопросов, нередко
затрагивая основные права и свободы человека и гражданина, включая право на
жизнь. Однако нормы, закрепленные в комментируемой статье, имеют всеобщий
характер и касаются любых законов, устанавливающих юридическую ответственность
за правонарушения.
     В гражданском законодательстве вопросы обратной силы закона часто решаются
в вводных законах к гражданским кодексам. Так было при введении в действие
ГК РСФСР 1922 г. и двух последующих гражданских кодексов. Например, в силу
ст. 3 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1964 г. "О порядке
введения в действие Гражданского и Гражданского процессуального кодексов РСФСР"
(ВВС РСФСР, 1964, N 24, ст. 416) Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. действовал
с обратной силой на гражданские правоотношения, возникшие до 1 октября 1964
г., но не урегулированные действовавшим в момент их возникновения законодательством
(договор хранения, договор о совместной деятельности и др.).
     Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации" (ВФС РФ, 1994, N 16, ст. 668) также
содержит ряд норм, касающихся обратной силы закона. В частности, в ст. 10
Закона содержится такое правило: "Установленные частью первой Кодекса сроки
исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные
ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 года",
а в ст. 11 этого же Закона сказано: "Действие ст. 234 Кодекса (приобретательская
давность) распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось
до 1 января 1995 года и продолжается в момент введения в действие части первой
Кодекса".
     Комментируемые конституционные нормы являются универсальными, носят общеобязательный
характер и не допускают исключений. Это важно отметить, ибо в прошлом сплошь
и рядом нарушались общепринятые принципы действия законов во времени. Это
приводило к тому, что те или иные деяния объявлялись тяжкими преступлениями
и им еще придавалась обратная сила.
     Так, например, было с постановлением Президиума ЦИК СССР от 21 ноября
1929 г. (СЗ, 1929, N 76, ст. 732) "Об объявлении вне закона должностных лиц-граждан
Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства
и отказывающихся вернуться в Союз ССР". Этот Закон, известный как "Закон о
невозвращенцах", рассматривал лиц, отказавшихся вернуться в СССР, как перебежчиков
в лагерь врагов, квалифицировал их действия как измену, влекущую объявление
вне закона, последствием чего были конфискация всего имущества осужденного
и расстрел его через 24 часа после удостоверения личности. В ст. 6 постановления
было сказано: "Настоящий закон имеет обратную силу".
     В начале 60-х годов недоумение юридической общественности вызвало придание
уголовному закону обратной силы по делу о валютных операциях, совершенных
Рокотовым и Файбишенко. В отношении них был применен закон, по которому за
валютные операции допускалась смертная казнь, и они были расстреляны, хотя
в момент совершения преступления санкция закона не содержала наказания ни
в виде исключительной меры наказания - смертной казни, ни даже в виде предельного
срока лишения свободы, установленного законом.
     Известны исключения и из правила об обязательном придании обратной силы
законам, смягчающим ответственность.
     Действующий УК РСФСР 1960 г. исключил из числа преступных более 60 деяний,
известных прежнему уголовному законодательству. Лица, совершившие эти преступления,
были освобождены от уголовной ответственности и наказания. В то же время Указом
Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 января 1961 г. "О порядке введения
в действие Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса РСФСР" в изъятие
из общего правила смягчение наказания не было распространено на лиц, осужденных
за особо опасные государственные преступления, предусмотренные разделом 1
гл.1 Особенной части УК РСФСР, а также за бандитизм, умышленное убийство и
ряд других преступлений, если приговоры в отношении этих лиц вступили в силу
до 1 января 1961 г., т.е. до введения в действие УК РСФСР 1961 г. (ВВС РСФСР,
1961, N 2, ст. 7).
     Проблемы возникали и при реализации положений законов, устраняющих уголовную
ответственность, если в самих законах о лицах, осужденных за деяния, переставшие
быть преступными, ничего об этом не говорилось.
     Сейчас, когда положения Конституции в силу ее ст. 15 имеют прямое действие,
во всех необходимых случаях конституционная норма может применяться непосредственно.
Последнее важно подчеркнуть и потому, что содержание комментируемой нормы
вполне соответствует и даже превосходит требования норм международного права
(ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и ст. 15 Международного
пакта о гражданских и политических правах 1966 г. - Международная защита прав
и свобод человека: Сб. док. М., 1990, с. 16, 39).
     В ч. 1 ст. 15 названного пакта содержится правило: "Никто не может быть
признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие
какого-либо действия или упущения, которое согласно действовавшему в момент
его совершения внутригосударственному законодательству или международному
праву не являлось уголовным преступлением... Если после совершения преступления
законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется
на данного преступника".
     Сопоставление содержания приведенного текста из Международного пакта
и комментируемой конституционной нормы показывает, что последняя касается
не одной отрасли права, а носит всеобщий характер и касается различных форм
ответственности: уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой.
     Под законом, о котором говорится в ч. 1 комментируемой статьи, имеется
в виду федеральный, федеральный конституционный законы, а также закон субъекта
Российской Федерации. Применительно к уголовным и гражданским законам, в соответствии
со ст. 71 Конституции, это могут быть законы, принятые только на федеральном
уровне, а к законам о дисциплинарной и административной ответственности -
также и на уровне законодательных органов субъектов федерации (см. комментарии
к п. "о" ст. 71 и п."к" ст. 72).
     Общим правилом для всех отраслей права является ответственность за совершенное
правонарушение по закону, действующему в момент его совершения. Это значит,
что закон принят в установленном порядке и вступил в законную силу. В соответствии
с требованиями Конституции законы подлежат официальному опубликованию, а неопубликованные
законы не применяются (см. комментарий к ст. 15). Порядок опубликования и
вступления в силу законов Российской Федерации определен Федеральным законом
от 14 июня 1994 г. "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных
конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания"
(СЗ РФ, 1994, N 8, ст. 801).
     Под законом, устанавливающим ответственность, понимается закон, которым
вводится та или иная ответственность за правонарушение, до того не существовавшая.
     Под законом, отягчающим ответственность, имеется в виду закон, устанавливающий
более строгий вид ответственности, например вместо административной - уголовную,
либо более строгое наказание в рамках одного и того же вида ответственности,
например за нарушение трудовой дисциплины законом расширена возможность применения
увольнения в качестве взыскания.
     Под обратной силой закона следует понимать распространение нового закона
на деяния, совершенные до его вступления в силу. Если закон обратной силы
не имеет, это значит, что он не распространяется на деяния, совершенные до
его вступления в силу.
     Положения, содержащиеся в ч. 1 комментируемой статьи, изложены в УК и
в КоАП в формулировках, отражающих специфические особенности этих отраслей
законодательства. Так, в ч. 3 ст. 6 УК записано: "Закон, устанавливающий наказуемость
деяния или усиливающий наказание, обратной силы не имеет", а в ч. 2 ст. 9
КоАП сказано: "Акты, устанавливающие или усиливающие ответственность за административные
правонарушения, обратной силы не имеют".
     Поскольку уголовное наказание может применяться только к лицам, совершившим
преступление, в качестве закона, устанавливающего наказуемость деяния, может
рассматриваться закон, объявляющий то или иное противоправное деяние преступным
и устанавливающий за его совершение уголовное наказание, основное либо основное
и дополнительное, из числа предусмотренных в УК. Это может быть дополнением
Особенной части УК путем включения в нее новой статьи или включения в уже
имеющуюся статью нового состава преступления, ранее не рассматривавшегося
в качестве преступления, в том числе под каким бы то ни было иным наименованием.
Точно так же актом, устанавливающим ответственность за административное правонарушение,
является как новый акт, предусматривающий новый административный проступок,
и взыскание за него, так и действующий акт, дополняющий включенные в него
проступки новыми.
     Закон может рассматриваться как усиливающий наказание, если в нем увеличиваются
максимальная или минимальная санкции, вводится более строгое основное наказание,
вводится дополнительное наказание, преступлению дается иная квалификация,
хотя и не влекущая изменение уголовных наказаний, но приводящая к иным отрицательным
уголовно-правовым последствиям, например к признанию преступления тяжким,
сокращению возможности условно-досрочного освобождения.
     Для административных проступков актом, усиливающим ответственность, является
акт, включающий в санкцию новое, более строгое взыскание или увеличивающий
размер уже имеющегося взыскания либо включающий дополнительное взыскание.
     Положение, содержащееся в ч. 2 комментируемой статьи, носит универсальный
характер. Оно распространяется на любые правонарушения. Ни одно из них не
может рассматриваться в качестве такового, если об этом нет указания в законе.
И ни одно лицо не может привлекаться к какой бы то ни было ответственности,
пока законом конкретно не определены признаки правонарушения, за совершение
которого можно привлекаться к ответственности, и меры этой ответственности.
Разумеется, что при решении вопроса об ответственности лица должны соблюдаться
и другие требования, а именно: наличие вины, достижение определенного возраста
и др.
     Рассматриваемая конституционная норма имеет принципиальное значение.
Она полностью исключает возможность применения уголовного закона по аналогии,
т.е. за деяние, не указанное в законе, но сходное с тем или иным преступлением,
что предусматривалось уголовным законодательством, действовавшим до принятия
УК РСФСР 1960 г.
     Данная норма создает барьер на пути возможных нарушений прав и свобод
человека и гражданина, создает четкую правовую базу для правоохранительных
органов и судов, позволяя им избегать ошибок при решении вопросов ответственности
за правонарушения.
     Комментируемое положение ч. 2 ст. 54 конкретизируется в отраслевом законодательстве.
     В понятии "преступление", содержащемся в УК (ст. 7), имеется указание
на то, что это общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом.
В Особенной части УК все составы преступлений содержат диспозицию, указывающую
на конкретные признаки преступления, и санкцию, в которой определяется наказание
за его совершение.
     Закрепленное в ст. 10 КоАП понятие административного правонарушения в
качестве признаков проступка наряду с противоправностью и виновностью также
приводит указание в законе на административную ответственность. Особенная
часть КоАП, как и УК, имеет диспозицию с описанием признаков правонарушения
и меры взыскания. Указания на характер нарушений трудовой дисциплины и меры
дисциплинарного взыскания имеются в трудовом законодательстве.
     Момент совершения правонарушения определяется по документу, послужившему
основанием для признания лица правонарушителем (приговор, постановление о
наложении административного взыскания и др.). Для некоторых категорий правонарушений,
например длящихся и продолжаемых преступлений, установление момента совершения
преступления представляет определенные трудности, так как не всегда легко
определить момент их окончания. В случае, когда установлено, что деяние началось
до, но продолжалось и после того как, оно стало рассматриваться законом в
качестве правонарушения, за него может наступить ответственность, установленная
этим законом.
     Под устранением ответственности, о котором говорится в ч. 2 комментируемой
статьи, понимается отмена или признание утратившим силу закона, который предусматривал
ту или иную ответственность.
     Формы смягчения ответственности разнообразны. Это может, например, выражаться
в замене уголовной ответственности административной или дисциплинарной, а
также, что чаще всего встречается, смягчением в рамках одной и той же отрасли
законодательства, прежде всего уголовного и об административной ответственности.
     В ст. 6 УК, ее ч. 2 сейчас действует в редакции Закона РСФСР от 5 декабря
1991 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный
кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" (ВВС РФ,
1991, N 52, ст 1867). Новая редакция этой части ст. 6 УК гласит:
     "Закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния или смягчающий
наказание, имеет обратную силу, то есть распространяется с момента вступления
в силу такого закона также на деяния, совершенные до его издания. С момента
вступления в силу закона, устраняющего преступность деяния, соответствующие
деяния, совершенные до его вступления в силу, считаются не содержащими состава
преступления".
     Устранение преступности деяния означает вместе с тем и устранение наказуемости.
Непосредственное отношение к положению об устранении преступности и наказуемости
имеет включение в ст. 56 УК ч. 2, которая гласит: "Осужденный подлежит освобождению
от наказания за совершение деяния, преступность и наказуемость которого были
после вступления в законную силу приговора суда, назначившего это наказание,
устранены уголовным законом" (ВВС РФ, 1991, N 52, ст. 1867).
     Под смягчением наказания понимается снижение высшего и низшего пределов
наказания, исключение из санкции статьи более строгого вида наказания, включение
в нее более мягкого вида наказания, исключение из санкции дополнительного
наказания или включение более мягкого дополнительного взыскания, снижение
низшего и высшего пределов дополнительного наказания.
     Смягчением наказания является и исключение наказания за совершение преступления
при отягчающих обстоятельствах, например повторно. К смягчению наказания может
привести исключение преступления из числа тяжких, что влияет на режим содержания
осужденного в местах лишения свободы, дает более льготные условия для условно-досрочного
и досрочного освобождения и др.
     К проблеме применения обратной силы закона, смягчающего наказание, имеет
отношение содержание ч. 3 ст. 56 УК. В соответствии с этой нормой "подлежит
смягчению назначенное осужденному наказание, превышающее верхний предел санкции
вновь изданного уголовного закона, которым смягчается наказание за деяние,
совершенное осужденным. Назначенное судом наказание при этом смягчается до
меры, установленной верхним пределом санкции вновь изданного уголовного закона".
Актом, смягчающим ответственность за административное правонарушение, является
акт, исключивший из санкции более строгое взыскание или снизивший размер взыскания
либо исключивший дополнительное взыскание.
     Законы, смягчающие уголовную или административную ответственность, применяются
на любой стадии производства по делу, включая надзорное производство.

0

6

Статья 54

     1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы
не имеет.
     2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его
совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения
ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

     Комментарий к статье 54

     В новой Конституции России установлены правовые нормы, определяющие правила
действия закона во времени. Ранее аналогичные правила предусматривались лишь
в уголовном законодательстве и законодательстве об административных правонарушениях.
Возведение правовых норм о действии закона во времени в разряд основополагающих
конституционных установлений само по себе свидетельствует о их высокой значимости.
Они носят теперь всеобщий характер, распространяются на все законы, устанавливающие
юридическую ответственность граждан за правонарушения.
     Положения ст. 54 основываются на общепринятых принципах справедливости
и гуманизма и сформулированы в соответствии со ст. 11 Всеобщей декларации
прав человека и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах.
Эти нормы служат важным средством обеспечения защиты прав и свобод человека
и гражданина, являются неотъемлемым составным элементом правового статуса
личности в Российской Федерации.
     В правовом государстве правомерность либо противоправность поведения
гражданина, а равно его ответственность за противоправное деяние определяются
действующим законом. Норма ч. 2 ст. 54 является важной правовой гарантией
свободы поведения гражданина в обществе, позволяет ему совершать те или иные
действия, сообразуясь лишь с действующим законом.
     С изложенной конституционной нормой согласуется указание ст. 6 УК о том,
что преступность и наказуемость деяния определяются законом, действующим во
время совершения этого деяния, и ст. 9 КоАП, в которой записано, что лицо,
совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании
законодательства, действующего во время и по месту совершения правонарушения.
     Согласно ст. 54 закон, устанавливающий или отягчающий ответственность,
обратной силы не имеет. Такой закон подлежит применению лишь к тем правонарушениям,
которые совершены после его издания, и не распространяется на деяния, имевшие
место до его издания. Аналогичные указания содержатся в УК и КоАП. В частности,
в ст. 6 УК записано, что закон, устанавливающий наказуемость деяния или усиливающий
наказание, обратной силы не имеет. Следовательно, если лицо совершило деяние,
которое прежде, до издания нового закона, не считалось правонарушением, оно
не подлежит ответственности, а лицо, совершившее правонарушение, наказуемое
по новому закону более строго, может быть привлечено к ответственности только
по прежнему, более мягкому закону. Издание законов, устанавливающих или отягчающих
ответственность, может быть вызвано необходимостью совершенствования мер охраны
и защиты прав, свобод и законных интересов других граждан, усиления борьбы
с правонарушениями и укрепления правопорядка. Разумеется, государство вправе
принимать такие меры, но это не должно вести к ухудшению положения лица, совершившего
деяние до издания более строгого закона. Гражданин может и должен знать и
соблюдать требования действующего закона.
     На принципах гуманизма и справедливости основывается и положение ч. 2
ст. 54 о том, что, если после совершения правонарушения ответственность за
него устранена или смягчена, применяется новый закон. Такой закон имеет обратную
силу. В ст. 6 УК соответствующая норма выражена следующим образом: закон,
устраняющий преступность и наказуемость деяния или смягчающий наказание, имеет
обратную силу, т. е. распространяется с момента вступления в силу такого закона
также на деяния, совершенные до его издания. Аналогичное указание содержится
и в ст. 9 КоАП.
     Следовательно, если лицо совершило деяние во время действия прежнего
закона, которым оно признавалось правонарушением, но новым законом ответственность
за это деяние устранена, такое лицо не может быть привлечено к ответственности.
Это деяние не считается больше правонарушением. Если же лицо уже привлечено
к ответственности по прежнему закону, оно в соответствии с новым законом подлежит
освобождению от назначенной ему меры наказания. В том случае, когда лицо несет
ответственность за правонарушение по прежнему, более строгому закону, ему
в соответствии с новым, более мягким законом назначенная мера ответственности
должна быть смягчена до пределов, указанных в новом законе.
     Под смягчением ответственности, о котором говорится в ст. 54, понимается
смягчение вида наказания (например, вместо уголовной установлена административная
ответственность), либо размера взыскания, либо облегчение условий отбывания
наказания, либо иное улучшение положения лица, привлеченного к ответственности.
     Различаются следующие виды правонарушений: дисциплинарные проступки,
административные правонарушения или проступки, гражданско-правовые нарушения
и уголовные преступления. За эти правонарушения соответственно установлена
дисциплинарная, административная, гражданско-правовая и уголовная ответственность.
Предусматриваются эти виды ответственности соответствующим специальным законодательством
(трудовым, административным, гражданским, уголовным и т. д.).
     Положения ст. 54 распространяются на все указанные виды правонарушений
и отрасли законодательства.
     Под законом в ст. 54 понимается любой закон, предусматривающий ответственность
граждан за правонарушения, независимо от того, является ли он федеральным
законом или законом, принятым субъектом Российской Федерации, кодексом, отдельным
законом или законом об изменении или дополнении действующего закона и т. д.
     Ответственность за определенные правонарушения может предусматриваться
в постановлениях Правительства России, различных нормативных правовых актах,
издаваемых органами исполнительной власти. В силу верховенства Конституции,
закона положения ст. 54 распространяются на все нормативные правовые акты,
которые должны издаваться и применяться в строгом соответствии с этими положениями.
     Статья 54 имеет прямое действие. Ее нормы подлежат применению и в тех
случаях, когда в том или ином законе или нормативном правовом акте они не
нашли соответствующего отражения.
     Правовое регулирование различных видов ответственности за правонарушения
имеет свои специфические особенности. Это предполагает не только возможность,
но и необходимость, целесообразность установления в отраслевых законах об
ответственности за нарушения правовых норм, соответствующих положениям ст.
54, которые бы развивали и дополняли эти положения, определяли условия и порядок
их применения с учетом специфики данного вида ответственности. Такие нормы
могут быть предусмотрены не только в уголовном и административном законодательстве,
но и в других отраслях права.

0

7

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 24 октября 1996 г. No. 17-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ПЕРВОЙ
СТАТЬИ 2 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 7 МАРТА 1996 ГОДА
"О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
"ОБ АКЦИЗАХ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Н.В. Селезнева, судей М.В. Баглая, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, с участием представителей сторон, направивших обращения в Конституционный Суд Российской Федерации: от акционеров акционерного общества закрытого типа "Альфа - Эко" - акционера М.Э. Безелянского и доктора юридических наук Б.И. Пугинского, от товарищества с ограниченной ответственностью "Кентавр" - генерального директора А.В. Малякшина, от товарищества с ограниченной ответственностью "Титан" - заместителя генерального директора С.А. Зиборова, от общества с ограниченной ответственностью "Норок" - адвоката А.Ф. Куксы; представителя Государственной Думы Федерального Собрания - председателя подкомитета Комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам А.П. Починка, представителя Совета Федерации Федерального Собрания адвоката В.А. Меклера, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой статьи 3, подпунктом "а" пункта 1 части второй статьи 22, статьями 36, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах".
Поводом к рассмотрению дела явились: запрос Арбитражного суда Брянской области в связи с рассмотрением иска по делу товарищества с ограниченной ответственностью "Эйдос", а также жалобы акционеров акционерного общества закрытого типа "Альфа - Эко" - М.Э. Безелянского, Г.Б. Хана и А.Б. Шелухина, товариществ с ограниченной ответственностью "Титан" и "Кентавр", общества с ограниченной ответственностью "Норок". В обращениях ставится вопрос о нарушении конституционных прав и свобод частью первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах", которая придает обратную силу Федеральному закону "Об акцизах" (в редакции от 7 марта 1996 года), ухудшая тем самым положение налогоплательщиков.
Поскольку все обращения касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи - докладчика Г.А. Гаджиева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных: начальника Валютного департамента Министерства финансов Российской Федерации В.Б. Волкова, заместителя начальника Правового управления Государственного таможенного комитета Российской Федерации А.А. Наумова, исследовав представленные сторонами документы и другие материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Федеральным законом от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" (статья 1) утверждена новая редакция Закона "Об акцизах", которая вступает в силу с 1 февраля 1996 года (часть первая статьи 2).
В прежней редакции Закона "Об акцизах" содержалась норма, предусматривавшая освобождение от обложения акцизами товаров, ввозимых из стран Содружества Независимых Государств. В статьей 5 (пункт 7, часть вторая) Федерального закона "Об акцизах" (новая редакция), напротив, предусматривается уплата акцизов по подакцизным товарам, происходящим и ввозимым с территории государств - участников Содружества Независимых Государств.
В связи с введением в действие Федерального закона от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" Государственный таможенный комитет Российской Федерации 15 марта 1996 года разослал начальникам региональных таможенных управлений телетайпограмму с указанием взимать с 1 февраля 1996 года акцизы в отношении подакцизных товаров, происходящих с территории стран Содружества Независимых Государств, по ставкам, установленным для ввозимых на территорию Российской Федерации подакцизных товаров. Одновременно дано указание провести, начиная с 1 февраля 1996 года, довзыскание сумм акцизов в отношении названных товаров, предъявленных к таможенному оформлению после 1 февраля 1996 года.
Товарищества с ограниченной ответственностью "Титан" и "Кентавр" и общество с ограниченной ответственностью "Норок" просят признать неконституционной статью 2 Федерального закона "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" в целом. В запросе Арбитражного суда Брянской области в качестве предмета обращения указана только часть первая статьи 2 Закона. Акционеры акционерного общества закрытого типа "Альфа - Эко" ходатайствуют о признании не соответствующей Конституции Российской Федерации статьи 2 Закона применительно к части второй пункта 7 статьи 5 Федерального закона "Об акцизах" (в редакции от 7 марта 1996 года).
В соответствии с пунктом 3 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации по запросам судов и по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод вправе рассматривать вопрос о конституционности норм закона, примененных или подлежащих применению в конкретном деле. Таможенными органами было применено положение части первой статьи 2 Федерального закона "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" в отношении товаров, указанных в части второй пункта 7 статьи 5 Федерального закона "Об акцизах". Следовательно, предметом рассмотрения по данному делу является часть первая статьи 2 названного Федерального закона постольку, поскольку действие содержащейся в ней нормы было распространено на товары, указанные в части второй пункта 7 статьи 5 Федерального закона "Об акцизах".
2. Статья 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации не определяет круг субъектов, правомочных обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобами, оставляя это на усмотрение законодателя. Согласно части первой статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, а также объединения граждан.
По смыслу указанной нормы граждане и созданные ими объединения вправе обратиться с конституционной жалобой на нарушение прав, в частности, самого объединения, в тех случаях, когда его деятельность связана с реализацией конституционных прав граждан, являющихся его членами (участниками, учредителями). В данном случае акционерное общество, товарищества и общество с ограниченной ответственностью, обратившиеся в Конституционный Суд Российской Федерации, по своей сути являются объединениями - юридическими лицами, которые созданы гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1, Конституции Российской Федерации) и право иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, часть 2, Конституции Российской Федерации). Следовательно, на данные объединения граждан в качестве субъектов названных прав в полной мере распространяется требование статьи 57 Конституции Российской Федерации о недопустимости придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков.
Нарушение законом конституционных прав и свобод служит основанием для обращения за их защитой в Конституционный Суд Российской Федерации. Заявители по данному делу - товарищества и общество с ограниченной ответственностью и акционеры акционерного общества реализовали это свое правомочие.
Таким образом, рассматриваемые жалобы являются в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" допустимыми.
3. Статья 57 Конституции Российской Федерации обязывает каждого платить законно установленные налоги и сборы. Согласно налоговому законодательству субъектами обязанности платить налоги и сборы являются как физические, так и юридические лица. Возлагая на налогоплательщиков эти обязанности, государство вместе с тем гарантирует им и защиту от незаконных налогов и сборов в соответствии со статьей 57 Конституции Российской Федерации, предусматривающей также, что законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют.
4. Согласно статьей 15 (часть 3) Конституции Российской Федерации неопубликованные законы не применяются. Исходя из этого конституционного требования законодатель в Федеральном законе от 14 июня 1994 года "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" определил общие правила вступления законов в силу.
В соответствии с ними на территории Российской Федерации применяются только те федеральные законы, которые официально опубликованы. Они вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу.
По смыслу Конституции Российской Федерации и названного Федерального закона общим для всех отраслей права правилом является принцип, согласно которому закон, ухудшающий положение граждан, а соответственно и объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан, обратной силы не имеет. Данный принцип применен, в частности, в гражданском (статьи 4 и 422 Гражданского кодекса Российской Федерации), таможенном (статья 234 Таможенного кодекса Российской Федерации), уголовном (статья 6 Уголовного кодекса РСФСР) законодательстве.
Вместе с тем Конституция Российской Федерации содержит и прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы, которые сформулированы в ее статьях 54 и 57. Положение статьи 57 Конституции Российской Федерации, ограничивающее возможность законодателя придавать закону обратную силу, является одновременно и нормой, гарантирующей конституционное право на защиту от придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок введения таких законов в действие.
Одновременно Конституция Российской Федерации не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение налогоплательщиков. При этом благоприятный для субъектов налогообложения характер такого закона должен быть понятен как налогоплательщикам, так и государственным органам, взимающим налоги.
5. В соответствии с Федеральным законом "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" момент вступления закона в силу определяется истечением десятидневного срока со дня его официального опубликования, если самим законом не установлен другой порядок вступления в силу. При определении этого "другого порядка" законодатель, однако, связан требованиями статьи 57 Конституции Российской Федерации.
Статья 2 Федерального закона "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" распространила часть вторую пункта 7 статьи 5 Федерального закона "Об акцизах" на отношения, возникшие до истечения десяти дней с момента его официального опубликования, т.е. придала этой норме обратную силу. Тем самым с 1 февраля 1996 года были введены акцизы по подакцизным товарам, происходящим и ввозимым с территории государств - участников Содружества Независимых Государств, которые ранее акцизами не облагались, что ухудшает положение налогоплательщиков и явно нарушает статью 57 Конституции Российской Федерации. Негативные последствия придания закону обратной силы связаны также с недифференцированным его применением таможенными органами без учета требований названной конституционной нормы.
6. Согласно статье 4 Федерального закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" официальным опубликованием закона считается первая публикация его полного текста в "Российской газете" или в "Собрании законодательства Российской Федерации".
День 11 марта 1996 года, которым датирован выпуск "Собрания законодательства Российской Федерации" с текстом Федерального закона "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" не может считаться днем его обнародования. Указанная дата, как свидетельствуют выходные данные, совпадает с датой подписания издания в печать, и, следовательно, с этого момента еще реально не обеспечивается получение информации о содержании закона его адресатами.
В "Российской газете" оспариваемый Федеральный закон был опубликован 13 марта 1996 года. Именно этот день должен быть признан днем официального его опубликования. Следовательно, данный Закон в части, ухудшающей положение налогоплательщиков, не подлежит введению в действие ранее 24 марта 1996 года, когда истекает десятидневный срок с момента его опубликования.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 71, 72, 74, 75, 100 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статье 57, часть первую статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" по содержанию норм и по порядку введения в действие в части, устанавливающей с 1 февраля 1996 года акцизы на товары, указанные в части второй пункта 7 статьи 5 Федерального закона "Об акцизах".
2. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.
3. Согласно статье 73 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете". Постановление должно быть также опубликовано в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

8

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 24 мая 2001 г. No. 8-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ
ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 1 И СТАТЬИ 2 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"О ЖИЛИЩНЫХ СУБСИДИЯХ ГРАЖДАНАМ, ВЫЕЗЖАЮЩИМ ИЗ РАЙОНОВ
КРАЙНЕГО СЕВЕРА И ПРИРАВНЕННЫХ К НИМ МЕСТНОСТЕЙ"
В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН А.С. СТАХ И Г.И. ХВАЛОВОЙ

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Ю.М. Данилова, судей М.В. Баглая, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,
с участием постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева и представителя Совета Федерации А.В. Попова,
руководствуясь статьями 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей".
Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан А.С. Стах и Г.И. Хваловой на нарушение их конституционных прав частью первой статьи 1 и статьей 2 Федерального закона от 25 июля 1998 года "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей". Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации содержащиеся в них положения, примененные в делах заявителей.
Поскольку жалобы граждан А.С. Стах и Г.И. Хваловой касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи - докладчика О.С. Хохряковой, объяснения представителей стороны, принявшей оспариваемый акт, выступление приглашенного в заседание полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, исследовав имеющиеся документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Федеральный закон от 25 июля 1998 года "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" предусматривает, что правом на получение жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета, обладают граждане, имеющие стаж работы или проживающие в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях не менее 15 лет и не имеющие жилья в других регионах Российской Федерации (часть первая статьи 1); средства федерального бюджета, предусмотренные на предоставление жилищных субсидий гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных в ним местностей, в объеме до 5 процентов используются на предоставление жилищных субсидий гражданам, выехавшим из указанных районов и местностей не ранее 1 января 1992 года, нуждающимся в улучшении жилищных условий по новому месту жительства и имеющим в соответствии с данным Федеральным законом право на получение таких субсидий (статья 2).
Нормативные правовые акты, действовавшие до вступления в силу названного Федерального закона, предоставляли право на получение за счет средств федерального бюджета безвозмездных субсидий на строительство или приобретение жилья лицам, проработавшим в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, не менее 10 лет и состоящим на учете по улучшению жилищных условий (абзац четвертый пункта 5 Положения о предоставлении гражданам Российской Федерации, нуждающимся в улучшении жилищных условий, безвозмездных субсидий на строительство или приобретение жилья, утвержденного Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 10 декабря 1993 года No. 1278; абзац третий пункта 3 Положения о предоставлении гражданам Российской Федерации, нуждающимся в улучшении жилищных условий, безвозмездной субсидии на строительство или приобретение жилья, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 августа 1996 года No. 937; часть 2 статьи 5 Федерального закона от 17 августа 1996 года "О распределении жилищных субсидий между районами Крайнего Севера и приравненными к ним местностями в 1996 году").
На основании указанных положений гражданка Г.И. Хвалова, проработавшая в районах Крайнего Севера 12 лет и 6 месяцев и выехавшая в 1996 году на постоянное жительство в город Пермь, где была поставлена на учет как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, в сентябре того же года обратилась с заявлением о выделении ей жилищной субсидии, предоставляемой за счет средств федерального бюджета, поскольку имела необходимый стаж работы для ее получения. Однако в связи с тем, что средства из федерального бюджета в 1996 - 1998 годах на эти цели в Пермскую область не поступали, субсидия Г.И. Хваловой предоставлена не была, а в декабре 1998 года администрация Дзержинского района города Перми сообщила ей о том, что в соответствии со вступившим в силу Федеральным законом "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" права на получение субсидии она не имеет, поскольку стаж ее работы в районах Крайнего Севера составляет менее 15 лет. Государственный Комитет Российской Федерации по делам Севера в своем ответе на обращение Г.И. Хваловой также подтвердил, что право на государственную поддержку при строительстве или приобретении жилья таких, как она, граждан, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, регламентируется названным Федеральным законом, установившим, что для получения жилищной субсидии необходимо иметь не менее 15 лет северного стажа и выехать в другие районы страны не ранее 1 января 1992 года.
По той же причине в марте 1999 года Министерство региональной политики Российской Федерации исключило из представленных Администрацией Волгоградской области списков граждан, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей на постоянное жительство в Волгоградскую область, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих право на получение жилищных субсидий за счет средств федерального бюджета, гражданку А.С. Стах (имеющую стаж работы в районах Крайнего Севера более 13 лет), которая в апреле 1998 года администрацией города Волгограда была поставлена на учет для получения такой субсидии.
В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации граждане А.С. Стах и Г.И. Хвалова утверждают, что положения части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", изменившие условия предоставления жилищных субсидий гражданам, выехавшим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей до вступления данного Федерального закона в силу, в результате чего они лишились права на получение полагающейся им жилищной субсидии, противоречат статьям 7 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 40 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации проверяет по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод конституционность закона или отдельных его положений, являющихся предметом обращения, лишь в той части, в какой они были применены в деле заявителя и затрагивают его права и свободы. Следовательно, предметом рассмотрения по настоящему делу являются положения части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" в части, регламентирующей требования к стажу работы (времени проживания) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающему право на получение жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета, гражданам, выехавшим из указанных районов и местностей не ранее 1 января 1992 года и поставленным по новому месту жительства на учет как нуждающиеся в улучшении жилищных условий.
2. Рассматриваемый Федеральный закон, как следует из его названия и преамбулы, регулирует условия предоставления, порядок получения и размер жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета гражданам Российской Федерации, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Вместе с тем его статьей 2 установлено, что до 5 процентов предусмотренных на эти цели средств федерального бюджета используется на предоставление жилищных субсидий гражданам, выехавшим из указанных районов и местностей. Определяя объем средств, которые должны расходоваться на жилищные субсидии гражданам названной категории, статья 2 закрепляет и ряд условий: субсидии предоставляются тем, кто выехал из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей не ранее 1 января 1992 года, нуждается в улучшении жилищных условий по новому месту жительства и имеет в соответствии с данным Федеральным законом право на получение жилищных субсидий.
Этим правом, согласно части первой статьи 1 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", обладают граждане, стаж работы или время проживания которых в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях составляет не менее 15 лет и которые не имеют жилья в других регионах Российской Федерации. Следовательно, по смыслу статьи 2, установленная частью первой статьи 1 минимальная длительность стажа работы (времени проживания) как одно из условий выделения жилищной субсидии относится ко всем гражданам, выехавшим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей не ранее 1 января 1992 года, в том числе к тем, кто на момент вступления в силу данного Федерального закона уже состояли на учете как нуждающиеся в улучшении жилищных условий.
Об этом свидетельствуют и его статья 6, содержащая шкалу стажа работы (времени проживания) в указанных районах и местностях, по которой определяется размер предоставляемой гражданину жилищной субсидии, а также подпункт "д" пункта 7 Положения о предоставлении гражданам Российской Федерации, нуждающимся в улучшении жилищных условий, безвозмездной субсидии на строительство или приобретение жилья, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 августа 1996 года No. 937 (в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 4 декабря 1998 года No. 1431), предусматривающий, что для граждан, выезжающих или выехавших не ранее 1 января 1992 года из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, размер предоставляемой субсидии определяется названным Федеральным законом.
Исходя из такой сферы действия Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" по кругу лиц, в нем был решен и вопрос о распределении по субъектам Российской Федерации средств федерального бюджета, предусмотренных статьей 26 Федерального закона "О федеральном бюджете на 1998 год" на жилищные субсидии гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей (статьи 3 и 11). В последующие годы распределение выделенных на эти цели средств федерального бюджета также осуществлялось с учетом предписаний рассматриваемого Федерального закона, устанавливающих условия и порядок получения жилищных субсидий (например, статья 77 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2000 год" и статья 67 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2001 год").
Сложившаяся правоприменительная практика также свидетельствует о том, что органы исполнительной власти, уполномоченные принимать решения о предоставлении жилищных субсидий, исходят из обязательности минимального 15-летнего стажа работы (времени проживания) для всех претендующих на получение жилищных субсидий граждан, включая тех, кто выехал из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей до вступления Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" в силу. Как следует из представленных материалов, именно такое понимание оспариваемых положений органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых проживают заявители, а также Министерством регионального развития Российской Федерации, Государственным Комитетом Российской Федерации по делам Севера и Министерством экономики Российской Федерации послужило основанием к отказу в удовлетворении их требований.
Таким образом, граждане, стаж работы (время проживания) которых в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях составляет от 10 до 15 лет, выехавшие из этих районов и местностей в другие регионы России не ранее 1 января 1992 года и поставленные по новому месту жительства на учет как нуждающиеся в улучшении жилищных условий, в силу предписаний части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" утратили право на получение таких жилищных субсидий.
3. Согласно статье 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище (часть 1); органы государственной власти и местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище (часть 2); малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (часть 3). Из этого вытекает обязанность государства способствовать реализации гражданами права на жилище. Оказание государством помощи гражданам, не имеющим жилья или нуждающимся в улучшении жилищных условий, посредством выделения им безвозмездных жилищных субсидий за счет средств федерального бюджета отвечает провозглашенным статьей 7 (часть 1) Конституции Российской Федерации целям Российской Федерации как социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
По смыслу названных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 37 (части 1 и 3), которая, гарантируя свободу труда, право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, закрепляет право каждого на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации, законодатель, регулируя труд лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, вправе предусмотреть для них соответствующие государственные гарантии и компенсации, в том числе гарантии предоставления жилья для тех граждан, которые, проработав длительное время в указанных районах и местностях, уезжают в другие регионы России, где они не имеют жилья или нуждаются в улучшении жилищных условий.
Установление для граждан повышенных гарантий и компенсаций в связи с работой и проживанием в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях - как направленное на обеспечение справедливого вознаграждения за труд в экстремальных природно - климатических условиях - не противоречит принципу равенства, закрепленному статьей 19 Конституции Российской Федерации.
Предоставляя гражданам, имеющим длительный стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, право на получение безвозмездных жилищных субсидий, государство тем самым способствует удовлетворению их потребностей в жилье и обеспечивает возможность иметь жилье в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, в том числе на основе свободы выбора места жительства. Финансовая поддержка со стороны государства позволяет гражданам, работающим и проживающим в этих районах и местностях, решать проблему приобретения жилья в регионах с благоприятными для проживания и трудовой деятельности условиями.
Таким образом, право граждан на получение жилищных субсидий за счет средств федерального бюджета при переселении из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей в другие регионы России установлено законодателем в конституционно значимых целях, связано с реализацией права на жилище, права на вознаграждение за труд, права свободно передвигаться, выбирать место жительства, а также имущественных прав (статья 37, часть 3; статья 40; статья 27, часть 1; статья 35, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) и, следовательно, подлежит государственной, в том числе судебной, защите.
4. Федеральный законодатель, закрепляя право граждан на получение выплат такого характера, как жилищная субсидия, и определяя условия его возникновения, вправе, как следует из статей 71 (пункты "в", "е" и "з"), 37 (часть 3), 40 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, исходя из признаваемых и защищаемых Конституцией Российской Федерации целей и ценностей, вносить изменения в ранее установленные правила предоставления жилищных субсидий. В частности, в связи с недостаточностью бюджетных средств, выделяемых на переселение граждан из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей и организацию строительства для них жилья на территории Российской Федерации в районах с благоприятными природными и социально - экономическими условиями жизни, а также необходимостью первоочередного решения вопросов социальной поддержки особо нуждающихся граждан, проработавших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях более длительное время, он может увеличить минимальную продолжительность стажа работы (времени проживания) в указанных районах и местностях, дающего право на получение жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета.
Вместе с тем при внесении подобных изменений в условия предоставления жилищных субсидий должно быть обеспечено соблюдение положений Конституции Российской Федерации, закрепляющих, что Россия является демократическим правовым государством (статья 1, часть 1), в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (статья 2); каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации (статья 6, часть 2); права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18); в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (статья 55, часть 2), а ограничение прав и свобод человека и гражданина федеральным законом допускается лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3).
По смыслу указанных конституционных положений, изменение законодателем ранее установленных условий предоставления жилищных субсидий, оказывающее неблагоприятное воздействие на правовое положение лиц, нуждающихся в этих субсидиях и рассчитывающих на их получение, должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также предоставление гражданам в случае необходимости возможности, в частности посредством установления временного регулирования, в течение некоего разумного переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям, в том числе при решении вопроса о выборе места жительства и работы.
Лица, выехавшие из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей до вступления в силу Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", принимая решение о переселении в другие регионы России и планируя свое будущее, исходили из закрепленных в действовавших в тот период нормативных правовых актах Правительства Российской Федерации и Федеральном законе от 17 августа 1996 года "О распределении жилищных субсидий между районами Крайнего Севера и приравненными к ним местностями в 1996 году" условий предоставления жилищных субсидий, в частности требования о наличии стажа работы в этих районах и местностях не менее 10 лет. Они рассчитывали на добросовестное выполнение государством своих публично - правовых обязательств и полагали, что смогут реализовать право на получение жилищной субсидии за счет средств федерального бюджета.
Предоставив гражданам, проработавшим не менее 10 лет в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и нуждающимся по новому месту жительства в улучшении жилищных условий, право на получение безвозмездной субсидии на строительство или приобретение жилья и тем самым взяв на себя определенные обязательства по поддержке таких граждан при перемене ими места жительства, государство обязано обеспечить им равные правовые условия реализации этого права - с соблюдением принципа равенства, закрепленного статьей 19 Конституции Российской Федерации, который распространяется не только на непосредственно упомянутые в тексте Конституции Российской Федерации права и свободы, но и на связанные с ними другие права, приобретаемые в том числе на основании закона.
Предписаниями части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" внесено изменение в условия предоставления жилищных субсидий, касающиеся граждан, уже выполнивших ранее установленные требования и исходя из них совершивших юридически значимые действия. По существу, такого рода изменение означает отказ государства от выполнения в конкретных правоотношениях своих обязательств, возникших из ранее действовавшего регулирования и правоприменительных актов, которыми решался вопрос о постановке гражданина на учет как нуждающегося в улучшении жилищных условий, что не только подрывает доверие к действиям государства, к закону, но и приводит к нарушению конституционного принципа равенства: часть граждан, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей после 1 января 1992 года, имеющих стаж работы (времени проживания) в этих районах и местностях от 10 до 15 лет и поставленных по новому месту жительства на учет по улучшению жилищных условий, смогли воспользоваться своим правом на жилищную субсидию и получили ее, в то время как другая часть таких граждан, которым субсидия до вступления в силу рассматриваемого Федерального закона по не зависящим от них причинам выделена не была, неосновательно и несправедливо были лишены права на ее получение.
Увеличение для этих граждан минимально необходимого стажа работы (времени проживания) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающего право на получение жилищных субсидий, не согласуется, кроме того, с требованиями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку такое увеличение, даже если оно и обусловлено недостаточностью финансовых ресурсов, выделяемых на решение проблем переселения граждан из указанных районов и местностей, не может служить адекватным правовым средством обеспечения баланса между правами этих граждан и правомерными интересами общества и государства.
Распространение предписания о минимальном 15-летнем стаже работы (времени проживания) как условии приобретения права на получение жилищных субсидий на лиц, которым такое право уже было предоставлено при наличии стажа работы не менее 10 лет, и тем самым придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан, означающее, по существу, отмену для этих лиц права на получение жилищной субсидии, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого в конкретных правоотношениях, несовместимо и с требованиями, вытекающими из статей 1 (часть 1), 2, 18, 54 (часть 1), 55 (часть 2) и 57 Конституции Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), положения части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона от 25 июля 1998 года "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" в той части, в какой предусмотренное ими требование о наличии минимального 15-летнего стажа работы (времени проживания) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающего право на получение жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета, распространяется на граждан, которые в соответствии с ранее действовавшим законодательством приобрели такое право при наличии стажа работы в указанных районах и местностях не менее 10 лет.
2. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после провозглашения.
3. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дела граждан А.С. Стах и Г.И. Хваловой, разрешенные на основании признанных неконституционными положений Федерального закона от 25 июля 1998 года "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", подлежат пересмотру компетентными органами в установленном порядке.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 54