narcorik.ru



САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 1. Основы конституционного строя. Статья 3


ГЛАВА 1. Основы конституционного строя. Статья 3

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 1 Основы конституционного строя
Статья 3

1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.
2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.
4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону.

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

2

Статья 3

1. Признание народа носителем суверенитета и единственным источником власти в стране характеризует Россию как демократическое государство.

2. Народ осуществляет свою власть в следующих формах:

- непосредственно. Эта форма подразумевает прямое волеизъявление народа по вопросам государственной или общественной жизни. Высшая форма непосредственного выражения власти народа - референдум или свободные выборы. Данная форма имеет юридически значимый результат (общеобязательность решения). Возможны и другие формы, не имеющие столь значимых последствий (собрания, митинги, шествия, обращения, всенародные обсуждения законопроектов и др.);

- через органы государственной власти. Решение многих вопросов невозможно без участия специалистов в той или иной области, поэтому обычно власть от имени народа осуществляют государственные органы;

- через органы местного самоуправления. Действия этой формы охватывают низовой уровень отношений власти. Эта область наиболее близко соприкасается с народом.

3. Референдум - всенародное голосование граждан по законопроектам, законам и другим вопросам государственного значения. Вопросы, выносимые на референдум Российской Федерации, не должны ограничивать или отменять общепризнанные права и свободы человека и гражданина и конституционные гарантии их реализации. В соответствии с Федеральным конституционным законом от 28 июня 2004 г. N 5-ФКЗ "О референдуме Российской Федерации" право на участие в референдуме имеют граждане РФ, достигшие 18-летнего возраста. Закон также устанавливает порядок назначения референдума, подготовки к его проведению, правила голосования на референдуме и определения его результатов.

4. Непосредственное осуществление власти народа путем проведения свободных выборов - исходный принцип организации системы органов государственной власти и местного самоуправления. Воля народа, выраженная на выборах, собственно, и позволяет осуществить демократическую организацию власти в Российской Федерации. Путем выборов формируются представительные органы государственной власти Российской Федерации, субъектов Федерации, представительные органы местного самоуправления. Голосование на выборах является всеобщим, равным, тайным и основано на прямом избирательном праве.

5. УК РФ в статье 278 предусматривает, что действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет.

0

3

Статья 3

1. Эта статья раскрывает ряд важнейших черт содержания двух принципов, изложенных в ст. 1 Конституции: демократизма (т.е. народовластия) и республиканской формы правления, все более полно раскрываемые во многих последующих положениях Конституции РФ.

Многонациональный народ РФ провозглашен единственным носителем суверенитета (властного верховенства - государственного, народного, национального; см. комм. к ст. 4) и единственным источником власти в стране. Это означает, что все конституционные правомочия публичной власти - государственной (законодательной, исполнительной, судебной) и местного самоуправления в РФ - исходят от народа через его свободно и непосредственно выражаемую волю и основанную на ней волю его представителей в органах власти.

Народ РФ - единый носитель его единой власти. Это единство власти осуществляется и выражается на высшем уровне его непосредственным волеизъявлением на референдуме и свободными выборами. На иных уровнях единство народовластия реализуется в условиях разделения властей - путем самостоятельной деятельности каждой из них, а также путем координации и согласования их деятельности, имеющих либо горизонтальный (федеральный, региональный или местный) уровень, либо вертикальный (между РФ, ее субъектами и местными самоуправлениями), а также путем взаимного контроля (системы "сдержек и противовесов") между властями, разделенными по горизонтали или по вертикали. Единство действий разделенных властей, согласованно действующих в пределах, допускаемых приближением "смешанной", парламентарно-президентской республики РФ к типу президентской республики (включая меры укрепления вертикали исполнительной власти и т.п.) и повышения центральной управляемости государственного аппарата соответствуют Конституции РФ, если они полностью согласуются со ст. 3, требующей концентрации высшей власти на непосредственно народном уровне, а не на производных от него, подчиненных ему и в этом смысле "низших" уровнях.

Разумеется, эта воля народа не безгранична. Существует и признается суверенитет каждой человеческой личности. Человек, его права и свободы по Конституции - высшая ценность. Поэтому Конституция ограничивает государственную власть, обязывая ее признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека, допуская их ограничение или даже отмену властью только временно и в особо предусмотренных Конституцией и - в соответствии с ней - законом в исключительных случаях. Провозглашая и закрепляя объективно необходимые принципы юридического, политического, экономического и социального характера, Конституция предусматривает различные варианты, формы и методы реализации каждого из них гражданином, обществом и его государственной властью, но не допускает отказа от этих принципов. Речь идет об объективно необходимых требованиях жизни и деятельности современного цивилизованного гражданского общества и государства (права и свободы человека и гражданина как высшая ценность; демократизм, федерация, господство права; республиканский строй, социальный и светский характер государства; рыночная экономика, разделение властей, эффективное и рациональное использование и охрана природных ресурсов и всей окружающей среды и т.д.).

Вне признания, соблюдения и защиты этих принципов жизнь и деятельность современного цивилизованного общества невозможны, хотя история знает немало примеров, когда "воля народа" (в кавычках и без) использовалась для огульного отрицания этих принципов. Взятые в комплексе, перечисленные принципы и нормы призваны быть гарантией того, что народный суверенитет не превратится вновь лишь в декларацию тоталитарного или авторитарного режима. Поскольку государственная власть существует не только на федеральном уровне, но и в каждом из всех субъектов РФ - в республиках и в равноправных с ними краях, областях, городах федерального значения и автономиях, власть в каждом их них принадлежит его народу. Народ осуществляет свою власть не только через органы государственной власти названных двух уровней (федерального и регионального), но и через органы местного самоуправления.

Существуют различные определения понятия демократии (народовластия), которые соответствуют различию политических позиций по отношению к этому конституционному принципу. В частности, в ходе общественного обсуждения понятия "суверенная демократия" вновь фигурируют представления о демократии просто как "власти большинства" без упоминания о власти всего народа и о правах его законного меньшинства, которыми, таким образом, можно и пренебречь. Но демократия исходит из необходимости сосуществования правительственного большинства с оппозицией, которая при общественном и парламентском контроле, свободе СМИ и т.д. при следующих выборах может стать большинством, превратив бывшее большинство в оппозицию. Поэтому гораздо более полным, точным и соответствующим практике демократии является ее понимание как власти только такого большинства, которое уважает и строго соблюдает неприкосновенные для него права меньшинства и каждого человека и гражданина.

Таким образом, народ выступает как носитель власти и осуществляет ее, как минимум, на трех уровнях: как многонациональный народ всей России, как народ (как правило, также многонациональный) каждого из субъектов РФ и как народ (население) территориальных единиц местного самоуправления.

2. В ч. 2 ст. 3 речь идет о двух формах народовластия (демократии): высшей, т.е. прямой (непосредственной), и непрямой, косвенной (представительной), которая высшей не названа и таковой не является.

Непосредственное (прямое) народовластие осуществляет сам народ путем волеизъявления граждан в форме всеобщего голосования (референдума) и в форме свободных выборов (например, Президента РФ, депутатов Государственной Думы, членов органов законодательной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и др.).

Представительную демократию осуществляет не народ непосредственно, а органы, действующие по поручению народа, т.е. представляющие его. Таковыми являются прежде всего избираемые народом органы государственной власти - как коллегиальные (например, Государственная Дума Федерального Собрания РФ, носящие различные наименования парламенты субъектов РФ, городские думы и т.д.), так и единоличные (Президент РФ, президенты республик в составе РФ, мэры городов и т.д.), а также выборные органы местного самоуправления.

В связи с этим надо исправить и некоторую распространенную терминологическую ошибку. Представительная (а не прямая) власть народа осуществляется избираемыми народом не только коллегиальными, но и единоличными органами. Президент РФ есть высший представитель народа, и осуществление им его конституционных правомочий есть институт не прямого, а представительного народовластия (то же относится к выборным единоличным органам власти разного уровня).

Осуществляемое органами государственной власти представительство от имени народа имеет ряд степеней: первую (органы, прямо избираемые народом, например Государственная Дума, Президент РФ), вторую (органы, образуемые представительными органами первой степени, например Правительство РФ, Уполномоченный по правам человека), третью (например, половина состава Счетной палаты, формируемая Советом Федерации, который, в свою очередь, является органом второй степени представительства) и т.д. Некоторые органы государственной власти формируются согласованным решением не одного, а двух органов, избранных народом; таково, например, назначение ряда должностных лиц: Президентом РФ с согласия Государственной Думы (Председателя Правительства), по представлению Президента РФ Государственной Думой (Председателя Центробанка РФ) или Советом Федерации (судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, Генерального прокурора РФ и др.).

В демократическом государстве с республиканской формой правления вообще не существует государственных органов и органов местного самоуправления, источником власти которых не было бы прямое или косвенное волеизъявление народа и которые не были бы в юридическом смысле его представителями в отличие от наследственных монархов и назначенных ими должностных лиц, не имеющих формального народного поручения занимать определенный пост и исполнять связанные с ним властные функции.

Конституционное соотношение высшей прямой формы народовластия с его иными формами должно соблюдаться. Опыт показывает, что их несоблюдение может порождать нежелательные последствия, ослабляя необходимый высокий уровень конституционной законности. Так, в начале 1993 г. народ Мордовии прямыми выборами в соответствии с ее Конституцией и принципом народовластия как незыблемой основы конституционного строя избрал ее Президента. Это вызвало недовольство политических сил в республике, которые вскоре на основе конституционных правомочий ее парламента приняли закон об упразднении поста Президента и прекратили его полномочия. Таким образом прямое (непосредственное) и соответствующее Конституции решение народа, чтобы избранный им Президент республики в течение срока своих полномочий исполнял их, оказалось отменено решением избранного этим народом представительного органа. Данной орган имел право упразднить пост Президента, но, поскольку прямое конституционное волеизъявление народа, обязательное и для парламента, уже состоялось, то такое решение парламента могло вступить в силу только после истечения срока полномочий этого Президента или после соответствующего решения, принятого не парламентом, а всенародным голосованием (так называемый отменительный референдум). Конституционный Суд РФ, ссылаясь на федеративное устройство РФ, подтвердил решение мордовских парламентариев и не согласился с возражениями Президента РФ Б.Н. Ельцина. Но со временем аналогичные нарушения конституционного соотношения высшей (прямой) формы демократии с ее иными формами иногда проявляются вновь. Противодействие части политических сил и бюрократического чиновничества развитию высших форм народовластия продолжается. Например, это выражается в замене права народа (избирателей) на выдвижение кандидатов в ходе выборов правом должностных лиц различного уровня на это. Или в передаче от избирателей их представительным органам права избирать или формировать органы исполнительной власти субъектов РФ либо органы местного самоуправления.

Нередко в литературе и даже в законодательстве РФ и ее субъектов встречается недостаточно четкое разграничение понятий органа государственной власти и должностного лица. Орган государственной власти - это коллегиальное или единоличное звено государственного аппарата, на которое Конституцией или соответствующим ей законом возложено исполнение определенных властных функций, принятие властных решений, издание соответствующих нормативных актов. Должностным лицом является и тот гражданин, который исполняет функции индивидуального органа государственной власти, и любой другой сотрудник государственного аппарата, участвующий в подготовке властных правовых решений и актов, но не уполномоченный на их принятие. Должностными лицами являются и многие лица, не состоящие на государственной службе (руководители предприятий или общественных организаций, их специалисты и т.п.). Поэтому понятия органа государственной власти и должностного лица следует четко различать, не отрицая их отмеченного здесь частичного совпадения (в случае должностных лиц, являющихся одновременно и прежде всего конституционными органами государственной власти, как Президент РФ, Председатель Правительства и др.).

3. Часть 3 комментируемой статьи развивает положения ее ч. 2 о непосредственном осуществлении власти народом, называя референдум и свободные выборы двумя формами высшего выражения этой власти.

С одной стороны, непосредственное осуществление власти народом, названное первым, придает наибольший авторитет решениям, принимаемым на референдуме. В связи с этим решение ряда важнейших вопросов общественной и государственной жизни производится референдумом и является окончательным. Роль парламентов, правительств, политических общественных объединений при этом ограничивается подготовкой, обсуждением, участием в предварительном общественном одобрении проекта для его вынесения на референдум. Референдумом была принята действующая Конституция РФ 1993 г., причем после этого ряд оппозиционных партий заявили о своей готовности соблюдать ее и добиваться желаемых ими изменений в установленном ею порядке. Референдумом были приняты Конституция Франции 1958 г., Конституция Швейцарии 1999 г. и конституции многих других стран.

С другой стороны, существует ряд серьезных сомнений в целесообразности применения референдума для решения сложных вопросов.

Во-первых, очевидна трудность принятия гражданином своего решения по сложному вопросу - например, о принятии проекта Конституции или иного сложного закона, состоящего из сотен положений, каждое из которых гражданин может оценивать по-разному, а ответить он вправе только "да" или "нет" один раз обо всем проекте, полагаясь, как правило, на свое общее впечатление о нем, на мнения и авторитет парламентариев и специалистов, на позиции политических партий, которым он доверяет, и т.д. Например, в 1947 г. один из вопросов подготовляемой Конституции Италии (выбор между монархией и республикой) был решен народом на референдуме, а решение всех иных ее вопросов и принятие Конституции были доверены избранному одновременно с этим референдумом Учредительному собранию, состоявшему из представителей партий, отстаивавших свои позиции по другим вопросам Конституции.

Во-вторых, как работа над текстом законопроекта, так и компетентное голосование по вопросу о его принятии очень часто требуют специальных знаний в различных областях, что часто бывает затруднительно для гражданина, или его интерес может не совпадать с общественным (например, о размере налогов). Поэтому во многих странах референдумы либо вовсе не проводятся, что ограничивает эту высшую форму народовластия, либо проводятся по важным, но сравнительно простым вопросам, на которые может быть уверенно и ответственно дан односложный ответ.

На этих соображениях основана в некоторых странах практика решения вопросов о принятии новой Конституции, законов о бюджете (его доходов и расходов), о правах человека и др. не референдумом, а в порядке текущего законотворчества.

Референдум РФ, согласно п. "в" ст. 84 Конституции, назначается Президентом РФ в порядке, установленном федеральным конституционным законом (ФКЗ). Это положение нередко понимается в том смысле, что названный ФКЗ должен урегулировать не только порядок назначения референдума РФ, что прямо предусмотрено в ст. 84, но и весь порядок проведения референдумов РФ. Такое понимание основано на том, что, согласно ч. 1 ст. 108 ФКЗ вообще принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией РФ. Поскольку референдум предусмотрен, т.е. упомянут в Конституции (ст. 3, 32, 130, 135), он в целом, а не только порядок его назначения может быть предметом ФКЗ. Поэтому федеральные конституционные законы регулируют порядок как назначения референдума РФ, так и проведения референдума РФ, включая и осуществление гражданами своего права на участие в референдуме.

Для референдума субъекта РФ и референдума местного самоуправления, предусмотренного статьей 130 Конституции, необходим закон субъекта РФ.

Чтобы ответ "да" или "нет" на вопрос, вынесенный на референдум, был возможен и убедителен, этот вопрос - или если вопросов несколько, то каждый из них - должен быть сформулирован ясно и однозначно. Только так могут быть приняты референдумом новые законы, решения, предопределяющие основное содержание законов государства или выявляющие общественное мнение по иным важным вопросам.

В связи с проблемой референдума как формы прямого народовластия в России доныне сохраняет свое политическое и юридическое значение вопрос о результатах референдума СССР 17 марта 1991 г. Ряд политических партий и политиков, ссылаясь на его результаты, ставили вопрос о восстановлении Союза ССР и ныне ставят вопрос о законности его распада*(1).

ФКЗ "О референдуме Российской Федерации" (СЗ РФ. 1995. N 42. ст. 3921) подробно определял понятие референдума, порядок его назначения и подготовки к его проведению, голосования и определения его результатов (см. комм. к ст. 84). В частности, он не допускал вынесения на референдум РФ вопросов о досрочном прекращении или о продлении полномочий Президента РФ, палат Федерального Собрания, вопросов бюджета и др. Вопросы референдума РФ не должны были ограничивать или отменять общепризнанные права и свободы человека и гражданина. Аналогичный характер имели положения о референдуме субъекта РФ и о местном референдуме.

Существенные изменения внес ФКЗ "О референдуме Российской Федерации" от 11 июня 2004 г., многие положения которого, по-видимому, не вполне соответствует относящимся к референдуму положениям Конституции, включая основы конституционного строя РФ. Особенно важно, в частности, значительное сужение возможностей проведения референдума по инициативе граждан. Кроме того, этот ФКЗ исключает назначение и проведение референдума не только при ряде условий (военное или чрезвычайное положение), в течение длительных периодов времени (в последний год полномочий Президента РФ, Государственной Думы, в период избирательной кампании на всей территории России, кроме как по решению Конституционного Собрания или на основании международного договора), таково и недопущение в течение двух лет повторного референдума по тому же вопросу и др. (см. комм. к ст. 84). Все это может вести к ограничению исполнения народом России своих конституционных функций носителя суверенитета и единственного источника власти в РФ.

Другой формой высшего непосредственного выражения власти народа, согласно ч. 3 ст. 3, являются свободные выборы. Это важнейшая, широко применяемая форма непосредственной демократии, в итоге которой граждане создают выборные органы государственной власти и органы местного самоуправления, в деятельности которых осуществляется иная, представительная форма демократии.

Свобода выборов выражается в том, что избиратели обладают полной возможностью по собственной воле при политическом многообразии и многопартийности, без всякого принуждения участвовать в выборах, включая выдвижение кандидатов, сбор подписей в их поддержку, агитацию и голосование "за" или "против" кандидатов, в общественном контроле за работой избирательных комиссий, за определением результатов голосования, во всех других избирательных процедурах в соответствии с законом. Поэтому является ошибочным нередко высказываемое понимание активного избирательного права граждан только как права голосовать.

Общие конституционные предписания, непосредственно и прямо относящиеся к выборам и содержащиеся в ст. 3 и 32 Конституции, конкретизированы в ст. 81, содержащей ряд положений о выборах Президента РФ и предусматривающей более полное определение этого порядка федеральным законом, а также в ст. 92 о времени этих выборов и в ст. 84, 96, 97 и 109 - об отдельных вопросах выборов депутатов Государственной Думы (см. комм. к этим статьям). Обсуждается вопрос о создании нового проекта Избирательного кодекса РФ, принятие которого позволило бы объединить все избирательное законодательство, устранив многочисленные повторы и противоречия, содержащиеся в отдельных законах о выборах.

4. Положения ч. 4 ст. 3 можно рассматривать как определенные выводы на будущее из опыта борьбы за подлинное народовластие и против его извращений в нашей стране. Конституционно-правовой может быть признана только такая власть, органы которой, порядок их создания, их правомочия и порядок деятельности не только прямо определены Конституцией и строго соответствующими ей законами, но и практика их применения соответствует конституционным требованиям. С этой точки зрения были противоправны многочисленные самозваные "белые", "красные", "зеленые" и тому подобные органы власти, создававшиеся в годы Гражданской войны в различных местностях и опиравшиеся на насилие и на поддержку со стороны активного антидемократического меньшинства. Явно антиконституционной являлась фактическая узурпация государственной власти в СССР аппаратом единственной легальной партии с его номенклатурой, ее "руководящей и направляющей ролью", не связанной результатами непременно демократических выборов, несовместимой ни с властью трудового народа, ни с федеративной структурой государства и полномочиями органов государственной власти, ни даже с некоторыми демократическими принципами, включенными в тексты советских конституций, но превращенными в фикцию. Эта власть отвергала равноправие граждан, демократические принципы избирательного права, разделение властей, местное самоуправление и др. Противоправным было и создание "комитетов спасения" - ГКЧП на общесоюзном уровне, комитетов "спасения" и "чрезвычайного положения" и т.п. в ряде республик и областей - с целью захвата или удержания власти в период краха советской системы (1989-1993 гг.). Весь этот опыт несовместим с Конституцией РФ. Поэтому она запрещает присвоение, захват власти или отдельных властных полномочий и устанавливает, что такие действия влекут за собой преследование по федеральному закону (ст. 3). Конкретные формы ответственности за такие преступления определены также Уголовным кодексом РФ: например, в ст. 141 (воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий), 142 (фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов) это относится и к направленным на такие цели иным неконституционным действиям законных органов публичной власти, партий и т.д.

Столь же сомнительным с конституционной точки зрения представляется осуществление ряда предложений об издании законов, фактически ведущих к ограничению установленных международно-правовыми актами и Конституцией РФ прав граждан на участие в управлении делами государства, в выборах и референдумах (ст. 32), на объединение для защиты своих интересов (ст. 30 и др.) в этих целях (в том числе в политические партии и иные организации для участия в выборах), к ограничению конституционной свободы деятельности таких объединений. Таково, например, ограничение права граждан на выдвижение кандидатов, сохраненного только за крупными партиями (при выборах депутатов Государственной Думы), Президентом РФ (выборы губернаторов) или за губернаторами (выборы мэров в городах). Беспартийные этого права лишаются, для них всеобщие и равные выборы в значительной мере прекращаются.

Другим примером может служить замена высшей, т.е. прямой, формы народовластия его низшей, представительной формой (выборы губернаторов краев и областей не избирателями, а законодательными органами субъекта РФ), допущение во многих случаях избрания губернаторов в третий и четвертый раз подряд под различными предлогами (это или организуемая с помощью административного ресурса "воля народа", или переименование этой должности, или принятие нового закона, даже по-прежнему сохраняющего выборы на данный пост двумя сроками подряд, но неосновательно якобы "позволяющего" начать заново счет этих сроков, и т.п.).

Подобная практика подтверждает и иллюстрирует более общую позицию исследователей, констатирующих, что конституционные положения России как демократического, правового, социального государства не реализованы полностью, иногда грубо нарушаются, а народ все более отстраняется от власти. Нет и действенной системы защиты граждан от произвола, беззакония, злоупотреблений властью, социальной несправедливости, незаконных привилегий для одних за счет других граждан, от безответственности официальных представителей власти перед гражданами, от ведомственного, регионального и местного беззакония, от бюрократизма и коррупции. Поэтому осуществление эффективного народовластия во многих конкретных формах требует продолжительного времени и усилий народа и государства для преодоления всех трудностей, препятствий, проявлений традиционного правового нигилизма и т.д. (см.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М.: Юристъ, 2004. С. 140, 146-147, 152, 278 и др.).

0

4

Статья 3

1. Суверенитет (от фр. souverainete - независимость) означает независимость одного субъекта правовых отношений от всех остальных. Различают суверенитет нации, государства (см. комментарий к ст. 4) и народа.

Суверенитет нации (нация в данном случае выступает как социальная категория) возникает на стадии формирования самостоятельного государства и, как правило, не получает конституционного закрепления. Народ - категория политико-правовая и означает совокупность всего населения страны, состоящего преимущественного из граждан данного государства. Суверенитет народа производен от суверенитета нации и означает верховенство политической воли народа над государством, его органами, отдельными гражданами. В современном демократическом правовом государстве суверенитет народа выражается в правовых формах, в виде решений, имеющих высшую юридическую силу.

До принятия настоящей Конституции в России господствовала конституционная формула "полновластия советского народа", являвшаяся юридической фикцией, поскольку в любом, даже самом демократическом государстве народу не может и не должна принадлежать вся политическая власть. Во-первых, поскольку народу, живущему в стабильном цивилизованном государстве, обеспечивающем его важнейшие жизненные потребности в занятости, социальном благополучии и правовой защищенности, власть не нужна. Народ захватывает ее в случае невыполнения государством указанных функций в условиях социально-политического кризиса, результатом которого может стать социальная революция, нарушающая привычный порядок правового регулирования. Во-вторых, осуществление государственной власти требует высокопрофессиональных знаний, опыта, определенных личных качеств, которыми в совокупности обладает далеко не каждый человек. Не следует также забывать, что осуществление публичной власти предполагает и высокую меру ответственности, нести которую готов далеко не каждый человек.

В комментируемой статье Конституции закреплена более корректная, чем прежде, формула суверенитета народа, применяемая в большинстве конституций развитых демократических государств мира, содержащая ряд элементов, требующих отдельного пояснения.

Носитель - лицо, атрибутивно (неотъемлемо) обладающее суверенитетом, но реализующее его в строго определенных законом формах, случаях и сроки. Разумеется, исходя из принципа верховенства воли народы он обладает значительной инициативой в выборе этих форм и полной свободой в их реализации, но в правовом государстве эти действия осуществляются в рамках закона и в соответствии с ним.

Единственный источник означает, что ни один орган государственной власти не может подменить своим решением свободное волеизъявление народа. Всякое действие любого лица или органа, имеющее целью совершения подобных действий, несет ответственность в соответствии с настоящей статьей (см. комментарий к ч. 4 настоящей ст.).

Многонациональный народ, как отмечалось выше (см. комментарий к преамбуле), - это новелла данной Конституции, означающая совокупность всех граждан Российской Федерации, проживающих на ее территории и за ее пределами. Очевидно, что хотя речь идет о многонациональном народе, но в условиях федеративного государства (см. комментарий к ст. 1, 5 и гл. 3) и признаваемого в России местного самоуправления (см. комментарий к ст. 12 и гл. 8) суверенитет народа имеет минимум три уровня: общегосударственный, региональный и местный. Несмотря на единство форм его реализации (см. комментарий к ч. 3 настоящей статьи), один субъект волеизъявления не может подменять собой другой (например, народ в целом - принимать решение за народ (население) субъекта Федерации).

2. Все многочисленные формы волеизъявления народа делятся на две большие группы - формы непосредственной и представительной демократии.

Непосредственная демократия означает прямое волеизъявление народа, принятие им решения, выбор должностного лица без каких-либо посредников и последующего или предварительного утверждения или согласования этого решения.

Представительная демократия означает делегирование части принадлежащих народу властных полномочий формируемым им органам публичной власти. Речь идет именно о тех органах публичной власти, действующих на профессиональной основе, о которых шла речь выше (см. комментарий к ч. 1 настоящей статьи). Термин "публичный" означает всю совокупность органов государственной власти и местного самоуправления, поскольку последние не входят систему органов государственной власти (см. комментарий к ст. 12).

Систему публичной власти условно можно разделить на три группы органов, различающихся по способам их формирования. Первую группу образуют органы, непосредственно избираемые народом (населением): Президент Российской Федерации, Государственная Дума, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, местные представительные органы власти и главы муниципальных образований и муниципальные судьи (там, где избрание этих органов населением непосредственно предусмотрено законами субъектов Федерации).

Во вторую группу входят органы, опосредованно формируемые избирателями, т.е. когда их воля осуществляется через избранных ими представителей. К ним относятся: Совет Федерации, Счетная палата, Уполномоченный по правам человека, Главы субъектов Федерации, органы местного самоуправления, избираемые выборными коллегиальным представительными муниципальными советами.

В третью группу входят единолично (коллегиально) назначаемые органы, формируемые выборными (непосредственно или опосредовано) органами публичной власти: судьи Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного Судов, судьи остальных федеральных судов, Председатель Правительства Российской Федерации, министры Российской Федерации, Судьи Конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, главы правительства (администрации) субъектов Российской Федерации, главы муниципальных администраций и некоторые другие.

Строго говоря, в демократическом государстве все органы государственной власти, как выборные, так и назначаемые, зависят от воли избирателей. Ни один здравомыслящий выборный политик не назначит (не представит к избранию) на должность человека, который не соответствовал бы той предвыборной платформе, с которой выступило данное выборное лицо (организация). Другое дело, что в коллегиальных выборных органах публичной власти, как правило, существует политическое большинство и меньшинство (оппозиция). В силу названных причин кандидаты от оппозиции зачастую не проходят на выборные (назначаемые) должности.

Вообще, необходимо иметь в виду, что демократия даже в самой свободной стране имеет свои пределы, определяемые национально-историческими традициями, уровнем законодательного регулирования и, самое важное, уровнем политического сознания и активности граждан. Очевидно, что все изъяны демократических процессов в современной России объясняются прежде всего недостаточностью последнего.

3. К формам непосредственной демократии относятся: выборы, референдум, собрания, митинги, уличные шествия, демонстрации, отзыв выборных лиц по инициативе избирателей, обращения, политические забастовки, сходы граждан по месту жительства и другие акции. Их эффективность зависит от уровня политической активности граждан, адекватности правового регулирования и способности власти на ответную реакцию. Тем не менее Конституция относит из этого перечня к числу высших форм непосредственной демократии выборы и референдум. К тому есть ряд оснований. Во-первых, это наиболее "древние" из всех форм непосредственной демократии, история применения которых насчитывает несколько тысячелетий. В силу этого они относятся к числу атрибутивных форм непосредственной демократии и с той или иной степенью эффективности применяются и в демократических, и в маскирующихся под демократические авторитарных режимах. Во-вторых, это, действительно, наиболее эффективные формы непосредственной демократии. Суть их состоит в следующем.

Выборы - способ делегирования в высшие органы публичной власти соответствующего уровня представителей данной части избирательного корпуса, называемой электоратом*(12). Характерными признаками выборов является их периодическое проведение и сменяемость выборных лиц. Выборы в Российской Федерации осуществляются на основе традиционных принципов - всеобщего равного прямого избирательного права при тайном голосовании (см. комментарий к ст. 81). При этом в действующей Конституции впервые сформулирован новый для отечественной избирательной системы принцип свободных выборов. На протяжении всей истории нашего государства выборы были несвободными, т.е. избиратели не имели юридической возможности в полной мере реализовать свой выбор.

Свободные выборы - это, прежде всего, право избирателя выбрать форму поведения: явиться или не явиться на избирательный участок. Неявка на избирательный участок, называемая абсентеизм (от лат. absent), применительно к России означает, на наш взгляд, не уклонение от участия в избирательной кампании, а форму реагирования отечественного избирателя на отсутствие в списке претендентов устраивающего его кандидата. В известной мере это протестное голосование, в ряде случаев более эффективное, чем голосование против всех.

При явке на избирательный участок гражданин имеет право проголосовать за любого из выдвинутых кандидатов (список кандидатов) или против всех, опустить или не опустить бюллетень в урну для голосования. Закон или какое-либо лицо, находящееся на избирательном участке или за его пределами, не вправе каким-либо образом навязывать избирателю форму его волеизъявления.

Референдум, при внешней схожести с выборами, имеет ряд существенных отличий. Это решение, принимаемое гражданами непосредственно в форме, установленной законом, не нуждающееся в каком-либо утверждении и имеющее высшую юридическую силу, по сравнению с иными нормативно-правовыми актами, принятыми органами публичной власти того же уровня.

В самом общем виде референдумы по способам реализации их решений делятся на императивные и консультативные. Единственным императивным референдумом, проведенным после восстановления суверенитета России в 1990 г., на федеральном уровне был референдум по настоящей Конституции. Все остальные носили консультативный характер, т.е. на основании принятого гражданами решения, конкретный нормативно-правовой акт принимался полномочными органами публичной власти.

4. Следует заметить, что для Конституции не характерно издание запрещающих норм. Комментируемая часть ст. 3 - редкое исключение. В данном случае она выступает гарантией существования народовластия в стране. Смысл ее сводится к подтверждению исключительности народа как источника власти. Термин "никто" имеет абсолютного характера. Даже выборные органы государственной власти - парламент, Президент - не вправе узурпировать власть, в том числе, путем продления собственных полномочий.

Захват власти - это нелегитимное (незаконное) овладение властью лицом (органом), не обладающим никакими законными властными полномочиями.

Присвоение властных полномочий - это подмена одного органа власти другим, Например, роспуск парламента и исполнение его полномочий Президентом. В известной мере появление этой нормы в Конституции России стало реакцией на события сентября - октября 1993 г. Оба деяния в соответствии с бланкетной (отсылочной) нормой данной статьи Конституции преследуется по федеральному закону. Речь идет о ст. 278 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. "Насильственный захват власти или насильственное удержание власти", которая содержит прямую отсылку к Конституции России и устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок от двенадцати до двадцати лет*(13). В этом же составе уголовно-наказуемого деяния под захватом власти понимается насильственное изменение конституционного строя, т.е. издание нормативно-правового акта, изменяющего существо комментируемой главы Конституции.

0

5

Статья 3

     1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской
Федерации является ее многонациональный народ.
     2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы
государственной власти и органы местного самоуправления.
     3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум
и свободные выборы.
     4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти
или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону.

     Комментарий к статье 3

     1. Эта статья раскрывает содержание двух важнейших принципов, изложенных
в ст. 1 Конституции: демократизма и республиканской формы правления.
     Многонациональный народ Российской Федерации провозглашен единственным
носителем суверенитета (властного верховенства -государственного, народного,
национального) и единственным источником государственной власти в стране.
Это означает, что все конституционные правомочия государственной власти (законодательной,
исполнительной и судебной) в Российской Федерации исходят от народа через
его свободно выражаемую волю.
     Разумеется, эта воля не безгранична. Существует и признается суверенитет
каждой человеческой личности. Человек, его права и свободы по Конституции
- высшая ценность, поэтому Конституция ограничивает государственную власть,
обязывая ее признавать, соблюдать и защищать эти права и допуская их ограничение
или даже отмену только временно и в особо предусмотренных Конституцией исключительных
случаях. Провозглашая и закрепляя некоторые объективно необходимые принципы
политического, экономического, социального и юридического характера, Конституция
предусматривает различные варианты, формы и методы реализации каждого из них
государственной властью, но не допускает отказа от них. Речь идет об объективно
необходимых требованиях жизни и деятельности современного цивилизованного
гражданского общества и государства (права и свободы человека и гражданина
как высшая ценность; демократизм, федерация, господство права; республиканский
строй, социальный и светский характер государства; рыночная экономика, разделение
властей, эффективное и рациональное использование и охрана природных ресурсов
и всей окружающей среды). Вне признания, соблюдения и защиты этих принципов
жизнь и деятельность современного цивилизованного общества невозможны, хотя
история знает немало примеров, когда "воля народа" (в кавычках и без) вела
к огульному отрицанию этих принципов. Взятые в комплексе, перечисленные принципы
и нормы призваны быть гарантией того, что народный суверенитет не превратится
вновь в декларацию тоталитарного или авторитарного режима. Поскольку государственная
власть существует не только на федеральном уровне, но и в каждом из 89 ее
субъектов - в республиках и в равноправных с ними краях, областях, городах
федерального значения и автономиях, власть в каждом их них принадлежит его
народу. Народ осуществляет свою власть не только через органы государственной
власти названных двух уровней (федерального и регионального), но и через органы
местного самоуправления.
     Таким образом, народ выступает как носитель власти как минимум на трех
уровнях: как многонациональный народ всей России, как народ (возможно, также
многонациональный) каждого из субъектов Российской Федерации и как народ (население)
территориальных единиц, где действует местное самоуправление.
     2. В части 2 комментируемой статьи Конституции речь идет о двух формах
народовластия: прямой (непосредственной) и непрямой, косвенной (представительной).
     Непосредственное народовластие осуществляет непосредственно народ путем
волеизъявления граждан в форме всеобщего голосования (референдума).
     Представительную демократию осуществляет не народ непосредственно, а
органы, действующие по поручению народа, представляющие его. Таковыми являются,
прежде всего, избираемые народом органы государственной власти - как коллегиальные
(например, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации,
носящие различные наименования парламенты субъектов Российской Федерации,
городские думы и т.д.), так и единоличные (Президент Российской Федерации,
президенты республик в составе Российской Федерации, губернаторы краев, областей
и автономий, мэры городов и т.д.), а также органы местного самоуправления.
Осуществляемое органами государственной власти представительство от имени
народа имеет ряд степеней: первая (органы, прямо избираемые народом, - например,
Государственная Дума), вторая (органы, образуемые представительными органами
первой степени, - например, Уполномоченный по правам человека), третья (например,
половина состава Счетной палаты, формируемая Советом Федерации, который в
свою очередь относится к органам второй степени) и т.д. Некоторые органы государственной
власти формируются согласованным решением не одного, а двух органов, избранных
народом; таково, например, назначение ряда должностных лиц: Президентом Российской
Федерации с согласия Государственной Думы (Председателя Правительства), по
представлению Президента Российской Федерации Государственной Думой (Председателя
Центробанка Российской Федерации) или Советом Федерации (судей Конституционного
Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, Генерального прокурора Российской
Федерации и др.).
     В демократическом государстве с республиканской формой правления вообще
не существует государственных органов и органов местного самоуправления, источником
власти которых не было бы прямое или косвенное волеизъявление народа, которые
не были бы в юридическом смысле его представителями в отличие от наследственных
монархов и назначенных ими должностных лиц, не имеющих формального народного
поручения занимать определенный государственный пост и исполнять связанные
с ним властные функции.
     3. Положение ч. 3 комментируемой статьи развивает положения ее ч. 2 о
непосредственном осуществлении власти народом, называя референдум одной из
форм высшего выражения этой власти.
     С одной стороны, непосредственное осуществление власти народом, названное
первым, придает и наибольший авторитет решениям, принимаемым на референдуме.
В связи с этим решение ряда важнейших вопросов общественной и государственной
жизни производится референдумом и является окончательным. Роль парламентов,
правительств, политических общественных объединений при этом ограничивается
подготовкой, обсуждением, участием в процедуре предварительного одобрения
проекта для его вынесения на референдум. Референдумом была принята действующая
Конституция Российской Федерации 1993 г. Референдумом были приняты Конституция
Франции 1958 г., решение Соединенного Королевства Великобритания и Северная
Ирландия о вступлении в состав Европейского экономического сообщества (1972
г.), решения Норвегии об отклонении присоединения к ЕЭС (1972 и 1994 гг.).
Референдумами ежегодно решаются в Швейцарии и ее кантонах многие и гораздо
менее значительные вопросы. Решение народа Белоруссии об интеграции с Россией
было принято референдумом в 1995 г.
     С другой стороны, существует ряд серьезных сомнений в целесообразности
применения референдума для решения сложных вопросов.
     Во-первых, очевидна трудность принятия гражданином решения по сложному
вопросу, например о проекте Конституции, состоящем из сотен предписаний, каждое
из которых он может оценивать по-разному, а ответить вправе только "да" или
"нет" один раз обо всем проекте, полагаясь, как правило, на свое общее впечатление
о нем, на мнения и авторитет парламентариев, позиции политических партий и
т.д.
     Во-вторых, как работа над текстом законопроекта, так и компетентное голосование
по вопросу о его принятии очень часто требуют специальных знаний в различных
областях, что часто бывает затруднительно для рядового гражданина. Поэтому
во многих странах референдумы либо вовсе не проводятся, либо проводятся по
важным, но сравнительно простым вопросам, на которые может быть дан односложный
ответ. На этом основана распространенная практика решения вопросов о принятии
новой Конституции, законов о бюджете, о налогах, о правах человека и многих
других не референдумом, а в порядке текущего законотворчества.
     Референдум Российской Федерации, согласно п. "в" ст. 84 Конституции,
назначает Президента Российской Федерации в порядке, установленном федеральным
конституционным законом. Это положение обычно понимается в том смысле, что
названный закон должен урегулировать весь порядок проведения референдумов
Российской Федерации.
     Порядок проведения референдума субъекта Российской Федерации в соответствии
с основами конституционного строя Российской Федерации, правами ее граждан
(ст. 32), ее федеративным устройством (ст. 73) должны определять законы этого
субъекта Российской Федерации. Это относится и к референдумам в системе местного
самоуправления, предусмотренным в ст. 130 Конституции Российской Федерации.
     Федеральный конституционный закон "О референдуме Российской Федерации"
(СЗ РФ, 1995, N 42, ст. 3921) подробно определяет понятие референдума, порядок
его назначения, подготовки к его проведению, голосования и определения его
результатов (см. комментарий к ст. 84).
     Чтобы ответ "да" или "нет" на вопрос, вынесенный на референдум, был возможен
и убедителен, этот вопрос - или если вопросов несколько, то каждый из них
- должен быть сформулирован ясно и однозначно. Только так могут быть приняты
референдумом новые законы, решения, предопределяющие основное содержание законов
государства или выявляющие общественное мнение по иным наиболее важным вопросам.
     В связи с проблемой референдума как формы прямого народовластия в России
обратимся к вопросу о юридическом значении результатов референдума СССР 17
марта 1991 г. Ряд политических партий, ссылаясь на его результаты, ставят
вопрос о восстановлении Союза ССР. Этот референдум был проведен в соответствии
с Законом СССР от 27 декабря 1990 г. "О всенародном голосовании (референдуме
СССР)" (ВВС СССР, 1991, N 1, ст. 10) на основании постановления Верховного
Совета СССР от 16 января 1991 г. "Об организации и мерах по обеспечению проведения
референдума ССР по вопросу о сохранении Союза Советских Социалистических Республик"
(ВВС СССР, 1991, N 4, ст. 87).
     Вопрос, изложенный в заглавии этого постановления (о сохранении СССР),
сформулирован значительно шире в ст. 1 этого постановления ("провести... референдум
СССР по вопросу о сохранении Союза ССР как федерации равноправных республик"
и еще шире в ст. 2 в формулировке вопроса, выносившегося на референдум: "Считаете
ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как
обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в
полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?"
25 февраля 1991 г. Верховный Совет СССР в своем новом постановлении от 16
января дал еще одно понимание этого вопроса; речь шла не о принятии закона
или иного решения, а о выявлении отношения граждан СССР якобы только к одной
проблеме - сохранению и обновлению федеративных отношений между республиками
Союза. Фактически же сохранение и обновление - это два различных вопроса,
и их следовало бы ставить раздельно. Кроме того, речь шла не только об отношениях
между республиками, но также - и в случае сохранения СССР - об отношениях
между союзным центром и " суверенными" республиками.
     Итак, граждане должны были ответить "да" или "нет" фактически на целый
перечень вопросов. Сохранить ли Союз ССР? Обновить ли его? В каком положении
должны быть "республики", т.е. должны ли быть равноправны союзные и автономные
республики, о чем шла активная общественная дискуссия? Должны ли они быть
суверенными? Речь идет о сохранении уже обновленного Союза? Но ведь он еще
не был обновлен, и шла напряженная борьба по вопросам о содержании этого обновления.
Как можно было сохранять СССР как федерацию равноправных республик, если он
фактически был не федеративным, но унитарным бюрократически-централизованным
государством, а его республики, даже союзные, вовсе не были равноправны? Ведь
сохранять можно только то, что уже есть, а преобразование того, что есть,
не сводится только к его сохранению. Почему речь шла о гарантировании только
прав человека, но не прав гражданина любой национальности? Наконец, постановление
от 16 января 1991 г. предусматривало определение результатов голосования по
Союзу ССР в целом "с учетом итогов голосования по каждой республике в отдельности",
не придавая последним никакого практического значения.
     Неудивительно, что постановка такого одного вопроса на референдум, предмет
которого сокращенно был назван "сохранением СССР", была воспринята многими
как тенденциозная попытка манипулирования общественным мнением вместо выяснения
его подлинного содержания.
     В ответ на это - а отчасти и поэтому - "высшие органы власти отдельных
республик" стали фактически блокировать проведение референдума, пытаться "подменить
формулу референдума... дополнить ее другими вопросами республиканского и местного
значения либо провести взамен общесоюзного референдума республиканские опросы,
плебисциты и т.п.", о чем говорится в упомянутом постановлении Верховного
Совета СССР от 25 февраля 1991 г. о ходе выполнения его постановления от 16
января 1991 г. В нем Верховный Совет СССР также заявляет, что "в поставленном
на референдум вопросе... не говорится об изменении или закреплении какого-либо
статуса республик". В этом постановлении утверждается далее, что в связи с
референдумом не происходит "вмешательства во внутренние дела суверенных республик".
Но эти утверждения опровергаются текстом данного постановления: решения органов
государственной власти республик, противоречащие навязываемой противоречивой
формуле референдума, были объявлены незаконными и не подлежащими исполнению;
местным органам власти республик, трудовым коллективам и общественным объединениям
предоставлялось "право" вопреки воле высших органов власти республик образовывать
участки, округа, создавать комиссии референдума, которые вступали бы в непосредственную
связь с центральной (т.е. всесоюзной) комиссией референдума, и т.д.
     Результаты референдума, полученные таким образом, вряд ли можно рассматривать
как убедительное выражение общественного мнения, тем более что он происходил
практически еще в условиях однопартийной системы, при антидемократической
власти аппарата КПСС и его номенклатуры, что отразилось и в характере вопроса,
внесенного на референдум, и во всей организации его проведения. На референдуме
17 марта 1991 г. большинство ответило "да". Интерпретация этого ответа в связи
с многозначностью и запутанностью вопроса, вынесенного на референдум, - дело
сложное. Но даже если бы в тот момент общественное мнение страны в целом и
каждой из ее республик в отдельности было за сохранение СССР, то невозможно
отрицать, что бурные события весны, лета и осени 1991 г., в особенности путч
реакционного крыла руководства КПСС, создавшего ГКЧП, наводнившего Москву
войсками и пытавшегося захватить власть, существенно изменили общественное
мнение. Например, в декабре 1991 г. референдум на Украине дал подавляющее
большинство голосов за ее полную независимость и выход из СССР. Это новое
состояние общественного мнения отражали и решения парламентов республик, ратифицировавших
Беловежское соглашение президентов России, Украины и Белоруссии, вместо СССР
создавших СНГ, к которому, выходя из СССР, примыкали и другие бывшие союзные
республики.
     Этот практический опыт доказывает не только юридическую ничтожность попыток
отрицать значение распада СССР и создания СНГ в соответствии с волей народов,
но и недопустимость вынесения на референдум неоднозначных, противоречащих
вопросов, позволяющих сбить с толку общественное мнение, манипулировать им
в тех или иных целях, делающих невозможным выявление действительного мнения
и воли народа.
     Столь же ошибочна практика Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного
Совета РСФСР, которые в 1992-1993 гг. неоднократно незаконно отказывали в
проведении ряда референдумов (о праве собственности на землю и др.), которых
требовало предусмотренное Конституцией России количество граждан или народных
депутатов.
     Свободные выборы - важнейшая, широко применяемая форма непосредственной
демократии, в итоге которой граждане формируют выборные органы государственной
власти, в своей деятельности осуществляющие представительную демократию.
     Свобода выборов выражается в том, что граждане избиратели обладают полной
возможностью по собственной воле, без всякого принуждения участвовать в выборах,
включая выдвижение кандидатов, сбор подписей в их поддержку, агитацию и голосование
за или против кандидатов, в общественном контроле за работой избирательных
комиссий, за определением результатов голосования, во всех других избирательных
процедурах в соответствии с законом.
     Общие конституционные предписания, относящиеся к выборам и содержащиеся
в ст. 3 и 32 Конституции, конкретизированы только в ст. 81, содержащей ряд
положений об избрании Президента Российской Федерации (см. комментарий к ст.
81) и предусматривающей более полное определение этого порядка федеральным
законом. Обсуждается вопрос о создании проекта Избирательного Кодекса Российской
Федерации.
     4. Положения ч. 4 комментируемой статьи можно рассматривать как определенные
выводы на будущее из опыта борьбы за подлинное народовластие в нашей стране.
Конституционной может быть признана только такая власть, органы которой, порядок
их создания, их правомочия и порядок деятельности не только прямо определены
Конституцией и основанными на ней законами, но на практике соответствуют конституционным
требованиям. С этой точки зрения были противоправны многочисленные самозваные
"белые", "красные", "зеленые" и т.п. власти, создававшиеся в годы гражданской
войны в различных местностях, опиравшиеся на насилие, а также на поддержку
незначительного, но активного антидемократического меньшинства.
     Явно антиконституционной была фактическая узурпация государственной власти
в СССР аппаратом единственной легальной партии и его номенклатурой под лозунгом
"руководящей и направляющей роли", не связанная результатами очередных и непременно
демократических выборов, несовместимая ни с властью трудового народа, ни со
структурой государственного аппарата и полномочиями органов государственной
власти, ни с демократическими принципами, включенными в тексты советских конституций,
но на практике превращенными в фикции. Антиконституционным было и создание
"комитетов спасения", - как ГКЧП на общесоюзном уровне, так и местных комитетов
"чрезвычайного положения" и т.п. в ряде республик и областей с целью противозаконного
и антинародного вооруженного захвата или удержания власти в период краха советской
системы (1989-1991 гг.). Поэтому Конституция Российской Федерации запрещает
присвоение, захват власти или отдельных властных полномочий и устанавливает,
что такие действия влекут за собою преследование по федеральному закону.
     Конкретные формы ответственности за такие преступления определены Уголовным
кодексом РСФСР. Можно назвать ст. 70 в редакции Указа Президиума Верховного
Совета РСФСР от 11 сентября 1989 г. и Закона Российской Федерации от 9 октября
1992 г. (ВВС РСФСР, 1989, N 37, ст. 1074; ВВС РФ, 1992, N 44, ст. 2470), озаглавленную
"Призывы к насильственному изменению конституционного строя", предусматривающую
наказание за публичные призывы к насильственному изменению конституционного
строя или захвату власти, а равно массовое распространение материалов, содержащих
такие призывы", в виде лишения свободы сроком до 10 лет.

0

6

Статья 3

     1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской
Федерации является ее многонациональный народ.
     2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы
государственной власти и органы местного самоуправления.
     3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум
и свободные выборы.
     4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти
или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону.

     Комментарий к статье 3

     В статье раскрывается принцип народовластия в Российской Федерации. Носителем
суверенитета и единственным источником власти в России признается ее многонациональный
народ. Данное положение является исходным для закрепления демократической
природы Российской Федерации. Признание народа единственным источником власти
и носителем суверенитета является отличительным свойством демократических
государств с республиканской формой правления.
     В ч. 1 ст. 3 определяется содержание суверенитета в Российской Федерации.
Исходя из того, что его носителем является многонациональный российский народ
в целом, а не население, проживающее на территориях отдельных субъектов Федерации,
можно заключить, что Конституцией устанавливается принцип неделимости суверенитета
в Российской Федерации. Соответственно любые действия отдельных органов государственной
власти в Российской Федерации, волеизъявления населения, составляющего лишь
часть многонационального народа России, не могут считаться суверенными акциями,
совершаемыми абсолютно самостоятельно и независимо от конституционного строя,
установленного Конституцией и федеральными законами. Провозглашение государственного
суверенитета, не основанное на воле многонационального народа Российской Федерации,
противоречит Конституции.
     В ч. 2 статьи определяются две основные формы народовластия в Российской
Федерации. Это непосредственное (прямое) осуществление власти народа и осуществление
власти через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
Непосредственное осуществление власти народа является высшим выражением народовластия.
В то же время каждодневное осуществление государственной власти на федеральном
уровне, уровне субъектов Российской Федерации, решение местных вопросов требуют
образования постоянно действующих органов государственной власти и органов
местного самоуправления. Будучи сформированными демократическим образом и
находясь под контролем населения, эти органы являются важнейшими каналами
осуществления народовластия в Российской Федерации.
     В ч. 3 референдум и свободные выборы определяются как высшее непосредственное
выражение власти народа. Тем самым устанавливается наивысший авторитет решений,
принятых на референдуме, и результатов свободных выборов. В то же время для
наиболее эффективного осуществления народовластия необходимо достижение оптимального
баланса различных его форм. Так, в соответствии с мировым опытом по определенным
вопросам (налоги, бюджет, регулирование прав человека и т. п.) считается нецелесообразным
проводить референдумы, они решаются представительными органами государственной
власти. Однако в определенных ситуациях только проведение референдума может
решить политически значимые, в том числе и конституционные, проблемы.
     Действие нормы о референдуме как высшем выражении власти народа нельзя
рассматривать отдельно от содержания норм других статей Конституции. В частности,
в ч. 2 ст. 66 определяется, что устав края, области, города федерального значения,
автономной области, автономного округа принимается законодательным (представительным)
органом государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.
Это прямое конституционное предписание. Отсылка к ч. 3 ст. 3 Конституции для
использования процедуры принятия устава на референдуме явилась бы некорректной,
так как в данном случае сама Конституция предписывает принятие устава представительным
органом, а не вынесение его на референдум.
     В соответствии со ст. 84 Конституции порядок проведения референдумов
Российской Федерации устанавливается федеральным конституционным законом.
В этом законе должно найти развитие положение о референдуме как высшем непосредственном
выражении власти народа, что может явиться основанием для установления особой
юридической силы решений, принятых на референдуме. Проведение референдумов
на местном уровне и уровне субъектов Российской Федерации будет подчиняться
нормам законодательства о референдуме субъектов Российской Федерации, принимаемого
в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и конституционными
нормами, регулирующими право граждан участвовать в референдуме (ст. 32 Конституции).
     Непосредственное осуществление власти народа путем проведения свободных
выборов - исходный принцип организации системы органов государственной власти
и местного самоуправления. Воля народа, выраженная на выборах, собственно,
и позволяет осуществить демократическую организацию власти в Российской Федерации.
     Путем выборов формируются представительные органы государственной власти
Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, представительные органы
местного самоуправления, в соответствии с федеральным законом избирается Президент
Российской Федерации (ст. 81 Конституции). Уставами и законами субъектов Российской
Федерации может быть предусмотрено избрание глав исполнительной власти субъектов
Федерации, глав местного самоуправления (местной администрации).
     В отличие от Конституции 1978 г. новый Основной Закон не содержит специальной
главы "Избирательная система". Принципы избирательного права (всеобщее равное
и прямое избирательное право при тайном голосовании) раскрываются только применительно
к выборам Президента Российской Федерации (ст. 81). В то же время есть все
основания полагать, что эти принципы в равной степени актуальны для всех выборов
в Российской Федерации. Это вытекает из ст. 15 Конституции, согласно которой
общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью
правовой системы Российской Федерации. Всеобщая декларация прав человека (ст.
21) гласит: "Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля
должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах,
которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем
тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих
свободу голосования". Международный пакт о гражданских и политических правах
(ст. 25) провозглашает для каждого гражданина право "голосовать и быть избранным
на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного
избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление
избирателей". Следовательно, изложенные принципы избирательного права должны
быть взяты за основу при создании законодательных актов, посвященных выборам
в органы государственной власти и органы местного самоуправления.
     В ст. 3 также устанавливается противоправность действий, посягающих на
народовластие в России. Любые лица, совершающие действия, связанные с захватом
власти или присвоением властных полномочий, несут юридическую ответственность.
В Конституции конкретные формы ответственности не раскрываются - это задача
федерального закона. Наиболее серьезной формой ответственности за захват власти
является уголовная ответственность. Составы соответствующих преступлений и
меры уголовной ответственности установлены УК.

0

7

Комментарий к статье 3 Конституции Российской Федерации от ЛойерFM.

Подпись автора

Лойер Клуб - свежие новости с юридических полей !

0

8

На сегодняшний день не найдены дополнительные материалы к статье 3 Конституции Российской Федерации. При наличии дополнительных материалов к статье 3 Конституции РФ прошу регистрироваться на форуме сайта и предлагать материалы для размещения администратору форума. Таким образом есть шанс собрать наиболее полную и полезную каждому правовую базу по каждой статье Конституции РФ. Всем спасибо.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » САЙТ ПРО ЗОНЫ и ЗАКОНЫ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ ЧАТ И ФОРУМ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 1. Основы конституционного строя. Статья 3