narcorik.ru



САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 39


ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 39

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 2 Права и свободы человека и гражданина
Статья 39

1. Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.
2. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.
3. Поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность.

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

2

Статья 39

1. Содержание данной статьи конкретизирует конституционное положение о том, что Россия - социальное государство. Социальное обеспечение - это участие общества в содержании тех своих членов, которые из-за нетрудоспособности либо некоторых других, не зависящих от них причин не имеют достаточных средств к существованию.

2. Часть 1 статьи 39 перечисляет основания социального обеспечения. Это и определенные возрастные периоды в жизни человека, и состояние здоровья либо трудоспособности (болезнь, инвалидность), и выполнение либо невозможность дальнейшего выполнения семейных обязанностей (воспитание детей, потеря кормильца). Данный перечень не является исчерпывающим, поскольку социальное обеспечение может предоставляться и в иных случаях, установленных законом. К ним, в частности, относятся пребывание в отпусках по беременности и родам и по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет, приобретение статуса безработного и др.

3. Пенсионное законодательство России состоит в основном из двух законов - Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации". В соответствии с Федеральным законом "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" пенсия по государственному пенсионному обеспечению - ежемесячная государственная денежная выплата, право на получение которой определяется в соответствии с условиями и нормами, установленными настоящим Федеральным законом, и которая предоставляется гражданам в целях компенсации им заработка (дохода), утраченного в связи с прекращением государственной службы при достижении установленной законом выслуги при выходе на трудовую пенсию по старости (инвалидности); либо в целях компенсации вреда, нанесенного здоровью граждан при прохождении военной службы, в результате радиационных или техногенных катастроф, в случае наступления инвалидности или потери кормильца, при достижении установленного законом возраста; либо нетрудоспособным гражданам в целях предоставления им средств к существованию.

Право на пенсию по государственному пенсионному обеспечению имеют:

1) федеральные государственные служащие;

2) военнослужащие;

3) участники Великой Отечественной войны;

4) граждане, награжденные знаком "Жителю блокадного Ленинграда";

5) граждане, пострадавшие в результате радиационных или техногенных катастроф;

6) нетрудоспособные граждане.

Гражданам, имеющим одновременно право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, устанавливается одна пенсия по их выбору, если иное не предусмотрено федеральным законом. Право на одновременное получение двух пенсий предоставляется только в случаях, прямо предусмотренных законом.

Данный Закон содержит перечень видов пенсий по государственному пенсионному обеспечению: пенсия за выслугу лет; пенсия по старости; пенсия по инвалидности; социальная пенсия.

4. Закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" дал определение трудовым пенсиям. Трудовая пенсия - это ежемесячная денежная выплата в целях компенсации гражданам заработной платы или иного дохода, которые получали застрахованные лица перед установлением им трудовой пенсии либо утратили нетрудоспособные члены семьи застрахованных лиц в связи со смертью этих лиц, право на которую определяется в соответствии с условиями и нормами, установленными законом. Закон в статье 7 установил общие условия назначения трудовой пенсии по старости. Право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет. Трудовая пенсия по старости назначается при наличии не менее пяти лет страхового стажа. Страховой стаж - это учитываемая при определении права на трудовую пенсию суммарная продолжительность периодов работы и иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд РФ, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж.

5. 11 августа 1995 г. был принят Федеральный закон N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях". Одной из целей благотворительной деятельности является социальная поддержка и защита граждан, включая улучшения материального положения малообеспеченных, социальную реабилитацию безработных инвалидов и иных лиц, которые в силу своих физических или интеллектуальных особенностей, иных обстоятельств не способны самостоятельно реализовывать свои права и законные интересы.

0

3

Статья 39

1. Социальное обеспечение в государственно организованном обществе - это область сплетения жизненно важных интересов граждан, отношений собственности и распределения, правовых приемов и способов их регулирования, социальной политики государства и социальных прав человека. По своей экономической природе социальное обеспечение прямо или косвенно связано с распределительными отношениями в обществе.

Это также и сфера преломления таких общечеловеческих ценностей, как равенство, социальная справедливость, гуманизм, моральные устои общества. Целевое предназначение социального обеспечения состоит прежде всего в том, что оно является особым источником средств к существованию престарелых и нетрудоспособных.

К конститутивным признакам социального обеспечения относятся: объективные основания, вызывающие потребность в особом механизме социальной защиты граждан, направленном на поддержание или предоставление определенного уровня жизнеобеспечения (болезнь, старость, инвалидность, безработица и т.д.); особые фонды, источники социального обеспечения; особые способы предоставления средств к существованию; закрепление правил предоставления социального обеспечения в законе.

Нужно отметить, что в современном обществе социальное обеспечение перестало выступать в виде доброхотства, благодеяния, предоставлявшегося более обеспеченными слоями общества его менее обеспеченным гражданам. Оно также не может рассматриваться в качестве права-привилегии отдельных категорий граждан. Социальное обеспечение как особый социальный институт современного государства является показателем социальной уверенности, социальной гарантией достойного существования каждого члена общества и сохранения источника средств к существованию при наступлении социальных рисков. С учетом изложенного социальное обеспечение принято определять как форму распределения материальных благ с целью удовлетворения жизненно необходимых личных потребностей (физических, социальных, интеллектуальных) стариков, больных, инвалидов, детей, иждивенцев, потерявших кормильца, безработных, всех членов общества в целях охраны здоровья и нормального воспроизводства рабочей силы за счет специальных фондов, создаваемых в обществе на страховой основе или за счет ассигнований государства в случаях и на условиях, установленных в законе.

Всеобщая декларация прав человека в ст. 22 провозгласила, что каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение. Это право по своему характеру должно позволять обеспечивать с учетом имеющихся у общества материальных возможностей достойное существование человека при наступлении таких жизненных ситуаций, когда он не в состоянии получать источник дохода в обмен на затраченный труд. Неслучайно поэтому статьей 25 названной Декларации связывает реализацию права каждого человека на достойный жизненный уровень не только в период, когда человек трудится, но и в случаях безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или в иных случаях утраты средств к существованию по не зависящим от гражданина обстоятельствам. Важно отметить, что в комментируемой норме Конституции случаи, при наступлении которых каждому гарантируется социальное обеспечение, также не носят исчерпывающего характера. Социальное обеспечение может предоставляться и в иных случаях, установленных законом. К ним, в частности, относятся пребывание в отпусках по беременности и родам и по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет, приобретение статуса безработного и др.

2. Переход к рынку, ухудшение условий жизни значительной части населения страны, в особенности безработных, пенсионеров, семей с детьми, выявили неспособность прежней системы социального обеспечения гарантировать каждому человеку достойный жизненный уровень. Это потребовало ее реформирования и практически полного обновления законодательства в области социального обеспечения.

В настоящее время законодательную базу социального обеспечения в Российской Федерации составляют следующие основные законы: ФЗ от 17 декабря 2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (СЗ РФ. 2001. N 52. ч. 1. ст. 4920; с изм. и доп.); ФЗ от 15 декабря 2001 г. "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (СЗ РФ. 2001. N 51. ст. 4832; с изм. и доп.); ФЗ от 24 июля 2002 г. "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" (СЗ РФ. 2002. N 30. ст. 3028; с изм. и доп.); ФЗ от 16 июля 1999 г. "Об основах обязательного социального страхования" (СЗ РФ. 1999. N 29. ст. 3686; с изм. и доп.); ФЗ от 15 декабря 2001 г. "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (СЗ РФ. 2001. N 51. ст. 4831; с изм. и доп.); ФЗ от 24 июля 1998 г. ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (СЗ РФ. 1998. N 31. ст. 3803; с изм. и доп.); Закон РФ от 12 февраля 1993 г. "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей" (Ведомости РФ. 1993. N 9. ст. 328; с изм. и доп.), ФЗ от 12 января 1995 г. "О ветеранах" (СЗ РФ. 1995. N 3. ст. 168; с изм. и доп.), ФЗ от 24 ноября 1995 г. "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" (СЗ РФ. 1995. N 21. ст. 1929; с изм. и доп.), Закон РФ от 19 апреля 1991 г. "О занятости населения в Российской Федерации" (Ведомости РФ. 1991. N 18. ст. 565; с изм. и доп.), ФЗ от 2 августа 1995 г. "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" (СЗ РФ. 1995. N 32. ст. 3198; с изм. и доп.), ФЗ от 24 ноября 1995 г. "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (СЗ РФ. 1995. N 48. ст. 4563; с изм. и доп.), ФЗ от 12 января 1996 г. "О погребении и похоронном деле" (СЗ РФ. 1996. N 3. ст. 146; с изм. и доп.), ФЗ от 1 апреля 1996 г. "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования" (СЗ РФ. 1996. N 14. ст. 1401; с изм. и доп.). Положения перечисленных федеральных законов конкретизированы в целом ряде подзаконных нормативных актов.

Реализуя предписания Основного закона, законодатель обладает широкими полномочиями в выборе способов и форм правового регулирования. Он может осуществлять его дифференциацию в зависимости от объективных обстоятельств, характеризующих профессиональную деятельность, ее условия, особенности выполнявшихся трудовых обязанностей и др. Такая позиция неоднократно находила отражение в решениях Конституционного Суда. В частности, в Определении от 18 апреля 2006 г. N 84-О указывается, что законодатель вправе определить как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая установление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств, характеризующих, в частности, трудовую деятельность (специфика условий труда и профессии и т.д.).

Дифференциация, однако, должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции, в том числе вытекающих из принципа равенства (ч. 1 и 2 ст. 19), в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановление Конституционного Суда от 3 июня 2004 г. N 11-П).

На основе выработанных позиций Конституционный Суд признал обоснованным предоставление права на досрочное назначение пенсии медицинским работникам, чья лечебная и иная деятельность по охране здоровья населения протекала на протяжении длительного периода в учреждениях здравоохранения, организация труда в которых предполагает соблюдение специальных условий, режима работы и выполнение определенной нагрузки. Индивидуальные предприниматели, оказывающие услуги в медицинской сфере, таким правом не обладают, поскольку осуществляемая ими профессиональная деятельность организуется ими по своему усмотрению и не охватывается требованиями действующего законодательства, предъявляемыми к продолжительности и интенсивности работы в тех или иных должностях. В связи с этим выполняемая ими профессиональная деятельность существенно отличается от жестко регламентируемой деятельности работников учреждений здравоохранения, а потому установленные законодателем различия в условиях досрочного пенсионного обеспечения по старости, основанные на таких объективных критериях, как условия, режим и интенсивность работы, не могут рассматриваться как нарушающие конституционный принцип равенства при реализации права на пенсионное обеспечение, гарантированного частью 1 ст. 39 Конституции (Определение Конституционного Суда от 18 апреля 2006 г. N 84-О).

Законодатель вправе менять правовое регулирование в сфере социального обеспечения, если при этом соблюдается принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства (см. комм. к ст. 7). Например, Конституционный Суд не усмотрел нарушения конституционных норм в изменении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей и исключении из него должности директора (заведующего) дошкольного образовательного учреждения (Постановление Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1067//СЗ РФ. 1999. N 40. ст. 4857; с изм. и доп.).

В пределах компетенции, предусмотренной Конституцией, законодатель регулирует предоставление гражданам пенсий по старости, в том числе досрочно назначаемых, пенсий по инвалидности, пенсий по случаю потери кормильца и социальных пенсий. Для отдельных категорий работников предусматривается назначение пенсий за выслугу лет. Существует достаточно развитая система пособий, включающая пособия по безработице, пособия по временной нетрудоспособности, пособия по беременности и родам, пособия на детей, систему пособий и компенсационных выплат при наступлении различных жизненных ситуаций (например, социальное пособие на погребение, различные пособия и компенсационные выплаты гражданам, пострадавшим от радиации и т.п., и различные меры социальной поддержки).

В комментируемой статье упоминается лишь денежная форма социального обеспечения - государственные пенсии и социальные пособия. Однако в необходимых случаях денежные выплаты могут заменяться либо дополняться натуральными формами социального обеспечения - содержанием в домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в детских домах, интернатах для детей, лишенных попечения родителей, социальным обслуживанием на дому и др. Предоставляются и иные меры социальной поддержки - бесплатное обеспечение лекарствами (в рамках так называемого социального пакета), предоставление скидки на оплату коммунальных услуг и т.п.

В законодательстве, принятом в этой области, нашли свое правовое закрепление следующие положения: всеобщность социального обеспечения, достигнутая путем расширения круга получателей пенсий, пособий, услуг и появления новых видов социального обеспечения в ответ на возникновение новых социальных рисков (например, социальных пенсий, пособия по безработице, компенсационных выплат лицам, подвергшимся нацистским преследованиям, ежемесячных пособий ВИЧ-инфицированным, пособий пострадавшим от воздействия радиации и т.д.); применение дифференцированного подхода в обеспечении различных социально-демографических групп и слоев населения; использование комплексных мер по социальной защите населения; демократизация, во многих случаях, условий назначения и получения социальных выплат; предоставление возможности судебной защиты прав человека в этой области.

Большое значение для становления эффективной системы социального обеспечения имеет такой подход законодателя, как адресность социальных выплат, услуг и иных мер социальной поддержки. При этом законодателем используются различные социально оправданные критерии дифференциации. К числу основных из них относятся: учет специфики видов профессиональной деятельности (например, меры по социальной защите военнослужащих, работников органов внутренних дел, судей, государственных служащих и др.); учет уровня материальной обеспеченности (например, малообеспеченные граждане, достигшие 80-летнего возраста, многодетные, граждане, пострадавшие от стихийных бедствий, беженцы и вынужденные переселенцы). Здесь адресность достигается за счет получения такими гражданами дополнительных льгот, бесплатных или со значительной скидкой услуг, специальных пособий и компенсаций, предназначенных только для них.

Важной положительной чертой российского законодательства в этой области является принцип многообразия и всесторонности социальной защиты населения. Суть его состоит в том, что гражданин, имеющий право на социальную защиту, может получать одновременно различные виды социального обеспечения. Например, работающий пенсионер в случае наступления временной нетрудоспособности приобретает право на получение соответствующего пособия.

Ведущими организационно-правовыми формами социального обеспечения в настоящее время выступают социальное страхование и национальная система социального обеспечения, финансируемая за счет средств федерального бюджета. Главная особенность нынешнего социального страхования состоит в том, что впервые в нашей стране созданы Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд обязательного медицинского страхования, Фонд социального страхования Российской Федерации. Все эти фонды являются самостоятельными финансово-кредитными учреждениями, денежные средства этих фондов не входят в состав бюджетов других фондов и изъятию не подлежат, хотя и являются государственной собственностью Российской Федерации.

Указанные фонды в основном развиваются так же, как это происходит в большинстве государств мира. Вместе с тем главной проблемой, препятствующей их эффективному использованию, является отсутствие надежного механизма, защищающего употребление средств этих фондов не по целевому назначению (например, от изъятия их государством на другие нужды). Не срабатывают и меры, предусматривающие ответственность за несвоевременное перечисление прямых ассигнований государства в эти фонды. Затрудняют нормальную работу названных фондов длительные задержки выплаты заработной платы, а также задержки с перечислением страховых взносов работодателями по разным причинам. Накапливается дефицит средств Пенсионного фонда.

К сожалению, современная пенсионная система характеризуется нестабильностью. На протяжении последних 15 лет она неоднократно и существенным образом изменялась. При этом далеко не всегда кардинальные изменения вызывались необходимостью и были убедительно обоснованы. Так, в первоначальной редакции Закона "О государственных пенсиях в РСФСР" минимальный размер пенсии устанавливался на уровне прожиточного минимума, определявшегося ежегодно. Уже несколько месяцев спустя минимальная пенсия стала устанавливаться на уровне минимального размера оплаты труда, без определения срока его уточнения, а к моменту проведения реформ минимальный размер пенсии определялся не ниже чем в размере, установленном федеральным законом (ст. 17).

Аналогичные изменения произошли и применительно к порядку повышения пенсий в связи с ростом стоимости жизни и оплаты труда.

Нестабильность законодательства в социальной сфере не может не вызывать тревогу, поскольку делает неопределенным правовое положение огромного количества граждан (нынешних и будущих пенсионеров), не позволяет сформироваться единообразной правоприменительной практике, создает трудности в реализации социальных прав. При этом не учитывается объективная необходимость особой устойчивости, неизменности пенсионного законодательства (по сравнению с другими отраслями) в силу его социальной значимости и специфики предмета его регулирования: пенсионные права формируются на протяжении нескольких десятков лет, момент приобретения права на пенсию значительно удален от начала выполнения условий пенсионирования (начала трудовой или предпринимательской деятельности).

Частые и довольно радикальные изменения пенсионного законодательства свидетельствуют о серьезных недостатках государственной социальной политики как системы взаимосвязанных задач и обеспечивающих их достижение экономических, организационных и правовых средств (механизмов), ясно сформулированной цели реформирования пенсионной системы*(4). Вместе с тем такая цель вытекает из социального характера Российского государства и была сформулирована в Постановлении Конституционного Суда от 29 января 2004 г. N 2-П: законодатель - исходя из экономических возможностей общества на данном этапе его развития - должен стремиться к тому, чтобы постепенно повышать уровень пенсионного обеспечения, в первую очередь для тех, у кого пенсии ниже прожиточного минимума, с целью удовлетворения их основных жизненных потребностей.

Следующей характерной чертой действующего пенсионного законодательства является его пробельность. Задуманная пенсионная реформа далека от завершения, хотя с момента одобрения ее программы прошло восемь лет.

До настоящего времени отсутствуют законы "Об обязательных профессиональных системах" и "О страховом взносе на финансирование обязательных профессиональных систем" (приняты в первом чтении 26 июня 2002 г.). Не принят предусмотренный Законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" ФЗ "Об управлении средствами государственного пенсионного обеспечения (страхования) в Российской Федерации" (законопроект прошел первое чтение 25 октября 2001 г.), ФЗ, устанавливающий порядок определения продолжительности ожидаемого периода выплаты трудовой пенсии по старости, применяемого для расчета накопительной части указанной пенсии (п. 9 ст. 14 Закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

К числу пробелов надо отнести и отсутствие решения проблем, связанных с разделением пенсионной системы на страховую и государственную, в частности проблемы преобразования пенсионных прав военнослужащих в расчетный пенсионный капитал для назначения трудовой пенсии в том случае, когда их профессиональная деятельность состоит из военной службы и работы по трудовому договору (или индивидуальной предпринимательской деятельности).

Не предусмотрен учет неполного специального стажа для назначения трудовой пенсии досрочно: при наличии неполного специального стажа трудовая пенсия назначается на общих основаниях, хотя было бы только справедливо снижать возраст выхода на пенсию пропорционально времени, отработанному во вредных условиях.

Нельзя не отметить отсутствие какой-либо ясности в вопросе о судьбе взносов на накопительную часть пенсии, перечисленных за граждан 1952-1967 гг. рождения в период с 2002 по 2004 г. В соответствии с действующим в настоящее время законодательством указанные граждане не приобретают права на накопительную часть трудовой пенсии. Однако в течение трех лет (до внесения соответствующих изменений в Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации") взносы уплачивались. В силу индивидуально-возмездного характера платежей в Пенсионный фонд указанные перечисления должны быть в той или иной форме возвращены гражданам. Вместе с тем законодательное решение по этому вопросу не принято.

В юридической литературе, в ходе обсуждений состояния действующего законодательства в сфере социальной защиты неизменно подчеркивается наличие большого числа пробелов, что фактически приводит к невозможности выполнения законодательством о социальном обеспечении своих основных функций - регулятивной и защитной.

Серьезным недостатком пенсионной системы является ее ориентация на решение финансовых проблем в ущерб социальным задачам, вытекающим из Конституции Российской Федерации и отражающим сущность права социального обеспечения.

Специалисты обращают внимание на необоснованный переход от распределительной пенсионной системы, с успехом функционирующей во всех развитых странах Европы, Канаде, Японии и других странах, к накопительной*(5). При этом в основу системы положен принудительный механизм долгосрочного накопления. Таким образом, посредством норм права социального обеспечения решаются задачи, связанные с направлением инвестиций в экономику страны, т.е. во главу угла ставится достижение экономического эффекта, а не обеспечение гарантий достойного уровня жизни пенсионеров. Это может привести к коммерциализации социальной сферы, отходу права социального обеспечения от принципов социальной справедливости, достижения социально значимых целей*(6).

Несовершенство законодательства о социальном обеспечении и социальной защите вызывает большое количество проблем в правоприменительной практике. Ряд этих проблем решен с помощью выявления конституционно-правового смысла правовых норм, определяющих порядок и условия реализации права на социальное обеспечение. Так, Постановлением Конституционного Суда от 29 января 2004 г. N 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" норма п. 4 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" признана не противоречащей положениям Конституции, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм она не может служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, включая размер пенсии, на которые рассчитывало застрахованное лицо до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан им общий или специальный трудовой стаж полностью либо частично). Гражданин может осуществить оценку приобретенных им до 1 января 2002 г. пенсионных прав, в том числе в части, касающейся исчисления трудового стажа и размера пенсии, по нормам ранее действовавшего законодательства.

Постановлением Конституционного Суда от 3 июня 2004 г. N 11-П по делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 п. 1 ст. 28, п. 1 и 2 ст. 31 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации взаимосвязанные нормативные положения подпунктов 10, 11, 12 п. 1 ст. 28 и п. 1 и 2 ст. 31 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", устанавливающие для лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения либо творческую деятельность на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, в качестве условия для назначения трудовой пенсии по старости ранее достижения пенсионного возраста осуществление этой деятельности в соответствующих государственных или муниципальных учреждениях, - в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования пенсионного обеспечения данные положения не позволяют засчитывать в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, занимавшимся педагогической деятельностью в учреждениях для детей, лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, творческой деятельностью на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, периоды осуществления ими этой деятельности в учреждениях, не являющихся государственными или муниципальными, которые включались в соответствующий стаж ранее действовавшим законодательством, при том что законодательное регулирование порядка сохранения и реализации пенсионных прав, уже приобретенных указанными лицами в результате длительной профессиональной деятельности, до настоящего времени отсутствует.

До установления надлежащего правового регулирования в соответствии с указанным Постановлением Конституционного Суда периоды работы соответствующих категорий граждан в названных учреждениях, не являвшихся государственными (муниципальными), должны засчитываться в соответствующий стаж профессиональной деятельности, определенный в подпунктах 10, 11, 12 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

С 1 января 2007 г. вступило в действие Определение Конституционного Суда от 2 марта 2006 г. N 16-О, в соответствии с которым положения п. 1 Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию (утв. Постановлением Совета Министров СССР от 13 апреля 1973 г. N 252), п. 25-27 Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию (утв. Постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 23 февраля 1984 г. N 191) и п. 30 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию (утв. Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 г. N 13-6) в части, увязывающей право на получение пособия по временной нетрудоспособности и его размер с длительностью непрерывного трудового стажа, в силу правовых позиций Конституционного Суда с 1 января 2007 г. не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как противоречащие Конституции Российской Федерации, ее ст. 19 (ч. 1 и 2), 37 (ч. 1), 39 (ч. 1) и 55 (ч. 3), и утрачивают силу.

Выполняя это предписание, законодатель принял ФЗ от 29 декабря 2006 г. "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию" (РГ. 2006. 31 декабря). Указанный Закон устанавливает размер пособия в зависимости от продолжительности страхового стажа, а не от непрерывного стажа работы.

Обращения в Конституционный Суд выявили существование противоречий между страховой и государственной системой пенсионного обеспечения. Так, предусматривая участие в обязательном пенсионном страховании тех индивидуальных предпринимателей и адвокатов, которым уже выплачивается пенсия по государственному пенсионному обеспечению, и возлагая на них обязанность уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд РФ, законодатель должен гарантировать им возможность реализации пенсионных прав, приобретенных в рамках системы обязательного пенсионного страхования, на равных условиях с иными застрахованными лицами. Поскольку законодательство такой возможности не предусматривало, индивидуальные предприниматели и адвокаты - военные пенсионеры, осуществляющие уплату страховых взносов наравне с индивидуальными предпринимателями и адвокатами, получающими трудовую пенсию, были поставлены по сравнению с ними в худшее положение. Такое регулирование в силу ранее выраженных правовых позиций Конституционного Суда было признано утратившим силу: взаимосвязанные нормативные положения подпункта 2 п. 1 ст. 6, п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 14 и п. 1-3 ст. 28 ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в той части, в какой они возлагают на индивидуальных предпринимателей и адвокатов - военных пенсионеров обязанность уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии, при том что отсутствуют гарантии предоставления им соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов и увеличения тем самым получаемых пенсионных выплат, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие ст. 19 (ч. 1 и 2), 35 (ч. 1 и 2), 39 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации (Определение Конституционного Суда от 24 мая 2005 г. N 223-О//СЗ РФ. 2005. N 29. ст. 3096).

Иной аспект проблемы взаимодействия двух систем пенсионного обеспечения был затронут в Определении от 11 мая 2006 г. N 187-О (СЗ РФ. 2006. N 32. ст. 3585). Действующее правовое регулирование не учитывает особенностей правового положения тех работающих по трудовому договору граждан, кому выплачивается пенсия за выслугу лет в соответствии с Законом РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".

Закрепляя безусловное участие таких пенсионеров в обязательном пенсионном страховании, законодатель должен гарантировать им возможность реализации пенсионных прав, приобретенных в рамках системы обязательного пенсионного страхования, на равных условиях с иными застрахованными лицами.

Распространение на работающих по трудовому договору военных пенсионеров обязательного пенсионного страхования призвано, таким образом, гарантировать им возможность приобретения права на получение трудовой пенсии, осуществление выбора пенсии.

Между тем действующее законодательство не предусматривает перевод из федерального бюджета в Пенсионный фонд РФ средств для формирования расчетного пенсионного капитала при переходе военных пенсионеров на трудовую пенсию, что не позволяет в большинстве случаев обеспечить назначение им трудовой пенсии в размере, превышающем полагающуюся им военную пенсию. Тем самым вступление их в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию в качестве гарантии, обеспечивающей им возможность выбора пенсии, утрачивает какой-либо смысл, поскольку выбор как таковой в подобных случаях предопределен.

В связи с этим взаимосвязанные нормативные положения п. 2 и 3 ст. 3 ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и абз. 2 п. 1 ст. 7 ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в той части, в какой они, распространяя обязательное пенсионное страхование на работающих по трудовому договору военных пенсионеров, не предусматривают надлежащего правового механизма, гарантирующего установление им наряду с получаемой пенсией по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, накопленных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде РФ, в силу ранее выраженных Конституционным Судом правовых позиций утратили силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие ст. 19 (ч. 1 и 2), 39 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации.

Федеральному законодателю в соответствии с указанным Определением надлежало предусмотреть правовой механизм, гарантирующий выплату работающим по трудовому договору военным пенсионерам помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде РФ, и обеспечить введение установленного правового регулирования в срок не позднее 1 января 2007 г.

Это предписание Конституционного Суда еще не выполнено законодателем.

3. Конституционная норма ч. 3 комментируемой статьи закрепила уже сложившийся опыт функционирования в стране иных негосударственных форм социального обеспечения граждан. Правовой основой для создания в Российской Федерации таких форм послужил Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 г. N 1077 "О негосударственных пенсионных фондах" (САПП. 1992. N 12. ст. 925), который разрешил предприятиям, учреждениям, организациям, банкам, коллективам граждан, общественным объединениям учреждать негосударственные пенсионные фонды на правах юридических лиц с именными счетами граждан. В настоящее время вопросы создания и функционирования негосударственных пенсионных фондов регламентируются Федеральным законом от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" (СЗ РФ. 1998. N 19. ст. 2071; с изм. и доп.).

В числе различных организационно-правовых форм негосударственного социального обеспечения следует назвать систему производственного обеспечения, т.е. обеспечения, предоставляемого работодателями. В настоящее время на основе коллективных договоров, соглашений в рамках этой формы выплачиваются единовременные пособия при выходе на пенсию, ежемесячные доплаты к трудовым пенсиям, пособиям по безработице, по уходу за ребенком, оказывается иная помощь семьям с детьми.

Некоторые предприятия создают и так называемые системы профессионального (производственного) страхования, когда в создании их финансовой базы (например, дополнительного пенсионного обеспечения) участвуют как работодатель, так и работник. Эта система строится на основе накопления страховых взносов с тем, чтобы при выходе на пенсию работник мог получать дополнительную пенсию.

Важную роль играют системы муниципального социального обеспечения, которые позволяют повышать уровень обеспеченности пенсионеров за счет дополнительных выплат и компенсаций.

Многими профсоюзами создаются профсоюзные системы социального обеспечения, которые за счет собственных средств выплачивают дополнительные пенсии и пособия членам профсоюзов.

11 августа 1995 г. принят ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" (СЗ РФ. 1995. N 33. ст. 3340; с изм. и доп.), который впервые в нашей стране дал легальное определение благотворительной деятельности, указав, что под ней понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной) или на льготных условиях передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, по бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки. Приоритетными целями благотворительной деятельности Закон считает: социальную поддержку и защиту граждан, включая улучшение материального положения малообеспеченных, социальную реабилитацию безработных, инвалидов и иных лиц, которые в силу своих физических или интеллектуальных особенностей, иных обстоятельств не способны самостоятельно реализовать свои права и законные интересы; подготовку населения к преодолению последствий стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, к предотвращению несчастных случаев; оказание помощи пострадавшим в результате стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, социальных, национальных, религиозных конфликтов, жертвам репрессий, беженцам и вынужденным переселенцам; содействие защите материнства, детства и отцовства.

Различные благотворительные фонды многое предпринимают по повышению уровня социальной защиты детей-сирот, по приспособлению среды обитания для удовлетворения нужд инвалидов, по оказанию содействия в развитии малого бизнеса с целью снижения уровня безработицы, по оказанию помощи беженцам и вынужденным переселенцам.

Создание благоприятного правового режима для развития негосударственных форм социального обеспечения, включая благотворительность, позволит гармонично дополнить усилия государства по созданию нормального уровня жизни для миллионов пожилых и нетрудоспособных граждан страны.

0

4

Статья 39

1. В статье 7 Конституции РФ предпринята попытка дать определение социального государства через направленность его политики, результатом проведения которой должно стать создание условий, "обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". Налицо явно неправовой характер такого определения, а отсюда следует невозможность выявления, корректировки степени или уровня социальности государства. И если Конституция РФ содержит вполне реальные, четко очерченные положения, позволяющие на этом фундаменте построить здание, именуемое "правовым государством", то для формирования "социального государства" таких "кирпичиков" явно недостаточно, а в рассматриваемой сфере социального обеспечения они не заложены вовсе.

Право на социальное обеспечение по возрасту относится к основным правам и свободам человека и гражданина и гарантируется не только на самом высшем, конституционном уровне, но и в международном праве (ст. 22 Всеобщей декларации прав человека). Россия, как социальное государство, берет на себя обязательства по предоставлению социальной помощи нуждающимся в ней гражданам.

Социальное обеспечение как комплекс общественных отношений - понятие собирательное, оно включает все возможные правомочия гражданина в этой сфере. Право социального обеспечения регулирует отношения, возникающие в результате предоставления гражданам отдельных видов обеспечения (пенсионного обеспечения, обеспечения пособиями, различных форм социального обслуживания престарелых и нетрудоспособных, предоставление им социальных услуг). Поэтому право на социальное обеспечение не может быть единым как статутное право человека и гражданина. Говорить о таком праве можно лишь условно, в теоретическом плане, но не в практическом аспекте. Приведенный перечень рисков соответствует Конвенции МОТ "Минимальные нормы социального обеспечения" (1952), и положения ч. 1 ст. 39 должны быть отнесены к числу норм, регулирующих права и свободы человека и гражданина. В данном случае речь не идет о социальной защите (включая социальное обеспечение) в целом как комплексе вопросов, отнесенных к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Такой подход заложен и в положении Конституции об установлении федеральным законом минимального размера оплаты труда (хотя трудовое законодательство отнесено к совместному ведению).

Социальное обеспечение - одно из основных направлений развития любого демократического, правового государства. Институт социального обеспечения гарантирует гражданину и человеку пенсии и пособия, в том числе, по достижении определенного возраста. Социальное обеспечение лиц, не имеющих гражданства, иностранных граждан, проживающих на территории России, по общему правилу основано на ратифицированных международных и межправительственных договорах*(175).

В мире сложилось в основном две модели социальной защиты:

1) социал-демократической ориентации - с высокой ролью государства в обобществлении доходов и существенным значением общенациональных социальных механизмов управления;

2) неолиберальная - с меньшей степенью государственного вмешательства в социально-экономические процессы.

Центральный субъект социальной защиты - государство. Человек, нуждающийся в социальной защите одновременно и субъект, и объект социальной защиты.

Объектами социальной защиты являются социальные институты в лице конкретных социальных организаций, учреждений, систем (образования, здравоохранения, социальной защиты, занятости, труда, культуры, спортивно-оздоровительного комплекса).

Основными формами социальной защиты являются:

законодательно определенные социальные гарантии и их удовлетворение на основе базовых стандартов и программ;

регулирование доходов и расходов населения;

социальное страхование;

социальное вспомоществование;

социальные услуги;

целевые социальные программы.

Действующая система социальной защиты в России базируется на принципах:

1) поощрительности - властными структурами с целью общественно-политического резонанса на те или иные социально значимые события, получившие общественную оценку, либо для поддержания государственных важных деяний принимаются решения, ориентированные на социальную поддержку отдельных социальных групп, слоев населения, а в некоторых случаях - индивидов;

2) заявительности - социальная помощь предоставляется нуждающемуся гражданину по мере письменного обращения заявителя или лица, представляющего его интересы;

3) патернализма, обозначающего государственную опеку ("отеческую заботу") по отношению к менее социально и экономически защищенным слоям и группам населения.

2. Согласно ст. 5 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" (с посл. изм. и доп.)*(176), граждане пожилого возраста (женщины старше 55 лет, мужчины старше 60 лет) и инвалиды, нуждающиеся в постоянной или временной посторонней помощи в связи с утратой возможности самостоятельно удовлетворять свои основные жизненные потребности вследствие ограничения способности к самообслуживанию или передвижению, имеют право на социальное обслуживание.

Система социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов основана на использовании и развитии всех форм собственности и состоит из государственного*(177) и негосударственного секторов социального обслуживания. Согласно Федеральному закону от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"*(178), функции по определению Перечня гарантированных государством социальных услуг переданы органам исполнительной власти субъектов РФ с учетом потребностей населения, проживающего на территориях данных субъектов РФ.

Социальные пособия представляют собой денежные выплаты, предоставляемые в целях компенсации временно утраченного заработка либо дополнения трудовых и иных законных доходов лиц (семей) в целях социальной поддержки при повышенных расходах, связанных, как правило, с рождением и воспитанием детей. Установлены различные виды пособий, например:

по временной нетрудоспособности (в случае болезни, ухода за больным членом семьи, карантина и т.п.);

по беременности и родам;

ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет;

единовременное пособие по случаю рождения ребенка;

пособия гражданам, имеющим детей;

пособие по безработице;

пособие на погребение.

В настоящее время регулирование социальных пособий не упорядочено, состоит из множества законов и иных нормативных правовых актов. Законодательная практика свидетельствует о возможности кодификации норм, составляющих такой институт социальной защиты, как пособия. Так, в 1995 г. были кодифицированы нормы, регулирующие вопросы предоставления пособий беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, путем принятия Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей"*(179).

В настоящее время в России проводится реформирование системы пенсионного обеспечения в соответствии с Концепцией пенсионной реформы 1997 г., которая предусматривает меры развития существующих форм пенсионного обеспечения путем установления трехуровневой системы пенсионного обеспечения*(180).

Первый уровень - социальная пенсия, которая унифицирована по размерам и условиям и должна предоставляться за счет общих налоговых поступлений после обязательной проверки нуждаемости лишь тому, кто не имел возможности накопить средства для проживания в старости и не располагает иными источниками существования.

Второй уровень - обязательная накопительная пенсия, выплачиваемая всем работавшим по найму. Она финансируется самим работником за счет отчислений от зарплаты и инвестиционного дохода; обязательна для всех работников моложе 30 лет.

Третий уровень - дополнительные пенсионные системы, включающие обязательные для отдельных категорий работодателей взносы и добровольные личные взносы работников.

0

5

Статья 39

     1. Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае
болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях,
установленных законом.
     2. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.
     3. Поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных
форм социального обеспечения и благотворительность.

     Комментарий к статье 39

     1. Социальное обеспечение в государственно организованном обществе -
это область сплетения жизненно важных интересов граждан, отношений собственности
и распределения, правовых приемов и способов их регулирования, социальной
политики государства и социально-экономических прав человека. Это также и
сфера преломления таких общечеловеческих ценностей, как равенство, социальная
справедливость, гуманизм, моральные устои общества. Целевое предназначение
социального обеспечения состоит прежде всего в том, что оно является особой
формой удовлетворения потребностей в источниках средств к существованию престарелых
и нетрудоспособных.
     К конститутивными признакам социального обеспечения относятся: объективные
основания, вызывающие потребность в особом механизме социальной защиты граждан,
направленном на поддержание или предоставление определенного уровня жизнеобеспечения
(болезнь, старость, инвалидность, безработица и т.д.); особые фонды, источники
социального обеспечения; особые способы предоставления средств к существованию;
закрепление правил предоставления социального обеспечения в законе.
     Объективные основания социального обеспечения при всем их различии воздействуют
на способность человека к труду в направлении ее временного или постоянного
ограничения или полной утраты. Именно они предопределяют потребность определенного
числа людей в получении от общества источника средств к существованию в обмен
на новый затраченный труд; потребность в профилактико-оздоровительных мероприятиях
для трудоспособных членов общества с целью нормального воспроизводства рабочей
силы и охраны их здоровья и т.д. Любая из этих потребностей может быть реализована,
если она будет признана обществом социально значимой, то есть закреплена в
законе. Игнорирование обществом этих потребностей не замедлит сказаться на
его нормальном функционировании. Другое дело, что и степень признания, и степень
игнорирования перечисленных потребностей связана с экономическим базисом общества.
Вызвано это тем, что по своей экономической природе социальное обеспечение
прямо или косвенно связано с распределительными и перераспределительными отношениями
общества.
     Нужно отметить, что в современном обществе социальное обеспечение перестало
выступать в виде доброхотства, облагодетельствования, предоставляемого более
обеспеченными слоями общества его менее обеспеченным категориям граждан. Оно
также не может рассматриваться в качестве права-привилегии отдельных слоев
общества. Социальное обеспечение как особый социальный институт современного
государства является показателем социальной уверенности, социальной гарантией
достойного развития каждого члена общества и сохранения источника средств
к существованию при наступлении социальных рисков. С учетом изложенного социальное
обеспечение принято определять как форму распределения материальных благ с
целью удовлетворения жизненно необходимых личных потребностей (физических,
социальных, интеллектуальных) стариков, больных, инвалидов, детей, иждивенцев,
потерявших кормильца, безработных, всех членов общества в целях охраны здоровья
и нормального воспроизводства рабочей силы за счет специальных фондов, создаваемых
в обществе на страховой основе или за счет ассигнований государства в случаях
и на условиях, установленных в законе.
     Всеобщая декларация прав человека 1948 г. в ст. 22 провозгласила, что
каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение.
Это право по своему характеру должно позволять обеспечивать с учетом имеющихся
у общества материальных возможностей достойное существование человека при
наступлении таких жизненных ситуаций, когда он не в состоянии получать источник
дохода в обмен на затраченный труд. Не случайно поэтому ст. 25 названной декларации
связывает реализацию права каждого человека на достойный жизненный уровень
не только в период, когда человек трудится, но и в случаях безработицы, болезни,
инвалидности, вдовства, наступления старости или иных случаев утраты средств
к существованию по независящим от гражданина обстоятельствам. Важно отметить,
что в комментируемой норме Конституции случаи, при наступлении которых каждому
гарантируется социальное обеспечение, также не носят исчерпывающего характера.

     2. Переход к рынку, ухудшение условий жизни значительной части населения
страны, в особенности безработных, пенсионеров, семей с детьми, выявили неспособность
прежней системы социального обеспечения гарантировать каждому человеку достойный
жизненный уровень. Это потребовало ее реформирования и практически полного
обновления прежнего советского законодательства в области социального обеспечения.
     Законодательную базу социального обеспечения в Российской Федерации составляют
следующие основные законы: Закон РСФСР от 20 ноября 1990 г. "О государственных
пенсиях в РСФСР" (ВВС РСФСР, 1990, N 27, ст. 351), Закон Российской Федерации
от 12 февраля 1993 г. "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу,
службу в органах внутренних дел, и их семей" (ВВС РФ, 1993, N 9, ст. 328 -
с последующими изменениями и дополнениями), Федеральный закон от 12 января
1995 г. "О ветеранах" (СЗ РФ, 1995, N 3, ст. 168), Федеральный закон от 19
мая 1995 г. "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" (СЗ РФ,
1995, N 21, ст. 1929), Закон Российской Федерации от 19 апреля 1991 г. "О
занятости населения в Российской Федерации" (ВВС РФ, 1991, N 18, ст. 565 -
с последующими изменениями и дополнениями.), Федеральный закон от 2 августа
1995 г. "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов"
(СЗ РФ, 1995, N 32, ст. 3198), Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. "О социальной
защите инвалидов в Российской Федерации" (СЗ РФ, 1995, N 48, ст. 4563), Федеральный
закон от 12 января 1996 г. "О погребении и похоронном деле" (СЗ РФ, 1996,
N 3, ст. 146), Федеральный закон от 1 апреля 1996 г. "Об индивидуальном (персонифицированном)
учете в системе государственного пенсионного страхования" (СЗ РФ, 1996, N
14, ст. 1401). Положения перечисленных федеральных законов конкретизированы
в целом ряде подзаконных нормативных актов.
     Законодательство в настоящее время регулирует предоставление гражданам
пенсий по возрасту, пенсий за выслугу лет, пенсий по инвалидности, пенсий
по случаю потери кормильца и социальных пенсий, пособий по безработице, пособий
по временной нетрудоспособности, пособий по беременности и родам, шесть разновидностей
пособий на детей, систему пособий и компенсационных выплат при наступлении
различных жизненных ситуаций (пособия неработающим трудоспособным гражданам,
осуществляющим уход за инвалидом первой группы, а также за ребенком-инвалидом
в возрасте до 16 лет, социальное пособие на погребение, различные пособия
и компенсационные выплаты гражданам, пострадавшим от радиации и т.п., и более
ста видов льгот и услуг.
     В законодательстве, принятом в этой области на федеральном уровне с 1990
г. по настоящее время, нашли свое правовое закрепление следующие положения:
всеобщность социального обеспечения, достигнутая путем расширения круга получателей
пенсий, пособий, услуг и появления новых видов социального обеспечения в ответ
на возникновение новых социальных рисков (например, социальных пенсий, пособия
по безработице, компенсационных выплат лицам, подвергшимся нацистским преследованиям,
ежемесячных пособий ВИЧ-инфицированным, пособий пострадавшим от воздействия
радиации и т.д.); применение дифференцированного подхода в обеспечении различных
социально-демографических групп и слоев населения; использование комплексных
мер по социальной защите населения; стремление государства зафиксировать размер
социальных выплат с учетом минимального потребительского бюджета; демократизация,
во многих случаях, условий назначения и получения социальных выплат; предоставление
возможности судебной защиты прав человека в этой области.
     Большое значение для становления эффективной системы социального обеспечения
имеет такой подход законодателя, как адресность социальных выплат, льгот и
услуг. При этом законодателем используются различные социально оправданные
критерии дифференциации. К числу основных из них относятся: учет специфики
видов общественно полезной деятельности (например, меры по социальной защите
военнослужащих, работников органов внутренних дел, налоговой полиции, судей,
государственных служащих и др.); категории обеспечиваемых по уровню материального
достатка либо по иным критериям (например, малообеспеченные граждане, достигшие
80-летнего возраста, многодетные, граждане, пострадавшие от стихийных бедствий,
беженцы и вынужденные переселенцы). Здесь адресность достигается за счет получения
такими гражданами дополнительных льгот, бесплатных или со значительной скидкой
услуг, специальных пособий и компенсаций, предназначенных только для них.
     Важной положительной чертой Российского законодательства в этой области
является принцип многообразия и всесторонности социальной защиты населения.
Суть его состоит в том, что гражданин, имеющий право на социальную защиту,
может получать одновременно различные виды социального обеспечения. Так, пенсионер
наряду с пенсией (двумя пенсиями, если это инвалид войны: по старости и по
инвалидности) вправе получать различные пособия на детей, скидку при приобретении
лекарств, вплоть до бесплатного их получения; бесплатные государственную или
муниципальную медицинскую помощь и лечение, бесплатный проезд на городском
транспорте, льготы по оплате жилья, коммунальных услуг и т.д.
     Ведущими организационно-правовыми формами социального обеспечения в настоящее
время выступают социальное страхование и национальная система социального
обеспечения, финансируемая в основном за счет налогов. Главная особенность
нынешнего социального страхования состоит в том, что впервые в нашей стране
созданы Пенсионный фонд Российской Федерации, Государственный фонд занятости
населения Российской Федерации, Фонд обязательного медицинского страхования,
Фонд социального страхования Российской Федерации (см., соответственно: ВВС
РФ, 1992, N 5, ст. 180, 1993, N 25, ст. 911, 1993, N 17, ст. 591; САПП, 1994,
N 8, ст. 599). Все эти фонды являются самостоятельными финансово-кредитными
учреждениями, денежные средства этих фондов не входят в состав бюджетов других
фондов и изъятию не подлежат, хотя и являются государственной собственностью
Российской Федерации. Тарифы страховых взносов в указанные фонды установлены
Федеральным законом от 21 декабря 1995 г. N 207-ФЗ (СЗ РФ, 1995, N 52, ст.
5115). Страховые взносы в Пенсионный фонд уплачивают работодатели, как правило,
28 процентов, по отношению к начисленной работникам оплате труда, и граждане
в размере 1 процента их заработка. Кроме того, в его формировании участвует
государство с целью финансирования выплат пенсий и пособий военнослужащим,
работникам МВД и их семьям, социальных пенсий, а также большинства видов пособий.
В Фонд социального страхования страховые взносы составляют 5,4 процента по
отношению к начисленной оплате труда, в Государственный фонд занятости населения,
соответственно 1,5 процента, в фонды обязательного медицинского страхования
- 3,6 процента. Значительны дотации государства в названные фонды. Для всех
этих фондов аккумуляция средств происходит также и за счет добровольных взносов
(в том числе валютных ценностей) физических и юридических лиц, а также доходов
от капитализации средств указанных фондов.
     Приведенные данные свидетельствуют о том, что указанные фонды в основном
развиваются так же, как это происходит в большинстве государств мира. Вместе
с тем главной проблемой, препятствующей их эффективному использованию, является
отсутствие надежного механизма, защищающего употребление средств этих фондов
не по целевому назначению (например, от изъятия их государством на другие
нужды). Не срабатывают и меры, предусматривающие ответственность за несвоевременное
перечисление прямых ассигнований государства в эти фонды. Затрудняют нормальную
работу названных фондов длительные задержки выплаты заработной платы, а также
задержки с перечислением страховых взносов работодателями по разным причинам
производственного характера.
     Несмотря на то что особенно в последнее время государство предприняло
комплекс мер, направленных на улучшение материального положения пенсионеров,
семей с детьми, безработных и инвалидов, в области социального обеспечения
имеется целый ряд острых нерешенных проблем: несоответствие многих норм Закона
1990 г. "О государственных пенсиях в РСФСР" потребностям пенсионеров на современном
этапе и в обозримом будущем (малый размер пенсий, нивелирование различий между
трудовыми и социальными пенсиями, несовершенство механизма осовременивания
заработка, из которого исчисляется пенсия, и др.); систематическое нарушение
сроков выплаты пенсий и пособий; определенная бессистемность социальных выплат,
предоставляемых семьям с детьми; отсутствие эффективного механизма поддержания
покупательной способности социальных выплат; существование социально необоснованных
различий в уровнях пенсионного обеспечения разных категорий пенсионеров; отсутствие
правового механизма, обеспечивающего реализацию государственной программы
по борьбе с безработицей.
     Особого рассмотрения требует проблема, связанная с уровнем пенсионного
обеспечения, решение которой зависит не только от состояния экономики, но
и от изменения концепции пенсионного обеспечения, что возможно лишь при принятии
нового пенсионного закона. В настоящее время уровень пенсий у большинства
пенсионеров ограничен тремя минимальными размерами заработной платы. Можно
сказать, что лица, получающие пенсии в таких размерах, обеспечены ниже уровня
минимальной потребительской корзины. В новом пенсионном законе, разработка
которого ведется, трудовым пенсиям должна быть возвращена их изначальная сущность.
Лица, отдавшие обществу от 30 до 40 и более лет своей трудовой деятельности
должны иметь право на достойный уровень жизни при выходе на пенсию. В противном
случае государство не должно декларировать существование двух видов пенсий:
трудовых и социальных, ибо разница между ними ныне практически отсутствует.
Сложившаяся ситуация становится еще более болезненной в связи с тем, что для
отдельных категорий граждан, например, судей, депутатов и некоторых других,
размер обеспечения по выходе в отставку или на пенсию за выслугу лет колеблется
от 75 до 85 процентов получаемой заработной платы, которая значительно выше
средней по стране. Представляется, что именно такой размер должен быть характерен
для трудовых пенсий, назначаемых всем категориям обеспечиваемых.

     Примечание

     Важное значение для упрочения статуса трудовых пенсий имело постановление
Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности
ст. 124 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 г. "О государственных пенсиях в РСФСР",
принятое 16 октября 1995 г. в связи с жалобами группы граждан. В основе правовой
позиции Суда нашли отражение следующие принципиальные положения: прямая зависимость
права гражданина на пенсию от его трудовой или иной общественно полезной деятельности,
ее объема и характера; предопределенность, в силу такой зависимости, деления
пенсий в законе на трудовые и социальные; существование различий в правовой
природе и сущности указанных видов пенсий и, как следствие этого, разный характер
обязанностей государства по отношению к тем, кто приобрел право на их получение;
признание юридически значимым обстоятельством участие граждан, включая находящихся
в местах лишения свободы, через уплату обязательных страховых взносов из своего
заработка в Пенсионный фонд Российской Федерации, в формировании средств на
выплату трудовых пенсий.
     Руководствуясь ими, Конституционный Суд признал, что лишение осужденного
пенсионера трудовой пенсии путем приостановления ее выплаты является недопустимым
ограничением конституционного права на социальное обеспечение, поскольку такое
ограничение не согласуется с целями, перечисленными в ч. 3 ст. 55 Конституции.
     Кроме того, Суд констатировал, что приостановление выплаты трудовой пенсии
лишает осужденного пенсионера возможности получить ту ее часть, которая превышает
расходы по его содержанию в исправительно-трудовом учреждении, и приобретает
характер дополнительного наказания.
     Поскольку в рассматриваемом Законе отсутствует норма о выплате иждивенцам
осужденного причитающейся им части пенсии, то они теряют этот пенсионный источник
средств существования. Такая ситуация противоречит ч. 1 ст. 39 Конституции,
не допускающей возможности оставления нетрудоспособных членов общества без
помощи, в том числе и в случае лишения кормильца свободы. Тем самым нарушается
и гарантированный государством принцип равенства прав и свобод человека и
гражданина (ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции), так как фактически устанавливается
разный объем прав для иждивенцев осужденных пенсионеров и иждивенцев всех
иных категорий.
     Приведенные аргументы явились основанием для признания Конституционным
Судом положения ст. 124 Закона 1990 г. в той части, в какой оно устанавливает
приостановление выплаты трудовых пенсий за время лишения пенсионера свободы
по приговору суда, не соответствующим Конституции Российской Федерации и утрачивающим
силу с момента провозглашения постановления Суда.
     Практическая значимость постановления Конституционного Суда состоит и
в том, что оно позволило защитить право на пенсию почти 42 тыс. осужденных
пенсионеров и их иждивенцев. Кроме того, оно создало предпосылки для ратификации
Россией двух конвенций Международной Организации Труда: N 102 "О минимальных
нормах социального обеспечения" 1952 г. и N 128 "О пособиях по инвалидности,
по старости и по случаю потери кормильца" 1967 г.

     Определенную роль на данном этапе и особенно в дальнейшем в деле повышения
уровня пенсионного обеспечения призван сыграть Федеральный закон "Об индивидуальном
(персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования"
1996 г. Им практически создаются предпосылки для постепенного создания в стране
условий, при которых пенсии назначались бы в соответствии с результатами труда
каждого застрахованного лица. Повышает уровень социальной защищенности пенсионеров
и Указ Президента Российской Федерации от 15 апреля 1996 г. N 550 "О неотложных
мерах по улучшению пенсионного обеспечения граждан Российской Федерации" (Российская
газета, 17 апреля 1996 г., N 73). В нем, в частности, размер компенсационной
выплаты пенсионерам, получавшим пенсию в минимальном размере - 63 250 руб.
в месяц, увеличен вдвое - с 75 тыс. руб. до 150 тыс. руб. в месяц. Целям улучшения
материального положения пенсионеров должен послужить и Федеральный закон,
находящийся в стадии согласования, "О порядке исчисления и индексации государственных
пенсий". Следует также исключить из практики принятие в области социальной
защиты населения законов, не обеспеченных соответствующей финансовой базой,
что в настоящее время отнюдь не является редкостью.

     3. Конституционная норма ч. 3 комментируемой статьи закрепила уже сложившийся
опыт функционирования в стране иных негосударственных форм социального обеспечения
граждан. Правовой основой для создания в Российской Федерации таких форм послужил
Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 г. N 1077 "О негосударственных
пенсионных фондах" (САПП, 1992, N 12, ст. 925), который разрешил предприятиям,
учреждениям, организациям, банкам, коллективам граждан, общественным объединениям
учреждать негосударственные пенсионные фонды на правах юридических лиц с именными
счетами граждан. В нем также было установлено, что эти фонды осуществляют
свою деятельность независимо от системы государственного пенсионного обеспечения
и что выплаты из этих фондов производятся наряду с выплатами государственных
пенсий. Размеры, условия и порядок внесения взносов и предоставления выплат
определяются соглашением между негосударственным пенсионным фондом и страхователем,
заключаемым на основании утвержденного примерного договора.
     В числе различных организационно-правовых форм негосударственного социального
обеспечения следует назвать систему производственного обеспечения, то есть
обеспечения, предоставляемого от предприятий (хозяйствующих субъектов). В
настоящее время на основе коллективных договоров (соглашений) в рамках этой
формы выплачиваются единовременные пособия при выходе на пенсию, ежемесячные
доплаты к государственным пенсиям по возрасту и инвалидности, пособиям по
безработице, по уходу за ребенком, оказывается иная помощь семьям с детьми.
Все эти выплаты осуществляются за счет текущих доходов предприятий. Некоторые
предприятия создают и так называемые системы профессионального (производственного)
страхования, когда в создании их финансовой базы (например, дополнительного
пенсионного обеспечения) участвуют как работодатель, так и работник. Эта система
строится на основе накопления страховых взносов с тем, чтобы при выходе на
пенсию работник мог получать дополнительную пенсию от предприятия.
     Важную роль играют системы муниципального социального обеспечения, которые
позволяют существенно дополнять во многих регионах страны уровень государственных
пенсий и пособий за счет дополнительных выплат и компенсаций. За их счет предоставляются
и различные дополнительные льготы по жилью, коммунальным услугам, медицинскому
обслуживанию. Многими профсоюзами создаются профсоюзные системы социального
обеспечения, которые за счет собственных средств улучшают уровень социальной
защиты членов профсоюзов.
     11 августа 1995 г. принят Федеральный закон "О благотворительной деятельности
и благотворительных организациях" (СЗ РФ, 1995, N 33, ст. 3340), который впервые
в нашей стране дал легальное определение благотворительной деятельности, указав,
что под ней понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц
по бескорыстной (безвозмездной) или на льготных условиях передаче гражданам
или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному
выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки. Приоритетными
целями благотворительной деятельности закон считает: социальную поддержку
и защиту граждан, включая улучшение материального положения малообеспеченных,
социальную реабилитацию безработных, инвалидов и иных лиц, которые в силу
своих физических или интеллектуальных особенностей, иных обстоятельств не
способны самостоятельно реализовать свои права и законные интересы; подготовку
населения к преодолению последствий стихийных бедствий, экологических, промышленных
или иных катастроф, к предотвращению несчастных случаев; оказание помощи пострадавшим
в результате стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф,
социальных, национальных, религиозных конфликтов, жертвам репрессий, беженцам
и вынужденным переселенцам; содействие защите материнства, детства и отцовства.
     Различные благотворительные фонды многое предпринимают по повышению уровня
социальной защиты детей-сирот (только при живых родителях их в стране насчитывается
1 млн. человек), по приспособлению среды обитания для удовлетворения нужд
инвалидов, по оказанию содействия в развитии малого бизнеса с целью снижения
уровня безработицы, по оказанию помощи беженцам и вынужденным переселенцам.
     Создание благоприятного правового режима для развития негосударственных
форм социального обеспечения, включая благотворительность, позволит гармонично
дополнить усилия государства по созданию нормального уровня жизни для миллионов
пожилых и нетрудоспособных граждан страны.

0

6

Статья 39

     1. Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае
болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях,
установленных законом.
     2. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.
     3. Поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных
форм социального обеспечения и благотворительность.

     Комментарий к статье 39

     Содержание данной статьи конкретизирует конституционное положение о том,
что Россия - социальное государство (см. комментарий к ст. 7). Социальное
обеспечение - это участие общества в содержании тех своих членов, которые
из-за нетрудоспособности либо некоторых других не зависящих от них причин
не имеют достаточных средств к существованию.
     Конституция признает право каждого гражданина на социальное обеспечение
и одновременно возлагает на государство обязанность создавать все необходимые
условия для беспрепятственного осуществления этого права. Закрепление в Конституции
гарантий социального обеспечения является устойчивой традицией Российского
государства и соответствует положениям международно-правовых актов: Всеобщей
декларации прав человека (ст. 22 и 25); Международного пакта об экономических,
социальных и культурных правах (ст. 9, ч. 1 - 3 ст. 10); Конвенции о правах
ребенка (ч. 1 ст. 26).
     Часть 1 ст. 39 перечисляет условия, наступление которых является основанием
для социального обеспечения. Это и определенные периоды в жизни человека,
связанные с возрастом, и состояние здоровья либо трудоспособности (болезнь,
инвалидность), и выполнение либо невозможность дальнейшего выполнения семейных
обязанностей (воспитание детей, потеря кормильца). Данный перечень не является
исчерпывающим, поскольку социальное обеспечение может предоставляться и в
иных случаях, установленных законом. К ним, в частности, относятся пребывание
в отпусках по беременности и родам и по уходу за ребенком в возрасте до полутора
лет, приобретение статуса безработного и др.
     В ст. 39 говорится лишь о денежной форме социального обеспечения - о
государственных пенсиях и социальных пособиях. Однако в необходимых случаях
денежные выплаты могут заменяться либо дополняться натуральными формами социального
обеспечения - содержанием в домах-интернатах для престарелых и инвалидов,
в детских домах, интернатах для детей, лишенных попечения родителей, социальным
обслуживанием на дому и др.
     Часть 2 ст. 39 закрепляет важное правило о том, что государственные пенсии
и социальные пособия устанавливаются законом. Наличие соответствующих федеральных
законов является необходимой гарантией реализации конституционного права на
социальное обеспечение. Такая государственная периодическая денежная выплата,
как трудовая пенсия, устанавливается в связи с трудовой и иной общественно
полезной деятельностью и подразделяется на несколько видов: пенсию по старости
(по возрасту), по инвалидности, по случаю потери кормильца и за выслугу лет.
Общий пенсионный возраст составляет для мужчин 60, а для женщин - 55 лет.
Однако в связи с особыми условиями труда и по ряду других оснований пенсии
назначаются и с более раннего возраста. Нетрудоспособным гражданам, не имеющим
права на трудовую пенсию, может быть назначена социальная пенсия.
     В настоящее время в России действует несколько федеральных пенсионных
законов. Это прежде всего Закон РСФСР о государственных пенсиях в РСФСР (с
последующими изменениями и дополнениями) от 20 ноября 1990 г., Закон РФ о
пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних
дел, и их семей от 12 февраля 1993 г., Закон о пенсионном обеспечении родителей
погибших военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, от 21 мая
1993 г. <43> и др.
     Государственные пенсии для отдельных категорий граждан установлены также
Законами о занятости населения в Российской Федерации, о социальной защите
граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской
АЭС, о государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих
в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях <44>. В связи с
инфляционными процессами периодически принимаются нормативные акты о корректировке
размера пенсий и заработка, из которого они исчисляются.
     Сложность пенсионного законодательства, значительная дифференциация условий
предоставления пенсий, невысокий уровень жизни пенсионеров свидетельствуют
о необходимости пенсионной реформы.
     Социальными пособиями именуются иные, помимо пенсий, денежные выплаты,
предоставляемые взамен утраченного заработка либо в целях социальной поддержки
при повышенных расходах. Не все виды социальных пособий установлены в настоящее
время законом, как этого требует Конституция. Статья 238 КЗоТ содержит перечень
видов пособий, назначаемых за счет средств государственного социального страхования.
Это пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, по уходу
за ребенком до достижения им возраста полутора лет, единовременное пособие
по случаю рождения ребенка. Законом РФ о ритуальном пособии от 12 марта 1992
г. <45> установлено единовременное пособие на погребение. Пособие по безработице
введено Законом о занятости населения в Российской Федерации.
     Социальные пособия семьям, имеющим детей, предусмотрены Указом Президента
Российской Федерации о совершенствовании системы государственных социальных
пособий и компенсационных выплат семьям, имеющим детей, и повышении их размеров
от 10 декабря 1993 г. <46>. Взамен ранее выплачивавшихся на детей социальных
пособий и компенсаций Указом введено с 1 января 1994 г. единое ежемесячное
пособие на каждого ребенка от рождения и до достижения 16 лет (на учащихся
общеобразовательных учреждений - до окончания обучения). Размер пособия установлен
в определенных процентах к минимальной оплате труда и зависит от возраста
детей и некоторых других обстоятельств. Так, в повышенном размере выплачивается
пособие на детей одиноких матерей, лиц, проходящих военную службу по призыву,
на детей, родители которых уклоняются от уплаты алиментов, и в других случаях,
когда невозможно взыскать алименты. Согласно Указу Правительство должно разработать
проект законодательного акта Российской Федерации, определяющего систему государственных
пособий.
     Согласно ч. 3 ст. 39 поощряются добровольное социальное страхование,
создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность.
Таким образом, предусматривается возможность по инициативе субъектов Федерации,
органов местного самоуправления, трудовых коллективов, общественных объединений
либо граждан за счет собственных средств предоставлять материальную поддержку
отдельным социальным группам или гражданам в дополнение к социальному обеспечению,
гарантируемому ч. 1 ст. 39.
     Согласно ст. 1 Закона о государственных пенсиях в РСФСР (1990 г.) местные
органы государственной власти, предприятия, учреждения (в том числе общественные)
вправе издавать акты о пенсионном обеспечении. Дополнительные по сравнению
с установленными законодательством социальные льготы могут закрепляться также
в коллективных договорах с учетом экономических возможностей предприятия согласно
ст. 13 Закона о коллективных договорах и соглашениях (1992 г.). В соответствии
с Указом Президента Российской Федерации о негосударственных пенсионных фондах
от 16 сентября 1992 г. N 1077 <47> для улучшения пенсионного обеспечения граждан
предприятия, учреждения, организации, банки, коллективы граждан могут учреждать
пенсионные фонды, не входящие в систему государственного пенсионного обеспечения,
и выплачивать из них пенсии в дополнение к государственным.

0

7

Постановление Конституционного Суда РФ от 03.06.2004 N 11-П "По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобами ряда граждан"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 июня 2004 г. N 11-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЙ ПОДПУНКТОВ 10, 11 И 12 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 28,
ПУНКТОВ 1 И 2 СТАТЬИ 31 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ
ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" В СВЯЗИ С ЗАПРОСАМИ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ, ВЕРХОВНОГО СУДА
УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, БИРОБИДЖАНСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ, ЕЛЕЦКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ, ЛЕВОБЕРЕЖНОГО, ОКТЯБРЬСКОГО
И СОВЕТСКОГО РАЙОННЫХ СУДОВ ГОРОДА ЛИПЕЦКА,
А ТАКЖЕ ЖАЛОБАМИ РЯДА ГРАЖДАН

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующей Л.М. Жарковой, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,

с участием судьи Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области А.Н. Кнепмана, судьи Октябрьского районного суда города Липецка Л.В. Косы, граждан Л.В. Ерошкиной, А.Е. Калюты, Р.И. Спиридоновой, Т.В. Субботиной, представителя гражданина И.А. Марченко - адвоката Р.М. Магомедова, представителя гражданки С.И. Шатиловой - адвоката В.И. Шатилова, представителя гражданки Л.А. Черновой - адвоката А.Б. Царева, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой,

руководствуясь статьей 125 (пункт "а" части 2 и часть 4) Конституции Российской Федерации, подпунктом "а" пункта 1 и пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Поводом к рассмотрению дела явились запросы Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобы граждан Р.З. Асфандияровой, Л.М. Басан, З.З. Башировой, Е.В. Безносовой, Г.В. Беловой, Е.М. Бережной, Т.Н. Блок, Т.В. Братчук, Н.Б. Васильевой, В.М. Вереи, В.Н. Горчаковой, Н.Л. Дроботущенко, А.Г. Ерошкиной, Л.В. Ерошкиной, Л.Н. Зайко, О.Н. Измоденовой, А.Е. Калюты, Л.И. Карповой, В.Л. Киреевой, Н.Л. Киреевой, Л.К. Козиной, Н.А. Кузнецовой, Г.И. Латышевой, З.Ф. Макрушиной, И.А. Марченко, В.Г. Моисеевой, В.Н. Рачек, Е.П. Сагитовой, Т.Н. Сергеевой, Т.Б. Скорняковой, Р.И. Спиридоновой, Т.В. Субботиной, М.Ш. Тукаевой, К.Г. Фархшатовой, Л.А. Черновой, С.И. Шатиловой, О.И. Яниной, Н.Ю. Якимовой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями законоположения.

Учитывая, что все обращения касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика О.С. Хохряковой, объяснения сторон и их представителей, выступления приглашенных в заседание представителей: от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - В.И. Селиверстова, от Пенсионного фонда Российской Федерации - Л.И. Чижик, от Министерства образования и науки Российской Федерации - О.В. Федоровой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Федеральный закон от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", определяющий основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на трудовые пенсии, в качестве условий назначения трудовой пенсии по старости закрепляет достижение пенсионного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) и наличие страхового стажа не менее пяти лет (статья 7) и одновременно предусматривает право граждан отдельных категорий на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28).

В частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 28 названного Федерального закона трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения установленного его статьей 7 возраста:

лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста (подпункт 10);

лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и в поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста (подпункт 11);

лицам, осуществлявшим творческую деятельность на сцене в государственных и муниципальных театрах или театрально-зрелищных организациях (в зависимости от характера такой деятельности) не менее 15 - 30 лет и достигшим возраста 50 - 55 лет либо независимо от возраста (подпункт 12).

Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", согласно его статье 31, вводится в действие с 1 января 2002 года (пункт 1), и с этой даты утрачивают силу Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и Федеральный закон "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий", а другие федеральные законы, предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей данному Федеральному закону (пункт 2).

1.1. Конституционность подпунктов 10 и 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается в запросе Государственной Думы Астраханской области, обратившейся в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке статьи 125 (пункт "а" части 2) Конституции Российской Федерации и статьи 84 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а также в запросах Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, направленных в Конституционный Суд Российской Федерации на основании статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьи 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

В производстве названных судов находятся дела по искам граждан о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с длительной педагогической и лечебной деятельностью и о включении в стаж, дающий им такое право, периодов осуществления соответствующей деятельности в учреждениях для детей и учреждениях здравоохранения, являвшихся структурными подразделениями государственных предприятий (Ижевский машиностроительный завод, Биробиджанский завод силовых трансформаторов, Новолипецкий металлургический комбинат, Липецкий тракторный завод и др.), которые в 90-е годы были преобразованы в акционерные общества. По мнению заявителей, подлежащие применению в рассматриваемых делах положения подпунктов 10 и 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку связывают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с педагогической или лечебной деятельностью лишь в государственных и муниципальных учреждениях для детей и учреждениях здравоохранения.

Биробиджанский городской суд Еврейской автономной области помимо подпункта 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" просит проверить конституционность пунктов 1 и 2 его статьи 31, которыми, как полагает заявитель, придается обратная сила такому условию досрочного назначения трудовой пенсии по старости педагогическим работникам, как осуществление ими педагогической деятельности в государственных или муниципальных учреждениях для детей.

Конституционность подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается в жалобах граждан, которым на их основании территориальные органы Пенсионного фонда Российской Федерации отказали в назначении трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста, не засчитав в необходимый для этого специальный стаж (стаж педагогической, лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения, творческой деятельности) периоды работы в учреждениях, не являвшихся государственными либо муниципальными.

По мнению заявителей, оспариваемые положения пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", не включая работников негосударственных учреждений для детей, учреждений здравоохранения, театров и театрально-зрелищных организаций в число лиц, имеющих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, и устанавливая тем самым для граждан, занимавшихся одной и той же профессиональной деятельностью, разный объем прав в сфере пенсионного обеспечения в зависимости от того, является ли учреждение, в котором ими эта деятельность осуществлялась, государственным (муниципальным) или не является таковым, нарушают гарантированное Конституцией Российской Федерации равноправие граждан (статья 19, части 1 и 2) и право на пенсионное обеспечение (статья 39, части 1 и 2).

Как указывается в обращениях, условия, содержание и характер труда у работников учреждений для детей и учреждений здравоохранения после преобразования государственных предприятий и объединений, в структуру которых они входили, в акционерные общества не претерпели каких-либо существенных изменений; кроме того, до вступления в силу Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" педагогические, медицинские, творческие работники независимо от того, в каком учреждении - государственном, муниципальном или частном - они работали, имели право на получение пенсии ранее достижения общего пенсионного возраста: им устанавливалась пенсия за выслугу лет; оспариваемые же положения названного Федерального закона, не позволяя учитывать при исчислении стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, время работы в иных, помимо государственных или муниципальных, учреждениях для детей, учреждениях здравоохранения, на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, имевшей место в период до 1 января 2002 года, лишают граждан ранее приобретенных пенсионных прав и, следовательно, нарушают требования статей 1, 2, 7, 8 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 18, 35 (части 1 и 2), 37 (части 1 и 3), 41 (часть 2), 43 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

1.2. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные нормативные положения подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 и пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в той части, в какой они закрепляют для лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения либо творческую деятельность на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, в качестве условия назначения трудовой пенсии по старости ранее достижения пенсионного возраста осуществление этой деятельности только в соответствующих государственных или муниципальных учреждениях.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, охраняется труд и здоровье людей, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты, развивается система социальных служб; каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации; каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 7; статья 37, часть 3; статья 39, часть 1).

Важнейшим элементом социального обеспечения является пенсионное обеспечение. Государственные пенсии в соответствии со статьей 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливаются законом. Определяя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель вправе устанавливать как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая установление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств, характеризующих, в частности, трудовую деятельность (специфика условий труда и профессии и т.д.). Такая дифференциация, однако, должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно оправданы, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им.

В сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего запрет вводить такие различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях). Критерии (признаки), лежащие в основе установления специальных норм пенсионного обеспечения, должны определяться исходя из преследуемой при этом цели дифференциации в правовом регулировании, т.е. сами критерии и правовые последствия дифференциации - быть сущностно взаимообусловлены.

Кроме того, как отмечается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", принципы равенства и справедливости, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации как правовом и социальном государстве, включая право на пенсионное обеспечение, предполагают, по смыслу статей 1, 2, 6 (часть 2), 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 и 55 (часть 1) Конституции Российской Федерации, правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, т.е. в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты.

3. Оспариваемые нормы Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" устанавливают условия приобретения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с длительным осуществлением лечебной, педагогической либо творческой деятельности на сцене.

3.1. В соответствии с ранее действовавшим законодательством лица, занимавшиеся педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, творческой деятельностью на сцене в театрах и других театрально-зрелищных организациях и коллективах, имели право на пенсию за выслугу лет (статьи 80 - 82 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года "О государственных пенсиях в Российской Федерации"), которая предоставлялась независимо от достижения общего пенсионного возраста.

Введение пенсий за выслугу лет названным категориям работников связывалось с риском утраты профессиональной трудоспособности до достижения общего пенсионного возраста из-за длительного неблагоприятного воздействия на организм человека различного рода факторов, обусловленных спецификой их профессиональной деятельности (для которой, как правило, характерна постоянная повышенная эмоциональная и психологическая, а зачастую и физическая, нагрузка, высокая степень ответственности за результаты труда), а также с особой значимостью, ценностью такой трудовой деятельности для государства и общества. Предоставление возможности уйти на пенсию в более раннем возрасте преследовало цель освобождения от необходимости дальнейшего продолжения работы и являлось, таким образом, одной из мер, направленных на сохранение здоровья указанных лиц.

Природа и предназначение пенсий за выслугу лет педагогическим, медицинским, творческим работникам обусловливали особенности приобретения права на ее назначение. Право на пенсию за выслугу лет, как следует из статей 2, 77, 80, 81 и 82 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" (и ранее действовавших нормативных правовых актов Союза ССР), возникало при наличии у работника выслуги лет, т.е. суммарной продолжительности определенной профессиональной деятельности (в данном случае - стажа педагогической, лечебной и иной деятельности по охране здоровья либо творческой деятельности на сцене), а у отдельных категорий творческих работников - также при достижении ими определенного возраста. Списки работ (профессий и должностей), с учетом которых назначалась пенсия за выслугу лет, а в необходимых случаях и правила исчисления выслуги и назначения пенсий, согласно статье 83 названного Закона, утверждались Правительством Российской Федерации по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации.

При этом Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" не содержал требование о том, чтобы педагогическая, лечебная, творческая деятельность осуществлялась лишь в государственных или муниципальных учреждениях, - назначение такой пенсии гарантировалось на равных основаниях работникам, занятым в учреждениях (организациях) здравоохранения, общеобразовательных школах и других учреждениях для детей, на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях и коллективах, независимо от их ведомственной подчиненности, а также формы собственности.

Данное требование применительно к выполнению лечебной и иной работы по охране здоровья населения, а также педагогической деятельности впервые было введено актами Правительства Российской Федерации - Постановлениями от 22 сентября 1999 года N 1066 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения" и N 1067 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей".

Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая запрос Законодательного Собрания Тверской области о проверке конституционности пунктов 2 и 3 Постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1067, в Определении от 6 декабря 2001 года N 310-О указал, что из Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" не вытекает, что Правительство Российской Федерации наделяется полномочиями самостоятельно регулировать пенсионные отношения педагогических работников и по своему усмотрению вводить дополнительные по сравнению с законом ограничения права на пенсионное обеспечение за выслугу лет. Данное регулирование можно рассматривать как переходное в рамках проводимой пенсионной реформы, предполагающей, что пенсионное обеспечение в связи с выслугой лет педагогических работников в частных и ведомственных учреждениях будет осуществляться на основе разработки отдельных предложений о системе пенсионного обеспечения за выслугу лет в отношении работников школ и других учреждений для детей, не являющихся государственными или муниципальными. Вместе с тем это не может означать, что до перехода на новую систему пенсионного обеспечения какие-либо категории педагогических работников ставятся в неравные условия или ограничиваются в своих правах, в том числе в праве на зачет трудового стажа для выплаты пенсии за выслугу лет независимо от принадлежности учебного заведения. В силу статей 4 (часть 2) и 15 (части 1 и 4) Конституции Российской Федерации правоприменитель обязан руководствоваться принципом верховенства Конституции Российской Федерации и исходить из такого толкования подзаконных нормативных актов, которое не может противоречить федеральным законам (статья 115, части 1 и 3, Конституции Российской Федерации).

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации в полной мере применима и при выявлении конституционно-правового смысла норм, которые до введения в действие Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" регулировали назначение пенсий за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения (статья 81 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации").

Что же касается пенсий за выслугу лет в связи с творческой работой на сцене в театрах и других театрально-зрелищных организациях и коллективах, назначаемых в соответствии со статьей 82 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации", то ни данный Закон, ни нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации не предусматривали каких-либо исключений при исчислении стажа, дающего право на пенсию, в отношении работы в таких организациях, не являющихся государственными или муниципальными.

3.2. Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не предусматривает такой вид трудовых пенсий, как пенсии за выслугу лет, однако сохраняет право на установление трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста, в том числе за гражданами, осуществляющими педагогическую деятельность в учреждениях для детей, лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, творческую деятельность на сцене в театрах или театрально-зрелищных организациях.

При этом, оставив без изменения требования относительно продолжительности стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, законодатель вместе с тем ограничил круг лиц, имеющих такое право, установив в качестве условия его приобретения осуществление указанной деятельности лишь в государственных или муниципальных учреждениях. По смыслу положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 в их взаимосвязи с пунктом 1 статьи 1 и пунктами 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", данное условие распространяется на всех без исключения лиц, занимавшихся педагогической, лечебной и иной деятельностью по охране здоровья или творческой деятельностью, которые обращаются за назначением трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста после вступления названного Федерального закона в силу, независимо от того, когда они приобрели необходимый стаж, - до 1 января 2002 года или после этой даты.

Сложившаяся правоприменительная практика также свидетельствует о том, что органы, уполномоченные принимать решение о досрочном назначении трудовой пенсии, на основании подпунктов 10, 11, 12 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", исходят из того, что в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с осуществлением педагогической, лечебной либо творческой деятельности, не подлежат зачету периоды, в течение которых соответствующая деятельность осуществлялась в не являющихся государственными или муниципальными школах и других учреждениях для детей, учреждениях здравоохранения, театрах и театрально-зрелищных организациях.

В результате изменений, внесенных в правовое регулирование пенсионного обеспечения оспариваемыми нормами Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", граждане, относящиеся к одной и той же по характеру профессиональной деятельности категории, оказались в неравном положении - те из них, у кого часть необходимого для назначения досрочной пенсии стажа педагогической, лечебной или творческой деятельности была приобретена в период работы в учреждениях, не являющихся государственными или муниципальными, утратили право на назначение пенсии ранее достижения общего пенсионного возраста.

Лишились этого права даже те лица, которые на день вступления названного Федерального закона в силу с учетом таких периодов имели стаж, необходимый для установления пенсии за выслугу лет, но до 1 января 2002 года не реализовали свое право на назначение пенсии. Между тем, как следует из правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 мая 2001 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" и подтвержденной им в ряде других решений, придание обратной силы предписаниям подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", которые ухудшают положение граждан, осуществлявших педагогическую, лечебную либо творческую деятельность на сцене, и имевших на момент введения в действие названного Федерального закона стаж, необходимый для установления пенсии ранее достижения общего пенсионного возраста (пенсии за выслугу лет), означает, по существу, отмену для этих лиц права на назначение пенсии, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством, что несовместимо с требованиями статей 1 (часть 1), 18, 39 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

3.3. По смыслу статей 8 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, форма собственности как таковая не может служить достаточным основанием для дифференциации условий назначения трудовых пенсий по старости лицам, работающим в учреждениях для детей, учреждениях здравоохранения, театрах или театрально-зрелищных организациях в одних и тех же по своим функциональным обязанностям должностях и по одним и тем же профессиям. Данный вывод вытекает из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 6 декабря 2001 года N 310-О по запросу Законодательного Собрания Тверской области. То обстоятельство, в чьем ведении находятся эти учреждения и кому принадлежит закрепленное за ними имущество - государству, муниципальному образованию, акционерному обществу и пр., само по себе не предопределяет различий в условиях и характере профессиональной деятельности их работников и не свидетельствует о существовании таких различий.

К тому же финансирование досрочных трудовых пенсий по старости, назначаемых в соответствии с оспариваемыми нормами статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", производится на общих основаниях. Согласно Федеральному закону от 15 декабря 2001 года "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (пункт 3 статьи 9 и пункт 2 статьи 10) финансирование выплаты базовой части трудовой пенсии осуществляется за счет сумм единого социального налога (взноса), зачисляемых в федеральный бюджет, а финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии - за счет средств бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации (страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, которые взимаются в соответствии с названным Федеральным законом и зачисляются непосредственно в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации). При этом действующее законодательство не предусматривает каких-либо различий в тарифах страховых взносов для работодателей - учреждений для детей, учреждений здравоохранения, театров, театрально-зрелищных организаций в зависимости от того, являются ли они государственными, муниципальными, частными.

Сохраняя для лиц, осуществлявших педагогическую, лечебную, творческую деятельность на сцене в названных государственных или муниципальных учреждениях, льготные условия назначения трудовой пенсии по старости, законодатель не предусмотрел соответствующий правовой механизм, гарантирующий гражданам, занятым такой же по своим условиям и характеру профессиональной деятельностью, но в негосударственных учреждениях для детей, учреждениях здравоохранения, театрах и театрально-зрелищных организациях, защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности до достижения общего пенсионного возраста аналогичным образом или с использованием других, адекватных досрочному выходу на пенсию правовых средств.

Установление такого правового механизма предполагалось, в частности, при принятии нового пенсионного законодательства в рамках проводимой пенсионной реформы. Так, в Постановлениях Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1066 и N 1067 содержалось поручение Министерству труда и социального развития Российской Федерации, Министерству здравоохранения Российской Федерации, Министерству образования Российской Федерации по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации в 3-месячный срок подготовить и внести в Правительство Российской Федерации предложения о системе пенсионного обеспечения за выслугу лет работников учреждений здравоохранения, школ и других учреждений для детей, не являющихся государственными или муниципальными. Однако это поручение не было реализовано; не принят до настоящего времени и федеральный закон об обязательных профессиональных пенсионных системах в Российской Федерации.

3.4. Таким образом, в действующей системе правового регулирования пенсионного обеспечения, исходящего из того, что досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую, лечебную либо творческую деятельность на сцене, так же как и предоставление им ранее пенсии за выслугу лет, направлено, главным образом, на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности до достижения общего пенсионного возраста, различия в условиях приобретения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которые устанавливаются исключительно по такому критерию, как форма собственности (т.е. зависят от того, являются учреждения, в которых осуществлялась эта деятельность, государственными, муниципальными или нет), нельзя считать обоснованными с точки зрения вытекающего из Конституции Российской Федерации требования равноправия применительно к правам, гарантированным ее статьей 39.

Взаимосвязанные нормативные положения подпунктов 10, 11, 12 пункта 1 статьи 28 и пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" - в той мере, в какой они не позволяют засчитывать в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, занимавшимся педагогической деятельностью в учреждениях для детей, лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, творческой деятельностью на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, периоды осуществления ими этой деятельности в учреждениях, не являющихся государственными или муниципальными, которые включались в соответствующий стаж ранее действовавшим законодательством, при том что законодательное регулирование порядка сохранения и реализации пенсионных прав, уже приобретенных указанными лицами в результате длительной профессиональной деятельности, до настоящего времени отсутствует, - порождают такое неравенство в сфере пенсионного обеспечения, которое ведет к несоразмерному ограничению конституционного права этих лиц на социальное обеспечение, и тем самым нарушают предписания статей 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, а также не согласуются с ее статьями 8 (часть 2), 35 (часть 1) и 37 (часть 3).

Отсюда следует, что до установления надлежащего правового регулирования при обращении лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения либо творческую деятельность на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, за назначением трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста и решении вопроса о наличии у них стажа, дающего право на досрочное назначение такой пенсии, периоды их работы в названных учреждениях, не являвшихся государственными (муниципальными), должны засчитываться в соответствующий стаж профессиональной деятельности, определенный в подпунктах 10, 11, 12 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Этим не затрагивается прерогатива Федерального Собрания при реформировании института досрочных пенсий по старости предусмотреть иные правовые механизмы пенсионного обеспечения указанных лиц с соблюдением требований Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79, 87 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), взаимосвязанные нормативные положения подпунктов 10, 11, 12 пункта 1 статьи 28 и пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", устанавливающие для лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения либо творческую деятельность на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, в качестве условия назначения трудовой пенсии по старости ранее достижения пенсионного возраста осуществление этой деятельности в соответствующих государственных или муниципальных учреждениях, - в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования пенсионного обеспечения данные положения не позволяют засчитывать в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, занимавшимся педагогической деятельностью в учреждениях для детей, лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, творческой деятельностью на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, периоды осуществления ими этой деятельности в учреждениях, не являющихся государственными или муниципальными, которые включались в соответствующий стаж ранее действовавшим законодательством, при том что законодательное регулирование порядка сохранения и реализации пенсионных прав, уже приобретенных указанными лицами в результате длительной профессиональной деятельности, до настоящего времени отсутствует.

2. Дела граждан - заявителей по настоящему делу подлежат пересмотру в установленном порядке в той части, в какой они основаны на нормативных положениях, признанных настоящим Постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете" и "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

8

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 апреля 2006 г. N 84-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ ТАРАСОВОЙ ВАЛЕНТИНЫ НИКОЛАЕВНЫ
НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОДПУНКТОМ 11
ПУНКТА 1 СТАТЬИ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ПОЛОЖЕНИЯМИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ
ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 29 ОКТЯБРЯ 2002
ГОДА N 781 "О СПИСКАХ РАБОТ, ПРОФЕССИЙ, ДОЛЖНОСТЕЙ,
СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ, С УЧЕТОМ КОТОРЫХ ДОСРОЧНО
НАЗНАЧАЕТСЯ ТРУДОВАЯ ПЕНСИЯ ПО СТАРОСТИ В СООТВЕТСТВИИ
СО СТАТЬЕЙ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", И ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ
ИСЧИСЛЕНИЯ ПЕРИОДОВ РАБОТЫ, ДАЮЩЕЙ ПРАВО НА ДОСРОЧНОЕ
НАЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВОЙ ПЕНСИИ ПО СТАРОСТИ В СООТВЕТСТВИИ
СО СТАТЬЕЙ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ
ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданки В.Н. Тарасовой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка В.Н. Тарасова просит признать не соответствующими статье 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации подпункт 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", устанавливающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лиц, осуществлявших лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, пункт 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 "О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", и об утверждении правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", которым был утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", а также сам названный Список.
По мнению заявительницы, действующее правовое регулирование, не включая врачей, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, в число лиц, имеющих право на досрочное пенсионное обеспечение по старости, в отличие от ранее действовавшего пункта 2 Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет (утвержден Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464), устанавливает тем самым для граждан, занимавшихся одной и той же профессиональной деятельностью, разный объем прав в пенсионной сфере в зависимости от того, протекала она в медицинском учреждении или осуществлялась индивидуальным предпринимателем, а также неправомерно исключает из специального стажа периоды такой деятельности, засчитывавшиеся в него согласно ранее действовавшему законодательству.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял В.Н. Тарасову о том, что ее жалоба не соответствует требованиям названного Федерального конституционного закона.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявительницей материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.
2.1. Согласно статье 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (часть 1); государственные пенсии устанавливаются законом (часть 2).
Закрепляя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель вправе определить как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая установление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств, характеризующих, в частности, трудовую деятельность (специфика условий труда и профессии и т.д.). Такая дифференциация, однако, должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно оправданы, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июня 2004 года N 11-П).
В соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 28 вступившего в силу с 1 января 2002 года Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается независимо от возраста лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет - в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах.
В системе действующего правового регулирования пенсионного обеспечения установление для указанной категории лиц льготных условий назначения трудовой пенсии по старости направлено, главным образом, на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности до достижения общеустановленного пенсионного возраста. Поэтому право на досрочное пенсионное обеспечение связывается не с любой работой в определенной профессиональной сфере, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с регулярным неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными исполняемыми функциональными обязанностями по занимаемой должности, спецификой и характером труда.
Исходя из этого законодатель выделил в особую категорию работников, т.е. лиц, состоящих в трудовых отношениях, чья лечебная и иная деятельность по охране здоровья населения протекала на протяжении длительного периода в учреждениях здравоохранения, организация труда в которых предполагает соблюдение специальных условий, режима работы и выполнение определенной нагрузки. Этой категории работников предоставлено право на льготное пенсионное обеспечение по старости.
Осуществляемая индивидуальными предпринимателями профессиональная деятельность, в том числе в медицинской сфере, организуется ими по своему усмотрению и не охватывается требованиями действующего законодательства, предъявляемыми к продолжительности и интенсивности работы в тех или иных должностях. В связи с этим выполняемая ими профессиональная деятельность существенно отличается от жестко регламентируемой деятельности работников учреждений здравоохранения, а потому установленные законодателем различия в условиях досрочного пенсионного обеспечения по старости, основанные на таких объективных критериях, как условия, режим и интенсивность работы, не могут рассматриваться как нарушающие конституционный принцип равенства при реализации права на пенсионное обеспечение, гарантированного статьей 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
2.2. Из представленных заявительницей материалов следует, что она приступила к индивидуальной трудовой (врачебной) деятельности с 1 января 2000 года, т.е. в период, когда установленное правовое регулирование не предусматривало включение подобной деятельности в стаж, дающий право на назначение пенсии за выслугу лет в соответствии со статьей 81 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года "О государственных пенсиях в Российской Федерации". Следовательно, пенсионных прав на основании действовавшего до 1 января 2002 года законодательства ею приобретено не было, а потому ее утверждение об их отмене оспариваемыми положениями является необоснованным.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Тарасовой Валентины Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

0

9

Постановление Конституционного Суда РФ от 29.01.2004 N 2-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 января 2004 г. N 2-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ
СТАТЬИ 30 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" В СВЯЗИ С ЗАПРОСАМИ ГРУПП
ДЕПУТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, А ТАКЖЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО
СОБРАНИЯ (ИЛ ТУМЭН) РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ), ДУМЫ
ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА И ЖАЛОБАМИ
РЯДА ГРАЖДАН

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Ю.М. Данилова, судей М.В. Баглая, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, В.О. Лучина,

с участием представителей групп депутатов Государственной Думы - депутатов Государственной Думы В.Н. Басыгысова, В.В. Лунцевича, В.Н. Пивненко, С.А. Попова, представителя Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) - Председателя постоянного комитета Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) по взаимодействию с Федеральным Собранием и законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации З.А. Корниловой, представителя Думы Чукотского автономного округа - Председателя Думы Чукотского автономного округа В.Н. Назаренко, граждан В.Е. Великанова, О.А. Герасимовой, В.К. Дроздовской, А.С. Капустина, Е.В. Капустиной, М.В. Кольцовой, В.И. Куландина, В.Я. Педина, В.Ф. Скидана, В.П. Целуевского, Л.Т. Чернышовой, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,

руководствуясь статьей 125 (пункт "а" части 2 и часть 4) Конституции Российской Федерации, подпунктом "а" пункта 1 части первой, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, статьями 36, 74, 84, 85, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Поводом к рассмотрению дела явились запросы трех групп депутатов Государственной Думы, запросы Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Думы Чукотского автономного округа, а также жалобы граждан В.И. Белоусова, С.Л. Бембеевой, Т.И. Бобарыкиной, В.В. Буданова, В.П. Васюнина, В.Е. Великанова и И.И. Ляленко, О.А. Герасимовой, И.Н. Горбань, В.К. Дроздовской, Э.А. Заворуева и В.П. Целуевского, А.С. Капустина и Е.В. Капустиной, Ф.С. Каримова, Н.Ф. Клименко и Г.Н. Полетаева, М.В. Кольцовой, Л.А. Кондратенко, А.В. Косицына, В.И. Куландина, А.А. Лелика, В.И. Лисохмары, Л.С. Майоровой, М.А. Медведевой, С.К. Мокану, З.А. Никифоровой, М.П. Никифоровой, В.Я. Педина, Р.П. Пивоварова, Л.И. Рябикиной, В.С. Сидорова, В.Ф. Скидана, Н.Ф. Старченко, А.Е. Степанова, В.Д. Ступина, Н.Г. Тимофеевой, А.А. Тихонова, Л.Т. Чернышовой, А.М. Ширинской, М.И. Ягомоста. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые в указанных обращениях положения статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (в редакции от 31 декабря 2002 года).

Учитывая, что все обращения касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика С.М. Казанцева, объяснения сторон и их представителей, заключение эксперта - доктора юридических наук Э.Г. Тучковой, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства труда и социального развития Российской Федерации - Ю.В. Воронина, от Пенсионного фонда Российской Федерации - Л.И. Чижик, от Министерства юстиции Российской Федерации - И.В. Пахомова, от Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации - Е.С. Финогеновой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. С 1 января 2002 года введен в действие Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", устанавливающий основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на трудовые пенсии. В соответствии со статьей 31 данного Федерального закона с этой даты утрачивают силу Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и Федеральный закон "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий", а другие федеральные законы, предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, ему не противоречащей (пункт 2).

Для тех лиц, которые приобрели пенсионные права до вступления в силу Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", его статьей 30 предусмотрен порядок их оценки путем конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал. При этом пунктом 4 данной статьи установлено, что в целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 1 января 2002 года, учитываемая в календарном порядке, и перечисляются включаемые в нее периоды.

Как утверждают заявители - депутаты Государственной Думы, Государственное Собрание (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Дума Чукотского автономного округа, пункт 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", вводя календарный порядок исчисления общего трудового стажа при назначении пенсии для лиц, в отношении которых в соответствии с Законом Российской Федерации от 20 ноября 1990 года "О государственных пенсиях в Российской Федерации" действовало льготное исчисление некоторых периодов, засчитываемых в общий трудовой стаж (к таковым, в частности, относились периоды работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях), нарушает право указанных лиц на пенсионное обеспечение; кроме того, содержащаяся в нем норма не позволяет учитывать в общем трудовом стаже некоторые периоды общественно полезной деятельности, которые ранее в него включались. По мнению заявителей, данная норма - как ухудшающая положение граждан и имеющая обратную силу - противоречит статьям 1 (часть 1), 2, 7, 17, 18, 20, 39, 54 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 57 Конституции Российской Федерации.

В жалобах граждан конституционность пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается применительно к отношениям, возникшим до введения в действие названного Федерального закона, в части установления календарного порядка учета периодов работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и периодов прохождения военной службы по призыву вместо существовавшего ранее льготного (кратного) порядка. По мнению заявителей, поскольку правоотношения, связанные с приобретением льготного трудового стажа, закончились еще до вступления в силу нового правового регулирования, отмена льготного порядка исчисления общего трудового стажа, ухудшившая их положение, означает нарушение конституционного права на социальное обеспечение, закрепленного статьей 39 Конституции Российской Федерации, и противоречит ее статьям 2, 7, 15, 17, 18, 19, 35, 37, 46, 52, 53, 54 и 55 (части 2 и 3).

Кроме того, в ряде жалоб конституционность пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается в связи с тем, что в силу содержащейся в нем нормы из общего трудового стажа исключаются периоды отпуска по уходу за ребенком в возрасте до трех лет, подготовки к профессиональной деятельности, нахождения на спецпоселении лиц из числа репрессированных народов.

В жалобе гражданина В.И. Куландина помимо пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается конституционность других положений данной статьи, устанавливающих правила оценки пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года (пункт 1), и правила определения расчетного размера трудовой пенсии (пункт 2). Доводы, представленные заявителем в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что, не оспаривая само по себе установление для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, при исчислении им трудовой пенсии отношения среднемесячного заработка застрахованного лица к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации в льготном (повышенном) размере (1,4 - 1,9), он, по существу, требует, чтобы данная льгота была распространена на другие категории пенсионеров, т.е. фактически ставит вопрос о внесении изменений в действующее законодательство. Между тем разрешение такого рода вопросов к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации не относится, а потому в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 43 и статьей 68 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" производство по данной жалобе в этой части подлежит прекращению.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является норма, содержащаяся в пункте 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в той части, в какой она во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 31 данного Федерального закона при оценке пенсионных прав застрахованных лиц путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал исключает льготный (кратный) порядок исчисления общего трудового стажа и не позволяет учитывать в общем трудовом стаже некоторые периоды общественно полезной деятельности, включавшиеся в него ранее действовавшим законодательством.

2. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Важнейшим элементом социального обеспечения, основное содержание которого - предоставление человеку средств к существованию, является пенсионное обеспечение. Государственные пенсии в соответствии со статьей 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливаются законом. Определяя правовые основания, условия назначения, порядок исчисления пенсий и их размеры, законодатель - исходя из экономических возможностей общества на данном этапе его развития - должен стремиться к тому, чтобы постепенно повышать уровень пенсионного обеспечения, в первую очередь для тех, у кого пенсии ниже прожиточного минимума, с целью удовлетворения их основных жизненных потребностей, учитывая при этом, что установленные ранее меры социального обеспечения пенсионеров не могут быть отменены без равноценной замены.

Принципы правовой справедливости и равенства, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации как правовом и социальном государстве, в том числе права на социальное обеспечение (в частности, пенсионное обеспечение), по смыслу статей 1, 2, 6 (часть 2), 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 и 55 (часть 1) Конституции Российской Федерации, предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения. Это, как и точность и конкретность правовых норм, которые лежат в основе соответствующих решений правоприменителей, включая суды, необходимо для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты.

Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 мая 2001 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан и означающему, по существу, отмену для этих лиц права, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого ими в конкретных правоотношениях, несовместимо с положениями статей 1 (часть 1), 2, 18, 54 (часть 1), 55 (часть 2) и 57 Конституции Российской Федерации, поскольку, по смыслу указанных конституционных положений, изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также - в случае необходимости - предоставление гражданам возможности (в частности, посредством установления временного регулирования) в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям. С этим связаны законные ожидания граждан, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

3. Конституционно-правовой смысл оспариваемых положений пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" выявляется, исходя не только из их буквального смысла и смысла, придаваемого им сложившейся правоприменительной практикой, но и из их места в системе правового регулирования пенсионных отношений, в том числе порядка назначения и исчисления трудовых пенсий, которые представляют собой, как следует из статьи 2 названного Федерального закона, ежемесячные денежные выплаты в целях компенсации гражданам заработной платы или иного дохода.

3.1. До вступления в силу Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" виды трудовой деятельности и иной общественно полезной деятельности, включаемые в общий трудовой стаж, определялись Законом Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" (статьи 89 - 92, 95). Его статья 94 предусматривала льготное (кратное) исчисление некоторых засчитываемых в этот стаж периодов (в отношении лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, аналогичную норму предусматривала и статья 28 Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях"). Такое льготное исчисление позволяло отдельным категориям граждан приобретать необходимый для назначения пенсии общий трудовой стаж (20 лет для женщин и 25 лет для мужчин) в более короткие сроки и влияло на размер пенсии, который находился в прямой зависимости от продолжительности этого стажа.

Предпринятое в последние годы реформирование пенсионного законодательства, в основу которого положена концепция страховой природы пенсионного обеспечения, изменило функциональную роль общего трудового стажа в рамках обязательного пенсионного страхования. В настоящее время одним из основных условий приобретения права на трудовую пенсию является страховой стаж, т.е. суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж; юридическое же значение для целей пенсионного обеспечения общего трудового стажа, в который включается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности, уменьшается.

Сам по себе переход к новому правовому регулированию в области пенсионных правоотношений не противоречит Конституции Российской Федерации, однако вносимые законодателем изменения, в том числе в порядок подсчета общего трудового стажа, не должны приводить к снижению уровня пенсионного обеспечения граждан.

3.2. В целях сохранения ранее приобретенных прав на трудовую пенсию статьей 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" предусмотрена оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал и установлен перечень периодов трудовой и иной общественно полезной деятельности, включаемых в общий трудовой стаж и учитываемых в календарном порядке (пункт 4).

Отменив льготное (кратное) исчисление общего трудового стажа и исключив из него некоторые периоды общественно полезной деятельности, в течение которых не уплачивались страховые взносы, законодатель придал норме пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" обратную силу и распространил ее на граждан, приобретших пенсионные права до 1 января 2002 года. Вместе с тем, вводя новый порядок исчисления общего трудового стажа, он установил такой минимальный уровень пенсионного обеспечения (минимальный расчетный размер трудовой пенсии), который превышает ранее установленный максимальный размер трудовой пенсии и, во всяком случае, превышает уровень пенсионного обеспечения, исчисленный исходя из норм Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации". При этом Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не содержит нормы, ограничивающей максимальный размер трудовой пенсии тремя (для отдельных категорий граждан - тремя с половиной) минимальными размерами пенсии, которая содержалась ранее в статье 18 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации". Более того, согласно пункту 8 статьи 30 названного Федерального закона расчетный пенсионный капитал, исчисленный в соответствии с ее пунктом 4, подлежит индексации по нормам данного Федерального закона за весь период с 1 января 2002 года до дня, с которого назначается страховая часть трудовой пенсии.

Следовательно, норма пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не ухудшает положение граждан и не отменяет права, приобретенные ими на основании ранее действовавшего законодательства, а потому не относится к нормам, которым не может быть придана обратная сила. Кроме того, предусмотренные ею правила соответствуют действовавшим с 1 февраля 1998 года условиям и нормам (в том числе в части, касающейся календарного исчисления трудового стажа), установленным Федеральным законом от 21 июля 1997 года "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий", а также статьей 7 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" с учетом изменений, внесенных в нее этим актом. Пенсионер - в тех случаях, когда исчисленный на их основании размер пенсии не достигал размера пенсии, уже получаемой им по Закону Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" в прежней редакции, - был вправе выбрать исчисление пенсии в соответствии со старым порядком. Тем самым законодатель, вводя с 1 февраля 1998 года иные условия и нормы пенсионного обеспечения наряду с предусмотренными Законом Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации", предоставил гражданам возможность адаптироваться к изменениям в пенсионном законодательстве.

Что касается лиц, на которых в соответствии со статьей 28 Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" распространялось правило об исчислении в полуторном размере трудового стажа для назначения трудовой пенсии, то в отношении них законодатель предусмотрел дополнительный компенсационный механизм. Так, пунктом 2 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, подтверждено установленное Федеральным законом от 8 августа 2001 года "О внесении дополнений в статью 7 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" более высокое, чем для других граждан, соотношение среднемесячного заработка застрахованного лица и среднемесячной заработной платы в Российской Федерации, учитываемое при оценке пенсионных прав. Кроме того, для указанной категории граждан Федеральным законом от 29 ноября 2003 года "Об увеличении базовой части трудовой пенсии лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" предусмотрено применение к размеру базовой части трудовой пенсии районного коэффициента к заработной плате, установленного для соответствующей местности.

Таким образом, регулирование, закрепленное в пункте 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", не противоречит Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 18, 54 (часть 1), 55 (части 1 и 3) и 57, и не может рассматриваться как нарушающее, отменяющее или умаляющее права и свободы человека и гражданина в сфере пенсионного обеспечения.

3.3. Правовая позиция, изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 мая 2001 года, конкретизирована в Определении от 5 ноября 2002 года по жалобе гражданина Ю.И. Спесивцева на нарушение его конституционных прав положениями статей 12 и 133.1 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" в отношении граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, у таких граждан сохраняются ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права.

Применительно к положениям статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" данная правовая позиция означает, что содержащаяся в ее пункте 4 норма не препятствует оценке пенсионных прав граждан по условиям и нормам Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации". Именно из этого исходил законодатель, закрепив в статье 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" возможность осуществления оценки пенсионных прав исходя из расчетного размера пенсии, исчисленного по нормам Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" (пункт 6), и предусмотрев, что при оценке пенсионных прав застрахованных лиц применяется порядок исчисления и подтверждения трудового стажа, в том числе стажа на соответствующих видах работ (а в необходимых случаях - заработка застрахованного лица), который был установлен для назначения и перерасчета государственных пенсий и действовал до дня вступления в силу Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (пункт 9).

Реализуя названные нормативные предписания, Министерство труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации Постановлением от 17 октября 2003 года N 70 утвердило разъяснение "О некоторых вопросах установления трудовых пенсий в соответствии со статьями 27, 28, 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 27 ноября 2003 года N 5280), в соответствии с которым расчетный размер трудовой пенсии может быть исчислен по условиям и нормам, предусмотренным законодательством, действовавшим до принятия Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Таким образом, норма пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в силу которой - во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 31 того же Федерального закона - исключается льготный (кратный) порядок исчисления общего трудового стажа и отменяется включение некоторых нестраховых периодов в общий трудовой стаж при исчислении расчетного размера трудовой пенсии в целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал, по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не может служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, включая размер пенсии, на которые рассчитывало застрахованное лицо до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан им общий или специальный трудовой стаж полностью либо частично).

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79, 87 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать содержащуюся в пункте 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" норму в той части, в какой она во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 31 данного Федерального закона при оценке пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал исключает льготный (кратный) порядок исчисления общего трудового стажа и не позволяет учитывать в общем трудовом стаже некоторые периоды общественно полезной деятельности, включавшиеся в него ранее действовавшим законодательством, не противоречащей Конституции Российской Федерации. Данная норма - по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм - не может служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, поскольку не препятствует гражданину осуществить оценку приобретенных им до 1 января 2002 года пенсионных прав, в том числе в части, касающейся исчисления трудового стажа и размера пенсии, по нормам ранее действовавшего законодательства.

Конституционно-правовой смысл указанной нормы, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике.

2. Прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

3. Дела граждан-заявителей, разрешенные на основании пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0

10

Определение Конституционного Суда РФ от 02.03.2006 N 16-О "По жалобе гражданина Корнилова Владимира Петровича на нарушение его конституционных прав Положениями Указа Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности", Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию, Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию и Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 марта 2006 г. N 16-О

ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА
КОРНИЛОВА ВЛАДИМИРА ПЕТРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 15 МАРТА 2000 ГОДА N 508
"О РАЗМЕРЕ ПОСОБИЯ ПО ВРЕМЕННОЙ НЕТРУДОСПОСОБНОСТИ",
ПРАВИЛ ИСЧИСЛЕНИЯ НЕПРЕРЫВНОГО ТРУДОВОГО СТАЖА РАБОЧИХ
И СЛУЖАЩИХ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ ПОСОБИЙ ПО ГОСУДАРСТВЕННОМУ
СОЦИАЛЬНОМУ СТРАХОВАНИЮ, ОСНОВНЫХ УСЛОВИЙ ОБЕСПЕЧЕНИЯ
ПОСОБИЯМИ ПО ГОСУДАРСТВЕННОМУ СОЦИАЛЬНОМУ СТРАХОВАНИЮ
И ПОЛОЖЕНИЯ О ПОРЯДКЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПОСОБИЯМИ
ПО ГОСУДАРСТВЕННОМУ СОЦИАЛЬНОМУ СТРАХОВАНИЮ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина В.П. Корнилова,

установил:

1. В жалобе гражданина В.П. Корнилова оспаривается конституционность пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности", пункта 1 Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию (утверждены Постановлением Совета Министров СССР от 13 апреля 1973 года N 252), пунктов 25 - 27 Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию (утверждены Постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 23 февраля 1984 года N 191) и пункта 30 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию (утверждено Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 года N 13-6).

Как следует из представленных материалов, В.П. Корнилов начал трудовую деятельность в 1986 году. Уволившись по собственному желанию из ОАО "Тверской вагоностроительный завод" 26 марта 2002 года, на работу в ООО "Научно-производственное объединение "Система" (город Тверь) он поступил 21 октября 2002 года, т.е. спустя почти 7 месяцев, в связи с чем пособие по временной нетрудоспособности при наступлении заболевания ему было установлено в размере 60 процентов заработка.

По мнению заявителя, закрепление оспариваемыми нормами зависимости размера пособия по временной нетрудоспособности от продолжительности непрерывного трудового, а не страхового, стажа ко дню наступления нетрудоспособности, а также определение условий и порядка выплаты работникам такого пособия подзаконными нормативными правовыми актами нарушают конституционные социальные права работающих граждан и противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 37 (части 1 и 2), 39 (часть 2), 55, 80 (часть 2) и 90 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации гарантируемое каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных установленных законом случаях осуществляется на условиях, определяемых законом, которым должны регламентироваться правовые основания, размеры и порядок предоставления гражданам конкретных видов социального обеспечения (статья 39, части 1 и 2; статья 71, пункт "в"; статья 72, пункты "б", "ж" части 1; статья 76, части 1 и 2).

Трудовой кодекс Российской Федерации предусматривает, что при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральным законом (статья 183), однако такой федеральный закон, необходимость которого вытекает также из статей 1 и 3 Федерального закона от 16 июля 1999 года "Об основах обязательного социального страхования", до настоящего времени не принят.

Пособие по временной нетрудоспособности работающим гражданам предоставляется в рамках системы обязательного социального страхования и выплачивается за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации. При отсутствии федерального закона, определяющего условия и порядок обеспечения застрахованных работников пособиями по временной нетрудоспособности, по смыслу абзаца двадцатого статьи 2 и статьи 423 Трудового кодекса Российской Федерации, а также статьи 2 Федерального закона от 22 декабря 2005 года "Об отдельных вопросах исчисления и выплаты пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам и размерах страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в 2006 году" в их взаимосвязи, сохраняют свое действие нормативные правовые акты бывшего Союза ССР о социальном страховании (ранее такое правоприменение основывалось на статье 239 КЗоТ Российской Федерации и повторяющем, по сути, ее положения пункте 2 Указа Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности").

Таким образом, в системе действующего правового регулирования предписания нормативных актов органов государственной власти бывшего Союза ССР, устанавливающих условия назначения и порядок выплаты работающим гражданам пособий по временной нетрудоспособности с учетом продолжительности непрерывного трудового стажа, в том числе оспариваемые заявителем положения Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию, Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию и Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, сохраняют свою юридическую силу и заменяют, по существу, законодательные нормы.

3. Согласно пункту 2 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, применяются в части, ей не противоречащей. Проверка конституционности нормативных актов органов государственной власти, принятых до вступления в силу Конституции Российской Федерации, производится Конституционным Судом Российской Федерации только по содержанию норм (часть вторая статьи 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Из названных положений в их взаимосвязи следует, что сохраняющие свое действие нормы, на основании которых определяется размер пособий по временной нетрудоспособности, даже если они содержатся в акте, по форме не отвечающем требованиям Конституции Российской Федерации, могут применяться, но лишь при условии, что эти нормы не противоречат Конституции Российской Федерации по содержанию.

3.1. Согласно Правилам исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию непрерывный трудовой стаж определяется по продолжительности последней непрерывной работы на данном предприятии, в учреждении, организации; в случаях, предусмотренных Правилами, в непрерывный трудовой стаж засчитывается также время предыдущей работы или иной деятельности (пункт 1). При этом во внимание принимаются продолжительность перерывов в работе и причины расторжения трудового договора. Так, по общему правилу, при переходе с одной работы на другую непрерывный трудовой стаж сохраняется при условии, что перерыв в работе не превысил одного месяца; в случае же увольнения после 1 сентября 1983 года по собственному желанию без уважительных причин он сохраняется при условии, что перерыв в работе не превысил трех недель (пункт 2).

С учетом непрерывного трудового стажа, подсчитанного на основании Правил, работнику назначается пособие по временной нетрудоспособности. В частности, для лиц, имеющих непрерывный трудовой стаж до 5 лет, его размер составляет 60 процентов заработка (подпункт "в" пункта 25 Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, подпункт "в" пункта 30 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию).

В условиях социалистической системы хозяйствования приведенные нормы преследовали цель способствовать решению задач формирования стабильных трудовых коллективов, сокращения текучести кадров, укрепления трудовой дисциплины. Сохранение такого правового регулирования, которое связывает определенные негативные последствия с реализацией работником права на прекращение трудового договора по своей инициативе, является, по сути, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 марта 2004 года N 138-О по жалобе гражданина А.Ф. Каленова, нарушением закрепленных Конституцией Российской Федерации в числе основных прав и свобод человека и гражданина свободы труда, права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1) и противоречит целям и содержанию трудового договора как договора двухстороннего, в котором реализуются перечисленные конституционные права.

Применение подобного правового регулирования не согласуется с принципами обязательного страхования работающих граждан на случай временной нетрудоспособности, его предназначением, поскольку страховое обеспечение, призванное возместить работнику временно утраченный заработок, по существу, ставится в зависимость от наличия и длительности перерывов в работе, что приводит к наделению обязательного социального страхования не свойственными ему функциями. Оно существенно снижает объем страхового обеспечения по сравнению с тем, который предоставляется при наступлении временной нетрудоспособности работникам с таким же средним заработком и трудовым (страховым) стажем при иных обстоятельствах трудовой деятельности, чем нарушается равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации).

Кроме того, размер страхового обеспечения, поставленный в зависимость от продолжительности непрерывного трудового стажа, объективно оказывается ниже у начинающих трудовую деятельность работников, при том что они могут подвергаться заболеваниям, не менее тяжелым и длительным, чем лица, имеющие такой непрерывный трудовой стаж, который дает право на получение пособия по временной нетрудоспособности в максимальном размере, и что на время болезни они в той же мере нуждаются в страховом обеспечении в виде возмещения утраченного заработка.

В сложившейся ситуации, когда российское законодательство о социальном страховании на случай болезни не сформировано, а нормативные правовые акты бывшего Союза ССР, увязывающие право застрахованных лиц на получение пособия по временной нетрудоспособности с продолжительностью непрерывного трудового стажа, не в полной мере соответствуют задачам социального страхования на современном этапе, возможно неоправданное и не совместимое с конституционно значимыми целями, указанными в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, ограничение права этих лиц на социальное обеспечение, гарантированное ее статьей 39 (часть 1).

3.2. Следовательно, нормативные положения, содержащиеся в пункте 1 Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию, пунктах 25 - 27 Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию и пункте 30 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, не подлежат применению судами, другими органами и должностными лицами как противоречащие статьям 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

В соответствии с требованием статьи 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации федеральному законодателю надлежит определить условия и порядок обеспечения застрахованных работников пособиями по временной нетрудоспособности в федеральном законе. При этом, будучи свободным в выборе критериев предоставления страхового обеспечения в случае болезни, он в то же время обязан осуществить необходимое правовое регулирование с учетом конституционных принципов правовой справедливости и равенства, основываясь на целях и задачах социального страхования.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации учитывает, что утрата пунктом 1 Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию, пунктами 25 - 27 Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию и пунктом 30 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию юридической силы с момента принятия настоящего Определения создала бы пробел в регулировании обеспечения застрахованных лиц пособиями по временной нетрудоспособности, что воспрепятствовало бы реализации ими права на социальное обеспечение в случае болезни. Кроме того, вступлением в силу настоящего Определения непосредственно затрагивается расходная часть бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации на 2006 год, неисполнение которого может привести к недопустимому массовому нарушению социальных прав работающих граждан.

Этим обусловливается необходимость установления особенностей исполнения настоящего Определения в соответствии с пунктом 12 части первой статьи 75, статьями 79 и 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и статьей 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Положения пункта 1 Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию (утверждены Постановлением Совета Министров СССР от 13 апреля 1973 года N 252), пунктов 25 - 27 Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию (утверждены Постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 23 февраля 1984 года N 191) и пункта 30 Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию (утверждено Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 года N 13-6) в части, увязывающей право на получение пособия по временной нетрудоспособности и его размер с длительностью непрерывного трудового стажа, в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 4 марта 2004 года N 138-О и настоящем Определении, с 1 января 2007 года не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами, как противоречащие Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 39 (часть 1) и 55 (часть 3), и утрачивают силу.

2. Федеральному законодателю надлежит урегулировать порядок и условия реализации конституционного права каждого на социальное обеспечение в случае болезни и обеспечить введение нового правового регулирования в срок не позднее 1 января 2007 года.

3. Признать жалобу гражданина Корнилова Владимира Петровича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

0

11

Определение Конституционного Суда РФ от 24.05.2005 N 223-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 мая 2005 г. N 223-О

ПО ЗАПРОСАМ МИРОВОГО СУДЬИ
СУДЕБНОГО УЧАСТКА N 2 ГОРОДА КАЛУГИ И МИРОВОГО
СУДЬИ СУДЕБНОГО УЧАСТКА N 4 СОВЕТСКОГО РАЙОНА ГОРОДА
НИЖНЕГО НОВГОРОДА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ
ПОДПУНКТА 2 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6, ПУНКТА 1 СТАТЬИ 7 И ПУНКТА 2
СТАТЬИ 14 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПЕНСИОННОМ
СТРАХОВАНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", А ТАКЖЕ ЖАЛОБАМ
ГРАЖДАН СТАРОДУБОВА ИЛЬИ АЛЕКСАНДРОВИЧА И ШИШОВА
ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ПУНКТА 2 СТАТЬИ 14 И ПУНКТОВ 1 - 3
СТАТЬИ 28 НАЗВАННОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Л.О. Красавчиковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запросов мирового судьи судебного участка N 2 города Калуги и мирового судьи судебного участка N 4 Советского района города Нижнего Новгорода, а также жалоб граждан И.А. Стародубова и В.Н. Шишова,

установил:

1. Согласно Федеральному закону от 15 декабря 2001 года "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) граждане, самостоятельно обеспечивающие себя работой, в том числе индивидуальные предприниматели и адвокаты, относятся к лицам, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование в соответствии с данным Федеральным законом; эти граждане являются страхователями по обязательному пенсионному страхованию, они обязаны зарегистрироваться в качестве страхователей в порядке, установленном статьей 11 данного Федерального закона, своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, выполнять другие обязанности, предусмотренные законодательством Российской Федерации (подпункт 2 пункта 1 статьи 6, пункт 1 статьи 7, пункт 2 статьи 14).
Конституционность названных норм оспаривается в запросе мирового судьи участка N 2 города Калуги, в чьем производстве находится дело по иску управления Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Калуге о взыскании с адвоката П.С. Правороцкого задолженности по страховым взносам в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в виде фиксированного платежа за 2003 год в сумме 1800 рублей (в том числе 1200 рублей - на финансирование страховой части трудовой пенсии и 600 рублей - на финансирование ее накопительной части), и в запросе мирового судьи судебного участка N 4 Советского района города Нижнего Новгорода в связи с находящимся в его производстве аналогичным делом по искам управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Советском районе города Нижнего Новгорода к адвокатам Ю.Ф. Рычкову и А.А. Миловскому. Как следует из представленных материалов, адвокат П.С. Правороцкий является военным пенсионером и получает пенсию на основании Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей"; на условиях и по нормам того же Закона осуществляется пенсионное обеспечение адвокатов Ю.Ф. Рычкова и А.А. Миловского, как бывших прокурорских работников.
Гражданин И.А. Стародубов в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 2 статьи 14 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", а также конституционность положений его статьи 28, согласно которой индивидуальные предприниматели и адвокаты уплачивают суммы страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в виде фиксированного платежа (пункт 1), размер которого в расчете на месяц устанавливается исходя из стоимости страхового года, ежегодно утверждаемой Правительством Российской Федерации (пункт 2); минимальный размер фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии устанавливается в размере 150 рублей в месяц и является обязательным для уплаты, при этом 100 рублей направляется на финансирование страховой части трудовой пенсии, 50 рублей - на финансирование накопительной части трудовой пенсии (пункт 3).
На указанные нормы сослался начальник отдела Пенсионного фонда Российской Федерации в Арбажском районе Кировской области в своем решении о взыскании с И.А. Стародубова недоимки по страховым взносам в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации за 2002 и 2003 годы в сумме 2700 рублей, пени за несвоевременную уплату страховых взносов в сумме 333 рубля 55 копеек, а также штрафа в сумме 540 рублей. При этом заявитель, получающий пенсию от Министерства внутренних дел Российской Федерации, в период с 28 июня 2002 года по 2 апреля 2004 года был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, но фактически предпринимательскую деятельность не осуществлял.
Гражданин В.Н. Шишов, оспаривающий конституционность пункта 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", также является военным пенсионером. В сентябре 1992 года он был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, но с 1998 года предпринимательскую деятельность из-за неудовлетворительного состояния здоровья не осуществлял. Арбитражный суд Пермской области решением от 23 июля 2003 года удовлетворил иск управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Свердловскому району города Перми о взыскании с В.Н. Шишова недоимки по страховым взносам за 2002 год в сумме 1800 рублей (1200 рублей на финансирование страховой части трудовой пенсии, 600 рублей - накопительной части трудовой пенсии) и пени за несвоевременную уплату страховых взносов в сумме 94 рублей. Апелляционная инстанция того же суда отменила это решение в части взыскания страховых взносов в сумме 900 рублей и пени в сумме 47 рублей со ссылкой на то, что до 1 июля 2002 года - даты вступления в силу Федерального закона от 29 мая 2002 года "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации", установившего минимальный размер фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии (150 рублей в месяц), правовые основания для его уплаты отсутствовали. Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26 января 2004 года Постановление апелляционной инстанции было оставлено без изменения, а кассационная жалоба В.Н. Шишова - без удовлетворения.
В своих обращениях в Конституционный Суд Российской Федерации заявители утверждают, что положения подпункта 2 пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 7, пункта 2 статьи 14 и пунктов 1 - 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", как распространяющие обязательное пенсионное страхование на индивидуальных предпринимателей и адвокатов, которые получают пенсии, назначенные им в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", т.е. являются военными пенсионерами, и тем самым допускающие взимание страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации с этой категории пенсионеров без предоставления им по достижении общеустановленного пенсионного возраста равноценного возмещения в виде трудовой пенсии, противоречат статьям 7, 15, 17, 35 (части 1 - 3), 39, 55 (части 2 и 3) и 57 Конституции Российской Федерации. Кроме того, как отмечают И.А. Стародубов и В.Н. Шишов, возложение данной обязанности на индивидуальных предпринимателей - военных пенсионеров приводит к лишению их части назначенной военной пенсии, поскольку при отсутствии дохода от предпринимательской деятельности они вынуждены осуществлять уплату страховых взносов за счет этой пенсии.
2. Конституция Российской Федерации в соответствии с целями Российской Федерации как социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).
Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсий в определенных законом случаях и размерах, реализация которого гарантируется в том числе путем создания систем обязательного пенсионного страхования и государственного пенсионного обеспечения. Кроме того, согласно статье 39 (часть 3) Конституции Российской Федерации поощряется и добровольное социальное (включая пенсионное) страхование.
2.1. Трудовые пенсии предоставляются гражданам по обязательному пенсионному страхованию, организационные, правовые и финансовые основы которого определены Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации".
Право на трудовую пенсию, согласно введенному в действие с 1 января 2002 года Федеральному закону "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (часть первая статьи 3); при определении права на трудовую пенсию учитывается страховой стаж граждан, под которым понимается суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж (статья 2).
Трудовая пенсия складывается из базовой, страховой и накопительных частей, каждая из которых имеет свой источник финансирования: базовая часть трудовой пенсии формируется за счет единого социального налога, поступающего в федеральный бюджет, страховая же и накопительная части трудовой пенсии финансируются за счет страховых взносов, уплачиваемых в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации.
Страховые взносы являются индивидуально возмездными обязательными платежами, их целевое назначение - обеспечение права гражданина на получение трудовой пенсии в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на его индивидуальном лицевом счете (статья 3 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"). Страховые взносы при поступлении в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации персонифицируются применительно к каждому застрахованному лицу и формируют страховое обеспечение, которое выплачивается при наступлении страхового случая (при достижении пенсионного возраста, наступлении инвалидности, потере кормильца). В условиях действующего правового регулирования размер будущей трудовой пенсии (ее страховой и накопительной частей) напрямую зависит от суммы накопленных на индивидуальном лицевом счете страховых взносов, которые уплачивались страхователями.
2.2. В отличие от права на трудовую пенсию, которое реализуется в случае уплаты страховых взносов, право на пенсию по государственному пенсионному обеспечению не связывается законодателем с уплатой страховых взносов. В соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 года "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", устанавливающим основания возникновения права на пенсию по государственному пенсионному обеспечению и порядок ее назначения, финансирование выплаты этих пенсий производится за счет средств федерального бюджета.
Согласно названному Федеральному закону право на пенсию по государственному пенсионному обеспечению имеют, в частности, военнослужащие, к которым этот Федеральный закон относит также лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, прокурорских работников (статья 2, подпункт 2 пункта 1 статьи 4); пенсии по государственному пенсионному обеспечению (за выслугу лет или по инвалидности) назначаются им в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (пункт 1 статьи 8).
3. Отнеся к лицам, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование (застрахованные лица), граждан, самостоятельно обеспечивающих себя работой, в том числе индивидуальных предпринимателей и адвокатов, и закрепив, что они одновременно являются страхователями по обязательному пенсионному страхованию и обязаны уплачивать в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации страховые взносы, законодатель не предусмотрел при этом какие-либо исключения в отношении тех из них, кому уже назначены и выплачиваются пенсии по государственному пенсионному обеспечению.
3.1. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 12 апреля 2005 года N 164-О по жалобе гражданки Т.М. Кошловской на нарушение ее конституционных прав положениями пунктов 1 - 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", отнесение индивидуальных предпринимателей и адвокатов к числу лиц, подлежащих обязательному пенсионному страхованию, и возложение на них обязанности по уплате страховых взносов - с учетом цели обязательного пенсионного страхования, социально-правовой природы и предназначения страховых взносов - само по себе не может расцениваться как не согласующееся с требованиями Конституции Российской Федерации; граждане, самостоятельно обеспечивающие себя работой, подвержены такому же социальному страховому риску в связи с наступлением страхового случая, как и лица, работающие по трудовому договору, и уплата страховых взносов обеспечивает формирование их пенсионных прав, приобретение ими права на получение трудовой пенсии.
В силу приведенной правовой позиции законодатель, предусматривая участие в обязательном пенсионном страховании тех индивидуальных предпринимателей и адвокатов, которым уже выплачивается пенсия по государственному пенсионному обеспечению, и возлагая на них обязанность уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, должен гарантировать им возможность реализации пенсионных прав, приобретенных в рамках системы обязательного пенсионного страхования, на равных условиях с иными застрахованными лицами.
3.2. Согласно пункту 2 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" лицам, имеющим одновременно право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, устанавливается одна пенсия по их выбору, если иное не предусмотрено федеральным законом. Право на получение одновременно двух пенсий (пенсии по государственному пенсионному обеспечению и трудовой пенсии) предоставлено ограниченному кругу граждан, нуждающихся в повышенной социальной защите, к которым относятся инвалиды вследствие военной травмы, участники Великой Отечественной войны, вдовы военнослужащих, погибших в войну с Финляндией, Великую Отечественную войну, войну с Японией, не вступившие в новый брак, и некоторые другие категории лиц (пункт 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации").
Следовательно, индивидуальным предпринимателям и адвокатам - военным пенсионерам, если только они не относятся к числу лиц, имеющих право на получение одновременно двух пенсий, в настоящее время трудовая пенсия, а именно ее базовая и страховая части, может устанавливаться и выплачиваться вместо пенсии по государственному пенсионному обеспечению; при этом перевод с пенсии, назначенной в связи с военной и (или) правоохранительной службой, на трудовую пенсию может осуществляться в любое время после возникновения права на трудовую пенсию и не ограничен каким-либо сроком. Что же касается накопительной части трудовой пенсии, то, как следует из пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", выплата пенсии по государственному пенсионному обеспечению не препятствует получению этой части трудовой пенсии.
Распространение на индивидуальных предпринимателей и адвокатов - военных пенсионеров обязательного пенсионного страхования призвано, таким образом, гарантировать им возможность приобретения права на получение трудовой пенсии, осуществление выбора пенсии. Между тем уплата страховых взносов в виде фиксированного платежа в размере, определенном пунктами 2 и 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", - при том, что действующее законодательство не предусматривает перевод из федерального бюджета в Пенсионный фонд Российской Федерации средств для формирования расчетного пенсионного капитала при переходе военного пенсионера на трудовую пенсию, - в большинстве случаев не позволяет обеспечить назначение им трудовой пенсии в размере, превышающем их военную пенсию.
Тем самым установление обязанности индивидуальных предпринимателей и адвокатов - военных пенсионеров вступать в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию и уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в качестве гарантии, обеспечивающей им возможность выбора пенсии, утрачивает какой-либо смысл, поскольку выбор как таковой в подобных случаях заведомо не предполагается.
3.3. Индивидуальные предприниматели и адвокаты - военные пенсионеры, осуществляя в силу предписаний подпункта 2 пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 7, пункта 2 статьи 14 и пунктов 1 - 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" уплату страховых взносов на финансирование страховой части трудовой пенсии, не могут рассчитывать и на какую-либо прибавку к своей военной пенсии с учетом сумм, накопленных на их индивидуальном лицевом счете в Пенсионном фонде Российской Федерации.
Действующее законодательство не содержит норм, которые допускали бы выплату таким лицам, если они достигли общеустановленного пенсионного возраста и имеют необходимый страховой стаж, помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению и страховой части трудовой пенсии, - право на ее получение может быть реализовано лишь лицами, имеющими право на одновременное получение двух пенсий. В то же время индивидуальные предприниматели и адвокаты, которые после установления им трудовой пенсии продолжают трудовую (предпринимательскую) деятельность, имеют право на ежегодный перерасчет страховой части трудовой пенсии с учетом поступивших на их индивидуальный лицевой счет страховых взносов (пункт 3 статьи 17 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), и, следовательно, уплата страховых взносов, в том числе в виде фиксированного платежа, позволяет им увеличить размер получаемой пенсии. Тем самым индивидуальные предприниматели и адвокаты - военные пенсионеры, осуществляющие уплату страховых взносов наравне с индивидуальными предпринимателями и адвокатами, получающими трудовую пенсию, поставлены по сравнению с ними в худшее положение.
3.4. Как вытекает из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 23 декабря 1999 года N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов о тарифах страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, равные обязанности граждан в несении бремени по формированию бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации предполагают и равные права на получение соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных ими сумм страховых взносов.
Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что законодатель, осуществляя на основании статей 39 (часть 2), 71 (пункт "в"), 72 (пункты "б", "ж" части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации регулирование условий и порядка предоставления конкретных видов пенсионного обеспечения, а также определяя организационно-правовой механизм его реализации, связан в том числе необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости и равенства и требований к ограничениям прав и свобод граждан (статья 19, часть 1; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации). Различия в условиях приобретения отдельными категориями граждан права на пенсию и реализации пенсионных прав допустимы, если они объективно оправданы, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им; в сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего и запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года N 7-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год", от 3 июня 2004 года N 11-П по делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 и пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", от 23 декабря 2004 года N 19-П по делу о проверке конституционности подпункта 8 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации и др.).
Приведенные правовые позиции сохраняют свою силу и в полной мере применимы при оценке регулирования, установленного оспариваемыми положениями подпункта 2 пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 7, пункта 2 статьи 14 и пунктов 1 - 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". Возложение на индивидуальных предпринимателей и адвокатов - военных пенсионеров обязанности уплачивать за себя страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации при отсутствии в действующем законодательстве надлежащего правового механизма, гарантирующего им помимо выплаты пенсии, полагающейся по государственному пенсионному обеспечению, предоставление и соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов, не может быть признано объективно оправданным и необходимым с точки зрения защищаемых Конституцией Российской Федерации целей и ценностей и не согласуется с требованиями, вытекающими из статей 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Такое регулирование приводит к необоснованному финансовому обременению индивидуальных предпринимателей и адвокатов - военных пенсионеров, неправомерному лишению их части законно заработанного, чем нарушается и статья 35 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.
4. Таким образом, взаимосвязанные нормативные положения подпункта 2 пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 7, пункта 2 статьи 14 и пунктов 1 - 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в той части, в какой они возлагают на индивидуальных предпринимателей и адвокатов - военных пенсионеров обязанность уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии, при том что отсутствуют гарантии предоставления им соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов и увеличения тем самым получаемых пенсионных выплат, - в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 23 декабря 2004 года N 19-П и в настоящем Определении, - утрачивают силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
В условиях действующего нормативно-правового регулирования цель обеспечения реализации этими лицами права на получение трудовой пенсии и выбора наиболее выгодного для себя варианта пенсионного обеспечения может быть достигнута посредством предоставления им возможности добровольного вступления в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию с учреждениями Пенсионного фонда Российской Федерации, которое регулируется статьей 29 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". Пунктом 1 данной статьи в его конституционно-правовом смысле, выявленном в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2004 года N 19-П, такая возможность применительно к данной категории лиц не исключается.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьи 87 и статьей 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Взаимосвязанные нормативные положения подпункта 2 пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 7, пункта 2 статьи 14 и пунктов 1 - 3 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в той части, в какой они возлагают на являющихся военными пенсионерами индивидуальных предпринимателей и адвокатов обязанность уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии при отсутствии в действующем нормативно-правовом регулировании надлежащего правового механизма, гарантирующего предоставление им соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов и увеличения, тем самым, получаемых пенсионных выплат, - в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П, от 3 июня 2004 года N 11-П и от 23 декабря 2004 года N 19-П и настоящем Определении, - утрачивают силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Признать запросы мирового судьи судебного участка N 2 города Калуги и мирового судьи судебного участка N 4 Советского района города Нижнего Новгорода, а также жалобы граждан Стародубова Ильи Александровича и Шишова Владимира Николаевича не подлежащими дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленных заявителями вопросов не требуется вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.
3. Правоприменительные решения по делам граждан Стародубова Ильи Александровича и Шишова Владимира Николаевича подлежат пересмотру в той части, в какой они основаны на нормативных положениях, признанных настоящим Определением не подлежащими применению как не соответствующие Конституции Российской Федерации.
4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным обращениям окончательно, не подлежит обжалованию и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

0

12

Определение Конституционного Суда РФ от 11.05.2006 N 187-О "По жалобе гражданина Наумчика Вячеслава Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении" в Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 мая 2006 г. N 187-О

ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА НАУМЧИКА ВЯЧЕСЛАВА ВИКТОРОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ
ПУНКТОВ 2 И 3 СТАТЬИ 3 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"О ГОСУДАРСТВЕННОМ ПЕНСИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина В.В. Наумчика,

установил:

1. Гражданин В.В. Наумчик в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона от 15 декабря 2001 года "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", предусматривающих возможность установления гражданам, имеющим одновременно право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, одной пенсии по их выбору, если иное не предусмотрено федеральным законом, и определяющих круг лиц, которым предоставлено право на одновременное получение двух пенсий (граждане, ставшие инвалидами вследствие военной травмы, участники Великой Отечественной войны и др.).

По мнению заявителя, названные нормы, не предоставляющие военным пенсионерам право на получение наряду с пенсией за выслугу лет на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" трудовой пенсии по старости, которая заработана ими с учетом требуемого для ее назначения страхового стажа, нарушают конституционные социальные права тех из них, кто работает по трудовому договору и застрахован в связи с этим в системе обязательного пенсионного страхования, что вступает в противоречие с предписаниями статей 2, 7, 39 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, В.В. Наумчик с 1963 года по 1989 год проходил службу в Вооруженных Силах СССР и получает пенсию за выслугу лет в соответствии с названным Законом Российской Федерации. После увольнения с военной службы он работал по трудовому договору и имеет страховой стаж, требуемый для назначения трудовой пенсии по старости. Пенсионный фонд Российской Федерации отказал В.В. Наумчику в установлении трудовой пенсии по старости, разъяснив, что получатели военных пенсий, работающие по трудовому договору, подлежат регистрации в системе обязательного пенсионного страхования; страхователи обязаны уплачивать за них страховые взносы, которые учитываются при определении права на получение обязательного страхового обеспечения на общих основаниях.

2. Конституция Российской Федерации, в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантируя каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение условий и порядка реализации данного конституционного права к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).

Реализуя предоставленное ему полномочие, законодатель урегулировал вопросы пенсионного обеспечения граждан в ряде законодательных актов, введя при этом общее правило, в соответствии с которым лицам, имеющим право на одновременное получение пенсий различных видов, устанавливается одна пенсия по их выбору (статья 7 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", пункт 1 статьи 4 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", пункт 2 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации").

Исключение из этого правила предусмотрено в пункте 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", который определяет категории граждан, имеющих право на одновременное получение двух пенсий. Закрепление такого права, как выходящего за рамки общеустановленного правового регулирования, является льготой, предоставление которой непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает. Поэтому определение круга лиц, имеющих на нее право, и условий ее предоставления является прерогативой законодателя.

Само по себе установление льготного порядка реализации права на социальное обеспечение для отдельных категорий граждан, включая предоставление возможности получения одновременно двух пенсий, не затрагивает прав тех лиц, которые не отнесены законодателем к числу нуждающихся в повышенной социальной защите граждан, пользующихся такой льготой, и не может оцениваться как нарушающее положения Конституции Российской Федерации о социальном характере Российского государства, обязанностью которого провозглашены признание, соблюдение и защита являющихся высшей ценностью прав и свобод человека, в том числе в социальной сфере (статьи 2 и 7; статья 39, части 1 и 2).

3. Заявитель усматривает ущемление своих конституционных прав в том, что распространение действующим законодательством обязательного пенсионного страхования на военных пенсионеров, работающих по трудовому договору, не влечет предоставление им по достижении общеустановленного пенсионного возраста равноценного возмещения в виде трудовой пенсии. Таким образом, по существу, им ставится вопрос о неконституционности оспариваемых положений статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" во взаимосвязи с примененным в его деле положением абзаца второго пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 15 декабря 2001 года "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", в соответствии с которым застрахованными лицами, а именно лицами, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование, являются граждане Российской Федерации, работающие по трудовому договору.

3.1. Конституция Российской Федерации, закрепляя свободу труда, право каждого свободно выбирать род деятельности и профессию (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение в установленных законом случаях (статья 39, часть 1), включающее право на получение трудовой пенсии. Реализация этого конституционного права осуществляется посредством обязательного пенсионного страхования.

Согласно Федеральному закону "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на трудовую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии со вступившим в силу с 1 января 2002 года Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при соблюдении ими условий, предусмотренных данным Федеральным законом (часть первая статьи 3).

Трудовая пенсия, назначаемая застрахованным лицам в соответствии с Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", складывается из базовой, страховой и накопительной частей. Базовая часть трудовой пенсии формируется за счет единого социального налога, поступающего в федеральный бюджет. Страховая же и накопительная ее части финансируются за счет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, имеющих неналоговый индивидуально-возмездный характер, поскольку при поступлении в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации они персонифицируются применительно к каждому из застрахованных лиц и учитываются на их индивидуальных лицевых счетах, открытых в органах Пенсионного фонда Российской Федерации. Учтенные таким образом страховые взносы формируют страховое обеспечение, которое выплачивается при наступлении страхового случая (в частности, при достижении пенсионного возраста). В условиях действующего правового регулирования размер будущих пенсионных выплат (страховой и накопительной частей трудовой пенсии) напрямую зависит от суммы накопленных на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица страховых взносов. При этом страховая часть трудовой пенсии носит условно-накопительный характер, финансируется по распределительному методу и базируется на принципе солидарности поколений.

Определяя в Федеральном законе "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" круг лиц, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование (застрахованные лица), законодатель включил в их число граждан, работающих по трудовому договору. С учетом цели обязательного пенсионного страхования, социально-правовой природы и предназначения страховых взносов само по себе такое правовое регулирование, как направленное на реализацию принципа всеобщности пенсионного обеспечения, формирование пенсионных прав этих лиц, приобретение ими права на получение трудовой пенсии (страховой и накопительной ее частей), согласуется с требованиями статей 19 и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

В то же время оно не учитывает особенностей правового положения тех работающих по трудовому договору граждан, кому выплачивается пенсия за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".

Закрепляя безусловное участие таких пенсионеров в обязательном пенсионном страховании, законодатель должен, как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2005 года N 223-О по запросам мирового судьи судебного участка N 2 города Калуги и мирового судьи судебного участка N 4 Советского района города Нижнего Новгорода, а также жалобам граждан И.А. Стародубова и В.Н. Шишова, гарантировать им возможность реализации пенсионных прав, приобретенных в рамках системы обязательного пенсионного страхования, на равных условиях с иными застрахованными лицами.

Работающим по трудовому договору военным пенсионерам, если только они не относятся к числу лиц, имеющих право на получение одновременно двух пенсий, трудовая пенсия, а именно ее базовая и страховая части, может устанавливаться и выплачиваться вместо пенсии по государственному пенсионному обеспечению; при этом перевод с пенсии, назначенной в связи с военной службой, на трудовую пенсию может осуществляться в любое время после возникновения права на трудовую пенсию и не ограничен каким-либо сроком. Что же касается накопительной части трудовой пенсии, то, как следует из пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", выплата пенсии по государственному пенсионному обеспечению не препятствует получению этой части трудовой пенсии.

Распространение на работающих по трудовому договору военных пенсионеров обязательного пенсионного страхования призвано, таким образом, гарантировать им возможность приобретения права на получение трудовой пенсии, осуществление выбора пенсии.

Между тем действующее законодательство не предусматривает перевод из федерального бюджета в Пенсионный фонд Российской Федерации средств для формирования расчетного пенсионного капитала при переходе военных пенсионеров на трудовую пенсию, что не позволяет в большинстве случаев обеспечить назначение им трудовой пенсии в размере, превышающем полагающуюся им военную пенсию. Тем самым вступление их в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию в качестве гарантии, обеспечивающей им возможность выбора пенсии, утрачивает какой-либо смысл, поскольку выбор как таковой в подобных случаях предопределен.

3.2. Не содержит действующее законодательство и норм, которые допускали бы выплату таким лицам, если они достигли общеустановленного пенсионного возраста и имеют необходимый страховой стаж, страховой части трудовой пенсии, - право на ее получение может быть реализовано лишь лицами, имеющими право на одновременное получение двух пенсий. В то же время иные работающие по трудовому договору застрахованные лица, которые после установления им трудовой пенсии продолжают трудовую деятельность, имеют право на ежегодный перерасчет страховой части трудовой пенсии с учетом поступивших на их индивидуальный лицевой счет страховых взносов (пункт 3 статьи 17 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), т.е. на периодическое увеличение ее размера. Тем самым военные пенсионеры, на одинаковых с получателями трудовых пенсий условиях работающие по трудовому договору и участвующие в системе обязательного пенсионного страхования, оказываются в неравном с ними положении при реализации права на получение страхового обеспечения. Таким образом, включение в эту страховую систему не влечет для них значимых последствий.

Между тем Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в качестве последствия распространения на отдельные категории граждан обязательного пенсионного страхования предполагает предоставление им при наступлении страхового случая соответствующего страхового обеспечения в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 24 мая 2005 года N 223-О применительно к индивидуальным предпринимателям и адвокатам - военным пенсионерам указал на недопустимость положения, при котором возложенная на них обязанность уплачивать за себя страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации не сопровождается предоставлением им помимо выплаты пенсии, полагающейся по государственному пенсионному обеспечению, страхового обеспечения с учетом уплаченных страховых взносов.

Как вытекает из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 23 декабря 1999 года N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов о тарифах страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, равные обязанности граждан в несении бремени по формированию бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации (независимо от субъекта, производящего в соответствии с законом уплату страховых платежей) предполагают и равные права на получение соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что законодатель, осуществляя на основании статей 39 (часть 2), 71 (пункт "в"), 72 (пункты "б", "ж" части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации регулирование условий и порядка предоставления конкретных видов пенсионного обеспечения, а также определяя организационно-правовой механизм его реализации, связан в том числе необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости и равенства и требований к ограничениям прав и свобод граждан (статья 19, часть 1; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации). Различия в условиях приобретения отдельными категориями граждан права на пенсию и реализации пенсионных прав допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им; в сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего и запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года N 7-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год", от 3 июня 2004 года N 11-П по делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 и пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", от 23 декабря 2004 года N 19-П по делу о проверке конституционности подпункта 8 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации).

Исключение для военных пенсионеров, работающих по трудовому договору, возможности получить без отказа от военной пенсии страховое обеспечение с учетом объема накопленных страховых взносов лишает смысла пенсионное страхование, которое в подобных условиях превращается лишь в институт изъятия денежных средств, что не согласуется с целями и предназначением такого страхования и приводит к ущемлению их социальных прав, которое не имеет объективного и разумного оправдания и несовместимо с требованиями статей 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, взаимосвязанные нормативные положения пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и пункта 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" - в условиях действующего правового регулирования - в той части, в какой они, распространяя обязательное пенсионное страхование на работающих по трудовому договору военных пенсионеров, не предусматривают гарантии предоставления им соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов, без отказа от получения военной пенсии, в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 23 декабря 2004 года N 19-П, Определении от 24 мая 2005 года N 223-О и настоящем Определении, утрачивают силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

В целях обеспечения реализации социальных прав работающих по трудовому договору военных пенсионеров федеральному законодателю надлежит разработать правовой механизм, гарантирующий им помимо выплаты пенсии по государственному пенсионному обеспечению возможность получать страховую часть трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации учитывает, что федеральному законодателю должен быть предоставлен разумный срок для установления надлежащего правового регулирования. Кроме того, вступлением в силу настоящего Определения затрагивается расходная часть бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации на 2006 год, неисполнение которого может привести к недопустимому нарушению прав получателей трудовых пенсий. Этим обусловливается необходимость установления особенностей исполнения настоящего Определения в соответствии с пунктом 12 части первой статьи 75, статьями 79 и 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 1 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Взаимосвязанные нормативные положения пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и абзаца второго пункта 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в той части, в какой они, распространяя обязательное пенсионное страхование на работающих по трудовому договору военных пенсионеров, не предусматривают надлежащего правового механизма, гарантирующего установление им наряду с получаемой пенсией по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, накопленных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации, в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 23 декабря 2004 года N 19-П, Определении от 24 мая 2005 года N 223-О и настоящем Определении, утрачивают силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Федеральному законодателю надлежит предусмотреть правовой механизм, гарантирующий выплату работающим по трудовому договору военным пенсионерам помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации, и обеспечить введение установленного правового регулирования в срок не позднее 1 января 2007 года.

3. Признать жалобу гражданина Наумчика Вячеслава Викторовича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного им вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Статья 39