ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » ФСИН России, ФСИН по республике Татарстан » ФКУ ИЦ-1 УФСИН России по Республике Татарстан Казань


ФКУ ИЦ-1 УФСИН России по Республике Татарстан Казань

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ИСПРАВИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР 1 Казань
Федеральное казенное учреждение "Исправительный центр №1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Татарстан"
ФКУ ИЦ-1 УФСИН России по Республике Татарстан

420051, г. Казань, ул. Тэцевская, д. 269

Тел. (843) 223-05-75 (приемная)

Адреса электронной почты:

- для юридических лиц ic@16.fsin.su

- для физических лиц: Интернет-приемная

Начальник учреждения Бариев Раиль Фоатович подполковник внутренней службы

ЧАСЫ ПРИЕМА

Начальник БАРИЕВ Раиль Фоатович Понедельник 13.00-15.00

адвокат юрист адвокатские консультации помощь юридическая защита документы образец  ходатайство  по новое в ст 80 ук рф принятые изменения с комментариями судебная практика постановление суда  пленум поправки применение поправки наказание принудительные работы ограничение свободы освобождение удо перевод   ИЦ-1 Казань исправительный центр

Полное наименование учреждения федеральное казенное учреждение "Исправительный центр № 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Татарстан"

Краткое наименование учреждения ФКУ ИЦ-1 УФСИН России по Республике Татарстан

Юридический адрес 420051, РТ, г. Казань, ул. Тэцевская, 269

Телефоны для связи (843) 223-05-75

Дата введения в действие реквизитов 18.04.2018

ОКПО 27687048

ИНН 1658209035

КПП 165801001

ОГРН 1181690023008

Управление федерального казначейства УФК по Республике Татарстан

Лицевой счет в УФК 05111F92370

Банк ОТДЕЛЕНИЕ-НБ РЕСПУБЛИКА ТАТАРСТАН

БИК 049205001

Номер расчетного (депозитного) счета для 40302810100001000001
учета личных денежных средств осужденных,
подозреваемых и обвиняемых
Номер корреспондентского счета (субсчета)

История учреждения

С 1 января 2017 года ФСИН России приступила к исполнению нового вида наказания – принудительные работы. Этот вид наказания применяется как альтернатива лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса РФ, за совершение преступления небольшой и средней тяжести, либо за совершение тяжкого преступления впервые. Осужденные к принудительным работам отбывают наказание в специальных учреждениях - исправительных центрах.

Исправительный центр №1 УФСИН России по РТ был открыт в мае 2018 года на месте ликвидированной Казанской воспитательной колонии. Учреждение с лимитом наполнения 200 человек рассчитано на содержание 150 мужчин и 50 женщин.

В помещениях был проведен капитальный ремонт. В настоящее время введено в эксплуатацию два корпуса общежития - один для проживания женщин, второй – для мужчин. Имеются столовая, санузел, баня и спортзал. Еще два корпуса пока законсервированы, при необходимости есть возможность увеличить лимит наполнения.

Штатная численность сотрудников исправительного центра - 24 человека. Для организации надзора используются и технические средства. В помещениях и на территории Центра установлено более 60 камер видеонаблюдения.

Принудительные работы заключаются в привлечении осужденного к труду. Трудоустраивают осужденных на предприятия г. Казани с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и по возможности специальности.

0

2

ИЦ-1 Казань
НЕ ХОЧЕШЬ — ЗАСТАВЯТ: В КАЗАНИ ВОЗРОДИЛИ «ХИМИЮ» ДЛЯ ОСУЖДЕННЫХ

Евгений АКСЕНОВ

Исправительный центр для приговоренных к принудительным работам, рассчитанный на 200 человек, открыли в Казани. Пока в нем содержится один осужденный — из Чувашии.

Новый вид уголовного наказания — принудительные работы - суды в России начали применять с 1 января 2017 года. С тех пор к принудительным работам был приговорен один житель Татарстана. Однако отбывать наказание ему пришлось в соседнем Башкортостане по причине отсутствия для этого возможностей в нашей республике. И вот теперь условия для исполнения такого вида наказания в Казани созданы.

Исправительный центр (ИЦ) №1 УФСИН России по РТ расположился на окраине Казани в паре километров от Оргсинтеза, в корпусах бывшей Казанской воспитательной колонии для несовершеннолетних, которую ликвидировали два года назад по причине малой загруженности. Колония была рассчитана на 360 малолетних преступников, но содержалось их там обычно меньше сотни. Теперь малолетки из Татарстана, осужденные к лишению свободы, отбывают свои сроки в Пермском крае.

Сегодня, когда ИЦ №1 презентовали уполномоченному по правам человека в РТ Сарие Сабурской и экс-начальнику республиканского УФСИН Дауфиту Хамадишину (ныне  помощник премьер-министра РТ по правоохранительной и административной деятельности), у входа постелили ковровую дорожку и натянули красную ленточку, которую гости торжественно разрезали вместе с врио начальника УФСИН по РТ Эдуардом Хиалеевым.

Пройдя через КПП с тремя решетчатыми дверями, гости вошли в общежитие (именно так называется жилой корпус  для приговоренных к принудительным работам). На стене в коридоре - три женских фотопортрета: уполномоченной по правам человека в РФ Татьяны Москальковой, ее татарстанской коллеги Сарии Сабурской и председателя Общественно-наблюдательной комиссии РТ Ларисы Расческовой.

- Вот, портрет Сарии Харисовны повесили. Если не нравится, можем заменить на другой, - с готовностью предложил Хиалеев.

Сабурская остановилась перед своей огромной фотографией, оценивающе посмотрела на нее и расцвела в улыбке. Понравилось.

В целом общежитие для осужденных оказалось очень даже ничего: беленькие потолки, стены в кафеле, добротные двери... В распоряжении обитателей имеется кухня с холодильником, электроплитой и микроволновкой.

Правда, обитатель в общаге оказался всего один -  двадцатилетний Евгений Плотников из Чувашии (к казанскому ИЦ №1 приписаны также жители Ульяновской области). К трем месяцам принудительных работ его приговорили за нанесение побоев (ст. 116 УК РФ). Трудится Евгений на автомойке, куда ездит самостоятельно, без конвоя.

- Осужденный не может получать зарплату меньше МРОТ, который с мая составляет 11 163 рубля, больше - может. По решению суда с него удерживается от 5 до 20% зарплаты, - объяснил журналистам суть наказания Эдуард Хиалеев.

- Раньше существовал такой же вид наказания, который в народе называли «химией», - напомнил в свою очередь Дауфит Хамадишин. -  В Нижнекамске, в Казани «химики» жили в таких же общежитиях и работали в различных организациях и на предприятиях. Теперь к этому опять вернулись в целях гуманизации. Чтобы осужденный по нетяжкой статье не приобщился к тюремной субкультуре. По сути он даже не чувствует себя осужденным, просто принудительно работает. Раньше он мог не работать, а сейчас обязан.

Женя из Чувашии подтвердил, что до этого не работал, а учился в техникуме в Новочебоксарске.

- Не скучно вам здесь одному? - поинтересовались у парня журналисты.

- Нет.

- А кормят хорошо? (Осужденных обеспечивают трехразовым горячим питанием. - «ВК»).

- Хорошо.

Как выяснилось, отработав треть срока, осужденный может покинуть стены ИЦ и проживать в своей или съемной квартире. Но только на территории Казани или ее пригорода.

По словам Эдуарда Хиалеева, у ИЦ №1 заключены договора с 23 предприятиями разных сфер деятельности, которые готовы принять у себя приговоренных к принудительным работам.

- Принудительные работы - это обязательно физический труд? - уточнил у него корреспондент «ВК».

- Нет, конечно, человек может работать по той специальности, которая у него есть, хоть менеджером по рекламе.

- Если сейчас здесь содержится всего один человек, а центр рассчитан на двести, как скоро, по-вашему, он заполнится целиком?

- Думаю, года через два, хотя, конечно, прогнозы здесь делать сложно. Ведь приговоры выносим не мы.

0

3

Азат Гайнутдинов: «Не пора ли начать экономить на зэках?»

Общественный деятель уверен, что заключенным, отсидевшим больше половины срока, можно смягчать меру пресечения на принудительные работы

«Труд осужденных к принудительным работам в исправительных центрах более полезен и продуктивен во всех смыслах для страны, общества и самого осужденного», — уверен руководитель центра социальной реабилитации и адаптации, член Общественной палаты РТ Азат Гайнутдинов. В своем материале для «БИЗНЕС Online» он объясняет, почему государству надо активнее использовать альтернативные меры наказания и как это сделать наиболее грамотно, минимизируя возможные издержки.

Азат Гайнутдинов объясняет, почему государству надо активнее использовать альтернативные меры наказания и как это сделать наиболее грамотно, минимизируя возможные издержки

САМОЕ ГЛАВНОЕ И ПОЛЕЗНОЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ — ЭТО ОТСУТСТВИЕ СТРОГОЙ ИЗОЛЯЦИИ ОСУЖДЕННОГО ОТ СЕМЬИ

За последние годы уголовно-исполнительная политика государства проявляет гибкость и все больше уводит нас от тех недавних времен, когда количество сидельцев переваливало за миллион. Все шире применяются альтернативные лишению свободы меры уголовного наказания — и это позволяет сделать вывод о том, что гуманизация законодательства не декларируется, а реализуется на практике. Конечно, мнение обывателя и точка зрения государственных институтов не всегда совпадают, но мрачный период ГУЛАГа еще долго будет нести свою печальную ауру при упоминании о местах лишения свободы.

Исходя из анализа работы нашей автономной некоммерческой организации «ЦРА» можно отметить, что, несмотря на значительный прогресс в этом деле, в стране есть резервы, которые требуют к себе пристального внимания и изучения со стороны всех ветвей власти. Хотел бы остановиться на одном, на мой взгляд, наиболее перспективном и интересном виде наказания — принудительных работах. Конечно, если изучить порядок и условия исполнения данного вида наказания, видно, что влияние такой «популярной» в 80-е годы уголовной кары, в народе называемой «химия», весьма заметно. Тогда были спецкомендатуры, где содержались условно освобожденные из мест лишения свободы и условно осужденные, теперь это исправительные центры. Причем самое главное и полезное с точки зрения ресоциализации — отсутствие строгой изоляции осужденного от семьи и возможность общения с близкими. Одно, но главное требование — не нарушать порядок и условия проживания в исправительном центре, и тогда через определенный период появится возможность проживания уже по месту жительства. Однако в существующей системе есть ряд недоработок.

За последние годы уголовно-исполнительная политика государства проявляет гибкость и все больше уводит нас от тех недавних времен, когда количество сидельцев переваливало за миллион

ЛЮДИ, ОТСИДЕВШИЕ СВЫШЕ 10 ЛЕТ, ПРАКТИЧЕСКИ НЕ СОВЕРШАЮТ РЕЦИДИВОВ

Во-первых, в Республике Татарстан, в частности в Казани, открыт лишь один такой исправительный центр. Лимит его наполнения — до 200 человек. И этот показатель уже превышен, причем подавляющее большинство — осужденные из других регионов России. Также следует сказать, что Казанский исправительный центр — один из самых крупных в стране. Однако мы считаем, что в Татарстане, где отбывают наказание в местах лишения свободы свыше 10 тыс. человек, в исправительных центрах должны содержаться не менее 2 тыс. осужденных, то есть 20% от общего числа заключенных. Вместо того чтобы впустую просиживать свои сроки, эти люди смогут принести пользу государству и обществу, платить налоги, возмещать ущерб потерпевшей стороне.

Во-вторых, исправительные центры каждого региона должны работать лишь с местными осужденными. Если вернуться к Казанскому исправительному центру, то стоит отметить, что там из 200 содержащихся там заключенных более половины — из других регионов. С этим и связана еще одна проблема. Их невозможно заочно «фильтровать». То есть как мы можем понять, действительно ли человек хочет исправиться или просто решил улучшить условия содержания? Ведь суды принимают решение об изменении меры пресечения исходя из справок и характеристик от исправительного учреждения, в котором содержится претендент на принудительные работы. На первый взгляд этого и достаточно, ведь у осужденного отличная характеристика, он работал в колонии, психологи положительно его оценивают, однако на практике того же Казанского исправительного центра около 20% осужденных, эпатированных из других регионов, в первый же месяц совершили правонарушения, в том числе и побеги, воспользовавшись послаблением режима. Далее проводятся разыскные мероприятия, опять суд и возвращение обратно в исправительное учреждение своего региона.

Стоит ли говорить о том, что это также и дополнительные расходы, которые ложатся на плечи государства. Начинаешь разбираться, почему так произошло, и выясняется, что осужденный — заядлый пьяница или наркоман, он живет по принципу «украл, выпил — в тюрьму».  Как можно этого избежать? АНО «ЦРА» уже сталкивалось с подобным в конце 2017 года в ходе реализации проекта по замене реального срока заключения исправительными работами. Мы убедились в том, что некоторые из осужденных просто не были готовы к свободе. Их там никто не ждал, им незачем было работать над собой, стараться исправиться. Даже несмотря на тщательно проводимый отбор осужденных вместе со специалистами УФСИН РФ по РТ по таким критериям, как отсутствие нарушений, наличие трудоустройства, рекомендации администраций колоний, рекомендации психологов и личное собеседование, был упущен наиболее важный критерий — общение с родственниками. Выяснилось, что именно поддержка осужденного со стороны родственников на пути к исправлению играет большую роль. Хорошо, что мы вовремя распознали эту ошибку и исправили ее. И сейчас общение с родственниками осужденного является одним из основных критериев оценки. Поэтому и тут при работе с осужденными, которые претендуют на замену реального срока заключения принудительными работами, мы рекомендуем уделить особое внимание работе с родственниками. Создание специальной комиссии, в которой будут уполномоченный по правам человека в РТ, члены Общественной палаты РТ и общественно-наблюдательной комиссии, а также представители духовенства РПЦ и ДУМ РТ, было бы лучшим решением этой проблемы.

В-третьих, к принудительным работам чаще всего допускают осужденных, которые имеют относительно небольшие сроки заключения (3–5 лет). Что мы получаем на практике? Очень часто они совершают рецидивы и заезжают обратно в колонию, как в отпуск, зачастую у них «легкие» статьи: кража, хулиганство, драки. Причем почти всегда эти преступления совершаются в алкогольном или наркотическом опьянении. Что дальше? Человек получает небольшой срок, выходит, снова совершает преступление, снова скамья подсудимых, затем тюрьма. Так может продолжаться довольно долго. Был у нас один подопечный, который в сумме провел за решеткой 42 года, это был больной и озлобленный старик, который не может и не хочет работать... А с чего бы? В тюрьме его кормили, одевали, он привык быть иждивенцем. Другое дело — «тяжеловесы», люди с большими сроками (более 10 лет). Зачастую они уже давно осознали тяжесть своих преступлений, раскаялись и морально готовы к свободе. Как показывает наша статистика, люди, отсидевшие свыше 10 лет, практически не совершают рецидивов. Они уже «насиделись». Готовы жить другой, нормальной, жизнью, им просто надо дать этот шанс. Стоит ли говорить о том, что, сидя в колонии, они не платят налогов и не могут компенсировать нанесенный ими ущерб? Если таким людям дать возможность смягчить меру пресечения на принудительные работы, я уверен, они еще смогут принести пользу нашему государству и обществу.

К принудительным работам чаще всего допускают осужденных, которые имеют относительно небольшие сроки заключения (3–5 лет)

Есть еще один важный аргумент: при нарушениях режима содержания эта категория заключенных будет возвращена обратно в исправительные учреждения, уже без возможности претендовать на УДО и исправительные работы. Отличный механизм регулирования, который позволит действительно исправившимся осужденным плавно подготовиться к свободе, при этом работать, приносить пользу обществу, платить налоги и компенсировать причиненный ущерб потерпевшей стороне.

В-четвертых, существенным плюсом будет и то, что осужденные, которым назначены принудительные работы, получат рабочие специальности. Это позволит им в дальнейшем, после окончания срока их заключения, стать востребованными специалистами. Тут можно вспомнить одного из наших подопечных: отсидев свыше 18 лет, он получил возможность смягчить режим содержания на исправительные работы. Поработав около года с нами, он освоил строительную специальность. Сейчас руководит бригадой из нескольких человек, исправно платит налоги, у него большая семья, он с надеждой смотрит в будущее. Это ли не есть апробация, когда человеку дали шанс, помогли ему подготовиться к свободе и получили полноценного члена общества?!

В-пятых, средний возраст осужденных на длительные сроки заключения — мужчины от 25 до 45 лет, а ведь это самый трудоспособный возраст. Есть среди них и люди с высшим образованием, и хорошие специалисты. Многие из них однажды совершили ошибку, но это не значит, что на них нужно ставить крест. А если им дать второй шанс? Как раз сейчас, когда идет строительный бум, эта рабочая сила была бы очень востребована. Вспомним времена СССР, когда силами заключенных было построено большинство крупных промышленных и транспортных объектов страны: Байкало-Амурская магистраль (БАМ), Трансполярная магистраль, Печорская магистраль, автострады Москва – Минск, Москва – Киев, десятки ГЭС: Сталинградская (ныне Волжская), Жигулевская, Угличская, Рыбинская, Куйбышевская, Нижнетуломская, Усть-Каменогорская, Цимлянская и др. Помимо этого, силами осужденных строились города — Комсомольск-на-Амуре, Дудинка, Воркута, Ухта, Инта, Печора, подмосковная Дубна, Находка, Волжский, а также промышленные предприятия, среди которых — Норильский и Нижнетагильский металлургические комбинаты, «Североникель» на Кольском полуострове, «Амурсталь» в Хабаровском крае, «Печенганикель» под Мурманском и др.

МЫ ГОТОВЫ ОБУЧИТЬ И ТРУДОУСТРОИТЬ ОСУЖДЕННЫХ

Есть еще один момент, о котором я хотел бы сказать: в соответствии с законом, осужденные к принудительным работам трудоустраиваются самостоятельно либо по договору с предпринимателем, однако на деле далеко не каждый согласен иметь дело с работником, имеющим действующую судимость. АНО «ЦРА» имеет успешный опыт трудоустройства заключенных на предприятия города. Это значит, что мы готовы обучить и трудоустроить осужденных, которые готовы изменить свою жизнь в лучшую сторону.

АНО «ЦРА» в течение последних четырех лет выходило с инициативой в Госсовет РТ, Госдуму РФ, генеральную прокуратуру РФ и другие государственные органы с тем, чтобы внести изменения в закон о исправительных работах. В частности, мы просили:

1) увеличить максимальный срок исправительных работ с 2 до 3 лет;

2) исключить возможность, при которой освобожденный по исправительным работам нарушает условия отбывания наказания, судом возвращается обратно в места лишения свободы, но при этом практически остается безнаказанным, отбывая лишь незначительный остаток срока наказания (всего 30%). К счастью, закон о применении принудительных работ, принятый еще в далеком 2011 году, запуск которого переносили несколько раз по ряду причин, в основном из-за отсутствия финансирования, наконец-то был запущен. Закон о принудительных работах исключал недоработки, имевшиеся в законе об исправительных работах, о которых упоминалось ранее.

Это новое направление в уголовно-исполнительной системе ФСИН необходимо расширять. Актуальность и востребованность в исправительных центрах ощущается по всей стране. Во всяком случае, участки колоний-поселений при исправительных колониях перепрофилировать и использовать в качестве исправительных центров тоже проблематично. «Химия» — огромные нефтехимические комплексы (откуда и название) — была сильна тем, что выделялись  общежития для условно осужденных, они работали на различных тяжелых производствах, решалась проблема рабочей силы. В Казани было 25 спецкомендатур, а  в Нижнекамске и того больше. Сейчас ситуация в корне изменилась. А может, стоит тряхнуть стариной и обязать флагманы химической индустрии построить хотя бы по одному общежитию? За счет сокращения тюремной братии в целом по стране. Об экономической составляющей тем более никак не стоит забывать в нашей Отчизне.

Еще раз напомню, что содержание одного осужденного в среднем по РФ при огромной амплитуде затрат в разных регионах — от Сахалина до Калининграда — обходится в год в 350 тыс. рублей. Впечатляющая сумма. Это наши с вами бюджетные деньги. Да, разумеется, ставшая аксиомой в России фраза, что вор должен сидеть в тюрьме, глубоко проникла в сознание правоохранителей, но времена меняются. Может, стоит дать ей новое звучание — и в исправительном центре тоже?..

Буквально несколько слов о производстве в местах лишения свободы. Институты гражданского общества, защитники прав человека, долго и настоятельно заявляли, что подневольный труд — это грубейшее нарушение человеческого достоинства и его прав. Произошло то, что иногда случается в жизни, — с водой выплеснули и ребенка. В итоге на этапе реформирования уголовно исполнительной системы исправительно-трудовые колонии потеряли очень важное слово — «трудовые». А как исправлять человека без труда? Годами отбывая срок, заключенные не только не компенсируют государству затраты на свое содержание, но, освобождаясь, превращаются в источник повышенной опасности для общества, поскольку отвыкли зарабатывать трудом. Профилактику преступности с такими гражданами не улучшишь. Разумеется, возврата к временам, когда ГУЛАГ и УИТУ были четвертой по мощности экономикой страны, нет.

Но главная проблема — трудозанятость осужденных — остается весьма актуальной и трудноразрешимой в исправительных колониях. Необходимость модернизации производства весьма и весьма затратна. А может, и не стоит ставить перед УФСИН задачу по наращиванию серьезного производства? Оставим это столпам промышленной индустрии? В конце концов, места лишения свободы призваны исправлять человека, здесь нет противоречий с вышесказанным. Труд осужденных к принудительным работам в исправительных центрах более полезен и продуктивен во всех смыслах для страны, общества и самого осужденного.

0

4

ИЦ-1 Казань видео новости
В Казани открыли исправительный центр на 200 заключенных – первый поселенец осужден за побои и работает на автомойке

Исправительный центр №1 УФСИН РФ по РТ на 200 осужденных к принудительным работам открылся сегодня в Казани. Торжественную красную ленту перед входом в дежурную часть центра разрезали помощник премьер-министра РТ по правоохранительной и административной деятельности Дауфит Хамадишин и уполномоченный по правам человека в РТ Сария Сабурская.

Центр может содержать 150 мужчин и 50 женщин. Такой вид наказания — альтернатива лишению свободы, если человек впервые совершает тяжкое преступление или за преступления небольшой и средней тяжести.

Центр будет принимать не только татарстанских осужденных, но и жителей Ульяновской области и Республики Чувашия. На момент открытия здесь проживает всего один человек — 20-летний Евгений Плотников из Чувашии. Его осудили по ст. 116 УК РФ («Побои») и приговорили к 3 месяцам принудительных работ. Молодой человек отрабатывает срок, трудясь на автомойке.

На данный момент заключены договоры с 23 предприятиями, которые готовы принять на работу поселенцев исправительного центра.

С 1 января 2017 года ФСИН России приступила к исполнению нового вида наказания — принудительным работам. Это первый исправительный центр в республике, таких по стране всего 10. Как сообщали ранее, новый центр находится на месте ликвидированной Казанской воспитательной колонии, жители которой в 2015 году были этапированы в Пермь. Приговоренные будут жить в общежитиях и работать на близлежащих предприятиях. Выбрать работу по желанию невозможно — лишь относительно образования и возраста заключенного.

0

5

Отбывающий ИТР в исправительном центре номер один  ( ИЦ-1 ) Казань Татарстан

Вчера отрубили свет, говорят еще два дня точно не будет. Это как так вообще?

Люди там готовят себе сами, на чем и как они должны готовить себе? А помыться без света как?

Платят там меньше минималки, питаться где-то в столовой или в кафе люди себе позволить не могут!

Вроде Татарстан, вроде цивилизация. Должна быть, кажется. А, нет, каменный век!!!

Верните людям электричество, элементарные удобства!!!

0

6

Представители Общественной наблюдательной комиссии Республики Татарстан проверили исправительный центр №1 в Казани
16.12.2019

Председатель региональный Общественной наблюдательной комиссии Азат Гайнутдинов и его коллега по правозащитной деятельности Ильнур Сатдинов совместно с начальником отдела по контролю за исполнением наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества УФСИН России по Республике Татарстан Айратом Хабибуллиным постелили исправительный центр №1 в Казани.

В рамках визита делегация совершила обход учреждения и провела прием осужденных по личным вопросам. В ходе приема всем обратившимся осужденным были даны соответствующие разъяснения и рекомендации.

Пресс-служба УФСИН России по Республике Татарстан

0

7

02.10.2018 08:56 Дарья Ходик

Получают зарплату, о побеге не думают. Как живут осужденные в исправцентрах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Татарстан 10/10/2018

Альтернативное лишению свободы наказание – принудительные работы – появилось в России в 2017 году. А в 2018 в Татарстане открылся один из первых в стране исправительных центров. Бывшие заключенные живут здесь, а в Казань ездят на работу. В общем, приучаются к нормальной жизни. Как выглядит исправцентр, рассказывает «АиФ-Казань».

Надзор без строгого режима

Казанский исправительный центр был открыт в апреле этого года на базе бывшей Казанской воспитательной колонии. Малолетних преступников в 2015 году отправили в Пермь и до недавнего времени здание колонии было законсервировано.

Располагается центр на улице Тэцевской и рассчитан на 200 человек – 150 мужчин и 50 женщин. В женском общежитии пока проживает одна женщина, в мужском – 17 человек.

В отличие от исправительных работ, когда осужденные могут жить дома и работать, принудительные работы предусматривают проживание осужденного на территории исправительного центра.

«Здесь нет пропускного режима, как в колонии, нет видеокамер в комнатах, только в общем коридоре. Осужденным не запрещено иметь сотовые телефоны, хотя некоторые из них до сих пор дергаются при виде дежурного – сила привычки, - рассказывает врио начальника казанского исправцентра Дмитрий Денисов. –  Мы осуществляем только надзор за осужденными».

Распорядок дня в исправцентре такой: подъем в 6 утра, завтрак и «убытие» к месту работы. На работу обитатели исправцентра ездят самостоятельно. Они сами покупают себе еду, готовят и даже оплачивают ЖКУ.

«Домой» они должны вернуться не позднее 19.30, такое время было выбрано с учетом удаленного местонахождения исправцентра, ведь тут даже общественный транспорт не ходит - приходится идти до ближайшей остановки пешком около 15-20 минут, а потом ехать на автобусе через весь город. И это еще хорошие условия - некоторые исправцентры России расположены в лесу. При этом некоторые обитатели центра ездят на работу на собственном автомобиле. Это не запрещено.

Трудоустройством осужденных занимается исправцентр. Кто-то работает на находящейся неподалеку лесопилке, другие заняты изготовлением пластиковых окон и валенков. После работы они ужинают, отдыхают и ложатся спать в 9 часов вечера.

«Возможно и самостоятельное трудоустройство, главное, чтобы осуждённый заключил трудовой договор и получал зарплату не ниже МРОТ (11 163 рубля), - поясняет Дмитрий Сергеевич.

Рецидивистам вход заказан

Попасть на принудительные работы могут люди, имеющие первую судимость и осужденные за преступления легкой и средней тяжести, а также тяжкие преступления на срок не более пяти лет (и не менее 6 месяцев). Это угон, кражи, неуплата алиментов, разбой, убийство, хранение наркотиков и другие.

Большинство обитателей казанского исправцентра получили срок за кражи, хранение наркотиков, разбой и часть срока отсидели в колонии строгого режима. Исправцентр в Татарстане принимает у себя осужденных из трех соседних регионов – Марий Эл, Чувашии и Мордовии.

«Для тех, кто прибыл сюда из колонии строгого режима, здесь просто рай, - рассказывает Дмитрий Денисов. - Выходные дни они могут проводить за пределами центра. Наша задача – адаптировать их к жизни в обществе. У нас нет цели закрыть их здесь, мы занимаемся социальной адаптацией. Чтобы человек, отсидев в колонии, мог трудиться и самостоятельно заработать себе на жизнь. Многие приезжают из регионов, где нет работы, и большинству нравится, проблем с трудоустройством нет. Некоторые даже открывают в себе новые таланты».

На принудительные работы бывшие заключенные прибывают самостоятельно. Если денег и одежды нет, на месте их снабжают всем необходимым. До первой зарплаты. Деньги поступают на счет исправцентра, тот делает вычеты за ЖКУ, алименты и другие отчисления, которые установлены судом (они могут составлять от 5 до 25% от зарплаты), остальное выдают осуждённым.

При добросовестном отношении к труду, отсутствии административных правонарушений, примерном поведении и отбытии трети срока обитателю исправцентра по решению начальника могут разрешить проживать в своей квартире с семьей. И это еще один стимул для них.

Сбежать отсюда никто не пробовал, да и куда бежать? Закоренелых преступников, которые могут совершить новое преступление, сюда не отправят, уверяют в УФСИН по РТ.

«Прежде чем направить осужденного сюда, с ним проводят комплекс мероприятий, - объясняет Денисов. -  Он должен добросовестно относиться к труду, заниматься в колонии общественной деятельностью. Сюда попадают граждане, не искалеченные тюремной субкультурой. Крупных инцидентов за время работы центра не было, только замечания воспитательного характера – поддержание порядка и чистоты».

«У себя в Чувашии дел натворил (осужден за кражу – Прим.авт), - говорит Евгений. - Суд направил в Казань на принудительные работы. Работаю на лесопилке, работа мне нравится, пригодится в жизни. Возможно, и зарплату повысят, все от меня зависит – как себя покажу. Так-то я почти получил средне-специальное образование, отчислился на четвертом курсе из-за этой истории. Хочу быть автомехаником. Здесь мне осталось провести еще полтора года».

Условия жизни в исправцентре вполне приемлемые, хотя и не санаторий (граждане должны понимать, что не домой попали). Комнаты на несколько человек. Есть туалет и душ, банно-прачечный комплекс со стиральной машиной, сушилка, комната для хранения вещей. Единственное, что напоминает тюрьму – двухъярусные кровати и то только в мужском общежитии. Правда, на «втором этаже» никто не спит. В общежитии есть кухня и мягкий уголок со столом.

Раз в неделю осужденные занимаются благоустройством территории исправцентра – поливом, стрижкой газонов. Ради эксперимента в этом году посадили картошку и даже собрали первый урожай.

Для будущих «постояльцев» сотрудники уже подыскали работу – заключено 75 соглашений с предприятиями, которые готовы трудоустроить осужденных. Осталось найти желающих на такую работу. Вот только пока суды неохотно используют альтернативные виды наказания. Даже татарстанские. Между тем, вопрос ресоциализации осужденных стоит в России весьма остро: в колонии возвращается около 54% ранее осужденных, многие - потому что не могут найти себя в обычной жизни и устроиться на работу.

«Нужно больше альтернативных лишению свободы наказаний. Тюрьма никого лучше не делает. В тюрьме должны сидеть лишь отпетые преступники и рецидивисты, - считает помощник начальника УФСИН по РТ Рафаиль Давлеев. – К сожалению, у наших судов пока действует инерционное мышление. Надо активнее применять и альтернативные меры пресечения – шире использовать домашний арест, а то люди годами в изоляторах сидят! К сожалению, в РФ до сих пор не принят закон о ресоциализации осужденных. В местах заключения находятся 580 тысяч человек. Они освобождаются и им очень тяжело устроиться на работу. Какую-то часть из них мы толкаем на новые преступления. На Западе давно работают службы пробации. Это не вопрос гуманизма, просто они просчитали, что дешевле найти работу бывшему заключенному, чем кормить его за решеткой. Только вдумайтесь: содержание одного человека в колонии обходится стране в 350 000 рублей в год».

Из истории вопроса

Меры наказания, похожие на принудительные работы, существовали в СССР с 60-х по 80-е годы. Осужденные были заняты на стройках народного хозяйства – преимущественно крупных химических предприятий, так называемой «химии». На эти стройки попадали условно осужденные и условно освобожденные. Благодаря этим «химикам» на 90% построен Нижнекамск, о чем сейчас не очень любят вспоминать. Надзирали за ними спецкомендатуры. Порой «условникам» приходилось работать на такой работе, куда обычные люди не шли – на кирпичном заводе, где в помещении температура порой достигала +80 градусов, вспоминает Рафаиль Давлеев. «Хорошие условники» после отбытия половины срока получали право жить дома с семьей. При МВД в 70-80-е годы работал отдел, курировавший инспекции исправительных работ и трудоустройства. Сейчас таких служб нет.

И кнутом, и пряником

Азат Гайнутдинов, руководитель центра ресоциализации заключённых, бывший осуждённый:

«Я за то, чтобы люди работали, потому что, когда они, годами не работают, отбывая наказание, они деградируют.  Я предлагаю применять исправительные работы для тех, кто совершил преступление в алкогольном опьянении (таких большинство). Зачем их держать в колонии? Если человек провёл в колонии две трети срока, работал, приносил пользу, то меру наказания ему можно смягчить на исправительные работы. А сейчас при отбытии двух третей срока можно выйти условно-досрочно, поэтому стимула работать в исправцентрах нет. Если, находясь на принудительных работах, человек «нахулиганил», заново отправлять в колонию. Пусть отбывает один к одному. А сейчас он возвращается и отбывает только треть срока. Получается, в отпуск сходил?

Колонии должны сами себя обеспечивать, а то мы заключённых лучше, чем президента, охраняем, трижды в день кормим, одеваем. Представьте, сколько можно было бы сэкономить! Вот где резервы для бюджета! Исправцентрами и ресоциализацией должны заниматься не государственные, общественные организации, которые работают не от звонка до звонка, а по зову сердца. Тогда и результат будет».

Мнение эксперта

Казанский адвокат, правозащитник Ирина Хрунова:

«Действительно, законодательные основы для назначения альтернативных мер наказания созданы. На протяжении последних нескольких лет при определении меры пресечения судом мы говорим обо всех мерах пресечений - домашнем аресте, залоге, запрете совершать определённые действия, однако суды активно пользуются одной - заключением под стражу. Очевидно, что суды очень тяжело идут на изменения. То же самое мы видим при назначении меры наказания. Закон предусматривает множество способов, однако суды топчутся вокруг одного и того же - реального лишения свободы и условного. Должна появиться определённая практика назначения иных мер наказания, такие приговоры должны устоять и исполняться. И чем больше их будет, тем лучше. Это может занять несколько лет».

0


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » ФСИН России, ФСИН по республике Татарстан » ФКУ ИЦ-1 УФСИН России по Республике Татарстан Казань